Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 10.12.2015 N 66-АПУ15-44

Приговор: По п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство двух лиц на почве личных неприязненных отношений.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 декабря 2015 г. N 66-АПУ15-44

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.

судей Истоминой Г.Н. и Климова А.Н.

при секретаре Поляковой А.С.

с участием государственного обвинителя — старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Филимоновой С.Р., защитника осужденного — адвоката Баранова А.А.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе осужденного Финникова Б.Б. на приговор Иркутского областного суда от 2 октября 2015 года, которым

Финников Б.Б., <…> несудимый,

осужден по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

Постановлено взыскать с Финникова Б.Б. в пользу потерпевшей К. компенсацию морального вреда в размере <…> рублей.

Финников Б.Б. осужден за убийство на почве личных неприязненных отношений двух лиц К. и У.

Преступление совершено им в с. <…> <…> района <…> области 7 июня 2014 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., выступление защитника осужденного адвоката Баранова А.А., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, выступление государственного обвинителя Филимоновой С.Р., полагавшей приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного — без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Финников Б.Б., подробно описывая событие случившегося, объясняет свои действия болезненным состоянием психики и отмечает, что в момент производства выстрелов не осознавал своих действий, не знал в кого стреляет, считал, что на него нападает мужчина, в связи с чем произвел в него два выстрела, после чего услышал «свист» справа, решил, что на него нападают справа, произвел третий выстрел, при этом не мог предположить, что это была женщина. После этого он произвел выстрел в себя.

Очнувшись в больнице, от медсестры и охранявшего его полицейского он узнал о содеянном им, и свои первые показания давал следователю с учетом полученной от этих лиц информации. Показания давал в болезненном состоянии, подписал протокол, не прочитав его. Написанное следователем не соответствует действительности.

Оценив обстановку, указывает, что не направлял ружье на К., тот сам двинулся на него, попав на линию выстрелов. Выстрел в У. произвел, не видя потерпевшую. Суд проигнорировал его доводы. В нарушение закона суд принял во внимание только показания потерпевших — очевидцев преступления К. У. У. которые ввели следствие и суд в заблуждение. Труп К. был вынесен из клуба до приезда следственной группы. Место происшествия не было осмотрено на должном уровне, что не позволило судебно-медицинскому эксперту, осматривавшему труп, сделать верное заключение.

Анализ его крови на наличие психотропных, наркотических и иных веществ не проводился.

Вывод суда о том, что в момент выстрела К. сидел на диване, считает неправильным, поскольку при таком положении на спинке дивана должны были остаться повреждения от выстрела.

Утверждает, что в К. произвел два выстрела в грудную клетку и в плечо, а заключение эксперта об одном выстреле является, по его мнению, ложным. Полагает, что до приезда следственной группы пулевые отверстия в стене были замаскированы. Свидетели дают неправдивые показания. Считает, что не выяснен вопрос о положении К. и У. в момент выстрела для чего необходимо было провести баллистическую экспертизу, выяснить, где недостающая стреляная гильза.

У. в момент выстрела не могла сидеть на стуле или стоять на полу, при таком положении она не смогла бы попасть под выстрел, по его мнению, У. могла получить ранение живота в том случае, если стояла на столе. Полагает, что смерть У. наступила в результате некачественно оказанной ей медицинской помощи.

Не согласен он и с характеристикой, которую ему дали родственники погибших, с заключением психиатров о его вменяемости. На момент проведения экспертизы он находился в болезненном состоянии.

Незаконным считает решение суда о конфискации у него оружия, о взыскании с него денежных средств за участие адвоката Синицыной, работу которой считает слабой, она не поддержала его как защитник и не присутствовала при оглашении приговора.

Высказывает сожаление о содеянном и искреннее раскаяние. С потерпевшими у него были хорошие отношения, взаимное уважение, он не испытывал к ним неприязни, случившееся объясняет тем, что по неизвестной ему причине не мог контролировать свое поведение.

Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

В возражении на апелляционную жалобу осужденного Финникова Б.Б. государственный обвинитель Карнаухова А.А. и потерпевшие К., Т. считают приговор законным, обоснованным и справедливым, просят оставить его без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Финникова Б.Б. в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Факт производства выстрелов в потерпевших и причинение им огнестрельных ранений не оспаривается осужденным в жалобе.

Доводы Финникова о производстве выстрелов в потерпевших в состоянии необходимой обороны, поддержанные и в апелляционной жалобе, проверялись судом и обоснованно отвергнуты.

Как следует из показаний потерпевших К. У. свидетеля У., являвшихся очевидцами преступления, осужденный Финников Б.Б., находившийся у клуба с ружьем, угрожая этим ружьем, выстрелив из него, потребовал, чтобы К. К. У. и У. зашли в клуб. Опасаясь Финникова Б.Б., указанные лица зашли в клуб. К. и К. сели на диван, У. и У. — за стол.

К. сидя на диване, пытался успокоить Финникова и в этот момент осужденный выстрелил в него, все стали кричать Финникову, зачем он стреляет, тогда Финников повернулся к У. и выстрелил в нее, после чего выстрелил в себя.

Из показаний потерпевшей К. также следует, что накануне преступления Финников, находившийся в состоянии алкогольного опьянения, пришел к ней на работу в клуб, угрожал ей ружьем, обыскал клуб в поисках посторонних лиц, на почве ревности избил ее, она позвонила сыну К. надеясь на его помощь. Именно после ее звонка к клубу пришли ее сын К. У. и У.

Показания потерпевших К. У. свидетеля У. о количестве произведенных осужденным выстрелов (3 выстрела в помещении клуба и один у клуба), о месте нахождении К. и У. в момент производства выстрелов соответствуют протоколу осмотра места происшествия, согласно которому в ходе осмотра здания клуба и прилегающей территории в палисаднике справа от входа в здание обнаружено ружье, заряженное одним патроном, а в затворной раме обнаружена деформированная гильза, на первой ступени крыльца, ведущего в клубное помещение, обнаружена гильза, в помещении клуба рядом со стулом обнаружена гильза, у входа в комнату бытового назначения обнаружен контейнер, а в коридоре — гильза, в стене помещения рядом с оконной рамой обнаружено отверстие круглой формы, откуда извлечен металлический предмет неправильной формы, при осмотре бытового помещения обнаружены пятна вещества бурого цвета: с внутренней стороны двери, на сиденье стула, у края стола, на поверхности дивана, между стенами обнаружены сгустки вещества бурого цвета, в коридоре обнаружены множественные пятна вещества бурого цвета в виде брызг, а также сгустки вещества бурого цвета.

В соответствии с заключением эксперта изъятое в ходе осмотра места происшествия ружье МР-153 12 калибра пригодно для многократного производства выстрелов, четыре стреляные гильзы, изъятые в ходе осмотра места происшествия, стреляны из указанного ружья.

Показания потерпевших, свидетеля У. о том, что в К. осужденный произвел один выстрел из ружья объективно подтверждаются заключением судебно-медицинского эксперта по результатам исследования трупа К., согласно которому на трупе потерпевшего выявлено огнестрельное пулевое сквозное ранение плеча и грудной клетки, которое образовалось в результате одного выстрела из огнестрельного оружия пулевым снарядом с формированием единого прерванного раневого канала, от указанного ранения наступила смерть потерпевшего.

В ходе судебно-медицинского исследования трупа У. также обнаружено огнестрельное сквозное пулевое ранение груди и живота с повреждением внутренних органов, позвоночника, спинного мозга с развитием осложнений, приведших к отеку головного мозга и легких, острым дистрофическим и некробиотическим повреждениям миокарда.

Вопреки доводам жалобы осужденного заключения эксперта отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, составлены полно, в них подробно отражен ход исследования, все выводы экспертом научно обоснованы, мотивированы, а потому суд обоснованно признал их допустимыми доказательствами, а выводы эксперта — достоверными.

Заключением судебно-медицинского эксперта о причине смерти У. опровергаются доводы жалобы Финникова о том, что смерть У. наступила не от причиненного им огнестрельного ранения.

Принимая во внимание соответствие показаний потерпевших К. У. свидетеля У. другим доказательствам, отсутствие у них оснований к оговору осужденного, суд обоснованно признал их показания правдиво отражающими событие преступления.

Приведенными доказательствами опровергаются доводы жалобы осужденного о том, что в К. он произвел два выстрела, о том, что поведение потерпевших он расценил как нападение на него.

Как следует из показаний очевидцев преступления, потерпевшие К. и У. никаких противоправных действий в отношении осужденного не совершали, напротив осужденный, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры с К. угрожая применением имевшегося у него ружья, заставил ее, потерпевших их и У. зайти в помещение клуба, где К. сидя на диване, пытался успокоить Финникова. Такое поведение потерпевших не давало осужденному оснований воспринимать его как реальное либо мнимое нападение на него. Необходимости защищаться у Финникова не было.

Не имелось у Финникова и какого-либо психического расстройства, оказавшего влияние на его способность осознавать характер своих действий и руководить ими, что подтверждается заключением комиссии экспертов по результатам проведения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, а также приведенными выше показаниями очевидцев преступления, из которых следует, что поведение Финникова было осознанным, целенаправленным. С учетом этих данных суд обоснованно не усмотрел оснований для проведения в отношении него дополнительной судебно-психиатрической экспертизы и признал Финникова вменяемым.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что Финников не находился в состоянии необходимой обороны, о том, что мотивом убийства потерпевших явились неприязненные отношения, возникшие в ходе ссоры с потерпевшими и К. на почве ревности Финникова к К.

Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Все представленные сторонами доказательства исследованы с достаточной полнотой. В основу приговора положены только допустимые доказательства, в том числе и показании Финникова, данные им в ходе предварительного следствия.

Применение в отношении Финникова недозволенных методов ведения следствия, на что обращается внимание в жалобе, не нашло подтверждения ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия. Подробные суждения об этом, которые Судебная коллегия находит убедительными, приведены в приговоре.

С учетом этого обстоятельства, а также того, что допрошен был Финников на досудебной стадии производства с соблюдением закона, с участием защитника, суд правильно признал эти его показания допустимым доказательством и сослался на них в приговоре.

Наказание назначено осужденному в соответствии с требованиями ст. ст. 43, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, всех обстоятельств дела, данных о его личности, состояния его здоровья, смягчающих обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

При этом смягчающие обстоятельства: активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, наличие у Финникова заболеваний общего характера, а также последствий огнестрельного ранения головы, совершение преступления впервые, заглаживание вреда в полной мере учтены судом при назначении наказания осужденному.

Оснований для признания назначенного Финникову наказания несправедливым и для его снижения не имеется.

Правильным является и решение суда о конфискации у него орудия преступления, каковым признано ружье марки «МР-153».

Установленные судом фактически обстоятельства содеянного осужденным свидетельствуют о том, что указанное ружье использовалось им в качестве орудия преступления для причинения смерти потерпевшим, в ходе предварительного следствия постановлением следователя от 10 июня 2014 года признано вещественным доказательством и передано на ответственное хранение в оружейное помещение ОМВД России по <…> району, а потому суд правильно в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 104 УК РФ принял решение о конфискации принадлежащего осужденному ружья как орудия преступления.

В соответствии с требованиями ст. 132 УПК РФ разрешен судом вопрос о процессуальных издержках. Как следует из материалов дела, защиту интересов осужденного на предварительном следствии и в судебном заседании осуществляла адвокат Синицына Е.А., против участия которой он не возражал и от услуг указанного адвоката отказался лишь в конце судебного следствия 20 июля 2015 года, что не освобождает его от возмещения процессуальных издержек.

Вопреки доводам жалобы защитник Синицына Е.А. в ходе судебного следствия занимала активную позицию во время исследования доказательств, высказывала согласованную с подсудимым позицию, поддержала все заявленные им ходатайства. Изложенное свидетельствует о том, что право на защиту Финникова не было нарушено судом, ему была предоставлена возможность защищать свои интересы как лично, так и с помощью профессионального защитника.

С учетом состояния здоровья Финникова, его материального положения суд снизил размер процессуальных издержек, подлежащих взысканию с осужденного, с <…> рублей до <…> рублей. Оснований для дальнейшего уменьшения этой суммы, а также для полного освобождения Финникова от возмещения процессуальных издержек не имеется.

По указанным мотивам оснований для отмены и изменения приговора по доводам апелляционной жалобы осужденного Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 2 октября 2015 года в отношении Финникова Б.Б. оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code