Решения Международного суда по делу о храме Преа Вихеар

И.В.Рачков

В статье анализируется разрешение Международным судом ООН многолетнего спора между Камбоджей и Таиландом о принадлежности храма Преа Вихеар и местности поблизости от него. Следствием неопределенности в этом вопросе стали среди прочего вооруженные столкновения между двумя государствами. Международный суд ООН обращался к этому спору неоднократно: в 1959 — 1962 и в 2011 — 2013 годах. По договору 1904 года граница между тогдашними Сиамом (ныне — Таиланд) и Французским Индокитаем (ныне — Камбоджа) в районе храма Преа Вихеар в Дангрекских горах должна была проходить по линии водораздела. Если следовать этой линии, то храм находится на сиамской стороне водораздела. Делимитация границы на основе этого принципа была поручена смешанной франко-сиамской комиссии. Комиссия собралась в последний раз в 1907 году, но так и не закончила работу. Тем не менее Сиам заказал французским картографам составить карты этой местности. Карты были составлены и опубликованы в 1907 году: на них граница проходила к северу от храма Преа Вихеар, тем самым оставляя храм на территории Камбоджи. Получив эти карты, Таиланд не возражал против них и пользовался ими. Тем самым Таиланд молчаливо согласился с правильностью карт и в силу принципа эстоппеля утратил право оспаривать ее, решил Международный суд ООН в 1962 году. Впоследствии принцип эстоппеля неоднократно применялся Судом в других делах. Кроме того, Суд сформулировал правила о недействительности международного договора в силу ошибки. В 1969 году эти правила были кодифицированы. Наконец, в 2013 году Суд дал толкование своего решения 1962 года, так как спор о том, какую территорию «поблизости от храма» следует считать камбоджийской, все это время не прекращался. Толкование собственных решений — довольно редко используемый Судом инструмент. К сожалению, Суд так и оставил нерешенной судьбу горы Пном Трап и местности вокруг нее.

Ключевые слова: суверенитет; Международный суд ООН; государственные границы; международные договоры; толкование международных договоров; ошибка как основание недействительности международных договоров; эстоппель.

 

Дело о храме Преа Вихеар (Preah Vihear) между Камбоджей (государство-заявитель) и Таиландом (ответчик) длится дольше всех других дел, рассмотренных Международным судом ООН (далее — Суд), — с конца 1959 года. Суд вынес по этому делу 3 решения: 26 мая 1961 года <1> (о предварительных возражениях Таиланда), 15 июня 1962 года <2> (по существу спора) и 11 ноября 2013 года <3> (по просьбе Камбоджи о толковании решения 1962 года) <4>. Как для Таиланда, так и для Камбоджи этот спор — единственный, который рассматривался в Суде <5>.

———————————

<1> Recueil des , avis consultatifs et ordonnances de la Cour Internationale de Justice. 1961. P. 17.

<2> Recueil des , avis consultatifs et ordonnances de la Cour Internationale de Justice. 1962. P. 6.

<3> Cour Internationale de Justice (далее — CIJ). Demande en  de l’arret du 15 juin 1962 en l’affaire du Temple de   (Cambodge c. Thailande).  du 11 Novembre 2013. C.I.J. Recueil 2013. P. 281.

<4> Кроме этих решений, Суд также принимал процессуальные постановления. Например, 18 июля 2011 года Суд распорядился о временных мерах: CIJ. Demande en  de  du 15 juin 1962 en l’affaire du Temple de   (Cambodge c. ), mesures conservatoires. Ordonnance du 18 juillet 2011. C.I.J. Recueil 2011. P. 537.

<5> Это свидетельствует о том, что эти государства в принципе не склонны решать свои споры в международных судах, предпочитая иные методы мирного разрешения споров.

 

Между Камбоджей и Таиландом (и то и другое государство в течение длительного времени считали этот храм и территорию вокруг него своими) неоднократно возникали вооруженные столкновения на границе вокруг храма Преа Вихеар. Последнее из них произошло в декабре 2011 года. Тогда погибли 20 человек, а несколько тысяч стали беженцами. Причиной столкновения стало то, что в решении Суда 1962 года не было четко указано, какую территорию «поблизости от храма» <6> следует считать камбоджийской.

———————————

<6> Англ.: in its vicinity; франц.: dans ses environs.

 

  1. История спора между Камбоджей и Таиландом

 

Индуистский храмовый комплекс Преа Вихеар расположен на одноименном выступе в восточной части горной гряды Дангрек (Dangrek) и включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО <7>. По этой гряде «в общих чертах проходит граница между двумя странами в этом регионе: Камбоджей к югу и Таиландом к северу», как сказано в решении Суда 1962 года <8>.

———————————

<7> Temple of Preah Vihear. URL: http://whc.unesco.org/en/list/1224 (дата обращения: 23.11.2015).

<8> International Court of Justice (далее — ICJ). Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Merits). Judgment of 15 June 1962. I.C.J. Reports 1962. P. 15.

 

13 февраля 1904 года Франция (протекторатом которой в то время была Камбоджа) и Сиам (как тогда назывался Таиланд) заключили международный договор: граница в Дангрекском районе должна проходить по линии водораздела. Если следовать этой линии, то храм находится на сиамской стороне водораздела. Договор 1904 года предусматривал создание смешанных комиссий из государственных служащих, назначенных обеими Сторонами для делимитации границы между их территориями.

Первая смешанная комиссия была создана в 1904 году. Заключительным этапом работы по делимитации границы стала подготовка и публикация карт. Эта задача была возложена на четверых французских чиновников, трое из которых являлись членами смешанной комиссии. В 1907 году эта группа подготовила серию из 11 карт. Карты покрывали собой  часть границы между Сиамом и Французским Индокитаем. На карте под названием «Дангрек — Комиссия по делимитации границы между Индокитаем и Сиамом» граница проходила к северу от Преа Вихеара, тем самым оставляя храм на территории Камбоджи.

После обретения Камбоджей независимости от Франции (9 ноября 1953 года) Таиланд занял храм Преа Вихеар. Переговоры между сторонами по поводу принадлежности храма закончились безрезультатно, и 6 октября 1959 года Камбоджа обратилась в Суд с иском к Таиланду.

 

  1. Юридическая литература о решениях Суда по данному спору

 

Ссылки на решения Суда по этому делу можно найти как в российской <9>, так и в зарубежной <10> юридической литературе. Правда, в основном речь в них идет именно о решении 1962 года (по существу спора) и касается двух вопросов: эстоппеля (estoppel) и ошибки как основания недействительности международного договора. Таким образом, решение Суда 2013 года остается в значительной степени в тени решения по существу спора и малоизученным.

———————————

<9> См.: Каламкарян Р.А. Эстоппель как институт международного права // Юрист-международник. 2004. N 1; Мяснянкин В.Н. Международный договор в правовой системе Российской Федерации: действительный и действующий // Право и политика. 2004. N 10; Лукашук И.И. Современное право международных договоров: в 2 т. М.: Волтерс Клувер, 2004; Он же. Об относительной недействительности международных договоров // Юрист-международник. 2005. N 3; Пунжин С.М. Процессуальное право Международного суда ООН: решение вопросов приемлемости в рамках сопутствующего судопроизводства при толковании и пересмотре решений // Международное правосудие. 2012. N 3. С. 49 — 60; Седова Ж.И., Зайцева Н.В. Принцип эстоппель и отказ от права в коммерческом обороте Российской Федерации. М.: Статут, 2014; Хлестов О.Н. Глава 8. Территория и международное право. § 8.3 // Международное право: учебник / Б.М. Ашавский, М.М. Бирюков, В.Д. Бордунов и др.; отв. ред. С.А. Егоров. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2014; Фонтанелли Ф. Временные меры в ситуациях вооруженного конфликта: практика Международного суда ООН // Международное правосудие. 2014. N 4. С. 42 — 52.

<10> См.: Malcolm N. Shaw. International Law. 7th ed. Cambridge: Cambridge University Press, 2014. P. 73, 358. Brownlie’s Principles of Public International Law. 8th ed / By James Crawford. Oxford: Oxford University Press, 2012. P. 17, 371; Dinh N.Q., Daillier P., Pellet A. Droit International Public. 6-e  Librairie  de droit et de jurisprudence. Paris, 1999. P. 193 — 195; Verdross A, Simma B. Universelles . Theorie und Praxis. 3d ed. Auflage. Duncker & Humblot. Berlin, 1984. S. 371, 392; Johnson D.H. The Case Concerning the Temple of Preah Vihear // International and Comparative Law Quarterly. 1962. No. 11. P. 1183 — 1204; MacGibbon I.C. The Scope of Acquiescence in International Law // British Yearbook of International Law. 1954. Vol. 31. P. 143 — 186; Bowett D.W. Estoppel before International Tribunals and Its Relation to Acquiescence // British Yearbook of International Law. 1957. Vol. 33. P. 176 — 202; Kelly G.M. The Temple Case in Historical Perspective // British Yearbook of International Law. 1963. Vol. 39. P. 462 — 472; Thornberry C. The Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) // Modern Law Review. 1963. Vol. 26. P. 448 — 451; Akehurst M.B. Le principe de l’estoppel en droit administrative international // Clunet — Journal du droit international. 1966. Vol. 93. P. 285 — 300; Reuter P. Quelques reflexions sur  en droit international // Revue Belge de Droit International. 1980. Vol. 15. P. 165 — 186; Franck T.M., Sughrue D.M. The International Role of Equity-as-Fairness // Georgetown Law Journal. 1993. Vol. 81. P. 563 — 596; Gielen I. Das  von Text und Karte bei Grenzstreitigkeiten im . Freie  Berlin. Berlin, 1996; Lee H.K. Mapping the Law of Legalizing Maps: The Implications of the Emerging Rule on Map Evidence in International Law // Pacific Rim Law and Policy Journal. 2005. Vol. 14. P. 159 — 188; Wagner M. Temple of Preah Vihear Case. January 2013. Published under the auspices of the Max Planck Foundation for International Peace and the Rule of Law under the direction of  Wolfrum. Oxford Public International Law. URL: http://opil.ouplaw.com (дата обращения: 23.11.2015).

 

Перед тем как приступить к анализу решения 2013 года, для понимания его сути следует кратко остановиться на двух предыдущих решениях Суда — 1961 и 1962 годов.

 

  1. Решение 1961 года о предварительных возражениях Таиланда

 

Решение 1961 года интересно тем, что тогда Таиланд посчитал, что совершил ошибку, выражая в 1950 году согласие с обязательной компетенцией (юрисдикцией) Суда. А при определенных обстоятельствах, как следует из статьи 48 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года <11> (далее — Венская конвенция), ошибка влечет за собой недействительность международного договора (в данном случае — недействительность признания обязательной юрисдикции Суда).

———————————

<11> См.: Сборник международных договоров СССР. Выпуск XLII. М., 1988. С. 171 — 197.

 

Дело в том, что Таиланд дважды — в 1929 году и 1940 году — выражал свое согласие с обязательной юрисдикцией предшественницы Суда — Постоянной палаты международного правосудия (далее — ППМП <12>). Это заявление было сделано Таиландом на основании статьи 36 Статута ППМП. На этот случай пункт 5 статьи 36 Статута Суда <13> устанавливает такое правило: заявления, сделанные на основании статьи 36 Статута ППМП и продолжающие оставаться в силе, считаются в отношениях между участниками Статута Суда признанием ими юрисдикции Суда для себя обязательной на неистекший срок действия этих заявлений и в соответствии с условиями, в них изложенными.

———————————

<12> В 1922 — 1940 годах ППМП вынесла решения по 29 спорам между государствами и 27 консультативных заключений, из которых практически все были выполнены. Деятельность ППМП была прервана Второй мировой войной. В 1946 году ППМП была распущена вместе с Лигой Наций.

<13> Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XII. М., 1956. С. 47 — 63.

 

Однако 26 мая 1959 года по делу о воздушном инциденте над Болгарией от 27 июля 1955 года («Израиль против Болгарии») (в небе над Болгарией тогда был сбит пассажирский самолет авиакомпании «Эль Аль», следовавший из Лондона в Израиль) Суд вынес решение о том, что у него нет компетенции рассматривать этот спор <14>, поскольку, во-первых, Болгария по примеру СССР отказалась признать обязательную юрисдикцию Суда <15>, хотя между двумя мировыми войнами она признавала обязательную юрисдикцию ППМП, и во-вторых, Израиль возник как государство только в 1948 году, то есть уже после создания Суда.

———————————

<14> CIJ. Affaire relative  l’incident  du 27 juillet 1955 ( c. Bulgarie), Exceptions .  du 26 mai 1959. C.I.J. Recueil 1959. P. 127.

<15> СССР снял сделанные ранее оговорки о непризнании обязательной юрисдикции Суда по спорам о толковании и применении ряда международных договоров, см. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1989 года N 10125-XI // Ведомости ВС СССР. 15 марта 1989 года. N 11. Ст. 79. Однако это означает лишь, что СССР (а вслед за ним и Россия) согласился с тем, чтобы Суд рассматривал только споры с другими государствами, вытекающие из 6 универсальных международных договоров (все — в области прав человека), к которым СССР ранее сделал оговорки о непризнании обязательной юрисдикции Суда. Постановление 1989 года не дает возможности рассматривать иные споры с Россией. В частности, по этой причине поданное в Суд в апреле 2014 года заявление Маршалловых островов против России о невыполнении статьи VI Договора о нераспространении ядерного оружия (обязательство прекратить гонку ядерных вооружений и заняться ядерным разоружением) не имело судебной перспективы.

 

Из этого решения Суда (1959 года) следует, что пункт 5 статьи 36 Статута Суда применяется только к государствам — первоначальным членам ООН, которые были участниками Статута с момента его вступления в силу (то есть с 24 октября 1945 года). Все остальные государства (включая Таиланд и Камбоджу), которые не были первоначальными членами ООН <16>, тем самым не участвовали в Статуте Суда с самого начала. Таиланд был принят в ООН только в декабре 1946 года. Таким образом, Таиланд считал, что только с этой даты он стал участником Статута Суда. Что касается Камбоджи, то на момент, когда Таиланд выражал свое согласие с обязательной юрисдикцией ППМП (в 1929 и 1940 годах) и Суда (в 1950 году), Камбоджа была не субъектом международного права, а частью Французского Индокитая.

———————————

<16> Это 51 государство, которые, приняв участие в Конференции в Сан-Франциско по созданию ООН или ранее подписав Декларацию ООН от 1 января 1942 года, подписали и ратифицировали Устав ООН в соответствии с его статьей 110 (статья 3 Устава ООН).

 

Как следует из решения Суда по спору между Израилем и Болгарией, заявления прочих государств (в частности, Таиланда), которые не были первоначальными членами ООН, о признании обязательной юрисдикции ППМП утратили силу с момента ликвидации ППМП в 1946 году. Таиланд считал, что его заявление 1950 года о подтверждении согласия с обязательной юрисдикцией Суда касалось международного судебного органа (ППМП), который к этому моменту уже не существовал, а ранее сделанное Таиландом заявление о признании обязательной юрисдикции ППМП утратило силу в 1946 году. Поэтому, заявлял Таиланд, его «подтверждение» в 1950 году этого признания обязательной юрисдикции не имеет никаких правовых последствий, а в силу указанной «ошибки» заявление Таиланда 1950 года является недействительным (так как содержит указанный порок воли).

Тем не менее Суд пришел к выводу, что ошибка не может быть принята во внимание, если она не влияет на «реальность согласия». Суд установил, что в 1950 году Таиланд явным образом выразил свое согласие с обязательной юрисдикцией Суда, даже если форма этого согласия была неадекватной.

 

  1. Решение 1962 года по существу спора

 

В ходе разбирательства дела в Суде по существу Камбоджа руководствовалась картой, указанной выше («Дангрек — Комиссия по делимитации границы между Индокитаем и Сиамом»). Эта карта была приобщена к материалам дела Суда и фигурировала в них как «карта приложения I». Камбоджа утверждала, что эта карта была признана Таиландом и стала частью международного договора, тем самым приобретя обязательную силу для двух государств. По мнению Камбоджи, линия, обозначенная на карте приложения I, стала границей между двумя государствами. Таиланд отрицал, что он признал карту приложения I или что карта иным образом имела для него обязательную силу. Напротив, он утверждал, что граница между двумя государствами проходит по линии водораздела, как это предусматривается в тексте договора 1904 года. Следовательно, по мнению Таиланда, храм остается на тайской территории.

При рассмотрении дела по существу Таиланд опять попытался использовать в Суде «теорию ошибки»: на этот раз он утверждал, что карты были составлены неверно. Однако для Суда имело большое значение другое: когда эти карты были переданы указанной группой властям Сиама, те не выразили никаких возражений против прохождения границы ни сразу же, ни спустя некоторое время. Более того, в 1930 году тайский принц Дамронг (он же — министр внутренних дел Сиама на тот момент) посетил местность храма с официальным визитом, был принят там французскими властями и при этом на возвышенности Дангрек рядом с храмом в это время развевался государственный флаг Франции.

Кроме того, Суд указал, что государство не вправе ссылаться на ошибку в выражении своего согласия (с картами), если оно своим поведением способствовало возникновению этой ошибки (и при этом было в состоянии ее избежать) или обстоятельства были таковы, что это государство должно было обратить внимание на возможную ошибку. Впоследствии данное правило было кодифицировано в пункте 2 статьи 48 Венской конвенции.

В результате в своем решении 1962 года Суд определил, что храм Преа Вихеар расположен на территории, находящейся под суверенитетом Камбоджи. С учетом этого Суд обязал Таиланд вывести любые военные и полицейские силы и других охранников или смотрителей, размещенных им в храме либо «поблизости от него» на камбоджийской территории. Наконец, Суд предписал Таиланду возвратить Камбодже все предметы, которые с момента оккупации храма Таиландом в 1954 году могли быть вывезены тайскими властями из храма или примыкающей к нему территории.

Таким образом, из решения 1962 года следует важное правило: линия прохождения границы может считаться конклюдентно признанной в результате отсутствия возражений против деятельности другого государства на данной территории в течение длительного времени. Это явление обозначается английским термином «acquiescence» (молчаливое согласие); оно лежит в основе международно-правового принципа эстоппеля.

 

  1. Исполнил ли Таиланд решение 1962 года?

 

После вынесения Судом решения 1962 года Таиланд действительно вывел свой персонал из зданий храма. Однако им было установлено ограждение из колючей проволоки, отгородившее руины храма от остальной территории выступа Преа Вихеар. Кроме того, Таиланд вывесил таблички с предупреждением, что «примыкающая к храму [Преа Вихеар] территория не выходит за этот периметр» <17>.

———————————

<17> Возможно, присутствие поблизости тайских военных сыграло положительную роль в судьбе храма Преа Вихеар при режиме Пол Пота: как известно, одна из «идей» этого кровавого диктатора состояла в том, что народ Камбоджи должен отказаться от «чуждых» ему религий, привнесенных другими нациями (в частности, от индуизма, христианства и ислама, происходящих из Индии, Европы и арабского Востока соответственно), и повернуться лицом к марксизму (в изложении Пол Пота, конечно). Вдохновленные этой «идеей» сторонники Пол Пота разрушали религиозные здания, убивали священников и прихожан.

 

Ограждение было установлено на линии, обозначенной на карте, которая была приложена к Резолюции Совета министров Таиланда от 10 июля 1962 года (то есть принятой уже после решения Суда по существу спора). Однако эта карта не была обнародована до начала разбирательства в Суде по просьбе Камбоджи о толковании решения 1962 года. В своей Резолюции 1962 года Совет министров Таиланда установил периметр территории, с которой власти Таиланда обязаны были вывести свой персонал.

Таиланд полагал, что поскольку Суд не уточнил термин «поблизости от храма» в пункте 2 резолютивной части своего решения 1962 года, то Таиланд вправе в одностороннем порядке определять пределы территории, понимаемой под термином «поблизости». В частности, эта позиция Таиланда отражена в Резолюции 1962 года.

Камбоджа заявила протест против тайского присутствия на территории, которая, по ее мнению, была признана камбоджийской в решении Суда 1962 года. Камбоджа также пожаловалась, что ограждение из колючей проволоки, установленное Таиландом, «достаточно далеко заходит» на эту территорию в нарушение решения Суда.

Таким образом, между сторонами возник спор по поводу трактовки смысла и сферы действия решения 1962 года.

 

  1. Суть спора между Камбоджей и Таиландом

 

Спор между этими государствами касался трех вопросов:

1) имеет ли решение Суда 1962 года обязательную силу в отношении признания линии, обозначенной на карте в приложении I, границей между сторонами спора в районе расположения храма (пункты 37, 48 и 52 решения 2013 года);

2) как толковать фразу «поблизости от него на камбоджийской территории» в пункте 2 резолютивной части решения 1962 года (пункты 12, 13 и 52 решения 2013 года)? По мнению Суда, пункт 2 вытекает из положения, содержащегося в пункте 1 резолютивной части этого же решения: храм расположен на «территории, находящейся под суверенитетом Камбоджи»;

3) В чем заключается обязательство Таиланда вывести свой персонал в соответствии с пунктом 2 резолютивной части решения 1962 года (пункт 52 решения 2013 года)?

 

  1. Состав Суда

 

Несмотря на то что Суд состоит из 15 судей, на этот раз в его состав вошли еще двое судей ad hoc, причем оба — граждане Франции: Жильбер Гийом и Жан-Пьер Кот <18>, <19>. Их включили в связи с тем, что граждане Таиланда и Камбоджи не входят в постоянный состав Суда <20>. Таким образом, в составе Суда, давшего в 2013 году толкование решения 1962 года, было сразу трое граждан Франции <21>. Любопытно, что в 1961 — 1962 годах Таиланд и Камбоджа отказались от своего права назначить судей ad hoc для участия в рассмотрении спора по существу <22>.

———————————

<18> Ж.-П. Кот еще в 1960-х годах внимательно следил за развитием этого дела. См.: Cot J.-P.  de la Cour internationale de Justice dans l’affaire du temple   (Cambodge c. ). Exceptions  // Annuaire  de Droit International. 1961. Vol. 7. Num. 1. P. 229 — 251; Cot J.-P.  de la Cour internationale de Justice dans l’affaire du temple de   (Cambodge c.  — Fond) // Annuaire  de Droit International. 1962. Vol. 8. Num. 1. P. 217 — 247.

<19> Хотя Камбоджа и Таиланд имели право назначить своих граждан в качестве судей ad hoc, с точки зрения максимальной беспристрастности и независимости судей считается хорошим тоном, если государство назначает судьями ad hoc не своих граждан, а иностранцев. Правда, экономически и политически мощные государства, как правило, назначают судьями ad hoc именно своих граждан.

<20> Пункт 3 статьи 31 Статута Суда: «Если в составе судебного присутствия нет ни одного судьи, состоящего в гражданстве сторон, то каждая из этих сторон может избрать судью в порядке, предусмотренном в пункте 2 настоящей статьи».

<21> Третий судья — гражданин Франции Ронни Абраам.

<22> ICJ. Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Preliminary Objections). Judgment of 26 May 1961. P. 17; ICJ. Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Merits). Judgment of 15 June 1962. I.C.J. Reports 1962. P. 6.

 

Трудность в толковании Судом своего решения 1962 года состояла среди прочего в том, что в его составе уже не было никого из судей, которые выносили это решение. Поэтому для Суда в целях толкования решения были крайне важны материалы дела и протоколы устного судопроизводства разбирательства 1962 года, поскольку они показывают, какие доказательства были или не были представлены Суду и какие вопросы были поставлены перед Судом каждой из сторон (пункт 69 решения 2013 года).

 

  1. Насколько часто Суд занимался толкованием собственных решений?

 

Возможность толкования Судом собственных решений предусмотрена вторым предложением статьи 60 Статута Суда: в случае спора о смысле или объеме решения его толкование относится к компетенции Суда по требованию любой стороны <23>.

———————————

<23> Подробно о толковании Судом своих решений см.: Пунжин С.М. Процессуальное право Международного суда ООН: решение вопросов приемлемости в рамках сопутствующего судопроизводства при толковании и пересмотре решений // Международное правосудие. 2012. N 3. С. 49 — 60.

 

За всю семидесятилетнюю историю своего существования Суд не так уж часто (всего 5 раз, включая рассматриваемый случай) занимался толкованием собственных решений <24>:

— в 2009 году по просьбе Мексики о толковании решения Суда от 31 марта 2004 года по делу «Авена и другие (Мексика против США)»;

— в 1999 году по просьбе Нигерии о толковании решения Суда от 11 июня 1998 года по делу о сухопутной и морской границе между Камеруном и Нигерией;

— в 1985 году по просьбе Туниса о пересмотре и толковании решения Суда от 24 февраля 1982 года по делу о континентальном шельфе («Тунис против Ливии»); и

— в 1950 году по просьбе Колумбии о толковании решения Суда от 20 ноября 1950 года по делу «Айя де ла Торре» (Haya de la Torre) о праве на убежище («Колумбия против Перу»).

———————————

<24> ICJ. Request for interpretation of the judgment of 31 March 2004 in the case concerning Avena and Other Mexican Nationals (Mexico v. United States of America). Judgment of 19 January 2009; ICJ. Request for interpretation of the Judgment of 11 June 1998 in the case concerning The land and maritime boundary between Cameroon and Nigeria (Nigeria v. Cameroon). Judgment of 25 March 1999; ICJ. Application for revision and interpretation of the Judgment of 24 February 1982 in the case concerning The continental shelf (Tunisia/Libyan Arab Jamahiriya) (Tunisia v. Libyan Arab Jamahiriya). Judgment of 10 December 1985; ICJ. Request for interpretation of the Judgment of November 20th, 1950 in The asylum case (Colombia v. Peru). Judgment of 17 November 1950.

 

Решение 2013 года осталось практически незамеченным в отечественной литературе. Тем не менее оно представляет интерес для России, поскольку позволяет увидеть в действии такой инструмент, как толкование Судом своих собственных решений. Этот инструмент помогает заполнить те пробелы, которые Суд допустил при рассмотрении спора, что служит, несомненно, выполнению основной задачи Суда — мирному разрешению споров между государствами.

Продолжение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code