НЕВМЕНЯЕМОСТЬ — ЮРИДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ


С.А.Гавриленков

В данной статье рассматривается юридический критерий невменяемости как безусловное основание освобождения от уголовной ответственности. Автором проводится сравнительный анализ структуры и содержания форм и видов вины, предусмотренных уголовным законом, со структурой и содержанием юридического критерия невменяемости.

Ключевые слова: вина, невменяемость.

 

Согласно уголовному закону основанием уголовной ответственности является наличие в действиях лица состава преступления, предусмотренного особенной частью Уголовного кодекса РФ [14]. Одним же из обязательных элементов феномена — состава преступления — является вина как умысел либо неосторожность в действиях субъекта.

Факта совершения общественно опасного деяния еще недостаточно для вывода об ответственности лица, поскольку требуется установление его психического отношения к совершенному деянию, т. е. субъективной стороны этого деяния. А сам факт совершения общественно опасного деяния вовсе не предполагает наличия умысла или неосторожности, он может иметь место и независимо от требуемого законом субъективного отношения со стороны действующего [7, с. 63; 12, с. 113; 13, с. 62; 15, с. 104].

При этом надо четко представлять, какие фактические обстоятельства должны охватываться сознанием и волей лица, для того чтобы признать наличие умысла или неосторожности в его поведении. Конкретный перечень фактических обстоятельств, охватываемых психическим отношением лица, в каждом составе преступления является строго индивидуальным и специфическим [2, с. 108].

Таким образом, любое объективно выраженное поведение индивида, повлекшее общественно опасные последствия, предусмотренные диспозициями особенной части Уголовного кодекса, должно быть совершено исключительно с определенной в законе интеллектуально-волевой установкой (осознание и отношение к осознанному). Иначе вышеуказанное поведение лица, пусть даже и повлекшее вредные последствия, является невиновным и, соответственно, не содержащим состава преступления, а следовательно, такое лицо не подлежит уголовной ответственности.

Очевидно, что без вины, без мотивированной психической позиции лица, обладающего свободой выбора между преступным и непреступным вариантами поведения, как бы ни были тяжелы фактически наступившие вредные последствия, преступление отсутствует [8, с. 85].

Данный принцип, когда наличие вовне вредных действий, повлекших общественно опасные последствия, не может влечь уголовной ответственности само по себе, без наличия вины как особого соотношения сознания и воли относительно деяния и его последствий, является принципом субъективного вменения, основы российского уголовного права.

Обоснованно мнение, что общественно опасное действие или бездействие только тогда может быть признано преступлением, когда оно совершено при определенном психическом отношении лица к своему деянию, т. е. при наличии вины в форме умысла или неосторожности [8, с. 153].

Законодательно данный принцип дифинитивно закреплен в ст. 5 УК РФ, согласно которой уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается.

При этом представляется возможным выделить следующие варианты невиновного причинения вреда по уголовному закону РФ:

— совершение деяния с непредусмотренной статьей особенной части УК формой вины;
— совершение деяния с непредусмотренным статьей Особенной части УК видом вины;
— совершение деяния при отсутствии предусмотренной в законе цели либо мотива;
— не связанное с заболеванием неосознание общественной опасности своих действий (ч. 1 ст. 28 УК РФ);
— непредвидение возможности наступления общественно опасных последствий при объективном отсутствии данной возможности по обстоятельствам дела и отсутствии субъективной обязанности их предвидеть (ч. 1 ст. 28 УК РФ);
— связанная с расстройством психики невозможность осознавать фактический характер своих действий (ст. 21 УК РФ);
— связанная с расстройством психики невозможность осознавать общественную опасность своих действий (ст. 21 УК РФ);
— связанная с расстройством психики невозможность руководить своими действиями (ст. 21 УК РФ).

Приведенные варианты невиновности являются таковыми исключительно в связи с качеством субъективной стороны индивида, т. е. речь идет о вине «в чистом виде» как интеллектуально-волевой категории.

Реализацию в действующем законе принципа субъективного вменения возможно проанализировать при анализе форм и видов вины, а также вменяемости как категорий исключительно интеллектуально-волевых, составляющих сущность вины как обязательного признака субъективной стороны преступления.

Основополагающим является понятие вменяемости, т. е. требование закона, в любом случае, безотносительно интеллектуально-волевого сочетания в виде как форм, так и видов вины, когда принципиальным условием возможности наступления уголовной ответственности являются особые качества психики индивида, предъявляемые к нему как к субъекту преступления.

При этом интеллектуальные способности определяют возможности субъекта правильно оценивать явления действительности, понимать существующие между ними связи и взаимозависимости, предвидеть возможные последствия своих действий. Волевые же качества личности определяют ее возможности сознательно контролировать свои поступки, активно ими управлять, подчинять свое поведение сознательно поставленной цели [3, с. 28].

Человек, обладающий нормальными мыслительными и волевыми качествами, в состоянии сознательно воспринимать воздействие на его мозг влияния внешнего мира, а следовательно, способен критически подходить к своему поведению, разумно понимать требования, предъявляемые к нему установленными в обществе правилами поведения [4, с. 31].

Способность понимать фактическую сторону и социальную значимость своих поступков и при этом сознательно руководить своими действиями отличает вменяемого человека от невменяемого. Невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои поступки прежде всего потому, что в них не участвовали его сознание и воля [8, с. 141].

Как видно из анализа действующего уголовного закона, конструкции как видов умысла, так и неосторожности представляют собой особые сочетания сознания и воли как качеств психической деятельности субъекта. Именно в связи с этим законом установлено принципиальное требование о наличии у субъекта возможности обладать сознанием относительно деяния и волей управлять своими осознанными действиями. Данные компоненты психики в науке уголовного права принято называть интеллектуальным и волевым критерием вменяемости как системы интеллектуально-волевого управления своим поведением [8, с. 141].

Согласно ст. 21 УК РФ не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, а именно:
— либо не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (интеллектуальный критерий);
— либо не могло руководить своими действиями (волевой критерий).

Причиной, или так называемым медицинским критерием, невменяемости в таких случаях могут являться хронические, временные расстройства психики, болезненные ее состояния либо слабоумие [9, с. 170].

Нельзя согласиться, по нашему мнению, с позицией тех авторов, которые смешивают юридическое составное понятие невменяемость как качество субъекта уголовного процесса, устанавливаемое судом как статус лица, и его психическое состояние здоровья, являющееся медицинским критерием [5, с. 93].

Обоснованно мнение, что понятие вменяемости как отсутствующее в законе определяется посредством понятия невменяемости. Если критерии (а точнее, качества критериев. — Прим. авт.), присущие невменяемости, у человека отсутствуют, значит, он является вменяемым [10, с. 177].

Компонентная конструкция нормы о невменяемости полностью согласуется с конструкциями всех видов вины, предполагающих обязательное наличие интеллектуального и волевого критериев, различное системное сочетание которых предполагает обязательную возможность осознания, и осознанного управления своим поведением.

В случае признания индивида невменяемым относительно совершенного деяния отсутствует обязательный формальный признак субъекта, предусмотренный ст. 19 УК РФ — вменяемость, но, что более важно и фактически обоснованно, априори в действиях такого лица отсутствует состав любой из форм и видов вины как обязательных признаков уже субъективной стороны преступления.

Основанием для данного вывода служит анализ структуры и содержания форм и видов вины, закрепленных в уголовном законе.

Как указывалось выше, законодательная конструкция любого вида вины подразумевает особое соотношение сознания и воли, выражающееся в степени осознанности лицом характера совершаемых действий и предвидения вредных последствий, при одновременном учете содержания и направленности воли виновного [6, с. 127].

Из схемы на видно, что соотношение сознания и воли по видам вины при общественно опасном поведении с точки зрения отражения развития объективной ситуации как связи причин и следствий в психике субъекта следующее:
— прямой умысел есть предвидение (осознание) неизбежного или возможного вреда как результата своего поведения и его желание (воля);
— косвенный умысел есть предвидение (осознание) возможного вреда как результата своего поведения и его допущение (воля);
— легкомыслие есть предвидение (осознание) возможного вреда своего поведения как допустимого риска и его нежелание при необоснованном расчете на предотвращение (воля);
— небрежность есть непредвидение (неосознание) вреда как последствия своего поведения, его нежелание (воля), но объективное долженствование и, главное, субъективная возможность такого осознания.

Таким образом, законодатель во всех возможных видах вины предусмотрел обязательное наличие волевого компонента психики — адекватно либо желал, либо допускал, либо не желал вреда как последствия своего поведения. То есть воля выражается в сознательном направлении умственных и физических усилий на принятие решений, достижение поставленных целей, устранение препятствий [6, с. 128] и определяется исключительно по психическому отношению субъекта к наступлению преступного результата [1, с. 58].
Кроме того, из представленной схемы видно, что все формы вины имеют два компонента подсистемы — волевой и интеллектуальный [11, с. 127] — как степень осознания общественной опасности своих действий и предвидения наступления общественно опасных последствий. В том числе и в структуре вины в виде небрежности, если в данном конкретном случае субъект не оценивал свои действия как объективно опасные и с большой долей вероятности причиняющие вред, но фактически имел такую возможность объективно и субъективно.

Принципиальна в данном случае мысль законодателя о том, что деяние, совершенное невменяемым, не признается преступлением, так как данное лицо не является его субъектом в связи с невозможностью либо осознавать характер своих действий и их последствия, либо руководить ими, т. е. в любом случае не может выполнить состав любой из законодательно закрепленных форм и видов вины. Соответственно, такое лицо не способно быть виновным по любому предусмотренному в уголовном законе деянию и, как следствие, такому лицу не может быть назначено уголовное наказание в связи с отсутствием в его поведении обязательных элементов состава преступления — субъекта и субъективной стороны.

Схема соотношения сознания и воли по видам вины
Схема соотношения сознания и воли по видам вины

Библиографический список

1. Коржанский Н.И. Очерки теории уголовного    2. Куринов Б.А. Научные основы квалификации права / Н.И. Коржанский. — Волгоград : Высш. следств.    преступлений / Б.А. Куринов. — М. : Изд-во Моск. ун-та, шк. МВД РФ, 1992. — 89 с.    1984 — 182 с.
3. Лазарев А.М. Субъект преступления / А.М. Лазарев. — М. : ВЮЗИ, 1981. — 63 с.
4. Орлов В.С. Субъект преступления / В.С. Орлов. — М. : Гос. изд-во юр. лит., 1958. — 260 с.
5. Сверчков В.В. Уголовное право. Общая часть / В.В. Сверчков. — М. : Юрайт, 2005. — 237 с.
6. Советское уголовное право. Общая часть : учеб. пособие / под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 1988. — 367 с.
7. Тихонов К.Ф. Субъективная сторона преступления / К.Ф. Тихонов. — Саратов : Приволжское кн. изд-во, 1967. — 103 с.
8. Уголовное право. Общая часть : учеб. пособие / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского, Г.Н. Бор- зенкова. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 1993. — 366 с.
9. Уголовное право. Общая часть : учеб. пособие / под ред. В.И. Радченко. — М. : Юстицинформ, 2004. — 575 с.
10. Уголовное право России / под ред. А.В. Брил- лиантова. — М. : Проспект, 2009. — 639 с.
11. Уголовное право России в вопросах и ответах : учеб. пособие / под ред. В.С. Комисарова. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 1988. — 380 с.
12. Уголовное право. Часть общая. Часть особенная / под ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина. — М. : Юриспруденция, 1999. — 782 с.
13. Уголовное право. Общая часть / под ред. М.П. Журавлева, А.И. Рарога. — М. : Гардарика, 1996. — 693 с.
14. Уголовный кодекс Российской Федерации : Федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Соборник законодательства РФ. — 1996. — 17 июня. — № 25. — Ст. 2954.
15. Филимонов В.Д. Принципы уголовного права / В.Д. Филимонов. — М. : АО Центр ЮрИнфор, 2002. — 138 с.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2015. Выпуск 23

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code