СУДЕБНОЕ СОГЛАШЕНИЕ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ: АВТОРСКАЯ МОДЕЛЬ

О.Н.Тисен

В статье обосновывается необходимость внедрения в российский уголовный процесс авторской модели судебного соглашения о сотрудничестве с прокурором, призванной способствовать реализации назначения уголовного судопроизводства.

судебное соглашение о сотрудничестве, раскрытие преступлений, особые процедуры в уголовном процессе.

 

Соглашения между сторонами обвинения и защиты де-факто существовали в уголовном судопроизводстве на протяжении всей его истории. В России сделка между прокурором и обвиняемым впервые получила законодательное закрепление лишь в 2009 году, когда Федеральным законом от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в отечественное уголовное судопроизводство был внедрен институт досудебного соглашения о сотрудничестве. Однако на практике сторона обвинения всегда использовала активное содействие обвиняемого в расследовании преступлений, предоставляя ему различные преимущества в обмен на ценную для достижения целей уголовного судопроизводства информацию.

Институт досудебного соглашения о сотрудничестве, безусловно, является эффективным инструментом раскрытия преступлений и способствует изобличению опасных преступников. За время применения главы 40.1 УПК РФ российскими правоохранителями институт досудебного соглашения о сотрудничестве доказал свою эффективность. Однако необходимость использования сотрудничества одного из соучастников преступления в изобличении всех причастных к нему лиц возникает не только на досудебном этапе уголовного судопроизводства, но и в период судебного следствия.

Автору настоящей работы, поддержавшему за период службы в органах прокуратуры государственное обвинение по более чем 1500 уголовным делам, не раз приходилось искать дополнительные доказательства в случае наличия бесспорного внутреннего убеждения в виновности подсудимых в инкриминируемых деяниях.

В практике встречаются случаи, когда по различным причинам к моменту окончания судебного следствия у государственного обвинителя отсутствуют аргументы, неоспоримо свидетельствующие о виновности одного из подсудимых в совершении преступления. Несомненно, признательные показания одного из соучастников преступления о роли каждого из участвовавших в его совершении играют неоценимую роль. Однако обвиняемые, отказывавшиеся от сотрудничества с правоохранительными органами с момента начала уголовного преследования, не имеют законодательно закрепленного стимула, способного изменить позицию на завершающем этапе уголовного судопроизводства.

В судебной практике встречаются факты вынесения обвинительных приговоров на основании доказательств, представленных в период судебного следствия. Бесспорно, изобличающие остальных соучастников преступления показания одного из подсудимых занимают центральное место среди остальных доказательств. Ведь, как верно отметил Л.Е. Владимиров: «Нет лучшего свидетеля, чем тот, кто сам совершил преступление» <1>. Точные, правдивые, согласующиеся с другими доказательствами признательные показания одного из подсудимых оказывают наибольшее влияние на внутреннее убеждение судьи при принятии окончательного решения в совещательной комнате. В этой связи в критической ситуации государственные обвинители вынуждены прибегать к негласному соглашению с одним из подсудимых в обмен на смягчение позиции относительно квалификации преступления и возможной меры наказания.

———————————

<1> См.: Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. М.: Автограф, 2000. С. 163.

 

В настоящее время сотрудничество со стороной обвинения на этапе судебного следствия не гарантирует подсудимому снижение возможной меры ответственности за содеянное. Безусловно, суд может учесть при назначении наказания изобличение соучастников преступления в качестве смягчающего обстоятельства. Однако, в отличие от обязательных правил назначения наказания субъектам досудебного соглашения о сотрудничестве не свыше половины от максимального размера санкции, изъявившие желание сотрудничать с прокурором на этапе судебного следствия не получают никаких гарантий смягчения уголовной кары, что, безусловно, оказывает негативное влияние на принятие подсудимыми решения об изменении ранее избранной позиции по делу.

В 2013 — 2014 гг. автору настоящей работы было поручено поддержание государственного обвинения по уголовному делу в отношении членов организованной преступной группы, занимающихся незаконным приобретением права собственности на принадлежащие государству и физическим лицам недвижимое имущество и их последующей реализацией потерпевшим. По истечении года судебных разбирательств, после признания судом ряда улик недопустимыми, доказательств виновности в преступлении сотрудника Росреестра, осуществлявшего государственную регистрацию права собственности на основании заведомо поддельных документов за денежное вознаграждение, почти не осталось. В результате установления психологического контакта удалось изменить позицию по делу одного из активных участников ОПГ, находящегося под стражей. Подсудимый, ранее в течение двух лет отказывавшийся от дачи показаний, не только изобличил соучастников преступления в ходе допроса, но и с помощью родственников полностью возместил причиненный потерпевшим ущерб в размере нескольких миллионов рублей. Несмотря на это, суд назначил активно сотрудничавшему со стороной обвинения в ходе судебного разбирательства подсудимому более суровое наказание, чем просил гособвинитель в прениях. При этом несмотря на то, что указанный подсудимый возместил причиненный действиями всех соучастников преступления ущерб, был единственным содержащимся под стражей по уголовному делу и раскаялся в содеянном, суд назначил ему наказание в виде длительного срока лишения свободы, применив в отношении остальных подельников положения ст. 73 УК РФ. Назначение столь сурового наказания признавшему в ходе судебного заседания свою вину лицу, активно сотрудничавшему со стороной обвинения и полностью загладившему причиненный преступлением вред, не только несправедливо, но и способно подорвать доверие как к суду, так и к органам прокуратуры. Такие случаи, бесспорно, оказывают негативное влияние на желание подсудимых сотрудничать со стороной обвинения в ходе судебного разбирательства. По внесенному нами апелляционному представлению приговор суда был изменен, а наказание активно сотрудничавшему в ходе судебного разбирательства со стороной обвинения лицу было существенно снижено. Остальные осужденные, приговоренные ранее к условной мере наказания, были взяты под стражу в зале суда <2>.

———————————

<2> См.: Уголовное дело N 66/13-2013 по обвинению П., Г., С., К., М. в совершении 37 эпизодов преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ // Действующий архив Ленинского районного суда г. Оренбурга за 2014 г.

 

В этой связи российскому уголовному судопроизводству необходимо законодательное закрепление института судебного соглашения о сотрудничестве между прокурором и подсудимым. Предлагаемая нами процедура призвана способствовать реализации назначения уголовного судопроизводства и принципа неотвратимости наказания. При этом на судебном этапе уголовного судопроизводства создаются максимальные гарантии для реализации права на защиту, что исключает вероятность давления на подсудимого при реализации соглашения с прокурором.

Предлагаем закрепить в уголовно-процессуальном законодательстве процедуру заключения судебного соглашения о сотрудничестве на этапе рассмотрения уголовного дела судом, а также гарантии снижения максимального размера санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ подсудимому, исполнившему взятые на себя обязательства в рамках заключенного ранее судебного соглашения.

Судебное соглашение о сотрудничестве — это соглашение между государственным обвинителем, прокурором, утвердившим обвинительное заключение (акт), подсудимым и его защитником, согласно которому подсудимый обязуется давать показания, направленные на изобличение соучастников преступления, розыск добытого преступным путем имущества при рассмотрении уголовного дела судом первой и последующих инстанций при условии смягчения ответственности за содеянное в пределах, установленных уголовным законодательством Российской Федерации.

Поскольку в России действует трехзвенная система обжалования судебных решений, предусматривающая возможность полного пересмотра состоявшегося судебного постановления во второй инстанции, полагаем целесообразным распространить возможность заключения судебного соглашения как на этап рассмотрения уголовного дела судом по существу в первой инстанции, так и на апелляцию. Ведь анализ судебной практики показывает, что порою в апелляции благодаря представлению суду новых доказательств сторонам удается доказать как виновность, так и невиновность осужденных и оправданных, что приводит к постановлению судом второй инстанции новых приговоров при отмене предыдущих.

Судебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено с момента назначения судебного разбирательства до окончания судебного следствия в судах первой и апелляционной инстанций по делам о преступлениях, совершенных в соучастии, независимо от их категории. Поскольку сложности при установлении подлежащих доказыванию обстоятельств могут возникнуть при рассмотрении уголовных дел всех категорий, полагаем целесообразным не ограничивать действие института судебного соглашения о сотрудничестве рамками определенных составов.

Разъяснение права на заявление ходатайства о заключении судебного соглашения о сотрудничестве должно осуществляться судьей при выполнении требований, предусмотренных ст. 267 УПК РФ. Это не нарушит принципа состязательности сторон, поскольку суд лишь разъяснит подсудимому предусмотренную законом возможность, способствуя тем самым реализации права на защиту.

Ходатайство о заключении судебного соглашения о сотрудничестве подается подсудимым (осужденным) в письменном виде после консультации с защитником на имя лица, утвердившего обвинительное заключение (акт), либо вышестоящего прокурора (в случае перемещения по службе прокурора, утвердившего обвинительное заключение, либо его нахождения в служебной командировке, отпуске, увольнения со службы). Ходатайство подписывается защитником подсудимого или осужденного и их законным представителем.

Полагаем, что заключение судебного соглашения о сотрудничестве с несовершеннолетним, при соблюдении всех предусмотренных главой 50 УПК РФ гарантий, не только не нарушит его прав, но и позволит подростку выйти из сложившейся ситуации с наименьшими уголовно-правовыми последствиями. В этой связи считаем целесообразным распространить действие института судебного соглашения о сотрудничестве на несовершеннолетних подсудимых и осужденных.

В ходатайстве подсудимый или осужденный указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия в изобличении других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.

Полагаем, что решение о целесообразности заключения судебного соглашения о сотрудничестве должно приниматься прокурором, утвердившим обвинительное заключение, на основании рапорта государственного обвинителя, принимающего участие в рассмотрении уголовного дела судом первой или апелляционной инстанции.

Получив указанное ходатайство, прокурор, утвердивший обвинительное заключение, после изучения рапорта государственного обвинителя о целесообразности заключения судебного соглашения о сотрудничестве, в течение трех суток с момента его поступления выносит постановление об удовлетворении или отказе в удовлетворении ходатайства о заключении судебного соглашения о сотрудничестве с подсудимым или осужденным.

Постановление прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении судебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано государственным обвинителем, подсудимым, осужденным или его защитником и законным представителем вышестоящему прокурору. Поскольку заключение судебного соглашения о сотрудничестве — право, а не обязанность прокурора, полагаем нецелесообразным закрепление в законе возможности обжалования постановления об отказе в удовлетворении ходатайства в судебном порядке.

Приняв постановление об удовлетворении ходатайства о заключении судебного соглашения о сотрудничестве, прокурор приглашает государственного обвинителя, подсудимого или осужденного, его защитника и законного представителя и с их участием составляет судебное соглашение о сотрудничестве.

В судебном соглашении о сотрудничестве должны быть указаны:

1) дата и место его составления;

2) должностное лицо органа прокуратуры, заключающее соглашение от имени стороны обвинения;

3) фамилия, имя и отчество подсудимого или осужденного, заключающего соглашение со стороны защиты, дата и место его рождения;

4) описание преступления, в котором обвиняется подсудимый, либо деяния, в котором признан виновным осужденный судом первой инстанции, с указанием времени, места его совершения, а также других обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п. п. 1 — 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ;

5) пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой обвиняется подсудимый; наказание, назначенное осужденному приговором суда первой инстанции;

6) действия, которые подсудимый или осужденный обязуется совершить при выполнении им обязательств, указанных в судебном соглашении о сотрудничестве;

7) смягчающие обстоятельства и нормы уголовного законодательства, которые могут быть применены в отношении подсудимого или осужденного при соблюдении последним условий и выполнении обязательств, указанных в судебном соглашении о сотрудничестве.

Судебное соглашение о сотрудничестве было заключено добровольно и при участии защитника.

Судебное соглашение о сотрудничестве подписывается прокурором, государственным обвинителем, подсудимым или осужденным, его защитником и законным представителем.

Основанием для применения в отношении лица, заключившего судебное соглашение о сотрудничестве, норм Уголовного кодекса Российской Федерации, смягчающих наказание исполнившим его условия подсудимым и осужденным, является подтверждение государственным обвинителем активного содействия изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления, высказанное в судебных прениях.

При этом суд должен удостовериться в том, что судебное соглашение о сотрудничестве заключено добровольно и при участии защитника, а предусмотренные его текстом обязательства выполнены подсудимым в полном объеме в ходе судебного разбирательства. Если суд установит, что эти условия не соблюдены, то он принимает решение о назначении наказания без применения специальной нормы в отношении лиц, исполнивших условия судебного соглашения о сотрудничестве.

Институт судебного соглашения о сотрудничестве не может применяться, если содействие подсудимого или осужденного стороне обвинения заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности.

Судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено судебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в порядке, установленном главами 35 — 39, 45.1 УПК РФ.

Поскольку исполнение взятых подсудимым в рамках судебного соглашения обязательств фактически проводится в рамках судебного заседания, реализация норм предлагаемого уголовно-процессуального института не требует изменения общей процедуры судопроизводства. При этом суд сможет оценить правдивость сообщенных подсудимым сведений на основании иных исследованных в судебном заседании доказательств, положив их в основу итогового судебного решения либо опровергнув установленными фактами. Таким образом, суд, проводя судебное разбирательство на основе принципа непосредственности, имеет реальную возможность убедиться в достоверности сообщенных субъектом судебного соглашения о сотрудничестве сведений, что сводит вероятность возможных злоупотреблений к минимуму.

Удостоверившись, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним судебным соглашением о сотрудничестве, суд выносит судебное решение и с учетом положений ч. ч. 2, 4 ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации назначает подсудимому наказание (в предлагаемой нами редакции). По усмотрению суда подсудимому, исполнившему условия заключенного с ним судебного соглашения о сотрудничестве, с учетом положений ст. ст. 64, 73 и 80.1 УК РФ могут быть назначены более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, условное осуждение или он может быть освобожден от отбывания наказания.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, помимо прочего, выводы суда о соблюдении подсудимым условий и выполнении обязательств, предусмотренных заключенным с ним судебным соглашением о сотрудничестве.

Поскольку судопроизводство в отношении субъекта судебного соглашения о сотрудничестве проводится в общем порядке, без каких-либо изъятий, предусмотренных главами 35 — 39, 45.1 УПК РФ, обжалование состоявшегося судебного решения должно производиться согласно нормам глав 45.1, 47.1, 48.1 УПК РФ.

Полагаем, что предлагаемый нами институт судебного соглашения о сотрудничестве будет способствовать реализации назначения уголовного судопроизводства, предусмотренного в ст. 6 УПК РФ.

 

Список использованной литературы

1. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. М.: Автограф, 2000. С. 163.

«Российская юстиция», 2016, N 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code