Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 17.12.2015 N 71-АПУ15-9

Приговор: По п. п. «а», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийства, одно из которых совершено с целью скрыть другое преступление.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 декабря 2015 г. N 71-АПУ15-9

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.

судей Истоминой Г.Н., Кочиной И.Г.

при секретаре Поляковой А.С.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Терана Д.А. и адвоката Бондаренко Э.А. на приговор Калининградского областного суда от 10 июля 2015 года, которым

Теран Д.А. <…> несудимый, —

осужден по п. п. «а», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 (четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Терана Д.А. в пользу М. <…> рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., выступления осужденного Терана Д.А. и адвоката Бондаренко Э.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Кривоноговой Е.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Теран Д.А. признан виновным в совершении убийства Е., а также убийства П. с целью скрыть убийство Е.

Преступные действия совершены в одни из суток в период с 23 по 31 марта 2002 года в г. <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Теран Д.А. виновным себя не признал.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

— осужденный Теран Д.А. просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор, или вернуть дело прокурору, указывая на то, что никаких преступных действий в отношении потерпевших он не совершал.

Показаниям свидетелей К. и Г. доверять нельзя, так как по причине сплошной темноты, которая бывает в данной местности в марте месяце, они не могли ничего видеть в полуметре от себя. На это счет был проведен следственный эксперимент, однако без участия его и его защитника, и не в марте, а в августе месяце. Тела потерпевших не были обнаружены, так же, как и орудие преступления. Не исключено, что потерпевшие живы, либо умерли или погибли при иных обстоятельствах. Судебно-медицинские эксперты свои выводы сделали по показаниям допрошенных по делу лиц, и эти выводы о причинах смерти потерпевших носят вероятностный характер. Свидетели дали по делу противоречивые показания. Свидетель Г. в суде сообщил, что потерпевшему Е. удары по голове цепью наносил К., от действий которого и могла наступить его смерть. Из показаний свидетелей следует, что потерпевший П. убегал, но упал, споткнувшись о М. Не исключено, поэтому, что его смерть наступила при падении с высоты собственного роста и ударе головой об асфальт или об камень, или в результате нанесения ему ударов ногами по голове иными лицами. Суд не проверил его алиби, хотя он говорил, что в период времени, относящийся к указанному в приговоре, он мог находиться у знакомых в Белоруссии или лежать в больнице. Свидетель Г. звонил по телефону его (осужденного) матери, предлагал за деньги изменить свои показания и сообщить, что убийство потерпевших совершила З. (<…>). Показаниям свидетеля Г. доверять нельзя, поскольку он страдает психическим заболеванием — <…> и при первом вызове в суд не мог дать показания. Из показаний свидетеля А. следует, что убийство потерпевших совершили З. и Г. о чем ей рассказывали З. и М. Она сама видела в руках у Г. в тот вечер нож. А. в суде не подтвердила свои показания о том, что он (Теран) в 2009 году рассказывал, что облил тела потерпевших кислотой и перезахоронил их в другом месте, заявив, что в то время она употребляла наркотики. Материалы дела во многом были сфабрикованы работником полиции К., который ранее работал участковым инспектором милиции и находился в неприязненных отношениях с ним (осужденным) и его семьей. С. умерший в 2011 году давал К. письменные объяснения, что Е. убила З. со своими братьями, однако это объяснение не было приобщено к материалам дела;

— адвокат Бондаренко Э.А. обращается с аналогичной просьбой, ссылаясь на те же обстоятельства. Кроме того, указывает, что приговор постановлен с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. По факту безвестного исчезновения Е. постановлением от 14 февраля 2005 года было отказано ввиду отсутствия события преступления. Это постановление не было отменено. Постановление заместителя прокурора Центрального района г. Калининграда от 08.08.2012 года об отмене постановления от 14.02.2005 г. является незаконным, так как вынесено по его копии, а не по оригиналу. Материалы самой проверки к этому времени уже были уничтожены. Оно, в свою очередь влечет незаконность возбуждения уголовного дела от 06.12.2011 года по факту убийства Е. Постановлением от 21.07.2014 года было незаконно отказано в возбуждении уголовного дела по этим же событиям (относительно изнасилования З. в 2002 году). В принятии жалоб стороны защиты на это постановление было незаконно отказано, как районным судом в порядке ст. 125 УПК РФ, так и Калининградским областным судом в рамках данного уголовного дела. Утверждает, что судом не был установлен мотив совершения преступления ввиду неустановления факта изнасилования З. Е., и в приговоре необоснованно учтено противоправное поведение потерпевшего. Если же заявление З. о своем изнасиловании было ложным, это ставит под сомнение ее и других лиц показания об обстоятельствах убийства потерпевших. Материалами дела не установлены в должной мере данные о личности обоих потерпевших, обстоятельства их исчезновения, а также сам факт их смерти. Существенные противоречия в показаниях З. и иных свидетелей стороны обвинения судом не устранены и надлежащей оценки им не дано.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Коршунов М.В. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия считает приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Виновность Терана Д.А. в совершении преступления, за которое он осужден, подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Из показаний свидетеля К. (добрачная фамилия — З.) следует, что в 2002 г. ей было 16 лет, она проживала в пос. <…> где познакомилась с Е. Весной того же года после дискотеки Е. и его друг изнасиловали ее, о чем она, не обращаясь в милицию, рассказала К. в кругу своих приятелей Терана, М. и К. Те возмутились, и был разговор, чтобы Е. побить, заставить просить прощения. В один из вечеров конца марта 2002 г. Е., приехал в пос. <…> со своим знакомым Н. (П.), и встретился с ее компанией — Тераном, К., М. и Г. Все употребляли спиртное. По пути из пос. <…> ребята сказали ей и М. пройти вперед, после чего К. и Теран стали избивать Е., а тот просил у нее прощения. Она видела, как Е. лежал на лопатках, а на нем сверху сидел Теран, взмахивал ножом, перерезал Е. горло. Теран и К. унесли Е. от дороги. Теран сказал, что нужно «убрать» второго, иначе тот всех их сдаст. Вернувшись в пос. <…>, они позвали с собой П. сказав, что их ждет Е. По дороге началась драка, П. побежал, сбил с ног М., они упали. Она видела, как лежавшему на животе П. кто-то нанес около десяти ударов ножом в спину, после чего тот перестал шевелиться. Рядом с Н. находились Теран, К. и Г. Они отнесли Н. туда же, где лежал Е. Теран сказал, чтобы каждый из них ударил в тела ножом, чтобы они были повязаны, и нож стали передавать по кругу, но сама ножом она не била. О П. и Е. говорили, как о мертвых, они не шевелились. По возвращении в пос. <…> их с М. оставили там, а Теран, К. и К. ушли убирать трупы. Вернувшись, они сообщили, что закопали трупы, договорились обо всем молчать.

Свидетель Г. дал аналогичные показания по существу указанных событий, показав, что К. первым цепью ударил парня (Е.) по телу, затем повалил его с помощью Терана, и Теран сев на потерпевшего, перерезал ему горло ножом. Он видел, что голова парня висела на шейных позвонках, шея была полностью рассечена. В пос. Ч. К., М. и З. привели второго парня, затем все вместе пошли по дороге. Теран протянул ему и К. нож, предложил убить парня, а когда они отказались, назвал их трусами, пошел и ударил парня сам. Тот побежал, столкнулся с М., упал, Теран сел на него сверху и нанес множество ударов ножом сзади в шею. Когда уносили парня с дороги, признаков жизни он не подавал, было ясно, что он мертв. Теран сказал ему отвести З. и М. домой, а сам остался с К. и К. На следующий день сказал, что трупы закопали.

Свидетель К. также показал, что З. сказала ему и другим, что на улице находятся парни, которые ее изнасиловали. С одним из этих парней он, Теран, Г., а также З. и ее подруга пошли в пос. <…>. По дороге Теран начал бить парня ножом. По предложению Терана они убрали труп этого парня с дороги. Когда из пос. <…> привели второго парня, Теран, не доходя до места, где лежал первый парень, нанес удары ножом в грудь и шею второму, тот упал, начал хрипеть. Второго отнесли и положили рядом с первым, признаков жизни они не подавали. Затем он (К.) сходил в пос. <…> за лопатой, с помощью которой парней закопали в яму полуметровой глубины. Он, Теран и Г. вернулись в пос. <…> к С. (К.). Там, в заброшенном магазине, Теран сжег в печке свои окровавленные джинсы. Утром вернулись в пос. <…> и там Теран выбросил в озеро нож.

Из показаний свидетеля К. также следует, что в начале 2002 года З. сообщила, что ее изнасиловал Е. — его (К.) знакомый по работе на заводе «<…>». В марте 2002 года Е. с приятелем Н. приехал к ним в поселок. Подошли К., Г., Теран, З. и М., которым он представил Е. и Н. и с последним ушел в магазин. Возвратившись, они увидели, как Е. в указанной компании уходит в направлении поселка <…>. В разговоре с Н. он узнал, что тот детдомовец. Затемно все вернулись без Е., сказали, что тот на дискотеке, предложили ему и Н. идти туда же. Когда шли по дороге, он услышал звук от удара рукой, нанесенного Н. в голову Тераном или К., увидел, как Н. побежал и столкнулся с М., оба они упали. Он помог М. подняться, видел Терана, К. Г. которые стояли над лежавшим Н., слышал звуки ударов. Избиение продолжалось минут 5, затем на дороге появилась машина, и он увидел нож в руке Терана. Потом Теран с К. и Г. оттащил Н. за пригорок в лесной массив. Затем они все пришли в пос. <…> выпили водки, ребята пошли закопать тела, и он от них узнал об убийстве Е.

М. <…> г.р., по делу не допрашивалась, так как умерла в 2005 году (т. 6, л.д. 8). Вместе с тем, свидетель К. показала, что в 2002 году М. рассказывала ей как у поселков <…> и <…> убили двух парней: сначала зарезали одного, затем гнались за другим, она поставила ему подножку, тот упал, и его убили, трупы закопали.

Свидетель К. подтвердил, что весной 2002 года в находившемся рядом с его домом заброшенном магазине в пос. <…> были Теран, К., З. М., Г. вместе с незнакомым парнем и через полчаса ушли. Потом К. и Теран возвратились, и К. сообщил, что они убили двух парней за изнасилование З.; говорил, что Теран бил их ножом.

Из показаний свидетеля А. данных в суде первой инстанции, следует, что З. в начала весны 2002 г. рассказала, что ее изнасиловали. Теран предложил встретиться с теми ребятами. Через несколько дней она в пос. <…>, встретила М. с парнем. Со слов М. — одним из тех, кто изнасиловал З. Она ушла, а наутро к ней пришла М. и рассказала, что тому парню перерезали горло, там же убили второго. З. подтвердила это, говорила, что удары ножом наносила она и Г. сожалела по поводу второго парня, который был не при чем. Теран говорил ей, что одного парня лишь побили за изнасилование, а второй уже дома. В 2009 г. в пос. <…> Теран, находившийся в состоянии наркотического опьянения, по поводу тех событий сказал ей, что он с другом залил трупы какой-то химией и закопал их в другом месте. А. по фотографии опознала в Е. указанного парня (т. 3, л.д. 211 — 214).

Будучи допрошенной в суде апелляционной инстанции свидетель А. в целом, дала аналогичные показания, подтвердив, что в тот вечер, до ухода из указанной компании она слышала разговор, что одного парня уже убили за изнасилование З. и собирались убить второго парня. В руках Г. она видела нож. Из разговора с З. и М. на следующий день она поняла, что удары ножом убитым или кому-то из них наносили они обе, а также Г. Теран в тот вечер также находился в указанной компании. В 2009 году после употребления ими наркотиков Теран что-то говорил о перезахоронении трупов этих убитых тогда ребят, но что именно, она точно не помнит.

Таким образом, все очевидцы происшедших событий, или лица, узнавшие о них со слов очевидцев (за исключением свидетеля А.) указали на причастность Терана Д.А. к убийству обоих потерпевших.

Материалами дела установлено, что в указанное время и при указанных обстоятельствах были убиты именно Е. и П.

Из показаний свидетеля Ф. и протокола опознания им П. по фотографии следует, что последний раз он их видел весной 2002 года, когда его брат Е. вместе с П., которого он знал по совместной работе на рынке, уехали к девушкам в поселок Ч. (т. 3, л.д. 12 — 18).

Из показаний потерпевшей Е. также следует, что ее сын Е. 23 марта 2002 года ушел из дома и пропал. Он в это время общался с работавшим на рынке Н. (П.) опознанным ею по фотографии (т. 2, л.д. 5 — 9, 13 — 15, т. 3, л.д. 16 — 20).

Из показаний свидетеля К. вытекает, что З. указала как на лицо, участвовавшее в ее изнасиловании, на его знакомого по совместной работе на заводе «<…>» Е. Именно Е. вместе со своим знакомым Н. (П.) которого он опознал по фотографии, был убит в марте 2002 года на дороге между поселками <…> и <…>. Документы судостроительного завода «<…>» подтверждают, что Е. и К. работали там в ноябре — декабре 2001 года (т. 6, л.д. 140; т. 8, л.д. 172).

Свидетель А. по фотографии опознала в Е. парня, находившегося в пос. <…> в вечернее время в конце марта 2002 года (т. 3, л.д. 211 — 214).

Факт исчезновения Е. и П. в указанное время подтвержден также показаниями их родственников и знакомых, официальными документами, приведенными в приговоре, и сомнения не вызывает.

Тот факт, что тела потерпевших не были обнаружены, объясняется большим промежутком времени, прошедшим после наступления их смерти с учетом их захоронения за пределами населенных пунктов в ночное время. Кроме того, из показаний свидетеля А. следует, что трупы потерпевших могли быть перезахоронены.

Показания специалистов судебных медиков о возможных причинах наступления смерти потерпевших основаны на достаточно подробных показаниях очевидцев о характере и локализации причиненных каждому из них ножевых ранений.

Доводы осужденного о возможной причастности к убийству потерпевших иных лиц и при других обстоятельствах, в том числе, З. как одной, так и совместно с иными лицами, тщательно проверялись в судебном заседании и были обоснованно отвергнуты.

Из показаний всех очевидцев совершения преступления и лиц, узнавших о нем впоследствии, вытекает, что совершил его именно Теран Д.А.

Показания свидетеля А. о том, что накануне убийства она видела нож у Г., и что со слов З. и М. ей стало известно, что убийство потерпевших совершил вместе с ними Г., ничем не подтверждены. Сами по себе они не могут свидетельствовать о невиновности Терана Д.А., поскольку А. на месте происшествия не находилась, очевидцем убийства потерпевших не была.

Изложенные в апелляционных жалобах доводы о том, что показаниям свидетелей по делу доверять нельзя, поскольку эти показания были даны ими под давлением работника полиции К., свидетели Г. и З. не могут давать достоверных показаний по своему психическому состоянию, а также что все они оговорили Терана Д.А. по причине своей причастности к совершению преступления, не могут быть признаны обоснованными.

Свидетель К. показал, что, работая в уголовном розыске, в 2011 году получил информацию об убийстве Тераном Д.А. двух человек и в ходе его раскрытия общался с участниками производства по делу, обеспечивал производство следственных действий. Ни на кого из свидетелей давления не оказывал. В 2002 году работал участковым в пос. <…>, в связи с чем знал местную компанию, в которую входили, в том числе, Теран, З. К., К., Г. М. Личных конфликтов с ними не имел. Неприязни к Терану Д.А. и его семье не испытывает.

Из материалов дела следует, что участие К. в его расследовании не выходило за рамки его служебных полномочий. Следственные действия, в том числе и допросы очевидцев преступления, производились не им, а работниками органов предварительного расследования с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Согласно заключению экспертов, свидетель К. (З.) психически здорова и не утрачивала способность воспринимать обстоятельства, значимые для дела, и давать о них показания (т. 5, л.д. 229 — 234). Свидетель Г. неоднократно привлекался к уголовной ответственности, невменяемым при этом не признавался, и никаких оснований ставить под сомнение достоверность его показаний по причине его психического нездоровья не имеется.

Доводы о том, что очевидцы преступления не могли видеть действий виновного по причине сплошной темноты в ночное время суток, также необоснованны, поскольку все участники событий общались между собой длительное время в течение вечера, находились в непосредственной близости друг от друга, свободно передвигались по указанной местности. Из показаний свидетеля К. в частности, следует, что по дороге проезжали машины, освещая местность, в связи с чем он четко видел нож в руке Терана.

Данных, свидетельствующих о неприязненных отношениях свидетелей с осужденным Тераном Д.А., о его оговоре ими не имеется.

На момент обращения З. в 2011 году с заявлением о совершении Тераном Д.А. убийства двух лиц девятилетней давности, совершенного в ее присутствии, правоохранительные органы не располагали сведениями об обстоятельствах совершения данного преступления. Данным заявлением она не могла отвести от себя подозрений, поскольку таковых против нее не выдвигалось. Материалы дела не содержат данных о ее участии в убийстве потерпевших.

Родственные отношения К. и З. сами по себе не дают оснований ставить под сомнение достоверность их показаний.

Показания свидетелей — очевидцев совершенного преступления — не являются полностью идентичными. Каждый из них сообщил лишь те сведения о той части совершенных осужденным действий, которые он наблюдал лично.

Доводы о том, что свидетель Г. обращался к матери осужденного с предложением изменить свои показания за денежное вознаграждение сами по себе не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Каких-либо данных о получении Г. денег от родственников осужденного не имеется. Своих показаний он не изменял, и они согласуются с другими исследованными судом доказательствами.

При таких обстоятельствах суд дал правильную оценку показаниям свидетелей К. (<…>), К. Г., К. К., А. К., которые согласуются между собой, последовательны и дополняют друг друга. Ставить под сомнение их достоверность оснований не имеется.

Содержащиеся в показаниях указанных лиц противоречия и неточности не носят существенного характера и не могут поставить под сомнение сделанные в приговоре выводы.

В частности, вывод о совершении убийства в связи с сообщением З. (<…>) о ее изнасиловании Е. основан на показаниях всех указанных свидетелей — очевидцев совершения преступления. При этом сама по себе доказанность или недоказанность данного факта не может влиять на выводы суда. Так, из показаний свидетеля А. следует, что вывод об ее изнасиловании З. сделала в связи с тем, что очнулась в машине со спущенной одеждой.

Судом дана надлежащая оценка всей совокупности исследованных по делу доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности Терана Д.А., и его действия судом квалифицированы правильно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы поставить под сомнение законность приговора, не имеется.

Изложенные в апелляционной жалобе адвоката доводы существенных нарушениях, допущенных на стадии возбуждения данного уголовного дела, являются необоснованными. В связи с истечением сроков хранения, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту исчезновения потерпевших было вынужденно произведено по его копии, что само по себе не может повлечь за собой незаконность проведения предварительного расследования по указанному факту. Данное же уголовное дело было возбуждено и расследовано без существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Наказание осужденному Терану Д.А. назначено справедливое, в соответствии с законом, с учетом характера, и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности, всех обстоятельств дела, и оснований для его смягчения не имеется.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13 — 389.14, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Калининградского областного суда от 10 июля 2015 года отношении Терана Д.А. оставить без изменения, его и адвоката Бондаренко Э.А. апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code