НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ В РФ


Л.В.Петракова

Посвящена вопросам реформирования российских органов предварительного следствия, в которой обосновывается необходимость продолжения реформ, направленных на повышение результативности деятельности указанных органов, создания Единого Следственного Комитета, а также уделяется внимание проблемам совершенствования правового регулирования в данной сфере.

Ключевые слова: органы предварительного следствия, реформирование органов предварительного следствия, Следственный Комитет РФ, Единый Следственный комитет РФ, правовое регулирование, регламентация деятельности органов предварительного следствия.

 

Коренные изменения во всех сферах общественной жизни, которые начались в конце XX столетия в России, естественным образом затронули все институты российского государства. Целью этих изменений явилось построение демократического, правового государства и гражданского общества. Российское государство, в соответствии с действующим законодательством, обеспечивает безопасность каждого гражданина на территории всей страны. Кроме того, оно гарантирует защиту и покровительство гражданам РФ, находящимся за её пределами [1]. Важнейшим элементом политической системы общества всегда было и остаётся государство, а его обеспечительная функция имеет и будет иметь в дальнейшем существенное значение. Учитывая происходящие коренные изменения в российском государстве, наступило время неизбежных и неотвратимых изменений в системе правоохранительных органов, в том числе в органах, осуществляющих предварительное следствие. Поэтому есть основания констатировать: с одной стороны — объективную возможность и необходимость изменения функций (компетенции) указанных органов, а с другой — возрастание их роли в жизни нашего общества. Учитывая, что в правовом, демократическом государстве правоохранительные органы выступают в другом качестве, возникла серьёзная необходимость в их всестороннем реформировании. Предпринятое в 90-х гг. прошлого века реформирование российских социально-экономической и политической сфер, кардинальные и порой поспешные изменения общественной жизни дестабилизировали деятельность государства, следствием чего явились незаконный передел собственности, понижение жизненного уровня населения, повсеместные ущемления прав граждан, массовые нарушения законодательства, рост преступности.

В этих условиях перед российскими органами предварительного следствия встала необходимость обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства, эффективное и качественное расследование уголовных дел о преступлениях.

В средствах массовой информации продолжается активно обсуждаться вопрос создания Единого Следственного комитета РФ. Однако доктринальных положений и исследований, посвящённых рассмотрению вопросов о роли и месте Следственного комитета РФ в системе государственных органов, российском политическом механизме практически нет. Вопросы компетенции, организации деятельности, исследования состояния деятельности органов предварительного следствия в целом, а также проблемы в реформировании уже созданного Следственного комитета РФ, определения его правового статуса и следователей Следственного комитета РФ до сих пор не стали предметом самостоятельного доктринального исследования.

Ряд авторов в своих работах касаются некоторых сторон этого сложного вопроса, но не дают полного и всестороннего ответа на вопросы, возникающие на практике. Такое положение частично вызвано дискуссионностью проблемы создания в России Единого Следственного комитета, небольшим периодом существования ныне действующего Следственного комитета РФ, а также недостаточным вниманием авторов к глубинным вопросам правового статуса Следственного комитета РФ. Вследствие этих обстоятельств ряд исследователей раскрывают данные проблемы односторонне, не исследуя иных точек зрения.

Обсуждение вопросов реформирования деятельности предварительного следствия во всех российских правоохранительных органах, создания Единого Следственного комитета РФ требуют обращения к отечественному историческому опыту становления и развития органов предварительного следствия в России, а также определения роли следователя в деятельности этих органов и судопроизводстве в целом.

Поиск оптимальной формы предварительного расследования происходил на протяжении всей истории его развития, которое берет начало в 1710 г., когда в ходе проводимой Петром I реформы уголовное судопроизводство было разделено на досудебную и судебную стадии. Вскоре после учреждения досудебного производства становится очевидной необходимость дифференциации форм предварительного расследования в зависимости от категории расследуемого преступления — на более простую по своей процедуре (и сокращённую по времени) и на формализованную.

В целях борьбы с наиболее опасными преступлениями, посягающими на основы государственности, в 1713 г. учреждаются первые специализированные следственные органы: «майорские» следственные канцелярии. Согласно Наказу майорским следственным канцеляриям от 9 декабря 1717 г., они подчинялись непосредственно Петру I, комплектовались наиболее подготовленными в профессиональном плане лицами, были наделены более широкими процессуальными полномочиями и самостоятельностью по сравнению с полицейским ведомством, осуществлявшим борьбу с общеуголовной преступностью.

Таким образом, были сформированы первые следственные органы, а также введён принцип дифференциации форм предварительного расследования в зависимости от степени и характера общественной опасности расследуемого деяния.

После смерти Петра I и упразднения следственных канцелярий этот принцип надолго забывается. С 1723 до 1860 г. предварительное расследование, осуществляемое по единой форме, производили полицейские и различные неспециализированные административные ведомства: Главная полицмейстерская канцелярия, Сыскной приказ, нижние земские суды, а также основанные в 1782 г., управы благочиния.

В ходе реформы 1860 г. функция предварительного расследования передаётся судебным следователям, состоящим при судах, а за полицией закрепляется проведение дознания.
Должность судебного следователя в России была учреждена Указом Александра II от 8 июня 1860 г. «Об отделении следственной части от полиции». Учреждение судебных следователей было обусловлено необходимостью в сборе и оценке доказательств, в предварительном решении вопроса о виновности лиц.

Должность судебного следователя имела самостоятельный характер, ему была предоставлена возможность самому принимать все меры, указанные в законах уголовного судопроизводства, исполнять все действия, необходимые «для приведения обстоятельств дела в полную известность» [27, с. 21]. Право выдавать следователям предписания, проверять их действия, назначать преследования, останавливать производство следствия, определять передачу дел от одного судебного следователя другому, прекращать производство дела, направлять расследование вверялось только суду, в котором разрешалось дело. Жалобы на действия следователя также рассматривал суд.

Именно в это время формировался институт производства неотложных следственных действий, который практически в неизменном виде сохранился до нашего времени. Часть следственной работы приходилось перекладывать на органы дознания, наделив их соответствующими полномочиями. В Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. содержались положения о том, что «о всяком происшествии, заключающем в себе признаки преступления или проступка, полиция немедленно и никак не позже суток по получении о том сведения обязана сообщить судебному следователю и прокурору или его товарищу» [27, с. 23]. Если же никого из этих должностных лиц не оказывалось на месте, полиция не ограничивалась сообщением, а производила о нём дознание. В подобных случаях она заменяла следователя и имела право производить не терпящие отлагательства следственные действия — осмотр, освидетельствование, обыск и выемку. Аналогичное право полиция осуществляла в случае задержания лица с поличным при совершении преступления, а также когда следы обнаруженного преступления могли быть утрачены до прибытия на место происшествия следователя.

Дальнейшая история отечественного судопроизводства представляет сложную картину развития правовых институтов, часто меняющуюся в зависимости от политической ситуации. Правовое положение следователя меньше, чем за вековой период претерпело значительные изменения, многократно пересматривались роль следователя, его место в системе государственной власти.

Декрет № 1 «О суде» от 24 ноября 1917 г. упразднил институт судебных следователей. Предварительное следствие стало производиться либо самими судьями, либо следственными комиссиями при Советах или ревтрибуналах, а лишь впоследствии единолично следователями, находящимися в ведении судов. В период перехода к единоличному следствию от коллегиальной формы расследования народным следователям были предоставлены такие же права, какими ранее обладала следственная комиссия. По Положению о народном суде РСФСР от 21октября 1920 г. следователь был наделён правом самостоятельно принимать решения о возбуждении уголовного дела, проводить необходимые следственные действия, избирать меру пресечения, в том числе заключение под стражу. Надзор за расследованием уголовных дел осуществляли местные народные суды, революционные трибуналы, коллегии обвинителей, руководители следственных комиссий, комиссары юстиции и местные Советы.

Согласно УПК РСФСР 1922 г. и Положению о прокурорском надзоре от 28 мая 1922 г. прокурор был наделён правом направления уголовных дел для проведения расследования, дачи указаний о направлении расследования и дополнении следствия, о мере пресечения. Закончив расследование, следователи направляли дело прокурору для дальнейшего движения. Указания прокурора о дополнении следствия были обязательны для исполнения следователями, но некоторые указания следователь мог обжаловать в суд, т.е. сохранялся судебный контроль за производством ареста и обыска. Вместе с тем прокурор не обладал никакими административными правомочиями в отношении следователя, так как следователь оставался в ведении судов. Только суд назначал следователя на должность, отстранял его от производства по делу, осуществлял передачу дел из одного следственного участка в другой, рассматривал жалобы на действия следователя. Привлечение следователей к дисциплинарной ответственности осуществляла дисциплинарная коллегия соответствующего суда.

Новой редакцией УПК РСФСР в 1923 г. было завершено подчинение следователя прокурорской власти. Прокурору были даны дополнительные полномочия по передаче дел от одного следователя к другому, по рассмотрению всех жалоб на действия следователя. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 3 сентября 1928 г.
«Об изменении Положения о судоустройстве РСФСР» и Постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 января 1929 г. следственный аппарат был передан в полное организационное подчинение прокуратуры.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. определил полномочия прокурора на стадии предварительного расследования, который стал практически осуществлять не только надзор, но и непосредственно руководство следствием. Кроме того, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 декабря 1965 г., в УПК РСФСР была введена ст. 127.1, согласно требованиям которой начальник следственного отдела получил право дачи указаний по уголовным делам, а также ряд иных процессуальных полномочий.
В период проведения судебной реформы велась активная дискуссия по определению места и роли следователя в уголовном судопроизводстве. УПК РФ 2001 г., определивший следователю функцию обвинения (уголовного преследования), не поставил точку в данном вопросе, а ещё более активизировал его обсуждение.

Одновременно независимые государства, образовавшиеся на пространстве бывшего СССР, столкнулись с разгулом правового нигилизма, формой проявления которого явился бурный рост преступности. Необходимость ограждения своих граждан от преступных посягательств, защита их прав и законных интересов стали причинами поиска новых форм противодействия преступным проявлениям, совершенствования национального судопроизводства.

В подавляющем большинстве этих государств, в течение последних двух десятилетий был осуществлён переход от постинквизиционной судебной системы к судебной системе переходного типа. Для более эффективного обеспечения защиты граждан от преступных посягательств в ряде государств были образованы вневедомственные следственные органы. Впервые они были учреждены в Республике Казахстан, десятью годами позднее — в Российской Федерации, а затем в Республике Белоруссия.

21 декабря 1995 г. был издан Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, «О Государственном следственном комитете Республики Казахстан и его органах» [15]. Согласно этому нормативно-правовому акту Государственный следственный комитет Республики Казахстан и его органы являлись специальным государственным органом, непосредственно подчинённым и подотчётным Президенту. Он не входил в систему центральных исполнительных органов власти и осуществлял дознание, следствие, оперативно-розыскную деятельность и тесно связанные с ними иные функции. Однако данный эксперимент на практике оказался неудачным, и в 1997 г. Государственный следственный комитет Республики Казахстан был упразднён [14]. В качестве причины указывалась нехватка финансирования [21, с. 34].

В постсоветской России вопрос о том, каким должен быть новый орган предварительного следствия, породил много идей и предложений разного рода. Главный вектор размышлений на эту тему был задан Концепцией судебной реформы в Российской Федерации, одобренной Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года. Согласно концепции были признаны возможными два пути формирования состязательного расследования: «либо через создание Следственного комитета как службы обвинительной власти при обеспечении активности защиты в расследовании и судебном разрешении спорных или касающихся ограничения прав личности вопросов, либо посредством учреждения института следственных судей в судебном ведомстве при признании за нынешним следственным аппаратом функций вспомогательной службы прокуратуры» [26, с. 8]. Большинство учёных-правоведов и практиков поддержали первый вариант.

Образование российского вневедомственного следственного комитета было осуществлено в два этапа. Следственный комитет как самостоятельная структура был сформирован в составе прокуратуры 7 сентября 2007 г. в соответствии с Федеральным законом от 5 нюня 2007 г. № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» [4]. Этому предшествовало издание Указа Президента Российской Федерации от 1 августа 2007 г. № 1004 «Вопросы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации» [5]. На основании данных нормативных актов был сформирован аппарат Председателя Следственного комитета РФ, ему была передана вся полнота власти в отношении подчинённых работников вплоть до увольнения, за исключением высших должностных лиц, назначаемых на должность Президентом Российской Федерации.

Прокурор был лишён права возбуждать, расследовать уголовные дела, а также направлять следствие (давать обязательные для следователя указания), сохранив за собой право надзора за законностью возбуждения уголовного дела, поддержания обвинения в суде, совершения некоторых других процессуальных действий.
Вторым этапом образования вневедомственного следственного органа явилось издание Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» [3]. Указом Президента РФ от 14 января 2011 г. № 38 «Вопросы деятельности Следственного комитета Российской Федерации» было утверждено Положение о Следственном комитете Российской Федерации [6]. Данными нормативно-правовыми актами зафиксирован выход Следственного комитета из состава прокуратуры, установлена его независимость от каких- либо органов государственной власти федерального и регионального уровней, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций при подчинении Следственного комитета Российской Федерации Президенту Российской Федерации, осуществляющему руководство его деятельностью.

В Белоруссии Следственный комитет был образован позднее — 1 января 2012 г. — в соответствии с Указом Президента Республики Белоруссия от 12 сентября 2011 г. № 409 «Об образовании Следственного комитета Республики Беларусь» [16] и последовавшим за ним Законом от 13 декабря 2011 г. № 325-3 «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам образования Следственного комитета Республики Беларусь» [9]. В соответствии с этими нормативно-правовыми актами из прокуратуры, МВД и Комитета государственного контроля были выделены следственные подразделения, объединённые в Следственный комитет. Законом от 13 июля 2012 г. № 403-3 «О Следственном комитете Республики Беларусь» были определены его правовые и организационные основы деятельности, задачи и полномочия [10].
В отличие от России в Белоруссии прокурор может при наличии к тому поводов и оснований возбуждать уголовное дело, расследовать его в полном объёме или поручать следствие по нему подчинённым прокурорам (ст. 34 УПК РБ). Подобная норма представляется архаичной, от данного установления отказался российский уголовный процесс.

Системы Следственных комитетов России и Белоруссии имеют общие черты. В них входят центральные аппараты, возглавляемые председателями, следственные управления по субъектам Федерации (в России), областям и городу Минску (в Белоруссии), а также следственные отделы в районах (межрайонные), городах, городских районах.
Порядок функционирования данных органов не имеет серьёзных отличий, он основан на подчинении нижестоящих руководителей вышестоящим и председателям Следственных комитетов. Свои полномочия они осуществляют в соответствии с внутренним законодательством и международными договорами независимо от каких-либо иных органов власти и организаций.

Имеющиеся различия в уголовно-процессуальной деятельности Следственных комитетов заключаются в специфике уголовно-процессуального законодательства двух государств. Наличие следователей в органах государственной безопасности обоих государств объясняется заинтересованностью в исключении разглашения секретной информации при расследовании государственных преступлений.

Примечателен опыт образования Следственного комитета Приднестровской Молдавской Республики, до настоящего времени не признанной субъектом международного права. Власти республики, избрав курс на гармонизацию законодательства Приднестровской Молдавской Республики с законодательством Российской Федерации, приняли на вооружение российский опыт реформирования уголовного судопроизводства, в частности в его досудебной стадии. Как и в России, процесс создания Следственного комитета Приднестровской Молдавской Республики прошёл в своём развитии два этапа. За изданием Указа Президента от 21 сентября 2012 г. № 627 «О некоторых мерах по исполнению Конституции Приднестровской Молдавской Республики и реализации решений Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, о создании Следственного комитета ПМР» [17] последовало принятие закона от 26 октября 2012 г. № 205-3-V «О Следственном комитете Приднестровской Молдавской Республики» [11].
Следственный комитет Приднестровской Молдавской Республики является исполнительным органом государственной власти, осуществляющим в соответствии с действующим законодательством Приднестровской Молдавской Республики полномочия в сфере уголовного судопроизводства. Подобно России и Белоруссии, деятельностью Следственного комитета руководит Президент. Поскольку Следственный комитет является исполнительным органом власти, назначение на должность и освобождение от неё Председателя Следственного комитета осуществляются Президентом республики по представлению Председателя Правительства Приднестровской Молдавской Республики.
В отличие от установленных законом задач, стоящих перед вневедомственными следственными органами России и Белоруссии, в число задач Следственного комитета Приднестровской Молдавской Республики входит «осуществление процессуального контроля за законностью решений, принимаемых органами, осуществляющими дознание и оперативно-розыскную деятельность» [11].

В связи с принятием 13 апреля 2012 г. на Украине нового Уголовно- процессуального кодекса в течение пяти лет после его вступления в силу должен начать действовать вневедомственный следственный орган — Государственное бюро расследований Украины (ГБРУ) [12].

На данный орган будет возложено расследование преступлений, предусмотренных ст. 402-421, 423-435 Уголовного кодекса Украины и ч. 4 ст. 216 УПК Украины. То есть следователи органов Государственного бюро расследований будут осуществлять досудебное расследование уголовных правонарушений, совершённых должностными лицами, которые занимают особенно ответственное положение, в соответствии с ч. 1 ст. 9 Закона Украины «О государственной службе», лицами, должности которых отнесены к 1-3 категориям должностей, судьями и работниками правоохранительных органов.
К подследственности Государственного бюро расследований также отнесено расследование воинских преступлений за исключением разглашения сведений военного характера, составляющих государственную тайну, или потери документов или материалов, содержащих такие сведения (ст. 422 УК Украины) [13]. Кто будет осуществлять руководство ГБРУ, кому оно будет подотчетно, до настоящего времени законодателем не определено.

Организационная и функциональная близость действующих следственных комитетов Российской Федерации и Республики Белоруссия, несомненно, существует, и она основывается:
— на генетической общности правовых систем государств;
— примерно одинаковой стадии государственно-правового развития, которая базируется на признании приоритета гражданских прав и свобод человека и гражданина, равенстве всех форм собственности в экономической деятельности с ориентацией на рыночную экономику;
— одинаковых задачах, стоящих перед двумя союзными государствами, по обеспечению правосудия при защите прав и свобод человека и гражданина;
— одинаковом правовом статусе комитетов, которые являются государственными органами, не входящими ни в одну ветвь государственной власти, руководстве их деятельностью президентами и подчинённости им председателей комитетов;
— наличии у президентов государств подчинённых им вневедомственных органов, осуществляющих свои функции в сфере уголовного судопроизводства, а также полномочий по руководству ими;
— соблюдении режима государственной тайны при расследовании государственных преступлений, что объясняет сохранение следственных аппаратов в составе органов государственной безопасности.

Различия в организации и функционировании вневедомственных следственных органов Российской Федерации и Республики Белоруссия зависят от поставленных и реализуемых президентами задач, стоящих перед национальными следственными комитетами. В перспективе возможна унификация нормативно-право-вой базы организации и функционирования следственных комитетов параллельно с образованием единого экономического, а в перспективе — и политического пространства.

Действующий в настоящее время Следственный комитет РФ, как и любое ведомство, правовой статус которого определён федеральным законодательством, является одним из органов государственной власти, формирующим систему государственного механизма и играющим в нём далеко не последнюю роль.

«Следственный комитет Российской Федерации является федеральным государственным органом, осуществляющим в соответствии с законодательством Российской Федерации полномочия в сфере уголовного судопроизводства», — закреплено в п. 1 ст. 1 Федерального закона от 28.12.2010 № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации». Рассматривая понятие «следственный комитет» с позиции, используемой законодателем в процессе формирования норм Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации», можно отметить, что законодатель, закладывая в определение Следственного комитета РФ термин «федеральный», устанавливает критерий, определяющий его принадлежность к государственным органам общероссийского масштаба, наделённым полнотой власти на всей территории страны.

Создание аналогичного по роду своей деятельности ведомства на уровне государственного административно-территориального образования регионального подчинения, а также негосударственных структур и организаций не допускается.
Несмотря на то, что законодатель не делает прямой оговорки относительно места Следственного комитета РФ в системе разделения властей, однако рассматривая в общих чертах его государственную принадлежность с учётом действующих принципов построения системы федеральных органов власти, можно сделать вывод о включении последнего в состав власти исполнительной.

По устоявшемуся в отечественной правовой литературе мнению органом исполнительной власти признается государственное ведомство, созданное с целью реализации закреплённых в нормативных правовых актах властных предписаний в отдельных областях общественной жизни. В настоящее время система органов исполнительной власти определена Указами Президента РФ от 12 мая 2008 г. № 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти» [7] и от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» [8].

Согласно названным правовым актам в настоящее время в систему федеральных органов исполнительной власти входят федеральные министерства, федеральные службы и федеральные агентства, которые по уровню подчинения условно представлены в виде двух самостоятельных групп: 1) руководство деятельностью которых осуществляет Президент РФ; 2) руководство деятельностью которых осуществляется Правительством РФ.

В соответствии с этим и определяются полномочия, а также статус органов исполнительной власти, которые находят материальное воплощение в актах, издаваемых названными органами власти и должностными лицами.

Наряду с легальным представлением об органах исполнительной власти, которое берётся за основу при определении места и роли ведомства в системе разделения властей, существует и научный подход, который при определённых обстоятельствах играет роль своеобразного катализатора, определяющего направления правотворческой деятельности. Последний основывается на признаках, носителем которых является любой орган исполнительной власти, набор которых и позволяет квалифицировать его место в системе разделения властей.

Среди признаков органов исполнительной власти, на которых сходится мнение большинства исследователей [18, с. 121] по данному вопросу, можно выделить следующее:
— наличие властно-распорядительных полномочий, реализация которых осуществляется посредством принятия различного рода юридических норм, обязательных для исполнения гражданами, организациями, иными ведомствами в части, их касающейся;
— ему присуще определённое организационное единство, обусловленное наличием значительного бюрократического аппарата, а также многофункциональная внутренняя структура;
— правовой статус, компетенция, пределы полномочий органа исполнительной власти определяются на основании Конституции РФ, федерального законодательства и принятых на их основе правовых актов Президента или Правительства РФ;
— его финансирование производится из государственного бюджета.

О принадлежности Следственного комитета РФ к органам исполнительной власти можно судить по следующим признакам.

Во-первых, Следственный комитет является составной частью государственного аппарата, которая согласно своей функциональной нагрузке осуществляет реализацию государственной уголовной политики в части производства предварительного следствия по уголовным делам, отнесённым к его подследственности. Соответственно своему специфическому, т.е. исполнительному, назначению эти органы осуществляют повседневную деятельность исполнительного и распорядительного характера.

Во-вторых, Следственный комитет РФ является носителем определённого объёма властных полномочий, набор которых устанавливается процессуальным законодательством. Эти полномочия, в первую очередь, выражаются в принятии властно-распорядительных актов, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций, в силу различных обстоятельств, вовлечённых в поле деятельности комитета, и в обеспечении их исполнения имеющимися в их распоряжении организационными и юридическими средствами.

В-третьих, Следственный комитет РФ составляет единую федеральную централизованную систему следственных органов и учреждений, действует на основе подчинения нижестоящих руководителей вышестоящим и Председателю Следственного комитета РФ. Руководство деятельностью Следственного комитета осуществляет Президент РФ.

В-четвертых, сотрудники Следственного комитета являются федеральными государственными служащими, исполняющими обязанности по замещаемой должности федеральной государственной службы с учётом особенностей, предусмотренных комментируемым законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. Назначение сотрудников Следственного комитета на должность и освобождение от должности осуществляются в порядке, установленном председателем Следственного комитета в соответствии с рассматриваемым законом.

В-пятых, финансирование расходов на содержание Следственного комитета, его центрального аппарата, следственных органов, других органов, учреждений и организаций Следственного комитета осуществляется за счёт средств федерального бюджета.

В-шестых, Следственный комитет является юридическим лицом, имеет печати с изображением Государственного герба РФ и со своим наименованием, иные печати, штампы, бланки установленного образца и счета, в том числе валютные, открываемые в соответствии с законодательством РФ. Следственный комитет имеет геральдический знак — эмблему, флаг и знамя, учреждаемые Президентом РФ.

Принадлежность Следственного комитета РФ к органам исполнительной власти прослеживается и в наименовании ведомства. Существовавшая до 2004 г. система федеральных органов власти, утверждённая одноименным Указом Президента РФ от 14 августа 1996 г. № 1176 , предусматривала, что в неё, помимо прочих, входят и государственные комитеты Российской Федерации, под которыми понимались федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие на коллегиальной основе межотраслевую координацию по вопросам, отнесённым к их ведению, а также функциональное регулирование в определённой сфере деятельности. А потому анализ указанных признаков позволяет отнести Следственный комитет РФ к федеральным органам исполнительной власти.

В результате выделения в 2011 г. следственных органов из органов прокуратуры впервые в российской истории возникло самостоятельное следственное ведомство — Следственный комитет Российской Федерации, диктующее необходимость выбора между тремя стратегическими альтернативными путями развития системы предварительного следствия.

Первый альтернативный путь — это преобразование Следственного комитета в единый следственный орган при одновременном упразднении всего ведомственного следствия, т.е. следственных подразделений органов внутренних дел, безопасности и наркоконтроля. Второй альтернативный путь развития — это многополярное следствие, которое при наличии Следственного комитета как органа расследования общеуголовных преступлений предполагает не только сохранение существующих, но и возможность создания новых узкоспециализированных следственных подразделений в структуре практически каждого органа исполнительной власти. Так, данная альтернатива может быть реализована путём создания института судебных следователей, к компетенции которых будет отнесено расследование уголовных дел в отношении самих следователей и иных лиц особого правового статуса. И третий альтернативный путь развития — создание судебного следствия, что активно поддерживают представители прокуратуры. В рамках данной альтернативы предполагается трансформация всех следственных подразделений из органов предварительного в органы полицейского расследования, которое будет заканчиваться выдвижением обвинения прокурором в суде.
Борьба между первым и вторым альтернативными путями развития следственных органов ведётся давно, и аргументы в пользу обеих довольно обширны и достаточно известны.

В последнее время ранее обсуждаемая тема создания в России Единого Следственного органа вновь стала актуальной. Впервые о создании Единого Следственного органа в России заговорили ещё в 2001 году. Тогда же был подготовлен проект закона, автором которого выступил заместитель руководителя Администрации Президента Российской Федерации Д.Н. Козак. Предполагалось, что в единый следственный орган сольются следственные подразделения прокуратуры, МВД, ФСКН, ФСБ РФ. Отдельно предполагалось слияние Генпрокуратуры и Минюста России. Но против этого законопроекта высказались в Генпрокуратуре, МВД и ФСБ РФ. Идея не получила поддержки и у Президента РФ В.В. Путина. Создав Следственный комитет при прокуратуре России в 2007 г., его руководитель остался в подчинении у Генерального прокурора РФ. При этом полномочия Генпрокуратуры РФ были серьёзно урезаны, что вызвало многочисленные конфликты между ведомствами. В 2011 г. был создан Следственный комитет РФ, выделенный из органов прокуратуры. Вновь созданная система Следственного комитета РФ должна была аргументировать целесообразность своего образования, а для этого она должна была показать большую результативность своей деятельности. Расчленённая «материнская» система Прокуратуры РФ, напротив, стремится к обратному обоснованию — нецелесообразности и неэффективности реформы. Поэтому противостояние и конфликты ведомств на первоначальном этапе становления Следственного комитета РФ и Прокуратуры РФ, лишённой следствия, был неизбежен и предсказуем.

Идею создания Единого Следственного органа в России возродил глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. Законопроект об объединении следственных ведомств был также подготовлен в Следственном комитете РФ. В этом документе предлагается полностью ликвидировать следственные подразделения в ФСКН и МВД РФ и передать их сотрудников, а также расследуемые ими дела в Следственный комитет РФ. За счёт этого штат следователей в Следственном комитете РФ вырос с 23 тыс. до 60 тыс. человек [3, с. 15]. При этом в Следственном комитете не претендовали на сотрудников следственных органов ФСБ, которые расследуют дела о шпионаже, а также возбуждают в рамках альтернативной подследственности дела по другим видам преступлений. Говоря о Едином Следственном комитете РФ, часто проводят аналог с Федеральным бюро расследований (ФБР), которое функционирует в США с 2008 г. и состоит из нескольких отделов. Оно имеет полномочия расследовать нарушения федерального законодательства страны и обеспечивать безопасность государства, нации и Президента. Однако ФБР больше похоже на МВД РФ. Там компетенция делится между федеральными службами, правоохранительными службами штатов и муниципалитетов. ФБР занимается всем: расследованием, розыском, — но по структуре это не следствие.

Многие авторы обращались к проблеме создания единого государственного органа в России, функцией которого является расследование всех преступлений, совершённых на территории всего государства. Ещё в 1957 г. М.С. Строгович писал о недопустимости действия милиции одновременно как органа дознания и следствия, полагая сохранение следствия только в органах прокуратуры. Предложенная этим автором концепция реорганизации следственного аппарата в СССР и спустя четверть века не потеряла свою актуальность. И сегодня остаётся немало сторонников создания единого следственного аппарата как важного условия обеспечения прав граждан в уголовном процессе [26, с. 8].
Существуют и точки зрения противников создания подобного государственного органа.

Одни обосновывают необязательность создания единого комитета по расследованию тем, что: во-первых, разнообразие совершаемых правонарушений оправдывает существование в большинстве стран параллельно действующих следственных служб, находящихся при различных правоохранительных органах; во- вторых, любые попытки объединения органов следствия сами по себе не способны привести к повышению их эффективности, поскольку функционирование такого «монстра» привело бы к утрате профессионализма, росту бюрократии, потере оперативности. С первым утверждением трудно согласиться, поскольку в пример можно привести организацию судебной системы, в которой существует определённая специализация судей. Это возможно учесть и предусмотреть при создании единого следственного органа с чёткой специализацией по расследованию конкретных категорий дел.

В настоящее время вопрос создания Единого Следственного комитета в России приобрёл особую значимость, в средствах массовой информации активно обсуждаются плюсы и минусы создания единого следственного органа. Первоначально создание Единого Следственного комитета планировалось с 1 января 2013 г., однако планируемая реформа затянулась. Согласно законопроекту предполагалось в ближайшее время полностью ликвидировать следственные органы МВД и ФСКН РФ, а 35 тыс. из почти 50 тыс. их сотрудников перевести на службу в Следственный комитет РФ [27, с. 21]. При этом объединённый комитет получил бы из полиции и госнаркоконтроля более 17 миллионов приостановленных и расследуемых уголовных дел, а за счёт освобождённых от следствия сотрудников ведомств были бы усилены службы дознания. В их производстве останутся уголовные дела по нетяжким преступлениям. Спорным по-прежнему является вопрос о передаче полицейского следствия в единую структуру.

В настоящее время в РФ насчитывается 56 тыс. следователей системы МВД РФ, 30 тыс. вакансий планируется передать в Единый Следственный Комитет, что потребует немало времени. Кроме того, в Следственном комитете РФ выступают против автоматического перевода полицейских следователей МВД РФ в Единый Следственный Комитет, полагая, что все претенденты должны пройти квалификационный отбор. Источник ежедневной деловой газеты «РБК daily» в Следственном Комитете РФ сообщил, что следователей ждут исследование на полиграфе, психологические тесты, экзамен по знанию законодательства и несколько собеседований на профпригодность [27, с. 24].

В 2012 г. Правительственная Комиссия в целом поддержала законопроект об объединении следственных органов в Единый Следственный Комитет. Однако целый ряд ведомств, в структуре которых есть следственные подразделения, высказались против инициативы формирования Единого Следственного органа. В настоящее время против законопроекта выступает только МВД РФ.

Представляется, что объединение всех следственных органов на базе Следственного Комитета РФ начнётся не ранее 2016 г., так как процесс будет слишком сложным и дорогим. Несмотря на то, что вопрос о создании Единого Следственного комитета в России принципиально решён, говорить о том, что скоро появится Единый Следственный Комитет, преждевременно, так как необходимо определиться со сроками и механизмами передачи полицейского следствия в объединённый следственный орган. Для принятия такого серьёзного закона должно пройти максимально эффективное обсуждение. Что касается перспектив создания Единого Следственного комитета, то по расчётам на это потребуется 97,5 млрд руб. [20, с. 21]. В проекте федерального бюджета на 2014 год эти средства не заложены, т.е. остаётся открытым вопрос об источниках финансирования.
В противовес выдвинутой идеи создания Единого Следственного комитета РФ выступает второй альтернативный путь развития — это многополярное следствие. Данная альтернатива представляет собой американскую модель уголовного судопроизводства и не может быть органично реализована в отрыве от других её составляющих. Ключевым элементом американского судебного следствия является жюри присяжных, которому отводится решающая роль не только при рассмотрении дела по существу практически по всем категориям дел, но также и на стадии принятия решения о направлении уголовного дела в суд. В связи с этим встаёт вопрос о профессиональной и психологической готовности нынешних прокуроров к работе в условиях подлинной состязательности.

Далее, прокуроры (атторнеи) в США на местном уровне и уровне штатов — это выборная должность. Вопрос о готовности наших прокуроров к тому, чтобы пройти горнило выборов и заручиться мандатом доверия на управление уголовным преследованием непосредственно от граждан, а не узкого круга руководителей, остаётся открытым. Но даже если имплементировать американскую модель в российскую правовую систему в усечённом виде, то нет гарантии того, что её реализация не приведёт к полному параличу уголовного судопроизводства.

Для выбора одного из альтернативных путей реформирования Следственного комитета РФ необходимо ответить на главный вопрос о том, в чём состоит основная миссия Следственного комитета. В соответствии с классической доктриной теории управления разработка стратегии развития организации начинается с определения её миссии. «Харизма лидера — не самое главное. Самое главное — это миссия лидера. Поэтому первостепенная задача лидера — продумать и определить миссию возглавляемой им организации», — утверждает патриарх менеджмента П. Дру- кер [19, с. 21]. Традиционно миссию организации определяют как основную причину её создания и цель её деятельности. Однако если исходить из этого посыла, то мы попадём в тупик. В качестве такой цели постулировалось отделение функций надзора от функций расследования преступлений. При таком способе определения миссия окажется где-то далеко за пределами самого Следственного комитета и не будет иметь к его деятельности непосредственного отношения. В Федеральном законе от 28.12.2010 № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» [3] сформулированы восемь задач, стоящих перед СК России: от оперативного и качественного расследования преступлений до определения порядка формирования и представления статистических отчётов и отчётности о следственной работе. Очевидно, что установленный законодателем перечень содержит разноуровневые и разнонаправленные задачи, причём как общего, так и частного порядка, и никакой миссии в этом наборе шаблонных деклараций, естественно, не просматривается.

Существует и другой подход — определить миссию через фундаментальные интересы потребителя того «продукта», который производит организация [22, с. 243]. Таковым по отношению к Следственному комитету выступает государство в лице Президента Российской Федерации, который был инициатором создания СК России как одного из ключевых инструментов реализации своей базовой политической функции гаранта Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина. Стратегическое управленческое решение об образовании самостоятельного следственного органа не в последнюю очередь было обусловлено давлением общественного мнения, не удовлетворённого состоянием дел в правоохранительной сфере. Таким образом, миссию СК России следует усматривать также и в удовлетворении возросших запросов общества на создание такой системы уголовного судопроизводства, которая в условиях дефицита справедливости будет отвечать фундаментальной потребности общества в восстановлении социальной справедливости. Основным потребителем производимого следственными органами «продукта» является потерпевший, интересы которого связаны с возмещением ущерба, причинённого ему преступлением.

Подойдя вплотную к определению миссии СК России, необходимо сделать две важные оговорки. Не должны формулироваться миссии утопичные, заведомо неосуществимые, такие, например, как достижение неотвратимости наказания. Формулировка такой миссии приведёт лишь к лакировке статистических показателей раскрываемости преступлений, в том числе посредством сокрытия их от учёта. В то же время «выбор слишком узкой миссии ограничивает возможности менеджмента изучить при принятии решения все имеющиеся альтернативы» [22, с. 249].

Итак, миссия Следственного комитета состоит в укреплении российской государственности, восстановлении социальной справедливости и возмещении ущерба, причинённого потерпевшему, путём профессионального, независимого и оперативного расследования преступлений.

Чётко сформулированная миссия организации создаёт предпосылки для выбора одного из трёх базовых вариантов её развития: рост, стагнация или сокращение [22, с. 254]. Выбор в пользу первого стратегического альтернативного пути развития — создание на базе Следственного комитета единого органа предварительного следствия — диктует необходимость выбора и первого варианта — рост, который предполагает ясное определение основных направлений внешней экспансии организации.

Первой и основной сферой внешней экспансии Следственного комитета, обеспечивающей устойчивый рост системы, является поглощение подследственности иных следственных органов. С января 2011 г. к подследственности СК России было отнесено расследование налоговых преступлений, а с января 2012 г. — тяжких и особо тяжких преступлений, совершаемых несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних. Однако данный процесс не должен замедлиться и растянуться, как это предполагается в одном из проектов долгосрочного плана развития СК России, до 2020 года.

Одновременно Следственный комитет должен бороться за право следователя по собственной инициативе либо по ходатайству прокурора принимать участие в судебном производстве по направленному им в суд уголовному делу со стадии предварительного слушания и до окончания рассмотрения дела по существу, а также за право следователя высказывать своё мнение по всем возникающим при рассмотрении уголовного дела вопросам, оказывать содействие государственному обвинителю в представлении доказательств и обжаловать судебные постановления. Данное право необходимо закрепить законодательно, в том числе и в статусе следователя.

Следственный комитет РФ является монопольным потребителем результатов оперативно-розыскной деятельности при наличии нескольких органов, осуществляющих такую деятельность. Следует умело и с максимальной выгодой для интересов следствия воспользоваться всеми преимуществами такого положения, чтобы диктовать свои требования к уровню проведения и качеству оперативно-розыскных мероприятий, оказывая определяющее влияние на формирование оперативно- розыскной политики в целом. Заметным шагом в этом направлении стало решение коллегии СК России от 24.09.2012 г. о подготовке законодательной инициативы, направленной на наделение следователя и руководителя следственного органа полномочиями по изучению дел оперативного учёта и даче указаний о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Однако надо двигаться дальше и найти наиболее универсальное решение проблемы оперативного сопровождения следствия вплоть до направления дела в суд. Правовая идеология российского общества и государства в значительной степени формируется в недрах юридической науки, которая также должна стать одной из приоритетных сфер внешней экспансии СК России. Законодательство предусматривает создание в системе Следственного комитета научных и образовательных учреждений [3], что позволяет развивать юридическую науку, прицельно нацеленную на решение проблем следствия. Фактически речь идёт о создании новых образовательных и научных отраслей. Однако в настоящее время в системе СК России действует лишь один образовательный орган — Институт повышения квалификации, а вопрос о создании площадки для пропаганды следственного взгляда на решение тех или иных научных проблем, т.е. своего научно- практического журнала, находится лишь в стадии проработки.

Во внешней экспансии Следственному комитету РФ стоит стремиться к освоению ранее никем не освоенных сфер и занимать пока никем не занятые ниши. Одной из таких ниш является противодействие коррупции. Эксперты правительства выступили с инициативой создания самостоятельного ведомства — Федерального бюро по противодействию коррупции, которое сосредоточило бы в себе всю полноту информационно-аналитических, контрольных, оперативно-розыскных и уголовно-процессуальных полномочий в сфере противодействия коррупции. Председатель Правительства Российской Федерации Д.А. Медведев в ответ на эту инициативу предложил создать специализированную структуру в рамках уже существующего правоохранительного ведомства [23, с. 260]. Поэтому именно Следственный комитет имеет возможность в этом направлении стать базовым органом государства в сфере противодействия коррупции.

Таким образом, реформа органов предварительного расследования, в том числе Следственного комитета РФ, является результатом продолжительного исторического процесса, что предопределяет необходимость рассмотрения современного правого статуса Следственного комитета РФ, альтернатив его развития, а также проблем реформирования органов предварительного расследования. Двойственная правовая природа Следственного комитета Российской Федерации даёт возможность утверждать, что, с одной стороны, Следственный комитет Российской Федерации является органом, способствующим отправлению правосудия, поэтому можно признать, что он является частью судебной власти, а с другой стороны — Следственный комитет Российской Федерации обладает функциями исполнительной власти.

Учитывая, что вопрос о создании Единого Следственного комитета в России принципиально решён, необходимо определиться со сроками и механизмами передачи следствия МВД РФ, ФСБ РФ, ФСКН РФ в объединённый следственный орган. Для принятия такого серьёзного закона должно пройти максимально эффективное обсуждение. Вместе с тем для успешного функционирования вновь созданного Единого Следственного комитета будет необходимо создание новых специализированных образовательных учреждений и научных отраслей — следственного менеджмента, следственной психологии для переподготовки и повышения квалификации сотрудников как Следственного комитета РФ, так и сотрудников ведомств, входящих в состав Единого Следственного комитета РФ.

Необходимо также отметить, что в настоящее время продолжается реформа органов предварительного расследования. Этот факт предполагает широкое поле для исследований вопроса места Следственного комитета РФ в системе органов предварительного расследования, его правового статуса, а также правового статуса следователей Следственного комитета РФ. Исследование данных вопросов важно не только для юридической науки, но и для разъяснения ряда положений законодательства, регулирующего вопросы функционирования Следственного комитета России.

Список литературы

1. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации: офиц. текст. М.: Маркетинг, 2009. — 39 с.
2. Российская Федерация. Законы. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон: [принят Гос. Думой 22 нояб. 2001 г.: редакция от 20 апр. 2014 г.]. ИПС «Консультант Плюс».
3. Российская Федерация. Законы. Федеральный закон № 403-Ф3 «О Следственном комитете Российской Федерации»: федер. закон: [принят Гос. Думой 22 окт. 2010 г.: редакция от 03 февр. 2014 г.]. ИПС «Консультант Плюс».
4. Российская Федерация. Законы. Федеральный закон № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» [принят Гос. Думой 11 мая 2007 г.: редакция от 28 дек. 2010 г.]. ИПС «Консультант Плюс».
5. Российская Федерация. Указы Президента Российской Федерации. Указ Президента Российской Федерации № 1004 «Вопросы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации» от 1 авг. 2007 г. ИПС «Консультант Плюс».
6. Российская Федерация. Указы Президента Российской Федерации. Указ Президента Российской Федерации № 38 «Вопросы деятельности Следственного комитета Российской Федерации» от 14 янв. 2011 г. ИПС «Консультант Плюс».
7. Российская Федерация. Указы Президента Российской Федерации. Указ Президента Российской Федерации № 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти» от 12.05.2008 г. ИПС «Консультант Плюс».
8. Российская Федерация. Указы Президента Российской Федерации. Указ Президента Российской Федерации № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» от 09.03.2004 г. ИПС «Консультант Плюс».
9. Республика Белоруссия. Законы. Закон Республики Белоруссии № 325-3 «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам образования Следственного комитета Республики Беларусь» [принят Палатой представителей 7 дек. 2011 г.: редакция от 01 окт. 2012 г.] // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2011. № 140. 2/1877.
10. Республика Белоруссия. Законы. Закон Республики Белоруссии № 403-3 «О Следственном комитете Республики Беларусь» [принят Палатой представителей 27 июня 2012 г.: редакция от 13 июля 2012 г.] // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2011, № 123, 2/1955.
11. Приднестровская Молдавская Республика. Законы. Закон Приднестровской Молдавской Республики. № 205-3-V «О Следственном комитете Приднестровской Молдавской Республики» [Принят Верховным Советом 16 окт. 2012 г.: редакция от 17 апр. 2014 г.]. URL: http://skpmr.org.
12. Украина. Законы. Кримшальний процесуальний кодекс ^KPai’HH в1д 13 серп. 2012 р. № 4651-VI // Официальный вестник Украины. 2012. № 37. Ст. 1370.
13. Украина. Законы. Кримшальний кодекс УкР *™ в1д 5 кв1т. 2001 р. № 2341-III (с изм. и доп.) // Ведомости Верховного Совета (Верховной Рады) Украины. 2001. № 25. Ст. 131.
14. Республика Казахстан. Указы Президента Республики Казахстан. Указ Президента Республики Казахстан от 5 нояб. 1997 г. «О мерах по укреплению национальной безопасности, дальнейшему укреплению борьбы с организованной преступностью и коррупцией» // Казахстанская правда. 1997.
15. Республика Казахстан. Указы Президента Республики Казахстан. Указ Президента Республики Казахстан от 21 дек. 1995 г. № 2706 «О Государственном следственном комитете Республики Казахстан и его органах» // Ведомости Верховного Совета Республики Казахстан. 1995. № 23. С. 153.
16. Республика Белоруссия. Указы Президента Республики Белоруссия. Указ Президента Республики Белоруссия от 12 сент. 2011 г. № 409 «Об образовании Следственного комитета Республики Беларусь» // Национальный реестр правовых актов Республики Белоруссия. 2011. № 103. 1/12845.
17. Приднестровская Молдавская Республика. Указы Президента Приднестровской Молдавской Республики. Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики от 21 сент. 2012 г. № 627 «О некоторых мерах по исполнению Конституции Приднестровской Молдавской Республики и реализации решений Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, о создании Следственного комитета Приднестровской Молдавской Республики». URL: http://nistru.net/threads/sledstvennyj-komitet-pmr.5381.
18. Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. М.: Норма, 2012. С. 121-128.
19. Друкер Питер Ф. Менеджмент в некоммерческой организации: принципы и практика. М.: Норма, 2007. С. 21.
20. Дьяконова О.Г. О создании единого органа по расследованию преступлений / О.Г. Дьяконова // Российский следователь. 2010. № 12. С.14-17.
21. Когамов М.Ч. Предварительное расследование уголовных дел в Республике Казахстан. Алматы: Ястреб, 1998. С. 34-37, 129.
22. Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. М.: Дрофа, 2012. С. 243.
23. Попов Л.Л. Административное право. М.: Юристь, 2013. С. 243-262.
24. Петракова Л.В. Правоохранительные органы Сибири (история, хроника, факты). Курс лекций. Кемерово, 2009. 161 с.
25. Петракова Л.В. Правоохранительные органы в России. Учебное пособие. Кемерово, 2010. 177 с.
26. Серов Д О. Вневедомственный следственный аппарат России: замыслы и реальность / Д.О. Серов // Журнал российского права. 2005. № 10. С. 8-12.
27. Смирнов Г.К. Историческое развитие и перспективы реформирования следственного аппарата России / Г.К Смирнов // Законодательство. 2010. № 4. С. 21-25.
В.В. Ерин,
канд. юрид. наук, ст. преподаватель кафедры гражданского права и процесса Кемеровского института (филиала) РЭУ им. Г.В. Плеханова
28.    Строгович М.С. О дознании и предварительном следствии и о «едином следственном аппарате» / М.С. Строгович // Социалистическая законность. 1957. № 5. С. 21.

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 1(14). 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code