ПРАВОВАЯ ДОКТРИНА КАК ПРАВООБРАЗУЮЩИИ ФАКТОР


И.С.Зеленкевич

В статье предпринята попытка анализа феномена правовой доктрины через призму процесса правообразования. Правовая доктрина представлена как важнейший субъективный правообразующий фактор. Сделана попытка выявить основные способы и пути влияния доктринальных юридических разработок на правотворческий субъект.

Ключевые слова: правообразование, правообразующий фактор, правовая доктрина.

 

Категория «правообразование» в отечественной теории права является, с одной стороны, одной из самых актуальных и значимых в теоретическом и практическом плане, а с другой — одной из самых неоднозначных, не имеющих постоянной устоявшейся дефиниции и четко сформулированных характерных черт. Российская правовая наука на разных этапах своего развития формулировала разные подходы к концепции «право- образования», менялись также подходы к определению, классификации и значению правообразующих факторов.

Современные теоретики практически единогласно признают важность и значимость изучения процессов образования права. Так, один из ведущих современных исследователей феномена правообразования В.В. Трофимов обосновывает значимость изучения и разработки концепции правообразования и правообразующих факторов следующим образом: «Концепция правообразования позволяет уяснить сущность, содержание права и выводит на понимание качества закона, от которого зависит состояние законности и правопорядка в обществе. В рамках данной проблематики можно найти ответ на очень актуальный вопрос: считать ли юридическую (правовую) норму результатом познавательных усилий и причислить ее к категории открытий, изобретений, или же правовая норма — это итог более сложного объективного процесса, который происходит в недрах самой социально-правовой жизни» [5, c. 49].

Таким образом, актуальность указанных категорий для государства, чья национальная правовая система является частью романо-германской (континентальной) правовой семьи, сложно переоценить. Именно мыслительная, интеллектуальная деятельность конкретных правотворческих субъектов (индивидуальных или коллективных) была и остается главной движущей силой романо-германского правообразовательного процесса. Следовательно, выявление, изучение и классификация факторов, влияющих на мыслительную деятельность субъекта правообразования, позволяют ответить на целый ряд наиболее актуальных вопросов:

1. Каковы сущность, содержание и социальная ценность права?

2. Какова адекватность права современным социальным, политическим и экономическим реалиям?

3. Насколько прочна двусторонняя связь между субъектом правообразования и обществом?

4. Каков уровень научной обоснованности принимаемых правовых актов и т. д.

Целью нашего исследования является анализ правовой доктрины как основного субъективного правообразующего фактора и выявление его значения для правообразо- вательных процессов.

Прежде чем перейти к главной цели нашего исследования, необходимо уяснить базовый категориальный аппарат. Прежде всего необходимо определиться с понятием «правообразование» и отграничить его от смежной категории «правотворчество», что представляется достаточно сложной исследовательской задачей, поскольку оба этих явления прочно и органически взаимосвязаны, неразрывны и имеют свойство перетекать одно в другое. На сегодняшний день в отечественной правовой науке господствует точка зрения на правотворчество как на главный, но не единственный элемент процесса правообразования, его итоговую, завершающую стадию.

Так, С.С. Алексеев отмечает: «Формирование права — это весь процесс, в результате которого в действующую юридическую систему вводятся новые (а также изменяются или отменяются уже существующие) юридические нормы. Процесс правообразования является сложным, длящимся, сочетающим во взаимодействии объективные и субъективные факторы, обусловливающие право» [1, с. 225]. В процессе правообразования, отмечает автор, «велика роль активно-творческих элементов — деятельности субъектов политической системы (партий, государства, общественных организаций), влияния науки, правовой активности граждан, общественности» [1, с. 226].

Однако как только в процесс формирования права включаются органы государственной власти, он приобретает качественно иные характеристики. Стихийная творческая активность уступает место урегулированному законом производству, основанному на принципах законности, логичности, обоснованности и состоящему из стадий, имеющих определенную очередность и четко очерченные законом границы и сроки.

Правообразование перетекает в правотворчество, которое представляет собой «объективно обусловленную, завершающую процесс формирования права государственную деятельность, в результате которой воля господствующего класса возводится в закон, в юридические нормы» [1, с. 226].

Таким образом, учитывая все вышеизложенное, под правообразованием в отечественной теории права понимается «весь процесс создания правовой нормы, начиная с зарождения идеи о ней в связи с выявлением потребности в правовой регламентации соответствующих общественных отношений и кончая ее принятием и введением в действие» [2, с. 661].

Правотворчество же определяется как «процесс возведения государственной воли в закон, ее оформления в различных нормативно-правовых актах, процесс придания содержащимся в них правилам поведения общеобязательного характера» [2, с. 660].

Из приведенного выше определения правообразования видно, что это сложный, многогранный процесс, иногда достаточно длительный во временном эквиваленте, зависящий от огромного количества различных обстоятельств политико-правовой жизни общества объективного или субъективного характера. Эти обстоятельства, факты общественной жизни, могут иметь разное содержание (экономическое, политическое, идеологическое, религиозное и т. д.), могут быть направлены как извне, так и изнутри системы государственного управления, однако все они, так или иначе, влияют на субъект правообразовательной деятельности, подталкивая его к принятию правотворческого решения. В правовой науке их принято называть правообразующими, или юридическими, факторами.

Таким образом, правообразующий (юридический) фактор — это «социальный факт (экономические условия, деятельность государства, судебная практика и др.), который оказывает влияние на механизм правообразования, вызывает изменение действующего законодательства, принятие новых норм» [3, с. 158].

Классификацию правообразующих факторов можно провести с учетом нескольких критериев. Так, Н.А. Придворов и В.В. Трофимов предлагают дифференцировать их следующим образом: «по степени влияния отдельных факторов на характер и содержание правового регулирования эти факторы условно можно разделить на основные (внешние) факторы и обеспечивающие (внутренние) факторы. Первые обусловливают возникновением проблемной правовой ситуации и оказывают влияние на содержание правотворческого решения. Вторые связаны с обеспечением надлежащих условий для осуществления процесса деятельности по выработке тактики и стратегии правотворчества.

Группа основных факторов не однородна. Эти факторы можно подразделить на:
1. Основные объективные (экономический, социокультурный, географический, экологический и т. д.) и субъективные факторы (политико-правовой, культурно-образовательный, моральный, идейно-психологический, и т. д.);
2. Национальные и интернациональные факторы.

К обеспечивающим (внутренним) факторам относятся: организационный, юридико- технический, информационный, научный, программирующий и др.» [3, с. 161].
Правовая доктрина представляет собой одно из самых «загадочных» и неопределенных материально-правовых явлений современного романо-германского права. С одной стороны, она обладает всеми признаками и свойствами источника права, с другой — не имеет необходимой правовой формы, которая позволила бы правоприменителю использовать ее непосредственно в юридической практике. Правовая доктрина сопровождает романо-германского законодателя с момента зарождения континентальной правовой семьи, однако правовая наука до сих пор не выработала унифицированного определения правовой доктрины и не смогла однозначно сформулировать ее характерные черты. Правовая доктрина — это концентрированное выражение сущности романо-гер- манского права, ее фундаментальный источник, дающий законодателю и правоприменителю терминологический аппарат, вырабатывающий для него базовые юридические конструкции, формулирующий основополагающие принципы права и, более того, определяющий господствующий тип правопонимания. Доктрина — это остов и фундамент, на котором трудом многих поколений юристов было выстроено все здание континентального права.

Учитывая все вышеизложенное, особую актуальность приобретает выработка дефиниции правовой доктрины и ее базовых характерных черт. При этом необходимо четко отграничивать правовую доктрину от смежных с ней категорий: правовой науки, правовой идеологии, правовой политики, правовой психологии и т. д.

Под правовой доктриной мы предлагаем понимать авторитетное, общепризнанное научное предложение в области права и связанных с ним правовых явлений, ассоциирующееся с определенной школой или авторитетной персоной, нашедшее свое отражение и закрепление в нормотворчестве и правоприменительной практике и являющееся самостоятельным объектом материального права.

Основными свойствами правовой доктрины, таким образом, являются:
1) предметность: предметом правовой доктрины являются позитивное право и связанные с ним правовые явления;
2) научность: источником правовой доктрины всегда выступают сугубо научные доводы. Научный характер правовой доктрины предполагает рациональность, логичность, доказанность и обоснованность, согласованность, системность доктринальных положений, внутреннюю непротиворечивость, развитый категориальный аппарат;
3) авторитетность;
4) устойчивость во времени;
5) наличие регулятивной функции и возможность оказывать влияние на развитие общественных отношений и поведение субъектов права;
6) подтверждение доктринальных положений на практике путем их интеграции в нормативно-правовые акты и, как следствие, в правоприменительную деятельность.

Учитывая перечисленные свойства правовой доктрины, можно с уверенностью говорить о том, что на сегодняшний день она является одним из основных субъективных правообразующих факторов, оказывающих серьезное воздействие на субъект правообразования и правотворчества.

Роль правовой доктрины как правооб- разующего фактора заключается, на наш взгляд, в том, что:

1) именно правовая доктрина дает правообразующему и правотворческому субъекту необходимые правовые познания в той или иной сфере жизни общества, наделяет его категориальным и ценностным аппаратом;

2) правовая доктрина выступает своеобразным ограничителем воли правотворческого субъекта, выполняя, таким образом, важнейшую правоохранительную и правозащитную функции. Правовая доктрина ставит перед субъектом правотворчества определенные правовые границы, за пределы которых не может простираться его государственная воля. Так, господство либертарно- юридической правовой доктрины и закрепление ее основных постулатов в актах высшего конституционного характера накладывают на законодателя определенные запреты и ограничения, не позволяя ему вводить в оборот нормы, нарушающие базовые принципы конституционного строя (принцип народовластия, гуманизма, народного суверенитета, неотъемлемости основных прав и свобод человека и гражданина, разделения властей и т. д.);

3) правовая доктрина, сама выступая фактором правообразовательной деятельности, оказывает влияние на другие смежные факторы, например, на идейно-психологический и политико-правовой фактор. В зависимости от господства на конкретном историческом этапе развития государства и общества той или иной правовой доктрины (материально-правовой, естественно-правовой, позитивистской и т. д.), меняются господствующий тип правопонимания, взгляды на соотношение интересов государства и личности, а следовательно, меняется вектор государственно-правовой политики;

4) наконец, правовая доктрина представляет неистощимый материал для дальнейшего развития национальной правовой системы. На основе уже существующих правовых теорий и концепций генерируются новые правовые идеи, оказывая влияние на все субъекты процесса правообразования.

В заключение необходимо отметить, что для современного российского государства и права правовая доктрина имеет краеугольное значение как в качестве источника права, так и в качестве правообразующего фактора. Наша страна находится на том этапе формирования государственно-правовой системы, который в науке часто обозначается как «переходный». Для данного этапа свойственны подвижность и нестабильность базовых политико-правовых институтов, отсутствие четко и однозначно выраженной политико-правовой идеи, наличие большого количества пробелов в законодательстве. На переходном этапе развития государства правовая доктрина приобретает особое значение, поскольку «в условиях пробельности переходного права главные правовые идеи, лежащие в основе действующей правовой системы, приобретают решающее значение. Правовая доктрина становится стержнем, определяющим звеном, влияющим на все стороны правовой жизни в переходный период. Правовые идеи предваряют нормо- творческий процесс и опосредуют его результаты» [4, с. 361].

Библиографический список

1. Алексеев С.С. Общая теория права / С.С. Алексеев. — М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. — 576 с.
2. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права / М.Н. Марченко. — М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. — 768 с.
3. Придворов Н.А. Правообразование и право- образующие факторы в праве / Н.А. Придворов, В.В. Трофимов. — М. : Норма, 2012. — 400 с.
4. Сорокин В.В. Общее учение о государстве и праве переходного периода / В.В. Сорокин. — М. : Юрлитинформ, 2010. — 424 с.
5. Трофимов В.В. Логико-теоретические аспекты построения дефиниции понятия «правообразование» / В.В. Трофимов // Юридическая техника. — 2008. — № 2.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2015. Выпуск 23

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code