Решение ЕСПЧ от 20.05.2008 «По вопросу приемлемости жалобы N 964/07 дело «Георге Далеа (Gheorghe Dalea) против Франции»

ГЕОРГЕ ДАЛЕА ПРОТИВ ФРАНЦИИ

[GHEORGHE DALEA V. FRANCE]

(Жалоба N 964/07)

АННОТАЦИЯ ДЕЛА

Заявитель — Георге Далеа (Gheorghe Dalea), гражданин Румынии, родившийся в 1928 году и проживающий в г. Бухаресте (Румыния).

Заявитель являлся владельцем румынской компании по импорту и экспорту товаров и часто путешествовал по странам Западной Европы в связи со своей работой. В 1997 году Посольство Германии в Румынии отказало заявителю в выдаче визы в Германию на том основании, что власти Франции внесли в Шенгенскую информационную систему данные о заявителе как о лице, которому отказано во въезде в страны Шенгенского соглашения. Через год на том же основании Посольство Франции в Румынии отказало заявителю в выдаче визы.

В 2003 году Французская национальная комиссия по обработке данных (информатике) и гражданским свободам (CNIL) (далее — Комиссия по обработке данных) сообщила заявителю в ответ на его запрос, что исчерпаны все процедуры проверки его данных.

Заявитель обратился с жалобой в Государственный Совет Франции. В рамках производства по жалобе президент Комиссии по обработке данных сообщил, что спорная информация, касавшаяся заявителя, относилась к вопросу общественного порядка и безопасности и что в отсутствие согласия Министерства внутренних дел они не могли быть доведены до сведения заинтересованных лиц. Государственный Совет обязал Комиссию по обработке данных передать материалы, касающиеся причины внесения сведений о заявителе во внутригосударственную базу данных Шенгенской информационной системы. 23 августа 2006 г. Государственный Совет постановил, что ориентировка на заявителя, внесенная в Шенгенскую информационную систему, была действительна до 5 января 2006 г. и что решение Комиссии по обработке данных об отказе в исключении сведений о заявителе из системы было обоснованным.

Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), заявитель обжаловал запрет на въезд во Францию и отсутствие возможности узнать в Комиссии по обработке данных или Государственном Совете причины внесения его данных в Шенгенскую информационную систему. Европейский Суд повторил, что решения относительно въезда, проживания или высылки иностранцев не подпадали в сферу действия пункта 1 статьи 6 Конвенции, поскольку не касались «гражданских прав и обязанностей» или «уголовного обвинения». Европейский Суд также пришел к выводу, что отсутствие у заявителя возможности получить личный доступ ко всей запрошенной им у Комиссии по обработке данных информации не могло само по себе доказывать, что вмешательство в права заявителя было незаконным.

Ссылаясь на статью 8 Конвенции, заявитель обжаловал нарушение его права на уважение личной и семейной жизни в связи с отсутствием возможности посещать страны Шенгенского соглашения. Европейский Суд отметил, что заявитель не продемонстрировал, какой ущерб был ему причинен в связи с отсутствием возможности приезжать в страны Шенгенского соглашения. Европейский Суд также повторил, что Конвенция не гарантирует права иностранного гражданина на въезд в конкретную страну или проживание в ней.

Жалоба признана неприемлемой для рассмотрения по существу.

 

[неофициальный перевод] <1>

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЯТАЯ СЕКЦИЯ

РЕШЕНИЕ

ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 964/07

ДЕЛО «ГЕОРГЕ ДАЛЕА (GHEORGHE DALEA) ПРОТИВ ФРАНЦИИ» <1>

(Страсбург, 20 мая 2008 года)

———————————

<1> Перевод с французского Ю.Ю. Берестнева.

По делу «Георге Далеа против Франции» Европейский Суд по правам человека (Пятая Секция), заседая 20 мая 2008 г. Палатой в составе:

Пэра Лоренсена, Председателя Палаты,
Жана-Поля Косты,
Карела Юнгвирта,
Райта Марусте,
Марка Виллигера,
Изабель Берро-Лефевр,
Мирьяны Лазаровой-Трайковской, судей,
а также при участии Клаудии Вестердийк, Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание указанную жалобу, поданную 21 декабря 2006 г.,

рассмотрев дело,

вынес следующее Решение:

 

ФАКТЫ

Заявитель, Георге Далеа (Gheorghe Dalea), являющийся гражданином Румынии, родился в 1928 году и проживает в г. Бухаресте (Румыния). Интересы заявителя в Европейском Суде представлял В. Кюжа (V. Cujas), адвокат, практикующий в г. Париже.

 

  1. Обстоятельства дела

Обстоятельства дела, как они представлены заявителем, можно кратко изложить следующим образом.

Заявитель являлся генеральным директором румынской экспортно-импортной фармацевтической компании и по долгу службы был обязан регулярно выезжать за рубеж с 1971 по 1982 год, особенно часто во Францию, где у его компании был филиал совместно с одной французской компанией.

С 1982 года он работал консультантом в румынском посольстве в Италии, поэтому имел больше возможностей для посещения Франции. Заявитель в 1989 году вышел на пенсию.

В 1991 году он создал компанию, занимавшуюся экспортом и импортом лекарственных средств.

В 1997 году заявитель обратился в Посольство Германии в Румынии за получением визы для посещения Германии по личным и профессиональным причинам. 6 августа 1997 г. ему было отказано в визе на том основании, что французские власти внесли сведения о нем в Шенгенскую информационную систему в целях отказа во въезде.

Наличие такой записи было подтверждено заявителю в следующем году Консульством Франции в Румынии, которое по той же причине отказало ему в выдаче визы во Францию, где ему должны были провести операцию на сердце (операция в итоге была сделана в Швейцарии).

В письме от 19 февраля 2003 г. заявитель просил посла Франции в Румынии дать ему какие-либо объяснения. 7 марта 2003 г. посол подтвердил внесение сведений о заявителе в Шенгенскую информационную систему французскими властями и рекомендовал обратиться во Французскую национальную комиссию по обработке данных (информатике) и гражданским свободам (CNIL) (далее — Комиссия по обработке данных), поскольку она выполняет все соответствующие исследования, и потребовать внести необходимые исправления в Шенгенскую информационную систему.

Заявитель последовал его рекомендациям и обратился в Комиссию по обработке данных, во-первых, чтобы ему предоставили доступ к его персональным данным, содержащимся во французской базе данных Шенгенской информационной системы, а во-вторых, чтобы эта информация была исправлена или удалена.

В письме от 27 августа 2003 г. Комиссия по обработке данных сообщила заявителю, что член комиссии, отвечающий за осуществление права непрямого доступа, выполнил необходимые проверки в соответствии с положениями статьи 39 Закона от 6 января 1978 г., касающимися информатики, архивов и свобод. Комиссия по обработке данных также сообщила, что на этом процедура окончена, и указала заявителю, что он может обратиться в Государственный Совет с жалобой на незаконность решения.

Пользуясь этой возможностью, 28 октября 2003 г. заявитель обратился в Государственный Совет.

13 мая 2004 г. президент Комиссии по обработке данных представил ответный меморандум, к которому были приложены две информационные карточки, одна под названием «Запрет въезда во Францию», созданная 20 декабря 1989 г., измененная 26 января 1994 г. и утратившая силу 7 сентября 2008 г., и вторая — о передаче личных данных о заявителе в Шенгенскую информационную базу, действовавшую с 2 ноября 1994 г. по 5 января 2006 г. В меморандуме президент Комиссии по обработке данных сообщил, что спорная информация, касавшаяся заявителя, относилась к вопросу общественного порядка и безопасности и что в отсутствие согласия Министерства внутренних дел она не могла быть доведена до сведения заинтересованных лиц.

Предварительным решением от 16 февраля 2005 г. орган высшей юрисдикции отметил, что исходя из предоставленных ему письменных материалов расследования заявитель был ознакомлен с информацией, касавшейся внесения сведений о нем во внутригосударственную базу данных Шенгенской информационной системы. Таким образом, суд постановил, что ходатайство об отмене решения Комиссии по обработке данных в связи с превышением полномочий, поскольку она отказалась предоставить заинтересованному лицу указанную информацию, было безосновательным.

Государственный Совет также указал, что «на основании проведенного расследования невозможно установить причины включения сведений о заявителе в базу данных информационной системы и оценить, является ли отклонение (CNIL) его ходатайства о внесении изменения или удаления данных из системы правомерным». В связи с этим Государственный Совет обязал Комиссию по обработке данных передать в течение двух месяцев материалы, необходимые для принятия решения по делу и касающиеся причин внесения данных заявителя во внутригосударственную базу данных Шенгенской информационной системы, принятые начиная с решения Комиссии от 27 августа 2003 г. Высокая судебная инстанция добавила, что в том случае, если Комиссия по обработке данных считала, что эти причины, либо некоторые из них являлись секретными согласно законодательству или были основаны на данных, имеющих отношение к государственной безопасности, защите и общественному порядку, и если она полагала, что была обязана отказать в их разглашении, Государственный Совет все же обязал бы комиссию приобщить к материалам письменной проверки всю информацию о характере исключенных данных и причинах их исключения, чтобы дать возможность Совету выразить свое мнение относительно рассмотрения дела, не нанося ущерба, прямого или косвенного, секретным сведениям, определяемым законом или наделяемым таким статусом из соображений государственной безопасности, защиты и общественного порядка.

В письме от 12 июля 2005 г. Комиссия по обработке данных указала, что сведения о заявителе были внесены в Шенгенскую информационную базу по требованию французской дирекции безопасности территорий (DST) включить указанные данные в файл разыскиваемых лиц. Комиссия по обработке данных сообщила, что не знала о содержании досье, имевшихся в распоряжении дирекции безопасности территорий, и лишь последняя могла предоставить Государственному Совету информацию, которая позволила бы верховной судебной инстанции определить, являлась ли просьба заявителя о внесении изменений в рассматриваемые сведения обоснованной или нет.

В судебном решении от 23 августа 2006 г. Государственный Совет постановил, что 2 ноября 1994 г. в базу данных Шенгенской информационной системы была внесена ориентировка на заявителя, действительная до 5 января 2006 г., на основании пункта 2 статьи 96 Конвенции о применении Шенгенского соглашения и статьи 3 этой же Конвенции (см. ниже раздел «Соответствующее законодательство»), по ходатайству дирекции безопасности территорий. Он также сообщил, что сотрудники Комиссии по обработке данных, имеющие право непрямого доступа, в ходе проверок определили, что «с учетом предоставленных им данных и разъяснений, не было оснований вносить изменения или удалять данные, касающиеся заявителя, из Шенгенской информационной системы». Государственный Совет считал, что из всех элементов досье следовало, что причины, которыми руководствовалась Комиссия по обработке данных, отказывая во внесении изменений или в удалении информации, касавшейся заявителя, по своей природе были таковы, что законно оправдывали решение Комиссии. Таким образом, Государственный Совет пришел к выводу, что заинтересованное лицо было не вправе требовать отмены решения Комиссии по обработке данных.

 

  1. Соответствующее законодательство

Статья 92 Конвенции о применении Шенгенского соглашения от 14 июня 1985 г. установила, что «Шенгенская информационная система» (SIS) включает в себя национальную часть, находящуюся в распоряжении каждой Договаривающейся Стороны и функцию технической поддержки. В этом же положении указывается, что Шенгенская информационная система обеспечивает возможность органам власти, назначенным Договаривающимися Сторонами, получать сведения о лицах и предметах, и создает свою национальную часть системы с целью получить доступ к информации о лицах и предметах, в частности, применительно к информации, предусмотренной статьей 96 этой Конвенции, «в целях осуществления процедуры выдачи виз, предоставления видов на жительство и административной деятельности в отношении иностранцев в контексте применения положений о передвижении лиц, предусмотренных настоящей Конвенцией».

Другие соответствующие положения Конвенции предусматривают следующее:

«…Статья 94

  1. Шенгенская информационная система содержит только те категории данных, которые предоставлены каждой из Договаривающихся Сторон и которые необходимы в целях, предусмотренных статьями 95 — 100. Договаривающаяся Сторона, которая направляет информационный запрос, проводит проверку на предмет того, оправдывает ли значимость дела внесение данных в Шенгенскую информационную систему…
  2. В отношении лиц включаемые элементы сведений являются максимум следующими:
  3. a) фамилия и имя, «псевдонимы», которые в ряде случаев могут регистрироваться отдельно;
  4. b) особенности внешнего вида, объективные и неустранимые;
  5. c) первая буква второго имени;
  6. d) дата и место рождения;
  7. e) пол;
  8. f) гражданство;
  9. g) сведения о наличии у соответствующих лиц оружия;
  10. h) сведения о склонности соответствующих лиц к совершению насильственных действий;
  11. i) причина направления сведений;
  12. j) меры, которые требуется предпринять…

Статья 96

  1. Данные об иностранцах, в отношении которых направлены сведения в целях лишения допуска в страну, включаются на базе внутригосударственного информационного сообщения, которое является результатом решений, принятых административными органами или компетентными судебными инстанциями с соблюдением процессуальных норм, предусмотренных внутригосударственным законодательством.
  2. Основаниями решений могут выступать угроза публичному порядку или национальной безопасности и спокойствию, которую способно повлечь за собой пребывание иностранца на внутригосударственной территории.

Такими могут быть, в частности, случаи:

  1. a) когда речь идет об иностранце, который был осужден за преступление, влекущее лишение свободы не менее чем на один год;
  2. b) когда речь идет об иностранце, в отношении которого имеются серьезные основания полагать, что он совершил тяжкие преступления… или в отношении которого существуют реальные данные о том, что он планирует совершить подобные деяния на территории Договаривающейся Стороны…

Статья 106

  1. Только Договаривающаяся Сторона, направившая информационный запрос, правомочна изменять, дополнять, исправлять или устранять введенные ею данные…

Статья 109

Право каждого лица на доступ к затрагивающим его данным, которые включены в Шенгенскую информационную систему, осуществляется при соблюдении законодательства Договаривающейся Стороны, в которой лицо реализует указанное право. Если это предусмотрено внутригосударственным законодательством, внутригосударственный контролирующий орган, предусмотренный параграфом 1 статьи 114, принимает решение, будет ли информация сообщаться и в каком порядке…

Статья 110

Каждое лицо имеет право на внесение исправлений в данные, которые содержат относящуюся к нему фактическую ошибку, или на устранение данных, которые содержат относящуюся к нему юридическую ошибку.

Статья 111

  1. Каждое лицо на территории любой Договаривающейся Стороны может обращаться в суд либо в органы, компетентные согласно внутригосударственному законодательству, с иском, в том числе, об исправлении, устранении, о предоставлении информации либо компенсации вреда, причиненного затрагивающим его информационным запросом…

Статья 114

  1. Каждая Договаривающаяся Сторона назначает контролирующий орган, уполномоченный, при условии соблюдения внутригосударственного законодательства, осуществлять независимый контроль базы данных национальной части Шенгенской информационной системы и проводить проверки с тем, чтобы обработка и использование данных, включенных в Шенгенскую информационную систему, не наносили ущерба правам заинтересованного лица…
  2. Каждое лицо имеет право обращаться с запросом к контролирующему органу о проверке затрагивающих его данных, которые включены в Шенгенскую информационную систему, а равно о способе использования этих данных. Это право регулируется внутригосударственным законодательством Договаривающейся Стороны, которой направлен запрос…».

Согласно статье 6 Декрета от 6 мая 1995 г., касающегося внутригосударственной базы данных Шенгенской информационной системы (N-SIS), право доступа к данным, хранящимся в указанной информационной системе, может быть реализовано через Комиссию по обработке данных в соответствии со статьями 109 и 114 Конвенции и статьей 39 Закона от 6 января 1978 г., без ущерба для положений, относящихся к данным, которые могут быть доступны непосредственно лицу, осуществляющему это право.

В статьях 2 и 3 указанного Декрета установлено следующее:

«…Статья 2

Основной целью внутригосударственной базы данных Шенгенской информационной системы, называемой N-SIS, является централизация информации о лицах и предметах, разыскиваемых административными и судебными органами государств — участников Конвенции о применении Шенгенского соглашения с тем, чтобы позволить органам, назначенным указанными государствами, осуществлять необходимые действия, касающиеся разыскиваемых лиц и предметов.

Статья 3

  1. Могут быть автоматически обработаны в N-SIS персональные данные, имеющие отношение к следующим лицам:

— лицам, разыскиваемым с целью ареста для последующей выдачи;

— иностранцам, которым закрыт въезд в страну после вынесения административного или судебного решения;

— пропавшим без вести и лицам, которым в интересах собственной безопасности или для предотвращения угрозы, необходимо временно находиться под надзором;

— лицам, разыскиваемым правоохранительными органами в рамках производства по уголовному делу;

— лицам, разыскиваемым правоохранительными органами с целью уведомления или исполнения решения по уголовному делу.

  1. Могут быть автоматически обработаны только с целью ведения скрытого наблюдения или специального контроля данные о лицах, транспортных средствах, попавших в информационную систему по следующим причинам:
  2. a) данная регистрация необходима для противодействия преступной деятельности и в целях предотвращения угрозы общественной безопасности, когда реальные признаки указывают на то, что соответствующее лицо намеревается совершить или совершает многочисленные и особо тяжкие уголовные преступления, или когда общая оценка личности, в частности, на основании уголовных преступлений, совершенных ранее данным лицом, позволяет предположить, что лицо в будущем совершит особо тяжкие уголовные преступления;
  3. b) конкретные признаки позволяют предположить, что информация, указанная в пункте 4 статьи 99 Конвенции о применении Шенгенского соглашения от 19 июня 1990 г., необходима для предотвращения серьезной угрозы со стороны лица или иные серьезные угрозы для внутренней или внешней безопасности государства…».

Соответствующими положениями Закона от 6 января 1978 г., касающимися информатики, архивов и свобод, являются следующие:

«…Статья 36

Обладатель права доступа может потребовать, чтобы была исправлена, разъяснена, уточнена или удалена касающаяся его информация, а также информация, являющаяся неточной, неполной, неоднозначной, устаревшей, или сбор, использование, передача или хранение которой запрещены…

Статья 39

Что касается интересов безопасности государства, защиты и общественной безопасности, запрос направляется в Комиссию, которая назначает одного из своих членов, который является или являлся членом Государственного Совета, Кассационного суда или Счетной палаты, чтобы провести все необходимые проверки и внести необходимые изменения. Последнему указанному кандидату может помогать представитель Комиссии. Он уведомляет заявителя о том, что приступил к проверке…».

 

СУТЬ ЖАЛОБЫ

  1. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция), заявитель жаловался, что решение о запрете на его въезд на территорию Франции, действовавшее с 20 декабря 1989 г. по 7 сентября 2008 г., вынесенное без его уведомления о причинах принятия такой меры или о наличии этой меры на момент ее применения, не соответствовало принципам справедливого судебного разбирательства.

Ссылаясь на это же положение, заявитель жаловался, что не мог воспользоваться справедливым разбирательством независимым и беспристрастным судом в рамках процедуры доступа к касающимся его сведениям, содержащимся в Шенгенском файле, с которыми он так и не смог ознакомиться ни через Комиссию по обработке данных, ни через Государственный Совет, а также, что он не имел доступа к мотивам, изложенным французскими властями в ходатайстве о внесении данных о нем в указанный файл, которое оставалось в силе с 2 ноября 1994 г. по 5 января 2006 г., препятствовавшим, таким образом, его въезду на всю территорию Шенгенской зоны на протяжении всего указанного срока.

  1. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 8 Конвенции, что указанное внесение его личных данных в Шенгенскую информационную систему представляло собой вмешательство в его право на уважение его личной жизни в той мере, в которой оно препятствовало заявителю в течение всего рассматриваемого периода находиться по делам личного или делового характера на территории стран, входящих в Шенгенскую зону.

 

ПРАВО

  1. Заявитель утверждал, что ему не было обеспечено справедливое судебное разбирательство в связи с решением запретить ему въезд на территорию Франции, которое оставалось в силе с 20 декабря 1989 г. по 7 сентября 2008 г. и сопровождалось включением данных заявителя в Шенгенскую информационную систему в течение 11 лет и двух месяцев. Действительно, данное решение было принято без уведомления заявителя о его причинах или наличии самого решения. Заявитель жаловался на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

Согласно положению пункта 1 статьи 6 Конвенции заявитель утверждал, что в отношении него не была проведена процедура в соответствии с принципами справедливого судебного разбирательства в связи с доступом к данным, содержащимся в файле Шенгенской информационной системы.

Соответствующая часть пункта 1 статьи 6 Конвенции предусматривает следующее:

«1. Каждый человек в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом на основании закона…».

Европейский Суд напомнил прежде всего, что в силу сложившейся судебной практики решения, касающиеся въезда, пребывания и выдворения иностранцев, не представляют собой спора о гражданских правах и обязанностях и не относятся к предъявлению уголовного обвинения по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Маауйя против Франции» (Maaouia v. France), жалоба N 39652/98, ECHR 2000-X, § 40). В связи с этим мера в виде запрета въезда на территорию Франции, которая была применена в отношении заявителя, независимо от того, каковы были ее причины, последствия и длительность, не подпадают под действие указанного положения Конвенции.

Что касается соответствия статье 6 Конвенции процедуре, установленной согласно Конвенции о применении Шенгенского соглашения от 14 июня 1985 г., предоставляющей заинтересованным лицам возможность доступ к их персональным данным в Шенгенских файлах, а при необходимости возможность исправления или удаления указанных данных Европейский Суд отмечает, что в соответствии со статьей 92 названной Конвенции Шенгенская информационная система имеет целью именно позволить Договаривающимся Сторонам в отношении категории запросов, касающихся статьи 96 (применимо в данном случае), использовать личные данные о лицах «с целью выдачи виз, видов на жительство и с целью работы с иностранными гражданами в рамках применения положений о перемещении лиц, предусмотренных настоящей Конвенцией».

Европейский Суд отмечает, что рассматриваемое дело тесно связано с правилами, касающимися въезда и проживания иностранцев в стране, в том числе с порядком выдачи виз. Европейский Суд также указывает, что именно из полученных отказов на ходатайства о выдаче виз, поданных французским и немецким властям, заявитель узнал о включении его данных в Шенгенский файл. Кроме того, из материалов дела следует, что главной целью заинтересованного лица было добиться через Комиссию по обработке данных после Государственного Совета права на въезд и пребывание в странах, входящих в Шенгенское соглашение, а именно во Францию и Германию. Таким образом, учитывая связь правовой процедуры с вопросом, который выходит за рамки статьи 6 Конвенции, Европейский Суд считает, что эта процедура не касалась рассмотрения спора о гражданских правах или предъявления ему уголовного обвинения по смыслу указанного положения.

Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд пришел к выводу, что данная часть жалобы несовместима в силу критерия ratione materiae <2> с положениями Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

———————————

<2> Критерий ratione materiae (лат.) — обжалуемое заявителем право должно быть гарантировано Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (примеч. переводчика).

 

  1. Заявитель жаловался, что включение его данных французскими органами государственной власти в Шенгенскую информационную систему являлось вмешательством властей в его право на уважение личной и семейной жизни. В результате внесения его данных в Шенгенскую базу заявитель был лишен возможности передвижения по многим странам как с частными, так и с профессиональными целями. Заявитель утверждал, что сложившаяся ситуация нанесла ущерб его профессиональной деятельности, подчеркивая, что его торговые партнеры с трудом поняли, почему заявитель не может перемещаться в пределах Шенгенской зоны, в частности, по территории Франции и Германии. Заявитель также сообщил о взаимоотношениях с лицами во Франции и указал, что, поскольку он не имел возможности въехать на территорию Франции, операция, которую ему должны были сделать в этой стране, была отменена в последний момент и в итоге была ему сделана в Швейцарии.

В соответствующей части статьи 8 Конвенции предусмотрено следующее:

«1. Каждый имеет право на уважение его частной и личной жизни…

  1. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности…».

Европейский Суд отмечает, что Конвенция как таковая не предоставляет лицу права на въезд и проживание в государстве, гражданином которого он не является. Тем не менее решения властей по данному вопросу, поскольку они могут нарушать право, закрепленное в пункте 1 статьи 8 Конвенции, должны быть необходимы в демократическом обществе и, в частности, пропорциональны преследуемой законной цели, в данном случае защите национальной безопасности (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Юнер против Нидерландов» ( v. Netherlands), жалоба N 46410/99, ECHR 2006-… § 54).

В связи с тем, что профессиональные отношения заявителя, в том числе с компаниями во Франции и Германии, а также его отношения во Франции с представителями политической и экономической жизни страны могут рассматриваться как составляющие «личную жизнь» по смыслу статьи 8 Конвенции, Европейский Суд считает, что вмешательство в «личную жизнь» в связи со включением французскими властями данных о заявителе в Шенгенский файл было «предусмотрено законом» (в данном случае Конвенцией о применении Шенгенского соглашения от 14 июня 1985 г. и Декретом от 6 мая 1995 г., касающимся внутригосударственной части базы данных Шенгенской информационной системы) и преследовало законную цель защиты национальной безопасности.

Что касается соразмерности меры внесения данных о заявителе в файл Шенгенской информационной системы, Европейский Суд отмечает, что по сути профессиональная деятельность заявителя в период, когда он занимал должность директора компании, и связи, которые он устанавливал и поддерживал в этом качестве, видимо, относятся к периоду до 1982 года, когда его положение изменилось, хотя заявитель возобновил проведение экспортно-импортных операций в 1991 году, через два года после отставки. С другой стороны, Европейский Суд также подчеркивает, что заявитель не указал каких-либо конкретных последствий, связанных с невозможностью передвигаться по странам Шенгенской зоны. Заявитель только упомянул, не вдаваясь в подробности, «значительный ущерб в результате последствий для нормального функционирования его предприятия» и подчеркнул, что не мог сделать во Франции операцию, которую в итоге провели в Швейцарии, что, по-видимому, не имело значимых последствий для его здоровья. Учитывая данные факторы, Европейский Суд считает, что вмешательство со стороны французских властей в право заявителя на уважение его личной жизни являлось мерой, пропорциональной преследуемой цели и необходимой в демократическом обществе.

Если считать, что заявитель жаловался на вмешательство в право на уважение личной жизни только из-за того, что его личные данные находились в файле Шенгенской информационной системы в течение длительного периода, Европейский Суд напоминает, что любое лицо, к которому применяется мера, обоснованная интересами национальной безопасности, должно иметь гарантии против злоупотребления властью. В частности, лицу должна быть обеспечена возможность, чтобы оспариваемая мера контролировалась независимым и беспристрастным органом, уполномоченным решать все вопросы, касающиеся фактов и права, с целью принятия решения о правомерности меры и применения наказания в отношении возможных случаев злоупотребления властью. В этом контролирующем органе власти заинтересованное лицо должно иметь возможность воспользоваться состязательной процедурой, чтобы изложить свою точку зрения и опровергнуть аргументы властей (см. Постановление Европейского Суда по делу «Аль-Нашиф против Болгарии» (Al-Nashif v. Bulgaria) от 20 июня 2002 г., жалоба N 50963/99, §§ 123 и 124, Постановление Европейского Суда по делу «Кайя против Румынии» (Kaya v. Romania) от 12 октября 2006 г., жалоба N 33970/05, § 41, а также Постановление Европейского Суда по делу «C.G. и другие против Болгарии» (C.G. and Others v. Bulgaria) от 24 апреля 2008 г., жалоба N 1365/07, §§ 39 и 41).

В настоящем деле Европейский Суд прежде всего подчеркивает наличие особых обстоятельств, поскольку, в отличие от вышеуказанных дел, касающихся выдворения лиц, проживавших в соответствующих странах, у заявителя была противоположная ситуация, связанная с получением въездных виз во Францию и Германию, а, следовательно, с въездом на территорию всей Шенгенской зоны. Европейский Суд принимает во внимание последствия, которые повлекло для заявителя внесение его личных данных в файл Шенгенской информационной системы, что привело к запрету на въезд на территорию не только одного государства, но и всех стран Шенгенской зоны. Тем не менее Европейский Суд считает в этой связи, что в отношении въезда на их территорию государства пользуются значительной свободой усмотрения относительно способов обеспечения гарантий против злоупотребления властью, на которые в данной ситуации лицо может претендовать (см., с другой стороны, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «C.G. и другие против Болгарии», §§ 45 и последующие).

Европейский Суд также отмечает, что заявитель имел возможность добиться контроля за оспариваемой мерой сначала со стороны Комиссии по обработке данных, а затем со стороны Государственного Совета в рамках обжалования злоупотреблением полномочий. Европейский Суд обращает внимание, что орган высшей судебной административной власти запросил у Комиссии по обработке данных уточнения относительно причин внесения данных заявителя в Шенгенскую информационную систему, чтобы прийти к выводу, что Комиссия обосновала свое решение не вносить изменения и не удалять рассматриваемую информацию после того, как член комиссии, назначенный в соответствии со статьей 39 Закона от 6 января 1978 г. (см. раздел «Соответствующее законодательство»), выполнил требуемые проверки. Европейский Суд утверждает, что, хотя заявитель никогда не имел возможности оспаривать конкретные основания для внесения сведений о нем в Шенгенскую информационную систему, он был уведомлен об остальных данных о нем, содержащихся в Шенгенском файле, и о том факте, что затребованное дирекцией безопасности территорий уведомление, содержавшее личные данные заявителя, было обосновано соображениями национальной безопасности, обороны и общественного порядка.

Европейский Суд пришел к выводу, что отсутствие у заинтересованных лиц возможности личного доступа ко всей запрашиваемой ими информации само по себе не может доказывать, что вмешательство не было обосновано с учетом требований национальной безопасности (см., mutatis mutandis <3>, Постановление Европейского Суда по делу «Леандер против Швеции» (Leander v. Sweden) от 26 марта 1987 г., Series A, N 116, § 66).

———————————

<3> Mutatis mutandis (лат.) — с соответствующими изменениями (примеч. переводчика).

Следовательно, эта часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

объявил жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу.

Председатель Палаты Суда
Пэр ЛОРЕНСЕН
Секретарь Секции Суда
Клаудиа ВЕСТЕРДИЙК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code