Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 17.12.2015 по делу N 66-АПУ15-46

Приговор: По п. п. «д», «е» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ за убийство с особой жестокостью, общеопасным способом, за умышленное повреждение путем поджога имущества.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 декабря 2015 г. по делу N 66-АПУ15-46

 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.

судей Истоминой Г.Н. и Кочиной И.Г.

при секретаре Барченковой М.С.

с участием государственного обвинителя — старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Филимоновой С.Р., защитника осужденного — адвоката Баранова А.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Николаева В.Г. на приговор Иркутского областного суда от 12 октября 2015 года, которым

Николаев В.Г., <…>, несудимый

осужден к лишению свободы по п. п. «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет с ограничением свободы на срок 1 год; по ч. 2 ст. 167 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ сроком на 3 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год.

Николаев осужден за убийство матери Н. с особой жестокостью, общеопасным способом, за умышленное повреждение путем поджога имущества Администрации <…>, причинившее значительный ущерб.

Преступления совершены им 28 апреля 2015 года в пос. <…> района <…> области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., выступления осужденного Николаева В.Г. и его защитника адвоката Баранова А.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, выступление государственного обвинителя Филимоновой С.Р., полагавшей приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного — без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционной жалобе осужденный Николаев В.Г. указывает, что дело рассмотрено с нарушением норм уголовно-процессуального закона.

Судебное следствие проведено с обвинительным уклоном. Его ходатайство об отказе от услуг защитника Евстигнеева и допуске к участию в деле другого защитника Гирина, который знал уголовное дело, не было удовлетворено. Председательствующий заявил ему, что защитник Гирин занят в другом уголовном деле.

Необоснованно ему отказано в проведении комиссионной судебно-медицинской экспертизы, пожарно-технической и химической экспертиз.

Товароведческая экспертиза проведена с нарушением закона по первоначальным показаниям свидетелей, которые на момент допроса находились в состоянии алкогольного опьянения.

Считает также, что в протоколах допросов неправильно указана дата допроса 29 апреля 2015 года, в то время как допрос проводился 28 апреля сразу после происшествия. Полагает, что свидетелей вынудили дать показания, которые они подписали, не прочитав их содержание. В судебном заседании показания свидетелей были оглашены выборочно.

Необоснованно судом положены в основу приговора его первоначальные показания, которые он давал в состоянии опьянения, под влиянием оказанного на него давления сотрудников полиции и следователя.

Его ходатайство о проведении следственного эксперимента с канистрой и тем же количеством бензина проигнорировано судом.

Принимавший участие в судебном заседании адвокат по существу не защищал его, не посетил его в СИЗО.

Следствие по делу было проведено односторонне. Утверждает, что не имел умысла на убийство матери. Случившееся является трагедией.

Просит приговор отменить и переквалифицировать его действия на неумышленное преступление.

В возражении на апелляционную жалобу осужденного государственный обвинитель Люцай В.С. считает приговор законным, обоснованным и справедливым и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Николаева В.Г. в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Так, сам осужденный в судебном заседании не отрицал факт поджога дома и причинения смерти потерпевшей, пояснив, что 28 апреля 2015 года он, его соседи М., а также его сестра Ю. распивали спиртные напитки, при этом из дома выходила его мать и спрашивала, когда он устроится на работу, после этого он зашел в дом и заявил матери, что сожжет дом, для чего взял двадцатилитровую канистру с бензином и плеснул бензин в зальную комнату, где в это время в кресле сидела его мать, его сестра и М. пытались помешать ему, но он оттолкнул их, зажег от электроплитки кусок бумаги и бросил его на пол, от чего бензин загорелся и начался пожар. После этого он забегал в дом и пытался найти свою мать, но поскольку стал задыхаться от дыма, то вышел, поняв, что мать погибла, он вышел за ограду и сидел, пока его не забрали сотрудники полиции.

Показания Николаева об обстоятельствах поджога дома, в котором находилась потерпевшая, соответствуют показаниям свидетелей Н. и М. которые в судебном заседании подтвердили, что Николаев, разлив бензин в комнате, в которой сидела в кресле потерпевшая, поджог его с помощью горящей бумаги.

При этом Н. пояснила, что ее мать в это время сидела в кресле в зальной комнате и ругалась в отношении В. нецензурной бранью. После поджога на крики М. вытаскивать мать Николаев не реагировал, вел себя безразлично. Она не видела, чтобы Николаев забегал в дом и пытался спасти мать.

Свидетель М. также пояснила, что в ходе ссоры потерпевшая Н. выгоняла сына из дома, на что тот разозлился и угрожал сжечь дом. В ходе ссоры Николаев В. взял из сеней канистру, в которой было около 2 — 3 литров бензина, и облил бензином деревянный пол в зальной комнате, где находилась его мать, в том числе возле ног своей матери, сидевшей в тот момент в кресле. Она пыталась помешать Николаеву в поджоге, но не смогла, тот зажег от электрической плитки кусок бумаги и бросил в разлитый бензин, от чего бензин вспыхнул и начался пожар.

Она не слышала, чтобы Николаев перед тем, как поджечь дом, говорил своей матери выйти из дома, и не видела, чтобы Николаев забегал в горящий дом и пытался спасти свою мать.

Показания осужденного, и указанных свидетелей о поджоге зальной комнаты дома, в которой находилась потерпевшая, соответствуют другим доказательствам:

— данным осмотра места происшествия — частного жилого деревянного дома, расположенного по ул. <…> в п. <…> района <…> области, в ходе которого зафиксированы термические повреждения, расположенные преимущественно во внутреннем объеме помещений, при этом наибольшему высокотемпературному воздействию подверглось помещение зальной комнаты в виде уничтожения отделки стен, предметов интерьера с оставшимися каркасами мебели; а на каркасе кровати, в куче сгоревших предметов, обнаружен обгоревший труп Н.

— заключению по факту пожара, произошедшего 28 апреля 2015 года в жилом доме по ул. <…> в п. <…> района <…> области из которого следует, что первоначальное горение возникло внутри дома в помещении зала; причиной пожара послужило искусственное инициирование горения (поджог);

— заключению пожарно-технической экспертизы, согласно которому очаг пожара располагается во внутреннем объеме строения, а именно на уровне пола в помещении зальной комнаты; причиной возникновения пожара послужил источник открытого огня, при этом эксперт пришел к выводу о том, что возникновение пожара возможно при обстоятельствах, указанных обвиняемым Николаевым В.Г.;

— заключению судебно-медицинского экспертиза, в соответствии с которым смерть Н. <…> года рождения, наступила от термического ожога пламенем 100% кожных покровов 3 — 4 ст. и верхних дыхательных путей.

Оценив приведенные доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Николаев совершил умышленный поджог дома.

Приведенными выше показаниями свидетелей Н., М. установлено, что непосредственно перед поджогом дома между осужденным и потерпевшей возникла ссора.

О наличии ссоры между осужденным и потерпевшей пояснила при производстве предварительного расследования свидетель Н. — внучка погибшей, из показаний которой, оглашенных в судебном заседании, следует, что ее бабушка (Н. и дядя зашли в дом и стали ругаться, бабушка сидела в кресле в своей комнате и говорила, что ей надоели пьянки дяди и чтобы дядя уезжал в <…>.

Потерпевший Т. сын погибшей, в судебном заседании показал, что его мать находилась на пенсии по возрасту, у нее была одышка, ходила она с трудом.

Характер действий осужденного, который разливая бензин и поджигая его в комнате, где находилась Н. свидетельствует о том, что он осознавал, что эти его действия неизбежно приведут к смерти потерпевшей, которая в связи с быстрым распространением огня, а также возрастом и состоянием здоровья лишена была возможности покинуть место пожара.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о наличии у Николаева прямого умысла на убийство потерпевшей на почве личных неприязненных отношений.

Избранный осужденным способ лишения жизни потерпевшей — сожжение ее заживо, был связан с причинением ей особых страданий.

Кроме того поджог деревянного дома, расположенного в частном секторе неподалеку от других жилых домов, создавал опасность для жизни не только потерпевшей, но и иных лиц.

С учетом этих данных суд правильно расценил способ убийства Николаевой как общеопасный, сопряженный с особой жестокостью и правильно квалифицировал его действия по п. п. «д», «е» ч. 2 ст. 105 и ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Все представленные сторонами доказательства исследованы в судебном заседании с достаточной полнотой и получили в приговоре надлежащую оценку.

В основу выводов суда положены только допустимые доказательства, в том числе показания Николаева на предварительном следствии на допросе в качестве обвиняемого от 22 июля 2015 года, при проверке его показаний на месте преступления, которые даны им с участием защитника, понятых. Совокупность этих доказательств обоснованно признанной достаточной для установления всех обстоятельств содеянного осужденным и признания его виновным в убийстве Н. и умышленном уничтожении имущества путем поджога.

Причина, обстоятельства возникновения пожара, причина смерти потерпевшей, размер причиненного ущерба установлены судом на основании показаний потерпевшего свидетелей, заключений экспертов. Оснований для назначения и проведения комиссионной судебно-медицинской экспертизы, следственного эксперимента суд не имел, а потому обоснованно отказал в удовлетворении заявленных об этом ходатайств подсудимым и его защитником.

Не имеется оснований и для проведения повторной пожарно-технической экспертизы, а также химической экспертизы, о чем указано в жалобе, поскольку обстоятельства и причины возникновения пожара установлены в судебном заседании с достаточной полнотой.

Доводы жалобы о нарушении закона при проведении товароведческой экспертизы не основаны на материалах дела, из которых следует, что экспертиза проведена квалифицированным экспертом, заключение эксперта соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, в нем подробно приведены все расчеты по определению восстановительной стоимости объекта с учетом его износа, демонтажа повреждений и стоимости заменяемых поврежденных комплектующих, все выводы экспертом мотивированы, указан список использованной литературы. (т. 2 л.д. 144 — 149).

При таких данных суд не имел оснований для признания заключения эксперта недопустимым доказательством, а выводов эксперта недостоверными, а потому обоснованно сослался на него в приговоре.

Не нарушено и право осужденного на защиту. Его интересы на предварительном следствии и в судебном заседании защищали профессиональные защитники.

Вопреки доводам жалобы защитник осужденного адвокат Евстигнеев Е.А. принимал активное участие в исследовании доказательств, задавал вопросы допрашиваемым лицам, заявлял ходатайства в интересах подсудимого, в том числе о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы, о возвращении подсудимого в зал суда после его удаления, в прениях высказал согласованную с подсудимым позицию.

По указанным мотивам Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам жалобы.

Наказание назначено осужденному соразмерно содеянному, с учетом всех обстоятельств дела, данных о его личности, смягчающих обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

При этом смягчающие обстоятельства: признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, состояние здоровья в полной мере учтены судом при назначении наказания осужденному.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его смягчения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 12 октября 2015 года в отношении Николаева В.Г. оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного, — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code