Постановление ЕСПЧ от 30.01.2014 «Дело «Микиева и другие (Mikiyeva and Others) против Российской Федерации» (жалобы N 61536/08, 6647/09, 6659/09, 63535/10 и 15695/11) Часть 2

1     3   4

  1. Контакт заявительницы с внутригосударственными властями

 

  1. Из предоставленных документов следует, что после похищения заявительница регулярно связывалась с различными органами государственной власти, прося их о помощи в розыске ее родственника и запрашивая информацию о ходе следствия.
  2. В сентябре 2008 года заявительница обратилась с жалобой в Шалинскую районную прокуратуру и просила возобновить приостановленное следствие и исправить его недостатки. 15 октября 2008 г. прокуратура информировала ее о том, что они приняли ее ходатайство к рассмотрению.

 

  1. Жалоба N 6659/09,

«Косумова и другие против Российской Федерации» (Kosumova and Others v. Russia)

 

  1. Похищение Рамзана Шаипова и последующие события
  1. В период, относящийся к обстоятельствам дела, Рамзан Шаипов (также пишется как «Шоипов») и заявители жили в их семейном доме в с. Чири-Юрте. Мать Рамзана проживала в соседнем доме. В селе действовал комендантский час, оно было окружено контрольно-пропускными пунктами. Следующее изложение событий основано на показаниях, которые дали заявительницы, их родственники и соседи.
  2. 8 мая 2004 г., около 23.00, колонна военной техники, в том числе два бронетранспортера (один из которых имел регистрационный N 233), автомобиль УАЗ «таблетка» (микроавтобус), два автомобиля «Нива», четыре автомобиля ВАЗ и микроавтобус «Газель» подъехали к окрестностям с. Чири-Юрт. Несколько групп, состоявших из 15 вооруженных военнослужащих, в масках и камуфляжной форме, вышли из машин и ворвались в дома заявительницы и матери Рамзана Шаипова, а также в три соседних дома.
  3. Военнослужащие быстро обыскали дом матери Рамзана Шаипова, заперли ее внутри и ушли.
  4. В то же время в доме заявительницы около шести военнослужащих, которые говорили по-русски без акцента, обыскали помещение, заявив, что ищут ваххабитов или радикальных чеченских боевиков, поскольку к ним поступила информация о том, что семья заявительницы следует принципам этих движений. Они проверили паспорт Рамзана Шаипова и вывели его на улицу. По словам заявительницы, она пыталась вмешаться, но один из военнослужащих выстрелил в стену и приказал ей замолчать или он отрежет ей уши. После этого они избили заявительницу, связали ей руки и ноги, заклеили рот скотчем и ушли. Вскоре после этого заявительнице удалось высвободиться, и она пыталась преследовать уезжающие машины. Она видела их, когда они проезжали через контрольно-пропускной пункт N 121, расположенный между селами Чири-Юрт и Новые Атаги.
  5. 10 мая 2004 г. Шалинская районная прокуратура сообщила заявительнице, что не имеет какой-либо информации об этих событиях.
  6. Затем заявительница провела собственное расследование по факту похищения. Ее знакомый, Н.Е., сообщил ей, что Рамзан Шаипов доставлен в подразделение Федеральной службы безопасности Российской Федерации в с. Автуры по приказу сотрудника Федеральной службы безопасности Российской Федерации Г., также известного как «Терек». После этого Рамзан Шаипов был переведен в подразделение Федеральной службы безопасности Российской Федерации в с. Старые Атаги, которое возглавлял сотрудник Федеральной службы безопасности Российской Федерации по прозвищу «Питон». Оба подразделения Федеральной службы безопасности Российской Федерации признали факт содержания Рамзана Шаипова на своей территории. В какое-то время «Питон» вел с заявительницей переговоры об освобождении Рамзана Шаипова в обмен на пулемет. Они договорились, что обмен состоится на окраине с. Мескер-Юрт у дороги Ростов — Баку. В месте, где должен был состояться обмен, «Питон» сообщил заявительнице, что Рамзан Шаипов был переведен на главную федеральную военную базу в п. Ханкале, поэтому он не смог добиться его освобождения.
  7. Заявители не видели Рамзана Шаипова с момента его похищения 8 мая 2004 г.

 

  1. Официальное расследование

 

  1. Власти Российской Федерации предоставили копии документов уголовного дела N 36046 по факту похищения Рамзана Шаипова. Соответствующая информация может быть кратко изложена следующим образом.
  2. 11 мая 2004 г. заявительница обратилась с жалобой в Шалинскую районную прокуратуру в связи с похищением ее мужа 8 мая 2004 г. вооруженными людьми в масках и камуфляжной форме.
  3. В тот же день следователи Шалинской районной прокуратуры осмотрели место преступления и извлекли пулю из отверстия в стене, которую впоследствии отдали на экспертизу. Согласно экспертному заключению пуля была калибром 9 мм, выпущена из пистолета системы «Макаров», однако установить точную модель не представлялось возможным из-за деформации пули.
  4. Следователи допросили заявительницу и ее соседей. Заявительница дала показания, аналогичные тем, что представлены Европейскому Суду. Двое соседей, А.И. и Х.А., утверждали, что в ночь похищения Рамзана Шаипова военнослужащие в масках и камуфляжной форме также ворвались в их дома и обыскали их.
  5. 15 мая 2004 г. следователи направили запросы о предоставлении информации в различные органы государственной власти. Однако в ответ какой-либо относящейся делу информации получено не было.
  6. 21 мая 2004 г. Шалинская районная прокуратура возбудила уголовное дело N 36046 по факту похищения Рамзана Шаипова по статье 126 УК РФ (похищение человека).
  7. 22 мая 2004 г. следователи решили допросить военнослужащих, которые дежурили на контрольно-пропускном пункте между селами Чири-Юрт и Новые Атаги в ночь похищения, и проверить журнал контрольно-пропускного пункта. Вскоре после этого трое военнослужащих были допрошены. Все они сообщили, что 8 мая 2004 г., в 22.58, два бронетранспортера без регистрационных номеров проехали через пропускной пункт, не останавливаясь. Машины прибыли из с. Новые Атаги и направлялись в сторону с. Чири-Юрта. На расстоянии 800 — 850 метров от контрольно-пропускного пункта бронетранспортеры остановились, неизвестные люди вышли из них и заняли оборонительную позицию. Примерно через 40 минут колонна, состоявшая из двух бронетранспортеров, четырех автомобилей «Нива», одного автомобиля УАЗ «таблетка» и микроавтобуса «Газель» проследовала через контрольно-пропускной пункт в противоположном направлении, от с. Чири-Юрт в с. Новые Атаги. Все транспортные средства были без регистрационных номеров. Следователь также проверил журнал контрольно-пропускного пункта. Из него стало очевидно, что 8 мая 2004 г., в 22.54, два бронетранспортера и в тот же день, в 23.42, четыре автомобиля «Нива», один автомобиль УАЗ «таблетка» и микроавтобус «Газель» проследовали через контрольно-пропускной пункт без остановки, транспортные средства не имели регистрационных номеров.
  8. 24 мая 2004 г. заявительница была признана потерпевшей по делу.
  9. В июне 2004 года следователь допросил несколько свидетелей. В частности, соседка заявительницы, Л.А., утверждала, что 8 мая 2004 г., около 23.00, военнослужащие ворвались в ее дом и обыскали его. Они сказали ей, что разыскивают «Рамзана», но она ответила, что никто с таким именем не живет в ее доме. Позже она узнала, что военнослужащие похитили Рамзана Шаипова.
  10. В сентябре 2004 года, июне 2005 года и апреле 2006 года следователь вновь допросил нескольких свидетелей и направил запросы о предоставлении информации в различные органы государственной власти.
  11. Расследование приостанавливалось и возобновлялось несколько раз и еще не завершено.

 

  1. Жалобы заявительниц, поданные во внутригосударственные органы власти после возбуждения уголовного дела

 

  1. Из предоставленных документов очевидно, что с 2004 года заявительница регулярно связывалась с различными органами государственной власти с просьбой оказать содействие в розыске ее мужа и предоставить информацию о ходе расследования. В ответ ей сообщали, что следствие по делу продолжалось и для раскрытия преступления проводились оперативно-розыскные мероприятия.
  2. 4 июня и 9 октября 2008 г. заявительница обращалась к следователям, чтобы ей предоставили доступ к следственным материалам, но безрезультатно.

 

  1. Жалоба N 63535/10,

«Батариева против Российской Федерации» (Batariyeva v. Russia)

 

  1. Похищение Зелимхана Батариева
  1. В 2001 году сын заявительницы Зелимхан Батариев учился в г. Грозном и снимал там квартиру. Со слов заявительницы, ночью 4 мая 2001 г. военнослужащие Российской Федерации проводили специальную операцию по задержанию Т., который снимал квартиру в том же многоквартирном доме, что и Зелимхан Батариев. Несколько вооруженных военнослужащих, одетых в камуфляжную форму, блокировали прилегающую территорию на бронетранспортерах и автомобилях УАЗ. Они задержали Т. и некоторых его родственников, а также Зелимхана Батариева и еще нескольких молодых мужчин и женщин, которые жили в многоквартирном доме. Было заявлено, что некоторые из задержанных принадлежали к незаконным вооруженным формированиям.
  2. 6 мая 2001 г. Б.С. и Т.С., братья, которые были задержаны 4 мая 2001 г. на центральном рынке г. Грозного, а впоследствии освобождены, связались с заявительницей. Они рассказали ей, что военнослужащие доставили их вместе с Зелимханом Батариевым на главную федеральную военную базу в п. Ханкале. Военнослужащие избили их и высказали предположение, что родственники Зелимхана Батариева заплатят выкуп за его освобождение.
  3. В июне 2001 года заявительница обратилась к Х.И., который содержался под стражей вместе с Зелимханом Батариевым в п. Ханкале. Их двоих держали вместе в течение 16 дней в яме на военной базе. Военнослужащие неоднократно избивали их, заставляя сознаться в участии в незаконных вооруженных формированиях. Большую часть времени задержанные находились с завязанными глазами, их руки были связаны, и им разрешалось разговаривать только ночью.
  4. Со слов анонимных свидетелей, чьи имена заявительница не разглашала, Зелимхан Батариев находился в п. Ханкале до 20 мая 2001 г. Затем в июле 2001 года заявительница встретила Т.З., сын которого, И.З., предположительно содержался под стражей в п. Чернокозово вместе с Зелимханом Батариевым до октября 2001 года.
  5. В июле 2001 года заявительница посетила З.Д., которая была задержана в многоквартирном доме в тот же день, что и Зелимхан Батариев. По ее словам, она слышала следующий диалог между двумя говорившими по-русски военнослужащими, прежде чем они увезли Зелимхана Батариева: «Этот парень чист, у нас могут быть проблемы» — «Нам не нужны живые свидетели». З.Д. и ее сестру держали под стражей в здании в г. Грозном. Она узнала Зелимхана Батариева среди задержанных, он лежал на полу и выглядел так, как будто его избили.
  6. Заявительница не видела Зелимхана Батариева после его похищения 4 мая 2001 г.
  7. Заявительница не являлась свидетельницей похищения. Вышеприведенное описание основано на показаниях, которые дали соседи Зелимхана Батариева, лица, задержанные вместе с ним в тот же день, и родственники задержанных лиц, которые были свидетелями событий.

 

  1. Официальное расследование

 

  1. Власти Российской Федерации предоставили копии документов уголовного дела N 50113 по факту похищения Зелимхана Батариева. Соответствующая информация может быть кратко изложена следующим образом.
  2. Из предоставленных документов следует, что после похищения Зелимхана Батариева заявительница жаловалась в различные органы государственной власти в связи с исчезновением ее сына и обращалась за помощью для его розыска.
  3. 31 июля 2002 г. прокуратурой г. Грозного было возбуждено уголовное дело N 50113 по статье 126 УК РФ (похищение человека).
  4. В июле 2002 года следователь направил запросы в различные органы государственной власти о предоставлении информации, касавшейся заключения под стражу Зелимхана Батариева. Какой-либо информации по запросам получено не было. Следователь также допросил местного жителя, жившего в том же районе, который подтвердил, что в мае 2001 года была проведена специальная операция, и несколько молодых мужчин, живших в том же здании, были задержаны.
  5. 30 сентября 2002 г. следствие было приостановлено.
  6. В неустановленную дату следствие было возобновлено, и 12 августа 2003 г. заявительницу признали потерпевшей по делу.
  7. В неустановленную дату следствие было вновь приостановлено, а затем возобновлено 27 октября 2006 г.
  8. 3 ноября 2006 г. заявительница была допрошена первый раз. Следователь также допросил родственников заявительницы. Они дали те же показания, которые представлены в Европейский Суд. Следователь направил запросы о предоставлении информации в различные органы государственной власти, но безрезультатно.
  9. 27 ноября 2006 г. следствие было приостановлено и затем возобновлено в неустановленную дату в 2009 году, после чего последовали допросы свидетелей и направление запросов о предоставлении информации.
  10. Следствие еще не завершено.

 

  1. Контакт заявительницы с внутригосударственными органами власти

 

  1. Из предоставленных документов очевидно, что в период с 2002 по 2006 год заявительница регулярно жаловалась в различные органы государственной власти в связи с похищением и просила оказать содействие в розыске сына. В частности, 29 августа 2006 г. она обратилась с жалобой в прокуратуру г. Грозного, заявив, что ее еще не допрашивали следователи.
  2. 5 октября 2009 г. заявительница просила предоставить ей доступ к материалам следствия. 29 апреля 2010 г. ее просьба была удовлетворена.
  3. 26 октября 2010 г. заявительница подала жалобу в Заводской районный суд г. Грозного, утверждая, что следователи не предприняли мер, чтобы следствие было возобновлено. Районный суд отклонил ее жалобу в связи с возобновлением следствия в то же самое время.

 

  1. Жалоба N 15695/11,

«Есуев против Российской Федерации» (Esuyev v. Russia)

 

  1. Похищение Мансура Есуева
  1. В рассматриваемое время Мансур Есуев жил вместе со своей семьей, в том числе со своим отцом, заявителем, в с. Верхний Герзель Гудермесского района Чеченской Республики. Следующее описание событий основано на утверждениях заявителя.
  2. 11 января 2003 г., около 4.00, группа военнослужащих в масках, одетых в камуфляжную форму, вооруженных автоматами, подъехали к дому заявителя на трех автомобилях УАЗ, белом автомобиле «Волга» и микроавтобусе «Газель». Они ворвались внутрь, избили членов семьи, в том числе Мансура Есуева, и увезли его в неизвестном направлении.
  3. Заявитель провел свое собственное расследование и выяснил, что Мансур Есуев был доставлен в Новогрозненский отдел внутренних дел, затем в шестое отделение Гудермесского районного отдела внутренних дел, а после этого на главную военную базу в п. Ханкале.
  4. Заявитель не видел Мансура Есуева с момента его похищения 11 января 2003 г.

 

  1. Официальное расследование

 

  1. Власти Российской Федерации предоставили копии документов уголовного дела N 32133, возбужденного по факту похищения Мансура Есуева. Соответствующая информация может быть кратко изложена следующим образом.
  2. 27 октября 2003 г. заявитель обратился с жалобой в Гудермесскую районную прокуратуру в связи с похищением сына.
  3. 6 ноября 2003 г. Гудермесская районная прокуратура возбудила уголовное дело N 32133 по статье 126 УК РФ (похищение человека), признав заявителя потерпевшим и допросив его. Следователь также допросил жену Мансура Есуева и его мать, которые также являлись свидетельницами похищения. Все три свидетеля дали показания, аналогичные данным, представленным заявителем в Европейский Суд.
  4. 17 ноября 2003 г. следователь просил подразделение Федеральной службы безопасности Российской Федерации, расположенное в г. Гудермесе, предоставить информацию о предполагаемом задержании Мансура Есуева ее представителями и о его причастности к незаконным вооруженным формированиям. Никакого ответа получено не было.
  5. В январе 2005 г. следователь осмотрел место преступления и допросил родственников заявителя. Он также направил запросы о предоставлении информации в различные инстанции, которые не дали каких-либо ответов.
  6. 28 февраля 2008 г. следователь ознакомился с журналом Гудермесского районного отдела внутренних дел. По данным журнала, Мансура Есуева не доставляли на территорию отдела в период с 1 января по 1 апреля 2003 г.
  7. 3 марта 2008 г. следователь снова допросил заявителя, его родственников и некоторых соседей.
  8. Следствие приостанавливалось и возобновлялось несколько раз и все еще не завершено.

 

  1. Контакт заявителя с внутригосударственными органами власти

 

  1. Из предоставленных документов очевидно, что с 2003 года заявитель регулярно связывался с различными органами государственной власти, ходатайствуя о содействии в розыске его сына и спрашивая о ходе расследования.
  2. В марте 2010 года заявитель обратился с жалобой в Гудермесский районный суд, утверждая, что расследование было неэффективным и носило затяжной характер. 8 июня 2010 г. его жалоба была отклонена в связи с возобновлением расследования 2 июня 2010 г.

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство и международные материалы

 

  1. Краткое изложение соответствующего внутригосударственного законодательства, а также международных и внутригосударственных отчетов о похищениях в Чеченской Республике и Республике Ингушетия см. в деле «Аслаханова и другие против Российской Федерации» (Aslakhanova and Others v. Russia) (от 18 декабря 2012 г., жалобы N 2944/06, 8300/07, 50184/07, 332/08 и 42509/10, §§ 43 — 59 и 69 — 84).

 

ПРАВО

  1. Объединение жалоб

 

  1. В соответствии с пунктом 1 правила 42 Регламента Суда Европейский Суд принял решение объединить производства по жалобам, учитывая их схожие фактические и правовые обоснования.

 

  1. Предварительные возражения властей Российской Федерации
  1. Право на обращение в суд (locus standi <1>)

———————————

<1> Locus standi (лат.) — право на обращение в суд, процессуальная правосубъектность (примеч. переводчика).

 

  1. Доводы сторон

 

  1. Роза Батариева, заявительница по жалобе «Батариева против Российской Федерации» (жалоба N 63535/10), умерла 15 апреля 2012 года. Бекхан (также пишется как Бекха) Батариев, ее сын и брат пропавшего Зелимхана Батариева, выразил свое желание продолжить рассмотрение жалобы в Европейском Суде от ее имени.
  2. Власти Российской Федерации утверждали, что Бекхан Батариев не мог участвовать в рассмотрении жалобы Европейским Судом в связи с «отсутствием у него обоснованной заинтересованности в рассмотрении дела». В частности, они отмечали, что Бекхан Батариев «…не являлся свидетелем похищения своего брата… и не был привлечен к расследованию уголовного дела, возбужденного по факту похищения…».

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. Европейский Суд напоминает, что понятие «потерпевший» в контексте статьи 34 Конвенции подразумевает человека, непосредственно подвергшегося рассматриваемому действию или бездействию (см. Постановление Европейского Суда по делу «Люди против Швейцарии» (v Switzerland) от 15 июня 1992 г., Series A, N 238, § 34). В своей прецедентной практике конвенционные институты всегда и безоговорочно признавали, что родитель, брат или сестра, племянник лица, смерть которого предположительно повлекла за собой ответственность государства-ответчика, могут заявлять о признании их жертвами предполагаемого нарушения статьи 2 Конвенции даже в случае, если ближайшие родственники, такие как дети умершего, не подали жалоб (см. Решение Европейского Суда по делу «Великова против Болгарии» (Velikova v. Bulgaria) от 18 мая 1999 г., жалоба N 41488/98 с дальнейшими ссылками).
  2. Европейский Суд также напоминает, что в ряде дел, когда заявитель умирал в ходе разбирательства, Европейский Суд принимал во внимание заявления его наследников или близких членов семьи, выразивших желание продолжить рассмотрение дела в Европейском Суде. Особенно часто так происходило в делах, затрагивающих в первую очередь имущественные и, следовательно, наследуемые требования. Однако вопрос о том, являются ли такие требования передаваемыми тем лицам, которые хотят продолжить рассмотрение жалобы, не является единственным критерием. Фактически дела, связанные с правами человека, рассматриваемые Европейским Судом, также имеют нравственный аспект, а близкие заявителю лица могут иметь обоснованную заинтересованность в осуществлении правосудия даже после смерти заявителя (см. среди других дел Постановление Европейского Суда по делу «Хорватова против Словакии» (v. Slovakia) от 17 мая 2005 г., жалоба N 74456/01, § 26, и Постановление Европейского Суда по делу «Йечиус против Литвы» (v. Lithuania), жалоба N 34578/97, ECHR 2000-IX, § 41).
  3. Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд признает, что сын заявителя имел обоснованную заинтересованность в продолжении рассмотрения жалобы от его имени. В связи с этим Европейский Суд продолжит рассмотрение данного дела по просьбе указанного лица.

 

  1. Соблюдение правила шестимесячного срока
  1. Доводы сторон

 

(a) Доводы властей Российской Федерации

  1. В своих замечаниях, касающихся всех жалоб, власти Российской Федерации утверждали, что заявители нарушили правило шестимесячного срока, подав свои жалобы в Европейский Суд по прошествии неоправданно длительного времени с момента похищения и возбуждения уголовного дела. Ссылаясь на Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Варнава и другие против Турции» (Varnava and Others v. Turkey) (жалобы N 16064/90, 16065/90, 16066/90, 16068/90, 16069/90, 16070/90, 16071/90, 16072/90 и 16073/90, ECHR 2009), они отметили, что от обращающихся в Европейский Суд требовались «определенные усердие и инициатива» и что в данных случаях заявители не предоставили объяснений их задержки при обращении в Европейский Суд.

(b) Доводы заявителей

  1. Заявители утверждали, что они выполнили правило шестимесячного срока и что не было каких-либо чрезмерных и необъяснимых задержек при подаче их жалоб в Европейский Суд.
  2. Заявители утверждали, что после возбуждения уголовного дела у них не было причин сомневаться в его эффективности. Они отметили, что вооруженный конфликт в Чеченской Республике привел их к убеждению, что задержки в расследовании были неизбежны. Кроме того, в связи с плохим знанием русского языка, отсутствием у них правовых знаний и средств, чтобы нанять адвоката, они не могли оценить эффективность расследования при отсутствии внутригосударственных положений, касавшихся бесплатной правовой помощи жертвам насильственных исчезновений. Как только заявители получили правовую помощь, они поняли, что расследования были неэффективными в связи с задержками при их проведении, и они обратились в Европейский Суд. Также ссылаясь на Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Варнава и другие против Турции» (упоминавшееся выше), они утверждали, что правило шестимесячного срока не распространялось на длящиеся ситуации, такие как дела о насильственных исчезновениях.

1   2   3   4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code