Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 24.11.2015 по делу N 48-АПУ15-43

Приговор: Осужденные-1, 2 — по п. п. «а», «в», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ; осужденные-1, 2, 3 — по п. п. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ; осужденная-1 — по ч. 1 ст. 116 УК РФ; осужденные-2, 3 — по п. «а» ч. 2 ст. 244 УК РФ; осужденный-3 — по ч. 5 ст. 33, п. п. «а, «в», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Определение ВС РФ: Приговор изменен, осужденная-1 освобождена от наказания по ч. 1 ст. 116 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования; протокол осмотра места происшествия и протокол очной ставки исключены из числа доказательств; осуждение осужденных-1, 2 по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ и осужденного-3 по ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ исключено, назначенное осужденным наказание снижено.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 ноября 2015 г. по делу N 48-АПУ15-43

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Колышницына А.С.

судей Дубовика Н.П., Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Миняевой В.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденной Гладуниной С.А., адвокатов Альбранта В.В., Климовой Т.Н., Рахматуллиной В.Ш. в защиту интересов осужденных Гладуниной С.А., Гладунина А.А., Отрубенникова С.А. на приговор Челябинского областного суда от 17 апреля 2015 года, по которому

Гладунина С.А., <…> несудимая,

осуждена:

— по п. п. «а», «в», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;

— по п. п. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ на 9 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;

— по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 10000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний на 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Осужденной Гладуниной С.А. установлены ограничения из числа указанных в ч. 1 ст. 53 УК РФ.

Указано о самостоятельном исполнении наказания, назначенного по ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Гладунин А.А., <…> несудимый,

осужден:

— по п. п. «а», «в», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 8 лет лишения свободы без ограничения свободы;

— по п. п. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ на 5 лет лишения свободы без ограничением свободы;

— по п. «а» ч. 2 ст. 244 УК РФ на 3 года лишения свободы;

— по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Гладунин А.А. освобожден от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 116 УК РФ в виде штрафа, в связи с истечением срока давности.

Отрубенников С.А., <…> несудимый,

осужден:

— по ч. 5 ст. 33, п. п. «а, «в», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 10 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;

— по п. п. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ на 6 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;

— по п. «а» ч. 2 ст. 244 УК РФ на 3 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний на 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Осужденному Отрубенникову С.А. установлены ограничения из числа указанных в ст. 53 УК РФ.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Дубовика Н.П., выступления осужденных Гладуниной С.А., Гладунина А.А., Отрубенникова С.А., адвокатов Анпилоговой Р.Н., Артеменко Л.Н., Романова С.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Саночкиной Е.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Гладунина С.А. и Гладунин А.А. осуждены за нанесение побоев С. похищение двух лиц — братьев С., по предварительному сговору между собой и осужденным Отрубенниковым С.А., совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, а также за сопряженное с похищением убийство двух лиц — братьев С. совершенное при пособничестве Отрубенникова С.А., по предварительному сговору группой лиц, с целью скрыть другое преступление.

Кроме того, Гладунин А.А. и Отрубенников С.А. осуждены за надругательство над телом умершего, совершенное группой лиц.

Преступления совершены 11 ноября 2013 года в <…> районе <…> области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней Гладунина С.А. оспаривает осуждение по п. п. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ и считает неправильной квалификацию ее действий по ч. 2 ст. 105 УК РФ. Утверждает, что выводы суда о виновности в похищении братьев С. основаны лишь на показаниях свидетеля Г. которая является инвалидом по зрению, находилась в салоне автомобиля и не могла в неосвещаемом дворе дома потерпевших видеть происходящее. Перемещение потерпевших изначально преследовало цель совершить убийство потерпевших в связи с чем, квалификация действий по ст. 126 УК РФ является излишней. Показания Г. об обстоятельствах убийства братьев С. непоследовательны и крайне противоречивы. Признавая причинение легкого вреда здоровью С. и отрицая нанесение удара косой С. настаивает на том, что лишь замахивалась косой на С. после чего косу забрал Гладунин А.А. Указывает на неточности, содержащиеся в заключениях судебно-медицинских экспертиз трупов потерпевших, что могло повлиять на окончательные выводы. В проведении повторной психолого-психиатрической экспертизы ей было необоснованно отказано. Обращает внимание на то обстоятельство, что в судебном заседании исследовались не все показания свидетеля Ю. которая первоначально говорила, что братья С. вышли из дома самостоятельно, без какого-либо принуждения. В нарушение требований уголовно-процессуального закона данный свидетель в суде не был допрошен. Считает, что подписи в протоколах Ю. поддельные. Свидетель Г. отказалась в суде от дачи показаний, сославшись на ст. 51 Конституции, тогда как никому из осужденных близким родственником не является. О возбуждении уголовного дела по ст. 126 УК РФ ее не уведомляли, в ходе предварительного расследования она неоднократно отказывалась от услуг адвоката Буториной Е.Р., направляла следователю ходатайства, однако отказ не был удовлетворен. Полагает, что следственный эксперимент по помещению манекенов в багажник автомобиля проведен с грубыми нарушениями процессуального закона, и данное доказательство является недопустимым. Просит исключить из числа доказательств протокол очной ставки между Гладуниным А.А. и Отрубенниковым С.А. от 6 мая 2014 года, а также протокол проверки показаний Г. на месте от 6 мая 2014 года, поскольку указанные следственные действия, а также осмотр места происшествия — лесного массива, следователем проведены в одно и то же время. Ставит под сомнение показания свидетеля Г. которая очевидцем преступления не являлась. Просит признать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, наличие троих детей, поскольку на момент совершения преступлений она не была лишена родительских прав. Считает, что после постановления приговора была незаконно ограничена во времени при ознакомлении с письменными материалами уголовного дела, тогда как своими правами не злоупотребляла.

Адвокат Альбрант В.В., в защиту интересов осужденной Гладуниной С.А., оспаривает обоснованность осуждения его подзащитной за убийство С. Ссылаясь на показания самой Гладуниной С.А., осужденных Гладунина А.А., Отрубенникова С.А., утверждает, что совокупности бесспорных доказательств, подтверждающих виновность Гладуниной С.А. в убийстве С. не добыто.

Адвокат Климова Т.Н. в защиту интересов Гладунина А.А. ссылается на необоснованность осуждения ее подзащитного по ч. 2 ст. 126 и ч. 2 ст. 244 УК РФ. Указывает, что осужденный участия в похищении братьев С. не принимал, доказательств, подтверждающих надругательство над телом С. в приговоре не приведено. Просит отменить приговор в части осуждения Гладунина А.А. по указанным выше составам преступления, а по ч. 2 ст. 105 УК РФ снизить назначенное наказание.

Адвокат Рахматуллиной В.Ш. в апелляционной жалобе и дополнении к ней просит приговор суда в части осуждения Отрубенникова С.А. за похищение братьев С. и надругательство над телом С. отменить и уголовное дело в этой части прекратить, исключить из осуждения п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ и снизить назначенное наказание. Отмечает, что предварительный сговор на похищение братьев С. отсутствовал, распределения ролей не было, никакого насилия Отрубенников к братьям С. при выходе из дома не применял, и для Отрубенникова С.А. стало неожиданным, что, выйдя из дома, потерпевшие залезли в багажник автомобиля. Выводы суда о пособничестве ее подзащитного в убийстве С. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Не устранены судом и противоречия в показаниях осужденных о предварительной договоренности на убийство, которая, согласно приговору, состоялась при движении автомобиля от дома С. к месту, где были взяты орудия убийства. Умысла на пособничество в убийстве С. у Отрубенникова С.А. не имелось, подтверждающих наличие умысла доказательств в приговоре не приведено. Суд указал, что Отрубенников С.А. нанес С. удар ногой в туловище и удар рукой в область головы, однако удар в голову собранными доказательствами не подтверждается. Настаивает на том, что Отрубенников С.А. совершил пособничество лишь при убийстве С. Оспаривает осуждение по п. «а» ч. 2 ст. 244 УК РФ и утверждает, что совокупности бесспорных доказательств, свидетельствующих о надругательстве над телом умершего, в приговоре не приведено.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденной и защитников государственный обвинитель Кузьмина О.В. просит приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующему.

В судебном заседании Гладунина С.А. и Гладунин А.А. виновными себя признали частично и от дачи показаний отказались, воспользовавшись ст. 51 Конституции Российской Федерации, а Отрубенников С.А. вину признал частично и показал, что в лесу нанес всего один удар рукой С. при этом потерпевших не похищал, их убийство не совершал, тело С. не осквернял.

Вместе с тем, в ходе предварительного расследования, будучи допрошенными в качестве подозреваемых, обвиняемых, при допросах на очных ставках и при проверке показаний на месте, осужденные Гладунина С.А., Гладунин А.А. подробно рассказывали об обстоятельствах похищения братьев С. и их убийстве.

Об обстоятельствах совершенных преступлений Гладунина С.А. сообщила и в явке с повинной (т. 5 л.д. 229-233).

Показания осужденных Гладуниной С.А., Гладунина А.А., а также более полные показания осужденного Отрубенникова С.А. на предварительном следствии суд первой инстанции признал правдивыми, согласующимися между собой, с другими доказательствами по делу, положил их в основу приговора и свое решение мотивировал.

Выводы суда о виновности Гладуниной С.А., Гладунина А.А., Отрубенникова С.А. в совершении указанных в приговоре преступлений, помимо показаний осужденных на предварительном следствии, подтверждаются показаниями потерпевшего С. свидетелей Г. Г. Б. И. А., Ж. протоколами осмотра мест происшествий, заключениями судебно-медицинских, судебно-биологических экспертиз, вещественными и другими доказательствами, подробный анализ которых содержится в приговоре.

Потерпевший С. показал, что в ноябре 2013 года вместе с двумя братьями и матерью — Ю. проживал в двухквартирном доме, а их соседями была семья Гладуниных. От матери узнал, что Гладунины С. и А. поссорились с братьями и увезли их с собой. С заявлением обратился в полицию, а 23 ноября 2013 года в лесном массиве опознал братьев.

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля Ю. следует, что вначале Гладунина С. и Гладунин А. в доме подвергли сыновей избиению, а затем вытолкали на улицу. Считает, что сыновей убили Гладунины, которые находились в состоянии алкогольного опьянения и вели себя агрессивно.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, показания свидетеля Ю. оглашены в соответствии с требованиями п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, поскольку на момент судебного разбирательства Ю. скончалась.

Что касается утверждений о том, что подписи в протоколах допросов свидетеля Ю. поддельные, то данные утверждения являются надуманными, не основанными на материалах уголовного дела.

Свидетель Г. на протяжении всего предварительного расследования давала подробные показания о том, как Гладунина С.А. и Гладунин А.А. вывели братьев С. из дома, заставили залезть в багажник автомобиля, по пути следования Гладунина С.А. предложила потерпевших убить и, взяв у соседа Гладуниной С.А. косу, лом, лопату и ножовку, они уехали в лесной массив, где Гладунина С.А., Гладунин А.А. и Отрубенников С.А. лишили братьев С. жизни. О своих действиях, связанных с лишением потерпевших жизни, осужденные рассказывали в салоне автомобиля, когда возвращались с места убийства.

Содержащиеся в апелляционной жалобе доводы осужденной Гладуниной С.А. о том, что показания Г. являются непоследовательными и противоречивыми, опровергаются материалами уголовного дела и совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Несмотря на то обстоятельство, что Г. в силу слабого зрения не смогла в полном объеме зафиксировать обстоятельства содеянного, она постоянно находилась в салоне автомобиля при обсуждении осужденными хода противоправных действий и рассказов о своей роли при лишении потерпевших жизни, а поэтому сомневаться в правдивости ее показаний оснований не имеется.

Доводы апелляционной жалобы о том, что Г. никому из осужденных близким родственником не является, необоснованно воспользовалась в судебном заседании правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, не соответствуют действительности, поскольку указанный свидетель — родная сестра осужденного Гладунина А.А.

Свидетель Г. отрицательно охарактеризовав осужденную Гладунину С.А., подтвердила показания Г. которая рассказала ей о совершенных преступлениях.

Ссылка в апелляционной жалобе Гладуниной С.А. на то обстоятельство, что свидетель Г. очевидцем преступлений не являлась, а поэтому суд был не вправе ссылаться на показания данного свидетеля, не согласуется с требованиями уголовно-процессуального закона, поскольку свидетель сообщила суду источник информации, связанной с совершенными преступлениями.

Свидетель А. подтвердил, что в ноябре 2013 года по просьбе осужденных передал им лопату, лом, ножовку и косу.

Из показаний свидетеля Ж. следует, что вечером 11 ноября 2013 года она встречалась с Отрубенниковым С.А. и обратила внимание на то, что автомобиль осужденного был очень грязный, а у Отрубенникова С.А. была разбита рука.

Свидетель И. подтвердил, что в ноябре 2013 года Гладунины искали братьев С. чтобы установить лицо, похитившее навигатор из салона автомобиля Отрубенникова С.А.

Свидетель Б. пояснил, что осенью 2013 года, находясь в лесном массиве, обнаружил труп мужчины и сообщил в полицию.

При осмотре участка лесного массива, вблизи д. <…> района <…> области, обнаружены два мужских трупа с явными признаками насильственной смерти (т. 1 л.д. 108-124).

Потерпевшим С. трупы братьев были опознаны.

При осмотре места происшествия — квартиры, в которой проживали братья С., на полу, на вырезе из ткани и полотенце обнаружены пятна бурого цвета, похожие на кровь (т. 1 л.д. 81-85).

При осмотре автомобиля «<…>», государственный регистрационный знак <…> на нижней поверхности акустической полки в багажном отделении автомобиля и на ткани обшивки заднего сидения обнаружены пятна бурого цвета, напоминающие кровь (т. 1 л.д. 125-131, 132-140, 142-146).

Согласно заключению судебно-генетической экспертизы от 28 февраля 2014 года в смыве с багажника обнаружены следы крови человека, исследованием ДНК которой установлено, что кровь произошла от С. (т. 3 л.д. 154-158).

На предметах одежды потерпевших обнаружены множественные линейные повреждения ткани в виде разрывов (т. 2 л.д. 12-20, 30-37, 42, 43-50).

Протокол следственного эксперимента от 21 июня 2014 года подтверждает возможность размещения двух манекенов среднестатистического человеческого роста и комплектности в багажном отделении автомобиля «<…>» (т. 2 л.д. 136-143).

Следственный эксперимент, который оспаривается осужденной Гладуниной С.А., проведен в соответствии с требованиями ст. 181 УПК РФ, и полученные доказательства обоснованно признаны судом допустимыми.

Из заключения эксперта N 510 от 11 июля 2014 года следует, что на рубашке и носках С. выявлена моча (т. 3 л.д. 197-199).

Согласно заключению N 617 судебно-медицинского эксперта смерть С. <…> года рождения, наступила от сочетанной травмы, в комплекс которой вошли колото-резаные ранения шеи, грудной клетки, живота и области левой подмышечной впадины, в том числе проникающие во внутренние полости организма, с повреждением ряда внутренних органов (легких, сердца, печени) и крупных сосудов. Указанная травма повлекла острую массивную кровопотерю с обескровливанием внутренних органов и тканей, что привело к смертельному исходу. Между сочетанной травмой, которая возникла как минимум от пятнадцати поступательно-возвратных воздействий на область шеи спереди, туловища сзади и левой подмышечной впадины спереди острого предмета (предметов), который действовал (и) по типу колюще-режущего, обладал (и) острой кромкой (лезвием) и противоположной не заточенной кромкой (обушком) и причиной смерти имеется прямая причинно-следственная связь.

Данная сочетанная травма является повреждением, опасным для жизни человека, и по этому признаку квалифицируется как повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью.

При исследовании трупа установлены и другие колото-резаные ранения шеи, туловища, конечностей, раны на лице, ушной раковине, 28 кровоподтеков на голове, шее, конечностях, плече и плечевом суставе, дать судебно-медицинскую оценку которым относительно степени тяжести вреда, причиненного здоровью, эксперту не представилось возможным ввиду смерти от ранее указанных колото-резаных ранений.

Все установленные повреждения являются прижизненными, возникли в короткий промежуток времени одно за другим (в течение десятков минут). Определить последовательность их образования эксперту не представилось возможным. Принимая во внимание характер и морфологию смертельной сочетанной травмы, данные гистологического исследования препаратов мягких тканей с проекции повреждений, можно говорить о том, что смерть наступила, вероятнее всего, в первые десятки минут.

Характер выявленной смертельной травмы не исключает возможности потерпевшего после их причинения совершать какие-либо самостоятельные действия (передвигаться, кричать и т.д.) в течение короткого промежутка времени (минуты) с быстрым угасанием этой способности по мере развития клинической картины ранений. Ряд установленных при исследовании повреждений могли образоваться в условиях, имевшей место борьбы и самообороны (т. 2 л.д. 156-165).

Согласно заключению N 616 судебно-медицинского эксперта, смерть С. <…> года рождения, наступила в результате комбинированной травмы, в единый комплекс которой вошли закрытая черепно-мозговая травма (кровоизлияния под мозговые оболочки, острая субдуральная гематома слева, субарахноидальное кровоизлияние слева) и два колото-резаных ранения левого легкого.

Перечисленные повреждения возникли в относительно короткий промежуток времени, взаимно друг друга отягощали, привели к резкому угнетению работы центральной нервной системы, а также обильной кровопотере, что завершилось смертельным исходом. Данная комбинированная травма тела является опасной для жизни человека и по этому признаку квалифицируется как повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью.

Между указанной травмой и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь.

Указанная травма возникла как минимум от девяти воздействий на область головы тупого твердого предмета (предметов) и, как минимум, двух поступательно-возвратных воздействий на проекцию левого легкого предмета (предметов), который действовал(и) по типу колюще-режущего, обладал(и) острой кромкой (лезвием) и противоположной не заточенной кромкой (обушком).

При исследовании трупа установлены и другие колото-резаные ранения шеи, туловища, раны надплечья, раны в проекции правой пластинки щитовидного хряща, в проекции правой лопатки, девять кровоподтеков и восемнадцать ссадин на туловище и конечностях.

Дать судебно-медицинскую оценку степени тяжести вреда, причиненного здоровью нанесением колото-резаных ран, эксперту не представилось возможным ввиду смерти потерпевшего от черепно-мозговой травмы.

Все установленные при исследования трупа повреждения являются прижизненными, возникли в короткий промежуток времени одно за другим (в течение десятков минут). Определить последовательность их образования эксперту не представилось возможным. Смерть наступила, вероятнее всего, в первые десятки минут.

Характер выявленной смертельной травмы не исключает возможности потерпевшего после их причинения совершать какие-либо самостоятельные действия (передвигаться, кричать и т.д.) в течение короткого промежутка времени (минуты) с быстрым угасанием этой способности по мере развития клинической картины травмы. Ряд установленных при исследовании повреждений могли образоваться в условиях возможно имевшей место борьбы и самообороны (т. 2 л.д. 193-200).

Сомневаться в правильности выводов, содержащихся в заключениях судебно-медицинских экспертиз, проведенных в соответствии с существующими методиками и требованиями уголовно-процессуального закона, не имеется.

По заключению медико-криминалистической экспертизы, локализация и механизм образования повреждений, выявленных при исследовании трупов братьев С. соответствуют локализации и механизму, на которые ссылаются в своих показаниях Гладунина С.А., Гладунин А.А. и Отрубенников С.А. (т. 4 л.д. 63-98).

В ходе предварительного расследования в отношении Гладуниной С.А., Гладунина А.А. и Отрубенникова С.А. проведены судебно-психиатрические экспертизы.

Из заключения амбулаторной судебной психиатрической экспертизы следует, что Гладунина С.А. каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, лишающим ее способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдала в период, относящийся к инкриминируемому ей деянию и не страдает в настоящее время, а обнаруживает признаки эмоционально-неустойчивого расстройства личности. Об этом свидетельствуют данные об органической неполноценности Гладуниной С.А. с детства, данные о нарушениях поведения с подросткового возраста и проявления таких черт, как вспыльчивость, конфликтность, отказ от учебы, склонность к группированию с лицами, ведущими асоциальный образ жизни, раннем и систематическом употреблении спиртных напитков, наркотических веществ, раннем начале сексуальных отношений, склонности к совершению противоправных деяний. Указанный диагноз подтверждается результатами проведенного клинического обследования, выявившего у Гладуниной С.А. повышенную эмоциональную возбудимость, раздражительность, эгоцентризм, узость интересов, низкие морально-этические качества, облегченность суждений. В момент совершения инкриминируемых ей деяний Гладунина С.А. признаков какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности не обнаруживала, а находилась в состоянии простого алкогольного опьянения. В принудительном лечении не нуждается (т. 3 л.д. 21-23).

Суд обоснованно признал Гладунину С.А. вменяемой и отказал в проведении повторной психолого-психиатрической экспертизы, поскольку указанное выше экспертное исследование проведено комиссией, в состав которой входили эксперты высшей категории, и содержащиеся в заключении выводы противоречий не содержат.

Согласно заключениям стационарных комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз Гладунин А.А. и Отрубенников С.А. какими-либо хроническими психическими расстройствами, временными психическими расстройствами, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, лишающим их способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдали в период, относящийся к инкриминируемым им деяниям, и не страдают в настоящее время. Они могли в момент инкриминируемых им деяний осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В принудительном лечении не нуждаются (т. 3 л.д. 41-45, 63-66).

Осужденных Гладунина А.А. и Отрубенникова С.А. суд также обоснованно признал вменяемыми.

Таким образом, приведенные выше доказательства подтверждают выводы суда о виновности осужденных.

Вместе с тем, анализируя доводы апелляционной жалобы осужденной Гладуниной С.А., Судебная коллегия признает недопустимыми и исключает из числа доказательств, подтверждающих выводы суда о виновности осужденных, протокол осмотра места происшествия от 6 мая 2014 года (т. 1 л.д. 160-165) и протокол очной ставки между Отрубенниковым С.А. и Гладуниным А.А. от 6 мая 2014 года (т. 7 л.д. 115-121), поскольку указанные следственные действий не только проведены в один день с проверкой показаний Г. на месте, но и согласно сведениям, содержащимся в протоколах, в одно и то же время.

Исключение из числа доказательств, протокола осмотра места происшествия и протокола очной ставки не ставит под сомнение обоснованность выводов суда о виновности осужденных, поскольку данные выводы полностью подтверждаются совокупностью других исследованных в судебном заседании и подробно приведенных в приговоре доказательств.

В связи с истечением сроков давности уголовного преследования, Судебная коллегия, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, освобождает Гладунину С.А. от наказания по ч. 1 ст. 116 УК РФ — преступлению небольшой тяжести, совершенному 11 ноября 2013 года.

Кроме того, Судебная коллегия считает, что из осуждения Гладуниной С.А., Гладунина А.А., Отрубенникова С.А. подлежит исключению п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ — квалифицирующий признак убийства, сопряженного с похищением человека.

При описании преступных действий осужденных, направленных на лишение братьев С. жизни, суд в приговоре указал, что у Гладуниной С.А., Гладунина А.А. возник преступный умысел, направленный на убийство потерпевшего С. на почве личных неприязненных отношений, который был реализован при пособничестве Отрубенникова С.А., а убийство С. совершено с целью скрыть другие преступления — побои, причиненные потерпевшим, похищение братьев С. и убийство С.

Изложенная в приговоре конструкция повлекла квалификацию действий осужденных не только по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, но и по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ как совершение убийства с целью скрыть другое преступление, что ставит под сомнение обоснованность выводов суда о правильности квалификации действий осужденных как убийства, сопряженного с похищением человека.

Действия Гладуниной С.А., Гладунина А.А. по п. п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а действия Отрубенникова С.А. по ч. 5 ст. 33, п. п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицированы правильно как убийство и пособничество в убийстве двух лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Об умысле, направленном на лишение потерпевших жизни, свидетельствует количество, локализация нанесенных ударов, а также применение такого орудия убийства как ручной косы.

Наличие предварительного сговора на убийство подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств.

Утверждения осужденной Гладуниной С.А. о том, что потерпевшему С. ударов косой она не наносила, опровергаются показаниями осужденных на предварительном следствии, показаниями свидетеля Г. в соответствии с которыми, перед тем как Гладунин А.А. взял косу из рук Гладуниной С.А., та нанесла С. рабочей частью ручной косы не менее четырех ударов в туловище и не менее одного удара в шею.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Рахматуллиной В.Ш. о совершении Отрубенниковым С.А. пособничества лишь при убийстве С. и непричастности ее подзащитного к лишению жизни С. опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Судебная коллегия признает несостоятельными доводы осужденной Гладуниной С.А. о том, что, совершая захват и перемещая потерпевших, изначально преследовалась цель совершить их убийство, а поэтому, по мнению осужденной, квалификация действий по ст. 126 УК РФ является излишней.

Судом первой инстанции установлено, что предварительный сговор на лишение потерпевших жизни состоялся после того, как потерпевшие были захвачены и находились в багажнике автомобиля, а поэтому действия осужденных Гладуниной С.А. и Гладунина А.А. правильно квалифицированы по п. п. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ как похищение двух лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших.

Осужденные захватили братьев С. а затем переместили потерпевших помимо их воли в другое место, то есть полностью выполнили объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ.

Вместе с тем, в приговоре не приведено доказательств, свидетельствующих о том, что Отрубенников С.А. был осведомлен о применении Гладуниной С.А. и Гладуниным А.А. при похищении братьев С. насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, либо сам применял к потерпевшим такое насилие.

Доказательства, подтверждающие данные обстоятельства, отсутствуют в исследованных в судебном заседании показаниях осужденной Гладуниной С.А. (т. 5 л.д. 229-233, 238-242, 243-250, т. 6 л.д. 1-9, 19-23, 32-36, 49-54), осужденного Гладунина А.А. (т. 6 л.д. 175-182, 189-193, 194-199, 201-205, 206-211, 212-218, 239-242), осужденного Отрубенникова С.А. (т. 7 л.д. 91-99, 105-109, 122-125), свидетеля Г. (т. 4 л.д. 201-205, 206-209, 210-215, 216-231, 232-236, 240-242, т. 5 л.д. 1-3, 4-6, 7-10, 11-16), а поэтому из осуждения Отрубенникова С.А. подлежит исключению п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ, с оставлением квалификации его действий по п. п. «а», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, правильно квалифицированы действия Гладунина А.А., Отрубенникова С.А. по п. «а» ч. 2 ст. 244 УК РФ как надругательство над телом умершего, совершенное группой лиц.

Совершение Гладуниным А.А. и Отрубенниковым С.А. указанного преступления подтверждается не только показаниями осужденной Гладуниной С.А. на предварительном следствии, но и заключением эксперта.

Нарушений уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовного дела по ст. 126 УК РФ, на что указывает осужденная Гладунина С.А. в своей апелляционной жалобе, органами предварительного расследования не допущено.

Не допущено в ходе предварительного расследования и нарушений права осужденной Гладуниной С.А. на защиту.

Интересы Гладуниной С.А. в ходе предварительного расследования защищала по назначению адвокат Буторина Е.Р., что подтверждается имеющимся в материалах уголовного дела ордером (т. 5 л.д. 237).

Заявление Гладуниной С.А. об отказе от услуг защитника, в котором не были приведены мотивы такого решения, обоснованно оставлено следователем без удовлетворения, и все последующие следственные действия в отношении Гладуниной С.А. проводились с участием профессионального защитника (т. 6 л.д. 65).

Судебная коллегия признает несостоятельными утверждения осужденных Гладуниной С.А. и Гладунина А.А. о том, что после постановления приговора их незаконно ограничили во времени, не предоставив возможности полностью ознакомиться с материалами уголовного дела.

Как видно из уголовного дела, Гладунина С.А. и Гладунин А.А. после постановления приговора знакомились с материалами уголовного дела с 21 мая по 14 августа 2015 года, при этом многократно отказывались от ознакомления, ссылаясь на «плохое самочувствие», «на встречу с адвокатом», «на нахождение посторонних лиц в зале ознакомления» (т. 11 л.д. 137-146, 213-225).

Поскольку осужденные злоупотребляли своими правами, суд обоснованно ограничил их во времени ознакомления с материалами уголовного дела и свое решение мотивировал.

Назначая Гладуниной С.А., Гладунину А.А., Отрубенникову С.А. наказание, суд учел все смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, имеющиеся у осужденных Гладуниной С.А., Гладунина А.А., и смягчающие обстоятельства, имеющиеся у Отрубенникова С.А.

При этом, в качестве смягчающего наказание обстоятельства судом признана явка с повинной Гладуниной С.А. и нахождение осужденного Гладунина А.А. в момент совершения преступлений в несовершеннолетнем возрасте.

Содержащиеся в апелляционной жалобе осужденной Гладуниной С.А. доводы о необходимости учета в качестве смягчающего наказание обстоятельства нахождение на ее иждивении троих малолетних детей судом первой инстанции обсуждались, признаны несостоятельными и обоснованно отвергнуты, с приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Суд не нашел оснований для назначения осужденным наказания с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ и изменения категории преступлений на менее тяжкие в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Вид исправительного учреждения Гладуниной С.А., Гладунину А.А. и Отрубенникову С.А. назначен правильно.

Вместе с тем, в связи с вносимыми в приговор изменениями, исключением из осуждения Гладуниной С.А., Гладунина А.А., Отрубенникова С.А. ряда квалифицирующих признаков, подлежат снижению и назначенные Гладуниной С.А., Гладунину А.А., Отрубенникову С.А. наказания как по отдельным составам преступлений, так и по совокупности преступлений.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 17 апреля 2015 года в отношении Гладуниной С.А., Гладунина А.А. Отрубенникова С.А. изменить:

освободить Гладунину С.А. от наказания по ч. 1 ст. 116 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

исключить из числа доказательств протокол осмотра места происшествия от 6 мая 2014 года (т. 1 л.д. 160-165) и протокол очной ставки между Отрубенниковым С.А. и Гладуниным А.А. от 6 мая 2014 года (т. 7 л.д. 115-121);

исключить осуждение Гладуниной С.А., Гладунина А.А. по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

по п. п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ снизить наказание:

— Гладуниной С.А. до 15 лет 10 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;

— Гладунину А.А. до 7 лет 9 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105, п. п. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ, путем частичного сложения, окончательно назначить Гладуниной С.А. наказание в виде 17 лет 10 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, установив осужденной следующие ограничения: не покидать место постоянного проживания (пребывания) с 22 часов до 6 часов по местному времени, не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы муниципального образования (<…> муниципальный район <…> области) без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденной наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденную обязанность являться в указанный специализированный государственный орган для регистрации два раза в месяц.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105, п. п. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 126, п. «а» ч. 2 ст. 244 УК РФ, путем частичного сложения, окончательно назначить Гладунину А.А. наказание в виде 8 лет 9 месяцев лишения свободы.

Исключить осуждение Отрубенникова С.А. по ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ и снизить наказание:

по ч. 5 ст. 33, п. п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 9 лет 9 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;

по п. п. «а», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ до 5 лет 9 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105, п. п. «а», «ж» ч. 2 ст. 126, п. «а» ч. 2 ст. 244 УК РФ, путем частичного сложения, окончательно назначить Отрубенникову С.А. наказание в виде 14 лет 8 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, установив осужденному следующие ограничения: не покидать место постоянного проживания (пребывания) с 22 до 6 часов по местному времени, не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования (г. <…>, <…> области) без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный специализированный государственный орган для регистрации два раза в месяц.

В остальной части приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденной Гладуниной С.А., адвокатов Альбранта В.В., Климовой Т.Н., Рахматуллиной Р.Ш. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code