Постановление ЕСПЧ от 30.01.2014 «Дело «Микиева и другие (Mikiyeva and Others) против Российской Федерации» (жалобы N 61536/08, 6647/09, 6659/09, 63535/10 и 15695/11) Часть 4

1   2   3   4

  1. Выводы

 

  1. Европейский Суд полагает, что по всем делам, по которым постановления были вынесены ранее, родственники заявителей были похищены вооруженными людьми, одетыми в камуфляжную форму и действующими способом, свидетельствующим о проведении спецоперации. Их поведение и внешний вид, возможность свободно проезжать через блокпосты и блокировать районы с использованием транспортных средств заставляют Европейский Суд прийти к выводу, что, по всей вероятности, они могли являться только федеральными военнослужащими. Утверждения заявителей были подтверждены свидетельскими показаниями, которые были собраны либо ими самими, либо в ходе расследования на внутригосударственном уровне. В своих обращениях к властям заявители настаивали, что их родственники были похищены представителями государства. Внутригосударственное расследование признало как факт версии событий в изложении заявителей и предприняло меры, чтобы установить, участвовали ли военнослужащие в похищениях.
  2. В целом факты по всем жалобам содержат достаточные доказательства, которые позволяют Европейскому Суду сделать вывод о том, что проводилась спецоперация, и, таким образом, об исключительном контроле государства над задержанными (см. среди других дел упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Аслаханова и другие против Российской Федерации», § 114). Доводы властей Российской Федерации противоречили доказательствам, находящимся на рассмотрении Европейского Суда, и являлись недостаточными для того, чтобы освободить власти от бремени доказывания, которое возлагается на них в таких случаях.
  3. Задержание при обстоятельствах, угрожающих жизням Исы Микиева, Артура Ибрагимова, Рамзана Шаипова, Зелимхана Батариева и Мансура Есуева, а также отсутствие каких-либо известий о них в течение длительного срока заставляют Европейский Суд прийти к выводу, что они могут считаться умершими.

 

  1. Предполагаемое нарушение статьи 2 Конвенции

 

  1. Заявители жаловались, ссылаясь на статью 2 Конвенции, что их родственники исчезли после того, как их задержали представители государства, и что внутригосударственные власти в связи с этим не провели эффективного расследования. Статья 2 Конвенции гласит следующее:

«1. Право каждого на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во время исполнения смертного приговора, вынесенного судом за совершенное преступление, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

  1. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(a) для защиты любого лица от противоправного насилия;

(b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

(c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа».

 

  1. Доводы сторон

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали, с одной стороны, что статья 2 Конвенции неприменима к жалобам заявителей, касающимся исчезновения их родственников, и что их жалобы в этой части должны быть рассмотрены в соответствии со статьей 5 Конвенции. В подтверждение этого они ссылались на дело «Курт против Турции» (Kurt v. Turkey) (Постановление Европейского Суда от 25 мая 1998 г., Reports of Judgments and Decisions 1998-III, §§ 101 — 109). С другой стороны, власти Российской Федерации утверждали, что жалобы должны быть отклонены как явно необоснованные, поскольку заявители не обосновали свои заявления в Европейском Суде. Кроме того, власти Российской Федерации утверждали, что расследования на внутригосударственном уровне не получили каких-либо доказательств того, что родственники заявителей находились под контролем государства или что они мертвы. Они также отметили, что только тот факт, что проведенные следственные мероприятия не дали ощутимых результатов или дали лишь незначительные результаты, не означал, что имели место упущения со стороны следственных органов. Власти Российской Федерации утверждали, что были предприняты все необходимые меры для соблюдения обязательства по проведению эффективного расследования.
  2. Заявители настаивали на своих жалобах.

 

  1. Мнение Европейского Суда
  1. Приемлемость жалобы

 

  1. В свете доводов сторон Европейский Суд считает, что жалобы затрагивают серьезные вопросы фактов и права, подпадающие под действие Конвенции, для решения которых необходимо рассмотрение дела по существу. Европейский Суд также принимает решение одновременно рассмотреть вопрос о приемлемости жалобы на нарушение статьи 2 Конвенции и по существу (см. Постановление Европейского Суда по делу «Хадаева и другие против Российской Федерации» (Khadayeva and Others v. Russia) от 12 марта 2009 г., жалоба N 5351/04 <1>, § 114). Следовательно, жалобы в соответствии со статьей 2 Конвенции должны быть признаны приемлемыми для рассмотрения по существу.

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 7/2012.

 

  1. Существо жалобы

 

(a) Предполагаемое нарушение права родственников заявителей на жизнь

  1. Прежде всего Европейский Суд отмечает, что сторонами не оспаривался тот факт, что местонахождение родственников заявителей оставалось неизвестным в течение времени от четырех с половиной лет до девяти лет с момента событий и до подачи жалоб в Европейский Суд. Как утверждают власти Российской Федерации, возникает вопрос: применима ли статья 2 Конвенции к рассматриваемым ситуациям заявителей?
  2. Европейский Суд ранее постановил, что статья 5 Конвенции налагает на государство обязательство отчитываться о местонахождении любого лица, взятого под стражу, которое, таким образом, находится под контролем властей (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Курт против Турции», § 124). Вопрос о том, может ли отказ со стороны властей предоставить убедительное объяснение относительно судьбы задержанного, при отсутствии тела, а также поставить вопрос о нарушении статьи 2 Конвенции, будет зависеть от всех обстоятельств дела и, в частности, от наличия соответствующих косвенных доказательств, основанных на особых доказательствах, из которых можно сделать вывод в соответствии с необходимым стандартом доказывания, что задержанный должен считаться умершим во время нахождения под стражей (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Чакыджы против Турции» (v. Turkey), жалоба N 23657/94, ECHR 1999-IV, § 85, и Постановление Европейского Суда по делу «Эртак против Турции» (Ertak v. Turkey), жалоба N 20764/92, ECHR 2000-V, § 131).
  3. В связи с этим Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации отрицали тот факт, что родственники заявителей были задержаны представителями государства или находились под контролем властей после похищения. Поэтому довод властей Российской Федерации, касающийся применимости статьи 5 Конвенции вместо статьи 2 Конвенции, является необоснованным. Однако оставляя в стороне противоречивый характер позиции властей Российской Федерации по этому вопросу и предполагая, что похищенные родственники находились под контролем представителей государства после похищения, период времени, который прошел с момента заключения под стражу, хотя и не определяющий сам по себе, является важным фактором, который следует принять во внимание. Необходимо признать, что чем больше времени проходит при отсутствии каких-либо известий о задержанном, тем больше вероятность того, что он или она умерли. В этом отношении Европейский Суд считает, что такая ситуация ставит вопросы, которые выходят за рамки простого необоснованного задержания в нарушение статьи 5 Конвенции. Подобное толкование соответствует эффективной защите права на жизнь, предусмотренного статьей 2 Конвенции, которая является одним из основополагающих положений Конвенции (см. среди других дел упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Чакыджы против Турции», § 86, и Постановление Европейского Суда по делу «Тимурташ против Турции» (v. Turkey), жалоба N 23531/94, ECHR 2000-VI, § 83). Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что статья 2 Конвенции применима и что возражение властей Российской Федерации по этому вопросу должно быть отклонено.
  4. На основании изложенного и учитывая, что ранее он уже приходил к заключению, что во всех рассматриваемых жалобах, в которых родственники заявителей могут считаться погибшими после их непризнанного задержания представителями государства, Европейский Суд считает, при отсутствии какого-либо обоснования со стороны властей Российской Федерации, что ответственность за смерть родственников заявителей несут власти Российской Федерации и что имело место нарушение материальной составляющей статьи 2 Конвенции в отношении Исы Микиева, Артура Ибрагимова, Рамзана Шаипова, Зелимхана Батариева и Мансура Есуева.

(b) Предполагаемый ненадлежащий характер расследований похищений

  1. Европейский Суд уже установил что уголовное расследование не является эффективным средством правовой защиты в отношении исчезновений, которые произошли на территории Чеченской Республики с 1999 по 2006 год, и что такая ситуация является системной проблемой в терминах Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Аслаханова и другие против Российской Федерации», § 217). В рассматриваемых делах, как и во многих аналогичных делах, рассмотренных ранее Европейским Судом, расследования велись в течение многих лет без каких-либо ощутимых результатов относительно установления личностей виновных или судьбы пропавших без вести родственников заявителей. Хотя обязательство эффективного расследования является обязательством использования определенных средств, а не достижения какого-либо результата, Европейский Суд отмечает, что расследование по каждому из дел имеет комплекс тех же недостатков, которые перечислены в Постановлении Европейского Суда по делу «Аслаханова и другие против Российской Федерации» (упоминавшееся выше, §§ 123 — 125).
  2. Учитывая изложенное, Европейский Суд считает, что власти не провели эффективных уголовных расследований по обстоятельствам исчезновений и смертей Исы Микиева, Артура Ибрагимова, Рамзана Шаипова, Зелимхана Батариева и Мансура Есуева. Следовательно, имеет место нарушение процессуальной составляющей статьи 2 Конвенции.

 

  1. Предполагаемое нарушение статей 3, 5 и 13 Конвенции

 

  1. Заявители жаловались на нарушение статей 3 и 5 Конвенции в связи с нравственными страданиями, причиненными им исчезновением их родственников и их незаконным заключением под стражу. Заявители также утверждали, что в нарушение статьи 13 Конвенции они не имели внутригосударственных доступных средств правовой защиты в отношении заявленных нарушений, в частности, касающихся статей 2 и 3 Конвенции. В соответствующих частях этих статей Конвенции говорится следующее:

«Статья 3

Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному и унижающему достоинство обращению или наказанию…

Статья 5

Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы, иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

… (c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения…

  1. Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение.
  2. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом «c» пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или другому должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.
  3. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.
  4. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию…

Статья 13

Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

 

  1. Доводы сторон

 

  1. Власти Российской Федерации оспаривали доводы заявителей.
  2. Заявители настаивали на своих жалобах.

 

  1. Мнение Европейского Суда
  1. Приемлемость жалоб

 

  1. Европейский Суд отмечает, что настоящие жалобы не являются явно необоснованными по смыслу подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд также отмечает, что они не являются неприемлемыми и по другим основаниям. Следовательно, они должны быть признаны приемлемыми для рассмотрения по существу.

 

  1. Существо жалоб

 

  1. Европейский Суд по многим делам приходил к выводу о том, что в ситуации насильственного исчезновения близкие родственники могут быть признаны жертвами нарушения статьи 3 Конвенции. Суть подобных нарушений заключается не столько в самом факте «исчезновения» члена семьи, но в большей степени в том, какова реакция и позиция властей на ситуацию, когда она доводится до их сведения (см. Постановление Европейского Суда по делу «Орхан против Турции» (Orhan v. Turkey) от 18 июня 2002 г., жалоба N 25656/94, § 358, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Имакаева против Российской Федерации», § 164). Если известию о смерти пропавшего без вести лица предшествовал достаточно длительный период времени, когда он или она считались исчезнувшими, то существует определенный период, в течение которого заявитель страдал от неопределенности, тревоги и стресса, характерных для особого феномена исчезновений (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Лулуев и другие против Российской Федерации», § 115).
  2. Равным образом Европейский Суд установил по многим делам, что задержание, которое впоследствии не было признано, является полным игнорированием гарантий, содержащихся в статье 5 Конвенции, и свидетельствует об особо серьезном нарушении ее положений (см. Постановление Европейского Суда по делу «Чичек против Турции» (v. Turkey) от 27 февраля 2001 г., жалоба N 25704/94, § 164, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Лулуев и другие против Российской Федерации», § 122, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Аслаханова и другие против Российской Федерации», § 132).
  3. Европейский Суд напоминает свои выводы, касающиеся ответственности государства за похищение и непроведение эффективного расследования для установления судеб пропавших людей. Европейский Суд считает, что заявители, которые являются близкими родственниками исчезнувших людей, должны быть признаны жертвами нарушения статьи 3 Конвенции в связи со страданиями и переживаниями, которые они испытали и продолжают испытывать, так как не могут узнать судьбу членов семьи, а также от того, как были рассмотрены их жалобы.
  4. Европейский Суд подтверждает, что, поскольку установлено, что родственники заявителей были задержаны представителями государства в отсутствие каких-либо правовых оснований или признания факта такого задержания, это признается Европейским Судом особо серьезным нарушением права на свободу и личную неприкосновенность, гарантированного статьей 5 Конвенции.
  5. Европейский Суд напоминает свои выводы об общей неэффективности уголовных расследований по таким делам, как те, что находятся сейчас на его рассмотрении. В отсутствие результатов уголовного расследования любые другие возможные средства правовой защиты становятся на практике недоступными.
  6. Таким образом, Европейский Суд приходит к выводу, что заявители по этим делам не имели в своем распоряжении эффективных средств правовой защиты по своим жалобам на нарушение статей 2 и 3 Конвенции в нарушение требований статьи 13 Конвенции (см., например, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Аслаханова и другие против Российской Федерации», § 157).

 

  1. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

  1. Европейский Суд рассмотрел остальные жалобы, представленные заявителем по делу «Есуев против Российской Федерации» (жалоба N 15695/11) в соответствии со статьями 3, 6 — 8 Конвенции. Однако принимая во внимание все материалы, находящиеся в его распоряжении, а также в той степени, в которой указанные жалобы относятся к его компетенции, Европейский Суд полагает, что они не свидетельствуют о каких-либо проявлениях нарушений прав и свобод, закрепленных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, эта часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

VII. Применение статьи 41 Конвенции

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне»

 

  1. Требования заявителей
  1. Ущерб

 

(a) Жалоба N 61536/08, «Микиева и Менчаева против Российской Федерации»

  1. В качестве компенсации материального ущерба первая и вторая заявительницы требовали 146 174 рубля (около 3 400 евро) и 464 862 рубля (около 10 820 евро) соответственно в связи с утратой финансовой поддержки кормильца семьи. Заявительницы произвели свои расчеты с учетом прожиточного минимума, предусмотренного внутригосударственным законодательством и Таблицами Огдена <1>.

———————————

<1> Разработанные соответствующим департаментом Правительства Соединенного Королевства таблицы, используемые Европейским Судом для расчета денежного ущерба за случаи гибели или исчезновения (примеч. переводчика).

 

  1. В качестве компенсации морального вреда заявительницы совместно требовали 100 000 евро.

(b) Жалоба N 6647/09, «Ибрагимова против Российской Федерации»

  1. Заявительница требовала 100 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

(c) Жалоба N 6659/09, «Косумова и другие против Российской Федерации»

  1. В качестве компенсации материального ущерба заявители требовали 30 618, 29 646, 30 684 и 33 176 евро соответственно в связи с утратой финансовой поддержки кормильца семьи. Заявители произвели свои расчеты с учетом прожиточного минимума, предусмотренного внутригосударственным законодательством.
  2. В качестве компенсации морального вреда заявители просили Европейский Суд присудить им сумму, которую Европейский Суд счел бы соответствующей и разумной с учетом обстоятельств дела.

(d) Жалоба N 63535/10, «Батариева против Российской Федерации»

  1. В качестве компенсации морального вреда заявительница просила Европейский Суд присудить сумму, которую Европейский Суд счел бы соответствующей и разумной с учетом обстоятельств дела.

(e) Жалоба N 15695/11, «Есуев против Российской Федерации»

  1. Заявитель требовал 1 000 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

  1. Судебные расходы и издержки

 

(a) Жалоба N 61536/08, «Микиева и Менчаева против Российской Федерации»

  1. Интересы заявительниц представляли неправительственные организации «Правовая инициатива по России»/»Астрея». Общая сумма требуемого возмещения в отношении расходов и издержек, связанных с юридическим представительством, составляла 4 445 евро, которые включали в себя расходы на составление правовых документов, услуги переводчика, административные и почтовые услуги. Заявители представили копии соглашений об оказании юридических услуг и счет с подробным перечнем понесенных затрат.

(b) Жалоба N 6647/09, «Ибрагимова против Российской Федерации»

  1. Интересы заявительницы представляли неправительственные организации «Правовая инициатива по России»/»Астрея». Общая сумма требуемого возмещения в отношении расходов и издержек, связанных с ее юридическим представительством, составила 4 536 евро, которые включали в себя расходы на составление правовых документов, услуги переводчика, административные и почтовые услуги. Она представила копии соглашений об оказании юридических услуг и счет с подробным перечнем понесенных затрат.

(c) Жалоба N 6659/09, «Косумова и другие против Российской Федерации»

  1. Интересы заявителей представлял Д. Ицлаев, адвокат, практикующий в г. Грозном. Общая сумма требуемого возмещения в отношении расходов и издержек, связанных с их юридическим представительством, составила 7 936 евро, которые включали в себя расходы на составление правовых документов, услуги переводчика, административные и почтовые услуги. Они представила копии соглашений об оказании юридических услуг и счет за услуги переводчика.

(d) Жалоба N 63535/10, «Батариева против Российской Федерации»

  1. Интересы заявительницы представлял Д. Ицлаев, адвокат, практикующий в г. Грозном. Общая сумма требуемого возмещения в отношении расходов и издержек, связанных с юридическим представительством, составила 6 471 евро, которые включали в себя расходы на составление правовых документов, услуги переводчика, административные и почтовые услуги. Она представила копии соглашений об оказании юридических услуг и счет за услуги переводчика.

(e) Жалоба N 15695/11, «Есуев против Российской Федерации»

  1. Заявитель не выдвинул каких-либо требований по этому пункту.

 

  1. Власти Российской Федерации

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали в отношении каждой жалобы, что требования заявителей в части компенсаций ущерба являлись необоснованными. Они также настаивали на том, что констатация нарушения будет являться достаточно справедливой компенсацией для заявителей.
  2. Власти Российской Федерации также утверждали в отношении каждой жалобы, что требования заявителей в части компенсации расходов и издержек были необоснованными, поскольку не было доказано, что эти расходы были понесены в действительности. Они также отметили, что форма жалоб, а также возражения, представленные представителями заявителей, были очень похожи друг на друга и, следовательно, время и усилия, потраченные на подготовку документов, не соответствуют требуемым суммам.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. Европейский Суд напоминает, что должна существовать четкая причинно-следственная связь между ущербом, заявленным заявителями, и нарушением Конвенции и что это может, в соответствующих случаях, включать утрату заработков. Европейский Суд также считает, что компенсации утраты заработка могут требовать ближайшие родственники исчезнувшего лица, включая супругов, престарелых родителей и несовершеннолетних детей (см. среди других дел упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Имакаева против Российской Федерации», § 213).
  2. Когда Европейский Суд устанавливает факт нарушения Конвенции, он может согласиться с тем, что заявителям был причинен моральный вред, который не может быть компенсирован простой констатацией установления факта нарушения, и присудить финансовое вознаграждение.
  3. Относительно судебных расходов и издержек Европейский Суд, во-первых, должен установить, были ли понесены в действительности расходы и издержки, указанные представителями заявителей, и, во-вторых, являлись ли они необходимыми (см. Постановление Европейского Суда по делу «Макканн и другие против Соединенного Королевства» (McCann and Others v. United Kingdom) от 27 сентября 1995 г., Series A, N 324, § 220, и Постановление Европейского Суда по делу «Фадеева против Российской Федерации» (Fadeyeva v. Russia), жалоба N 55723/00, ECHR 2005-IV, § 147).
  4. Принимая во внимание сделанные выводы, вышеуказанные принципы и доводы сторон, Европейский Суд присуждает заявителям суммы, подробно перечисленные в Приложении II, плюс любой налог, который может быть взыскан с заявителей в связи с этими суммами. Суммы компенсации судебных расходов и издержек должны быть перечислены на банковские счета представителей, указанные заявителями.

 

  1. Процентная ставка при просрочке платежа

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) решил объединить производства по жалобам;

2) отклонил возражение властей Российской Федерации, касающееся права на обращение в суд, в отношении жалобы «Батариев против Российской Федерации» (жалоба N 63535/10);

3) решил рассмотреть возражение властей Российской Федерации в отношении применимости статьи 2 Конвенции одновременно с существом жалоб и отклонил его;

4) объявил, что жалобы на нарушение статей 2, 3, 5 и 13 Конвенции являются приемлемыми для рассмотрения по существу, а остальные жалобы — неприемлемыми;

5) постановил, что имело место нарушение материальной составляющей статьи 2 Конвенции в отношении родственников заявителей Исы Микиева, Артура Ибрагимова, Рамзана Шаипова, Зелимхана Батариева и Мансура Есуева;

6) постановил, что имело место нарушение процессуальной составляющей статьи 2 Конвенции в отношении непроведения расследования по факту исчезновения родственников заявителей;

7) постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в отношении заявителей в связи с исчезновением их родственников и реакцией властей на их страдания;

8) постановил, что имело место нарушение статьи 5 Конвенции в отношении родственников заявителей в связи с их незаконным задержанием;

9) постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции в совокупности со статьями 2 и 3 Конвенции;

10) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителям (в рамках жалобы N 63535/10 — Бекхану Батариеву) суммы, указанные в Приложении II, плюс любой налог, который может быть взыскан с заявителей. Суммы компенсаций судебных расходов и издержек, понесенных представителями заявителей, необходимо перевести на банковские счета представителей, указанные заявителями, в отношении неправительственных организаций «Правовая инициатива по России»/»Астрея», представлявших интересы заявителей, выплаты необходимо произвести в евро, а в отношении компенсации расходов на представление интересов заявителей адвокатом Д. Ицлаевым — суммы выплат подлежат переводу в российские рубли;

(b) по истечении указанного трехмесячного срока и до момента окончательной выплаты на указанные суммы должны начисляться простые проценты в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка, существующей на период невыплаты, плюс три процента;

11) отклонил оставшиеся требования заявителей о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 30 января 2014 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда Изабель БЕРРО-ЛЕФЕВР

Секретарь Секции Суда Серен НИЛЬСЕН

 

Приложение I

ПОДРОБНЫЕ СВЕДЕНИЯ ПО ЖАЛОБАМ

N Номер жалобы, дата подачи Заявитель(-ница), год рождения, отношение к исчезнувшему лицу, место жительства Представитель Имя похищенного(-ых) лица(лиц), год рождения, дата и место предполагаемого похищения Расследование
1 61536/08, «Микиева и Менчаева против Российской Федерации», 09.12.2008 1) Хеди Микиева (1981), дочь, с. Ца-Ведено, Веденский район, Чеченская Республика;

2) Любовь Менчаева (1961), жена, там же

Неправительственные организации «Правовая инициатива по России»/»Астрея» Иса Микиев (1955), похищен из дома 03.05.2001, примерно в 7.00, с. Ца-Ведено Уголовное дело N 37961 возбуждено 25.11.2001 Веденской районной прокуратурой
2 6647/09, «Ибрагимова против Российской Федерации», 23.01.2009 Деши Ибрагимова (1947),

тетя, г. Шали, Шалинский район, Чеченская Республика

Неправительственные организации «Правовая инициатива по России «/»Астрея» Артур Ибрагимов (1983), похищен 16 июля 2003 г., 17.00, г. Шали Уголовное дело N 22109 возбуждено 28.07.2003 Шалинской районной прокуратурой
3 6659/09, «Косумова и другие против Российской Федерации», 30.12.2008 1) Айшат Косумова (1981), жена, с. Чири-Юрт, Шалинской район, Чеченская Республика;

2) Ислам Шаипов (2000), сын, там же;

3) Рахман Шаипов (2002), сын, там же;

4) Дени Шаипов (2004), сын, там же

Д. Ицлаев, адвокат, практикующий в г. Назрани, Республика Ингушетия Рамзан Шаипов (также пишется как «Шоипов») (1974), похищен поздно вечером 08.05.2004 или рано утром 09.05.2004, с. Чири-Юрт Уголовное дело N 36046 возбуждено 21.05.2004 Шалинской районной прокуратурой
4 63535/10, «Батариева против Российской Федерации», 28.10.2010 Роза Батариева (1960), мать, г. Урус-Мартан, Урус-Мартановский район, Чеченская Республика.

15.04.2012 заявительница умерла. Ее сын Бекхан Батариев поддерживает жалобу в Европейском Суде

Докка Ицлаев, адвокат, практикующий в г. Назрани, Республика Ингушетия Зелимхан Батариев (1982), похищен из своей квартиры вечером 04.05.2002, г. Грозный, Чеченская Республика Уголовное дело N 50113 возбуждено 31.07.2002 прокуратурой г. Грозного
5 15695/11, «Есуев против Российской Федерации», 07.02.2011 Батыр Есуев (1952), отец, с. Верхний Герзель, Гудермесский район, Чеченская Республика М. Магомедов, адвокат, практикующий в г. Хасавюрте, Республика Дагестан Мансур Есуев (1980), похищен из дома 11.01.2003, примерно в 4.00, с. Верхний Герзель Уголовное дело N 32133 возбуждено 06.11.2003 Гудермесской районной прокуратурой

 

Приложение II

СУММЫ КОМПЕНСАЦИИ, ПРИСУЖДЕННЫЕ ЕВРОПЕЙСКИМ СУДОМ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 41 КОНВЕНЦИИ

N Номер и наименование жалобы Представитель Материальный ущерб Моральный вред Судебные расходы и издержки
1 61536/08, «Микиева и Менчаева против Российской Федерации» Неправительственные организации «Правовая инициатива по России»/»Астрея» 2 000 евро (две тысячи евро) первой заявительнице, 7 000 евро (семь тысяч евро) второй заявительнице 60 000 евро (шестьдесят тысяч евро) заявительницам совместно 2 500 евро (две тысячи пятьсот евро)
2 6647/09, «Ибрагимова против Российской Федерации» Неправительственные организации «Правовая инициатива по России»/»Астрея» 60 000 евро (шестьдесят тысяч евро) 2 500 евро (две тысячи пятьсот евро)
3 6659/09, «Косумова и другие против Российской Федерации» Д. Ицлаев 25 000 евро (двадцать пять тысяч евро) заявителям совместно 60 000 евро (шестьдесят тысяч евро) 2 500 евро (две тысячи пятьсот евро)
4 63535/10, «Батариева против Российской Федерации» Д. Ицлаев 60 000 евро (шестьдесят тысяч евро) 2 500 евро (две тысячи пятьсот евро)
5 15695/11, «Есуев против Российской Федерации» М. Магомедов 60 000 евро (шестьдесят тысяч евро)

1   2   3   4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code