Определение Верховного Суда РФ от 16.12.2015 N 88-АПГ15-8

Об оставлении без изменения решения Томского областного суда от 31.07.2015, которым были признаны недействующими отдельные положения Программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам Российской Федерации медицинской помощи на территории Томской области на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов, утвержденной постановлением администрации Томской области от 25.12.2014 N 520а.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 декабря 2015 г. N 88-АПГ15-8

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Корчашкиной Т.Е.

при секретаре Кирсановой А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по заявлению прокурора Томской области об оспаривании отдельных положений Программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам Российской Федерации медицинской помощи на территории Томской области на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов, утвержденной постановлением Администрации Томской области от 25 декабря 2014 г. N 520а, по апелляционной жалобе Администрации Томской области на решение Томского областного суда от 31 июля 2015 г., которым заявление удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., пояснения представителей Администрации Томской области Сергеева А.В. и Тумашовой К.В., поддержавших доводы жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей необходимым решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Администрации Томской области, опубликованным в официальном печатном издании «Собрание законодательства Томской области», 02/1 (116), февраль 2015 года, утверждена Программа государственных гарантий бесплатного оказания гражданам Российской Федерации медицинской помощи на территории Томской области на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов (далее — Программа).

Прокурор Томской области с учетом уточненных требований обратился в суд с заявлением об оспаривании:

— абзаца четвертого пункта 25 раздела 5 в части установления в 2016 году норматива объема для медицинской помощи в амбулаторных условиях, оказываемой в связи с заболеваниями, в размере 2,15 обращения на 1 жителя;

— абзаца восьмого пункта 25 раздела 5 в части установления в 2015 году норматива объема для паллиативной медицинской помощи в стационарных условиях в размере 0,036 койко-дня на 1 жителя;

— абзаца шестого пункта 26 раздела 6 в части установления в 2015 году норматива финансовых затрат на 1 пациенто-день лечения в условиях дневных стационаров за счет средств областного бюджета в размере 755,8 руб.;

— абзаца седьмого пункта 26 раздела 6 в части установления в 2015 году норматива финансовых затрат на 1 случай госпитализации в медицинских организациях (их структурных подразделениях), оказывающих медицинскую помощь в стационарных условиях, за счет средств областного бюджета в размере 45137,3 руб.;

— абзаца девятого пункта 26 раздела 6, согласно которому норматив финансовых затрат на 1 койко-день в медицинских организациях (их структурных подразделениях), оказывающих паллиативную медицинскую помощь в стационарных условиях (включая больницы сестринского ухода), за счет средств областного бюджета установлен в размере 1844,8 руб.;

— абзаца третьего пункта 27 раздела 6 в части установления норматива финансовых затрат на 1 посещение с профилактическими и иными целями при оказании медицинской помощи в амбулаторных условиях медицинскими организациями (их структурными подразделениями) за счет средств областного бюджета в размере 553,5 руб. на 2016 год и на 2017 год;

— абзаца четвертого пункта 27 раздела 6 в части установления норматива финансовых затрат на 1 обращение по поводу заболевания при оказании медицинской помощи в амбулаторных условиях медицинскими организациями (их структурными подразделениями) за счет средств областного бюджета в размере 1580,2 руб. на 2016 год и на 2017 год;

— абзаца шестого пункта 27 раздела 6 в части установления норматива финансовых затрат на 1 пациенто-день лечения в условиях дневных стационаров за счет средств областного бюджета в размере 546,7 руб. на 2016 год и на 2017 год;

— абзаца седьмого пункта 27 раздела 6 в части установления норматива финансовых затрат на 1 случай госпитализации в медицинских организациях (их структурных подразделениях), оказывающих медицинскую помощь в стационарных условиях, за счет средств областного бюджета в размере 54 018,0 руб. на 2016 год и на 2017 год;

— абзаца девятого пункта 27 раздела 6, согласно которому на 1 койко-день в медицинских организациях (их структурных подразделениях), оказывающих паллиативную медицинскую помощь в стационарных условиях (включая больницы сестринского ухода), за счет средств областного бюджета 1844,8 руб. на 2016 год; 1844,8 руб. на 2017 год;

— абзаца второго пункта 28 раздела 6 в части установления подушевых нормативов финансирования за счет бюджетных ассигнований областного бюджета (в расчете на 1 жителя) в 2015 году в размере 3256,0 руб.; в 2016 году в размере 3027,2 руб.; в 2017 году в размере 3027,2 руб.

В обоснование требований прокурор ссылался на то, что нормативы объема медицинской помощи и финансовых затрат ниже установленных в федеральной программе, в связи с чем права жителей Томской области на получение государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи в объеме, установленном Правительством Российской Федерации, нарушены.

Прокурор считает, что в нарушение требований абзаца девятнадцатого раздела VII Программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 28 ноября 2014 г. N 1273 (далее — Федеральная программа), Администрацией Томской области не применен коэффициент дифференциации, который, по его мнению, составляет 1,4554.

Решением Томского областного суда от 31 июля 2015 г. заявление удовлетворено.

В апелляционной жалобе Администрация Томской области просит решение суда первой инстанции отменить, как постановленное с нарушением норм материального права.

Относительно апелляционной жалобы участвующим в деле прокурором поданы возражения о несостоятельности ее доводов и законности судебного постановления.

Суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления (часть 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия по административным делам не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Согласно пункту «ж» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации координация вопросов здравоохранения находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам (части 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

Полномочия и ответственность органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья граждан определяются в соответствии с положениями Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон N 323-ФЗ, пункт 3 статьи 1).

В соответствии со статьей 19 названного закона каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг и иных услуг, в том числе в соответствии с договором добровольного медицинского страхования.

Разработка, утверждение и реализация территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи согласно пункту 3 части 1 статьи 16 Федерального закона N 323-ФЗ относятся к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Между тем федеральный законодатель, наделяя органы государственной власти субъекта Российской Федерации полномочиями по разработке, утверждению и реализации территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи (пункт 3 части 1 статьи 16 Федерального закона N 323-ФЗ) и в связи с этим включая законодательство субъектов Российской Федерации в систему правовых регуляторов в области охраны здоровья, одновременно установил объемы и границы осуществления нормотворческих полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации в этой сфере.

Как следует из разделов VI и VII Федеральной программы, они содержат средние нормативы объема медицинской помощи и средние нормативы финансовых затрат на единицу объема медицинской помощи, средние подушевые нормативы финансирования.

Суд первой инстанции, проанализировав приведенное в судебном акте регламентирующее спорные правоотношения федеральное законодательство, согласно предписаниям которого субъекты Российской Федерации вправе при условии выполнения финансовых нормативов, установленных Федеральной программой, установить дополнительные виды, условия и объемы оказания медицинской помощи, в том числе предусматривающие возможность повышения усредненных показателей, утвержденных стандартами медицинской помощи, сделал правильное заключение о том, что территориальная программа должна соответствовать Федеральной программе, поскольку предусмотренные ею нормативы рассчитаны как средние показатели и являются государственной гарантией равного права всех граждан Российской Федерации на получение бесплатной медицинской помощи, следовательно, не могут быть определены субъектами Российской Федерации в территориальных программах в меньшем размере.

Правомерно суд первой инстанции применил положения абзаца девятнадцатого раздела VII Федеральной программы о необходимости установления средних подушевых нормативов финансирования органом государственной власти субъекта Российской Федерации исходя из нормативов, предусмотренных разделом VI и названным разделом, с учетом коэффициентов дифференциации, рассчитанных в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 5 мая 2012 г. N 462 «О порядке распределения, предоставления и расходования субвенций из бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования бюджетам территориальных фондов обязательного медицинского страхования на осуществление переданных органам государственной власти субъектов Российской Федерации полномочий Российской Федерации в сфере обязательного медицинского страхования».

Абзацем первым раздела VI Федеральной программы предусмотрено, что средние нормативы объема медицинской помощи используются в целях планирования и финансово-экономического обоснования размера средних подушевых нормативов финансового обеспечения, предусмотренных данной программой.

С учетом того, что подушевой норматив финансирования непосредственно зависит от норматива объема медицинской помощи и норматива финансовых затрат на единицу объема медицинской помощи, требование федерального законодателя о необходимости расчета подушевого норматива финансирования с учетом установленных для субъектов Российской Федерации коэффициентов дифференциации в равной степени относится и к расчету норматива финансовых затрат на единицу объема медицинской помощи.

Таким образом, для определения стоимости единицы норматива финансовых затрат на единицу объема предоставления медицинской помощи в рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования необходимо провести коррекцию путем умножения величины соответствующих средних нормативов финансовых затрат на единицу объема медицинской помощи по условиям ее оказания за счет бюджетных ассигнований бюджета субъекта Российской Федерации и средств обязательного медицинского страхования, установленных Программой, на величину коэффициента дифференциации.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции, проанализировав приведенные правовые предписания федерального законодательства, сопоставив оспариваемые положения Программы с нормами Федеральной программы, сделал правильный вывод о признании Программы в оспариваемой части недействующей, как противоречащей требованиям федерального законодательства.

Доводы апелляционной жалобы основаны на неверном толковании норм материального права, аналогичны позиции административного ответчика в суде первой инстанции, получившей в решении суда правильную и аргументированную правовую оценку, с которой Судебная коллегия соглашается и не находит предусмотренных законом оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила:

решение Томского областного суда от 31 июля 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Администрации Томской области — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code