Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 10.12.2015 N 55-АПУ15-6

Приговор: По п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбойное нападение.Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 декабря 2015 г. N 55-АПУ15-6

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Русакова В.В. и Фроловой Л.Г.

при секретаре Ивановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Мельниковой И.М., Черновой Ю.В. и адвокатов Сандыкова К.В., Аешина Д.А., Петрова М.Г., Радикевича Н.А. на приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 25 сентября 2015 года, по которому

МЕЛЬНИКОВА И.М., <…> ранее судима:

1) 6 мая 2014 года по ч. 1 ст. 159.1 УК РФ к исправительным работам на срок восемь месяцев с удержанием 5% заработка в доход государства условно с испытательным сроком один год;

2) 26 декабря 2014 года по ч. 2 ст. 159 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком два года

осуждена по п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к одиннадцати годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к восьми годам шести месяцам лишения свободы.

На основании ч. ч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено двенадцать лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору мирового судьи судебного участка <…> г. Абакана Республики Хакасия от 6 мая 2014 года и на основании ст. ст. 70, 71 УК РФ по совокупности приговоров окончательно Мельниковой И.М. назначено двенадцать лет один месяц лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы сроком на один год.

Приговор Абаканского городского суда Республики Хакасия от 26 декабря 2014 года постановлено исполнять самостоятельно.

ПИРИМОВ И.Ф. <…> ранее не судим

осужден по п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы.

На основании ч. ч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Пиримову И.Ф. назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на один год.

ЧЕРНОВА Ю.В., <…> ранее не судима

осуждена по п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к десяти годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы.

На основании ч. ч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Черновой Ю.В. назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы сроком на один год.

По делу разрешены гражданские иски.

По данному делу осужден Носов Р.А., приговор в отношении которого не обжалован.

Пиримов И.Ф., Мельникова И.М., Чернова Ю.В. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Б. совершенное 4 июня 2014 года в целях хищения чужого имущества в крупном размере, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; за убийство Б. <…> года рождения, совершенное 4 июня 2014 года в г. <…> и в <…> районе <…> группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Модестовой А.А., полагавшей судебное решение в отношении Пиримова И.Ф., Мельниковой И.М., Черновой Ю.В. оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционных жалобах и в дополнениях к ним:

— осужденная Мельникова просит приговор либо изменить, либо его отменить с направлением дела на новое судебное разбирательство из-за несоответствия применения уголовного и уголовно-процессуального закона, полагает, что доказательства, собранные по делу, не соответствуют действительности; оспаривает обоснованность осуждения по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку смерть потерпевшего наступила не от ее действий; она не принимала участия в продаже автомобиля и похищенных золотых изделий, принадлежащих потерпевшему; утверждает, что сговора на совершение преступления не было; не установлено время, когда состоялся сговор; ранее она не знала ни Пиримова, ни Носова; показания Пиримова на предварительном следствии не свидетельствуют о ее активном участии в преступлении; обращает внимание, что в ходе судебного разбирательства не была исследована рубаха на предмет наличия отпечатков ее пальцев и потожировых наслоений; считает, что никаких совместных и согласованных действий с Пиримовым у нее не было; заявленные ею ходатайства о предъявлении и исследовании вещественных доказательств остались без удовлетворения; просит решить вопрос о применении ст. 64 УК РФ и возможности снижения наказания; оспаривает решение суда в части взыскания с нее и других осужденных в пользу потерпевшей Л. расходов на погребение, полагая, что потерпевшая не производила затраты, а погребение потерпевшего прошло на его личные средства, о чем Л. не сообщила суду; не согласна с решением суда в части взыскания в пользу потерпевшей Л. денежной компенсации морального вреда, полагая, что потерпевшая не представила суду доказательств о состоянии здоровья до и после совершения преступления, а также то, что погибший является ее родным братом; оспаривает обоснованность решения суда в части взыскания с нее в пользу потерпевшей Б. имущественного ущерба на сумму <…>, полагая, что органы следствия имели возможность изъять в ломбарде, сданные золотые изделия, похищенные у потерпевшего, однако своевременно не сделали этого;

— адвокат Сандыков К.В. в интересах осужденной Мельниковой просит об отмене приговора и вынесении оправдательного приговора, считая, что виновность Мельниковой во вмененных преступлениях не нашла своего подтверждения; приговор основан на недопустимых доказательствах; выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; по мнению адвоката, не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, в частности в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие, оспаривает квалификацию судом действий Мельниковой, ссылается на неверное применение уголовного закона; полагает, что приговор постановлен на противоречивых показаниях Носова и Пиримова, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; излагая события преступлений по показаниям Мельниковой, считает, что суд необоснованно установил наличие сговора у подсудимых и участие в преступлениях самой Мельниковой; полагает необходимым исключить из числа доказательств видеозапись, проведенную в ломбарде, поскольку съемка велась непосредственно с экрана монитора, слышимость записи была некачественной;

— адвокат Аешин Д.А. в интересах осужденной Мельниковой, выражая несогласие с приговором, считает, что суд ошибочно установил наличие сговора у Мельниковой с другими осужденными на совершение разбойного нападения и убийства Б. непосредственное участие Мельниковой в убийстве и в разбойном нападении, выполнении ею объективной стороны преступлений и наличии у нее умысла на совершение указанных преступлений, по мнению адвоката, не доказано; приводя показания Пиримова, Носова, Мельниковой, Черновой, давая им свою оценку, ссылаясь на оценку автомобиля «<…>», показания свидетелей Ж., К., считает, что суд необоснованно установил доказанным факт участия Мельниковой в хищении имущества в крупном размере;

— осужденная Чернова просит приговор изменить, переквалифицировав ее действия с п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 158, ч. 2 ст. 175 УК РФ, снизить наказание, ссылаясь на то, что убийство и разбойное нападение не совершала, назначенное наказание является излишне суровым; считает, что суд необоснованно принял во внимание непоследовательные показания Носова и Пиримова в ходе предварительного следствия; полагает, что Носов и Пиримов оговаривают ее из мести; ссылаясь на свои показания, указывает, что в совокупности с другими исследованными доказательствами они опровергают наличие у нее предварительного сговора на разбойное нападение на потерпевшего Б. и убийство последнего; оспаривает выводы суда о признании в качестве отягчающего обстоятельства нахождение ее в состоянии опьянения, поскольку экспертиза в отношении нее не проводилась; просит учесть в качестве обстоятельств смягчающих наказание то, что ранее она не судима, по месту работы и жительства характеризуется положительно, на учете у врачей нарколога и психиатра не состоит, состояние здоровья родителей, в частности тяжелое заболевание у отца;

— адвокат Петров М.Г. в интересах осужденной Черновой просит приговор изменить, переквалифицировав действия осужденной на ч. 1 ст. 158, ч. 2 ст. 175 УК РФ, назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ, освободить от отбывания наказания в связи с актом об амнистии, либо снизить назначенное наказание, снизить размер удовлетворенных исковых требований в части компенсации морального вреда потерпевшим Л. Б. по мнению адвоката, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; судом нарушен уголовный и уголовно-процессуальный закон, приговор является несправедливым в силу его чрезмерной суровости, в том числе в части размера удовлетворенных исковых требований; приводя показания Черновой Ю.В., а также показания Пиримова, Носова, Мельниковой, давая им свою оценку, считает, что судом первой инстанции сделан ошибочный вывод о наличии у Черновой умысла на убийство и разбойное нападение на Б. непосредственное участие ее в совершении преступлений, выполнение объективной стороны преступлений; считает, что Носов и Пиримов оговорили Чернову и Мельникову, поскольку Пиримов добивался заключения досудебного соглашения о сотрудничестве с прокурором, а Носов хотел признания факта активного сотрудничества с органом предварительного следствия и смягчении наказания; полагает, что суд не дал должной оценки тому обстоятельству, что Пиримов и Носов меняли свои показания на предварительном следствии и в суде, не объясняя и не приводя причин их изменения.

Кроме этого, указывает, что с учетом смягчающих обстоятельств и отсутствием отягчающих обстоятельств, роли и степени участия Черновой в совершенных преступлениях, данных о ее личности, назначенное ей наказание является несправедливым в силу его чрезмерной суровости. Сумма удовлетворенных исковых требований о компенсации морального вреда потерпевшим Л. и Б. является завышенной и не соответствует принципам разумности и справедливости;

— адвокат Радикевич Н.А. в интересах осужденного Пиримова, не оспаривая установленные судом фактические обстоятельства преступлений, доказанность вины Пиримова, квалификацию его действий, просит приговор изменить в силу его чрезмерной суровости; указывает, что суд не учел всех обстоятельств, которые могли повлиять на назначение осужденному справедливого наказания, в частности то, что Пиримов признавал свою вину, как на предварительном следствии, так и в суде, искренне раскаялся в содеянном, давал по делу правдивые показания, имеет молодой возраст, не судим, положительно характеризуется, имеет на иждивении троих малолетних детей, активно сотрудничал со следствием. Считает, что наличие указанных смягчающих обстоятельств позволяет применить к нему положения ст. 73 УК РФ; оспаривает вывод суда о признании обстоятельством, отягчающим наказание Пиримова, совершение им преступлений в состоянии опьянения, считая, что данное обстоятельство достоверно установлено не было.

В возражениях государственный обвинитель Олейникова Н.В. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав объяснения осужденных Мельниковой, Пиримова, Черновой, адвокатов Кузнецова С.А., Найденовой В.В. Уколовой Ю.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, по основаниям в них изложенным, а также возражения осужденного Носова Р.А. и адвоката Чумакова Р.Л., обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Мельниковой И.М., Пиримова, Черновой Ю.В. в совершенных преступлениях основаны на совокупности собранных по делу доказательств, исследованных и оцененных судом в соответствии с требованиями ст. ст. 73, 88, 307 УПК РФ, анализ которых приведен в приговоре.

Органами предварительного следствия при расследовании и судом при рассмотрении дела каких-либо нарушений закона, влекущих отмену приговора или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, допущено не было. Дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно, объективно и на основе состязательности сторон.

Совокупность приведенных в приговоре доказательств была проверена и исследована в ходе судебного разбирательства, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал мотивы, по которым принимает одни доказательства и отвергает другие.

Обстоятельства причинения смерти потерпевшему Б. и вывод о причастности к содеянному осужденных Пиримова, М. и Черновой, как и выводы о виновности осужденных Пиримова, М. и Черновой в разбойном нападении на потерпевшего правильно установлены и суд обоснованно постановил в отношении Пиримова, М. и Черновой обвинительный приговор.

Содержащиеся в апелляционных жалобах осужденных М. и Черновой доводы о их непричастности к совершению преступлений (разбой и убийство) обоснованными признать нельзя, поскольку они опровергаются доказательствами, анализ которых приведен в приговоре.

Допустимость приведенных в приговоре доказательств сомнений у Судебной коллегии не вызывает, поскольку они получены в установленном законом порядке. Фактические обстоятельства определены судом правильно и в полном объеме.

Так, из оглашенных показаний Пиримова, которые последний подтвердил в судебном заседании, указав об их правдивости и достоверности, усматривается, что 04 июня 2014 года он согласился с предложением Мельниковой о совершении нападения на Б. Кроме этого, во время поездки в автомобиле потерпевшего на место распития спиртного в парк культуры и отдыха г. <…> он слышал, как Носов, разговаривая с Черновой о потерпевшем, полагал возможным ударить последнего камнем по голове и сбросить тело в воду. Мельникова, сообщая о наличии у потерпевшего денежных средств, предложила вывезти его за город, где совершить на него разбойное нападение («хлопнуть», «обработать»). После применения насилия в отношении потерпевшего в парке культуры и отдыха г. <…> между всеми участниками состоялось обсуждение о вывозе Б. в багажнике автомобиля в безлюдное место, что фактически и было сделано. Доставив потерпевшего в п. <…> Носов нанес Б. удары по голове, Мельникова и Чернова в это время удерживали потерпевшего за рубаху, мешая уклоняться от ударов, а он нанес ему удар камнем по голове, от чего тот потерял сознание. При этом, из показаний Пиримова усматривается, что каждый из подсудимых в ходе разбойного нападения принимали участие в хищении имущества потерпевшего, а впоследствии каждый, как в отдельности, так и совместно, принимали участие в продаже автомобиля потерпевшего и похищенных золотых изделий.

Из показаний Носова, данных им в качестве подозреваемого и при проведении очных ставок с Мельниковой, Черновой, Носовым следует, что до начала совершения конкретных, объективных действий между всеми участниками состоялся предварительный сговор на разбойное нападение на Б. с целью хищения его имущества. Каждый из участников выполнял объективную сторону преступления, в частности он — Носов с Пиримовым избивали потерпевшего, при этом, Пиримов нанес удар камнем по голове, Мельникова и Чернова удерживали потерпевшего за рубаху. Во время разбойного нападения у потерпевшего были похищены денежные средства и золотые украшения.

Суд первой инстанции обоснованно привел в качестве доказательств вины Мельниковой, Черновой показания Пиримова и Носова, данные ими на предварительном следствии, поскольку данные показания согласуются с их же показаниями в судебном заседании, письменными доказательствами.

Судом первой инстанции дана надлежащая оценка имеющимся в показаниях Носова и Пиримова противоречиям. При этом, имеющиеся противоречия были оценены судом первой инстанции путем оглашения их показаний, данных в ходе предварительного следствия. Оснований не доверять показаниям Носова, Пиримова у Судебной коллегии не имеется.

Оснований для оговора Мельниковой и Черновой Ю.В. со стороны Пиримова И.Ф. и Носова Р.А. не усматривается.

Из показаний Мельниковой И.М. и Черновой Ю.В., данных, как в судебном заседании, так и в ходе предварительного следствия, усматривается, что со стороны Носова Р.А. и Пиримова И.Ф. имело место нападение на Б. в ходе которого все подсудимые приняли участие в хищении имущества потерпевшего, а впоследствии в его реализации через ломбард и посторонним гражданам.

Кроме этого, виновность Мельниковой И.М., Черновой Ю.В., Пиримова И.Ф., Носова Р.А. подтверждается показаниями потерпевших, свидетелей, исследованными судом письменными доказательствами.

Так, из показаний потерпевших Б. Л. свидетеля У. следует, что Б. являющийся, соответственно супругом и братом, пропал в июне 2014 года, в связи с чем находился в розыске. На момент продажи Б. пользовался автомобилем «<…>», носил на руке золотой браслет, на шее золотую цепочку с подвеской крест, имел телефон «<…>».

Факт исчезновения потерпевшего Б. в начале июня 2014 года, наличие у него автомобиля «<…>», золотых изделий в виде браслета и цепочки с подвеской в виде креста подтвердили в своих показаниях свидетели Ш., Ф. М., Б. П.

Свидетель Р. показал суду, что утром 04 июня 2014 года Н. сдал ему в ломбард золотые украшения, в частности цепочку и подвеску в виде креста, общим весом 21,92 грамма, на сумму <…> рублей. При этом, Н. пришел в ломбард в сопровождении нескольких лиц.

Свидетель Н. в суде пояснил, что в начале июня 2014 года по просьбе Мельниковой И.М., Черновой Ю.В. и Носова Р.А., используя свое водительское удостоверение, сдал в ломбард ювелирные украшения.

Факт сдачи в ломбард золотых изделий потерпевшего Б. со стороны Мельниковой И.М., Черновой Ю.В., Носова Р.А. через Н. подтверждается видеозаписью, изъятой в ломбарде (т. 5 л.д. 22 — 31).

Выемка видеозаписи в ломбарде произведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в рамках возбужденного уголовного дела, уполномоченным лицом, на законном основании приобщена в качестве доказательства по уголовному делу, содержащаяся на ней информация имеет значение для дела, оснований для исключения данной видеозаписи из числа доказательств Судебная коллегия не находит.

Из показаний свидетеля К., Ж. усматривается, что 05 — 06 июня 2014 года по просьбе Черновой Ю.В. оказывали последней помощь в продаже автомобиля «<…>», при этом, свидетель Ж. показал, после размещения информации о продаже автомобиля в сети «Интернет» на него вышли незнакомые мужчины, которые сообщили, что продаваемый автомобиль принадлежит их пропавшему знакомому.

Из показаний свидетелей Б. Ф. усматривается, что занимаясь розыском Б. нашли в сети «Интернет» информацию о продаже его автомобиля, о чем сообщили сотрудникам полиции.

При проведении осмотра места происшествия — территории парка культуры и отдыха г. <…> были обнаружены и изъяты пластиковые стаканы, пластиковая бутылка из-под пива, ключи, металлическая обувная ложка, скрепленная металлическим кольцом (т. 1 л.д. 138 — 146).

При этом, связка ключей с металлической обувной ложкой были опознаны потерпевшей Б. как предметы принадлежащие потерпевшему Б. (л.д. 36 — 40).

При проведении осмотра места происшествия с участием Черновой Ю.В. — участка местности у п. <…> <…> района был обнаружен труп Б. с признаками насильственной смерти, обнаружены и изъяты камень с пятнами вещества бурого цвета, похожими на кровь, рубаха потерпевшего (т. 1 л.д. 151 — 152).

При этом, нахождение на месте происшествия рубахи потерпевшего согласуется с показаниями Пиримова, Носова о том, что Мельникова и Чернова удерживали Б. за рубаху, когда тот пытался увернуться от наносимых ему ударов.

Согласно заключению судебной медицинской экспертизы трупа Б. (т. 7 л.д. 8 — 17) следует, что у последнего обнаружены телесные повреждения в виде:

— закрытой черепно-мозговой травмы: ушибленных ран правой теменной и теменно-затылочной областей; кровоизлияния в мягкие ткани правой и левой теменных областей, затылочной области справа и слева, острых субдуральных гематом правой лобной и теменной области и левой теменной и височной области; субарахноидальных кровоизлияний дорз-латеральной поверхности лобной и теменной долей правого полушария, латеральной поверхности лобной и теменной долей левого полушария, внутренней поверхности правой и левой височных долей; множественных кровоподтеков и ссадин в лобной области, орбитальных областях, в области носа, ушных раковин, создавших непосредственную угрозу для жизни в момент причинения. Указанные телесные повреждения квалифицируются как тяжкий вред здоровью и состоят в прямой причинной связи с наступлением смерти. Данное телесное повреждение могло образоваться в результате не менее чем двух ударных воздействий тупого твердого предмета и не менее шести ударов тупыми твердыми предметами, нанесенными в область лица, в срок до одних суток до момента наступления смерти.

— переломов 5-6 левых ребер по среднеключичной линии с кровоизлияниями в пристеночную плевру и межреберные мышцы в 5, 6 межреберье справа, которые квалифицируются как вред здоровью средней тяжести;

— множественных кровоподтеков, ссадин и осаднений на передней поверхности грудной клетки справа, на правой и левой боковых, по всей задней поверхностях грудной клетки, в области живота, ягодиц, на задней поверхности левого плеча, левого локтевого сустава, на внутренней поверхности левого предплечья, на передней, задней и внутренней поверхностях правого плеча, на передней поверхности обоих коленных суставов, правой голени, которые не повлекли вреда здоровью, могли быть причинены от не менее четырнадцати воздействий тупого твердого предмета, либо при ударах о таковой в срок до одних суток до момента наступления смерти.

Смерть Б. наступила от отека головного мозга и дислокации стволовых структур, развившихся в результате закрытой черепно-мозговой травмы в срок от 3 до 6 суток до момента исследования трупа 09 июня 2014 года.

Из показаний экспертов Д. Ш. усматривается, что обнаруженная рана на голове Б. могла быть причинена ударом по голове камнем, изъятым на месте происшествия, когда последний находился в положении наклона вперед.

Выводы судебной медицинской экспертизы, показания экспертов Д. Ш. о механизме образования телесных повреждений у Б. их локализации, давности причинения подтверждают показания подсудимых Носова, Пиримова о нанесении потерпевшему ударов руками и ногами по голове и туловищу, ударов камнем в голову 04 июня 2014 года.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденной Мельниковой показания экспертов Д. Ш. согласуются с заключением судебной медицинской экспертизы в отношении трупа Б. при этом, не противоречат, а дополняют друг друга. Оснований для назначения дополнительной судебной медицинской экспертизы в отношении потерпевшего не имелось.

Согласно выводов судебной генетико-молекулярной экспертизы следует, что на камне, изъятом с места происшествия, на предметах и смывах с пятен, похожих на кровь, изъятых из автомобиля «<…>», обнаружены следы крови, которые произошли от Б. (т. 7 л.д. 58 — 81).

Кроме этого, вина Мельниковой, Черновой, Пиримова подтверждается:

— заявлением У. в полицию о розыске Б. (т. 1 л.д. 93);

— копией расписки о весе цепочки и подвески в виде креста, что составило 21,92 грамма (т. 5 л.д. 17);

— протоколами дополнительного осмотра места происшествия, в ходе которых были установлены точные координаты мест совершения преступления, в частности юго-восточная часть парка культуры и отдыха г. <…> с восточной стороны дренажного канала, <…> метрах к югу от южного угла колена дренажного канала и в <…> метрах к северу от здания бывшего речного вокзала, расположенного по адресу г. <…> <…>, а также участок местности в <…> метрах в северо-западном направлении от здания школы, расположенного по адресу <…> район, п. <…> и в <…> метрах в западном направлении от автодороги сообщением п. <…> — п. <…> (т. 1 л.д. 147 — 150, 163 — 166);

— протоколом осмотра автомобиля «<…>», госномер <…> в ходе которого были изъяты смывы с пятен, похожие на кровь (т. 1 л.д. 115 — 137);

— протоколом осмотра, изъятых предметов, в частности камня, вес которого составлял более 7 килограмм; пяти пластиковых стаканчиков, из которых подсудимые употребляли спиртное (т. 6 л.д. 6 — 7).

Оснований для признания приведенных в приговоре показаний Пиримова, Носова, потерпевших, свидетелей, экспертов недопустимыми доказательствами не имеется. Данные показания подробны, в части отражения юридически значимых фактов в достаточной степени последовательны, непротиворечивы, согласуются между собой и подтверждаются исследованными в судебном заседании письменными доказательствами.

Вопреки доводам жалоб осужденных Мельниковой, Черновой и их защитников о непричастности к разбойному нападению на Б. и его убийству, их причастность в совершении преступлений достоверно установлена исследованными судом доказательствами. При этом, усматривается, что каждый из них, действуя в группе по предварительной договоренности как между собой, так и с Пиримовым, Носовым поддерживали соучастника группы в нападении на потерпевшего, хищении его имущества, каждый из них действовал умышленно, из корыстной заинтересованности.

Доводы апелляционной жалобы осужденной Мельниковой о том, что судом не была исследована рубашка потерпевшего и по ней не проводилась генетическая экспертиза на предмет установления ее отпечатков пальцев рук и потовых желез не могут свидетельствовать о нарушении судом уголовно-процессуального закона. Приведенных в приговоре доказательств достаточно для принятия решения о виновности Мельниковой в убийстве Б. сопряженного с разбоем.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона в отношении Мельниковой на стадии предварительного следствия судом первой инстанции не установлено.

Доводы апелляционной жалобы осужденной Мельниковой о том, что судом было необоснованно отказано в удовлетворении ее ходатайства о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей являются несостоятельными, поскольку сама обвиняемая в ходе предварительного слушания заявила отказ о рассмотрении данного дела с участием присяжных заседателей.

Юридическая оценка действий каждого из осужденных судом первой инстанции дана правильно.

Оснований для переквалификации действий осужденных, в том числе, как это указывается в апелляционных жалобах Черновой и ее защитника Петрова М.Г., Судебная коллегия не усматривает.

Наказание каждому из осужденных назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, совокупности смягчающих обстоятельств, при наличии обстоятельства, отягчающего наказание, личности каждого осужденного, его роли в совершении группового преступления. Оснований считать назначенное осужденным наказание несправедливым в силу его чрезмерной суровости не имеется. Назначенное наказание каждому из осужденных судом мотивировано.

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденной Черновой, адвоката Радикевича Н.А. суд первой инстанции обоснованно признал в качестве обстоятельства отягчающего наказание, совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Признание данного обстоятельства отягчающим достаточно мотивировано судом, основано на исследованных доказательствах. Оснований для исключения указанного обстоятельства из числа отягчающих, Судебная коллегия не находит.

Поскольку Мельникова совершила особо тяжкие преступления в период отбытия условного осуждения по приговору мирового судьи судебного участка <…> г. Абакана суд первой инстанции с учетом положений ч. 5 ст. 74 УК РФ обоснованно отменил условное осуждение по данному приговору и назначил наказание по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, при этом, на момент совершения особо тяжких преступлений судимость по приговору мирового судьи судебного участка <…> г. Абакана от 06 мая 2014 года погашена не была.

Исковые требования о компенсации морального вреда разрешены в соответствии с требованиями закона, с учетом принципов разумности и справедливости, решения приняты в отношении надлежащих истцов. Оснований для снижения суммы компенсации морального вреда Судебная коллегия не усматривает.

Взыскание с подсудимых расходов на погребение основано на законе и представленных потерпевшей Л. допустимых и достоверных доказательствах. То обстоятельство, что расходы на погребение произведены непосредственно потерпевшей Л. сомнений у Судебной коллегии не вызывает.

Поскольку имущество, похищенное у Б. не было обнаружено, изъято и возвращено потерпевшим, суд первой инстанции установив сумму причиненного имущественного ущерба в размере <…> рубля <…> копеек, обоснованно взыскал ее с подсудимых.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденной Мельниковой оценка похищенного имущества произведена специалистом в области оценки Ф. на основании представленных документов на имущество, с учетом его износа. Оснований сомневаться в выводах эксперта не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора или его изменение, не установлено.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20; 389-28; 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 25 сентября 2015 года в отношении Пиримова И.Ф., Мельниковой И.М., Черновой Ю.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Мельниковой И.М., Черновой Ю.В. и адвокатов Сандыкова К.В., Аешина Д.А., Петрова М.Г., Радикевича Н.А. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code