Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 09.12.2015 N 43-АПГ15-9

Об оставлении без изменения решения Верховного Суда Удмуртской Республики от 28.08.2015, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании недействующими пункта 1 приказа Управления охраны фауны Удмуртской Республики от 25.08.2014 N 01-03/71 «Об утверждении норм допустимой добычи охотничьих ресурсов, в отношении которых не устанавливается лимит добычи, на территории Удмуртской Республики», пунктов с 1 по 18 раздела 1, пунктов с 1 по 17 раздела 2 Приложения к указанному приказу.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 декабря 2015 г. N 43-АПГ15-9

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Корчашкиной Т.Е., Горчаковой Е.В.

при секретаре Костереве Д.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Удмуртского Республиканского союза обществ охотников и рыболовов о признании противоречащими федеральному законодательству и не действующими с момента издания пункта 1 приказа Управления охраны фауны Удмуртской Республики от 25 августа 2014 года N 01-03/71 «Об утверждении норм допустимой добычи охотничьих ресурсов, в отношении которых не устанавливается лимит добычи, на территории Удмуртской Республики», пунктов с 1 по 18 раздела 1, пунктов с 1 по 17 раздела 2 Приложения к указанному приказу по апелляционной жалобе Удмуртского Республиканского союза обществ охотников и рыболовов на решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 28 августа 2015 года, которым в удовлетворении заявления Удмуртского Республиканского союза обществ охотников и рыболовов отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителя Удмуртского Республиканского союза обществ охотников и рыболовов, адвоката Тетеркина Г.П., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

25 августа 2014 года Управлением охраны фауны Удмуртской Республики издан приказ N 01-03/71 «Об утверждении норм допустимой добычи охотничьих ресурсов, в отношении которых не устанавливается лимит добычи, на территории Удмуртской Республики» (далее — приказ Управления охраны фауны Удмуртской Республики от 25 августа 2014 года N 01-03/71). Приложением к данному приказу являются «Нормы допустимой добычи охотничьих ресурсов, в отношении которых не устанавливается лимит добычи, за исключением видов и подвидов, включенных в Красную книгу Российской Федерации и Красную книгу Удмуртской Республики».

Удмуртский Республиканский союз обществ охотников и рыболовов обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и не действующими с момента издания пункта 1 вышеуказанного приказа Управления охраны фауны Удмуртской Республики от 25 августа 2014 года N 01-03/71, пунктов с 1 по 18 раздела 1, пунктов с 1 по 17 раздела 2 Приложения к данному приказу. По мнению заявителя, утвержденные этим приказом нормы допустимой добычи охотничьих ресурсов нарушают права и законные интересы заявителя, не соответствуют федеральным законам, имеющим большую юридическую силу, а именно: Федеральному закону от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», другим федеральным нормативно-правовым актам.

Удмуртский Республиканский союз обществ охотников и рыболовов указывает, что оспариваемым приказом под нормами допустимой добычи охотничьих ресурсов фактически указаны нормативы их допустимого изъятия, которые в соответствии с частью 4 статьи 38 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» разрабатываются и утверждаются федеральным органом исполнительной власти, а, следовательно, оспариваемый акт принят неуполномоченным органом.

В соответствии с частью 12 статьи 24 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» добыча охотничьих ресурсов, в отношении которых не утверждается лимит добычи охотничьих ресурсов, осуществляется в соответствии с нормативами и нормами в области охраны и сохранения охотничьих ресурсов. Исходя из анализа положений статьи 30, части 3 статьи 31 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», пунктов 3, 3.1, 3.2, 14 Порядка оформления и выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов, являющегося Приложением N 1 к приказу Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 29 августа 2014 года N 379 «Об утверждении порядка оформления и выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов, порядка подачи заявок и заявлений, необходимых для выдачи таких разрешений, и утверждении форм бланков разрешений на добычу копытных животных, медведей, пушных животных, птиц» норма допустимой добычи охотничьих ресурсов может быть установлена в виде определенного количества особей охотничьих ресурсов, приходящихся к добыче, в том числе на одного охотника, либо на одно разрешение на добычу охотничьих ресурсов, за единицу времени — за день охоты, либо за сезон охоты. Однако из текста оспариваемого приказа непонятно, каким образом установлена норма допустимой добычи охотничьих ресурсов — для одного охотника или для нескольких, указанная норма должна вноситься в одно разрешение на одного охотника, либо в несколько разрешений для группы охотников, не превышая ее цифрового показателя за день или сезон. Кроме того, оспариваемым приказом не определено применение данной нормы в одном охотничьем хозяйстве или в нескольких охотничьих хозяйствах субъекта, не установлен срок действия приказа — в течение текущего сезона или без ограничения во времени.

Частью 2 статьи 11 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» к охотничьим ресурсам отнесены птицы, указанные в данном пункте. Оспариваемый приказ не отвечает принципам правовой определенности в части определения видов и групп охотничьих ресурсов, в приказе указаны виды птиц, не относящиеся к охотничьим ресурсам (поручейник, серый гусь, обыкновенный гоголь, лутка, большой крохаль).

Решением Верховного Суда Удмуртской Республики от 28 августа 2015 года заявление Удмуртского Республиканского союза обществ охотников и рыболовов о признании противоречащими федеральному законодательству и не действующими с момента издания пункта 1 приказа Управления охраны фауны Удмуртской Республики от 25 августа 2014 года N 01-03/71 «Об утверждении норм допустимой добычи охотничьих ресурсов, в отношении которых не устанавливается лимит добычи, на территории Удмуртской Республики», пунктов с 1 по 18 раздела 1 и пунктов с 1 по 17 раздела 2 Приложения к указанному приказу оставлено без удовлетворения.

В апелляционной жалобе Удмуртский Республиканский союз обществ охотников и рыболовов просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование доводов апелляционной жалобы указывает, что оспариваемым приказом под нормами допустимой добычи охотничьих ресурсов фактически указаны нормативы их допустимого изъятия, что не соответствует части 2 статьи 38 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Орган, издавший оспариваемый приказ, не уполномочен законом разрабатывать и утверждать вышеуказанные нормативы. В оспариваемом приказе не установлены нормы допустимой добычи охотничьих ресурсов на одного охотника или на нескольких охотников, а также не указано, что установленные за день охоты, либо за сезон охоты нормы должны вноситься в одно разрешение на одного охотника, либо в несколько разрешений для группы охотников, не превышая ее цифрового показателя за день или сезон, применение данной нормы в одном охотничьем хозяйстве или в нескольких охотничьих хозяйствах субъекта.

Кроме того, ограничения на спорные виды охотничьих ресурсов, введенные оспариваемым приказом, не соответствуют положению части 2 статьи 21 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире», устанавливающей случаи ограничения охоты. Оспариваемый приказ Управления охраны фауны Удмуртской Республики от 25 августа 2014 года N 01-03/71, по мнению заявителя, противоречит статье 6 Федерального закона от 24 апреля 1995 года N 52-ФЗ «О животном мире», поскольку не согласован с соответствующими федеральными органами исполнительной власти, а ссылка Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Удмуртской Республики на часть 3 статьи 36 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в части применения мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания для организации рационального использования охотничьих ресурсов, сохранения охотничьих ресурсов и среды их обитания, основан на неправильном толковании закона, регулирующего спорные правоотношения.

Удмуртский Республиканский союз обществ охотников и рыболовов не согласен с выводом суда о том, что не были нарушены их права и законные интересы в сфере экономической деятельности, так как оспариваемым приказом были незаконно введены ограничения на добычу охотничьих ресурсов на территории, закрепленной за заявителем, выразившиеся не только в ограничении добычи на отдельные их виды, но и на ограничение охотничьих ресурсов в сезон.

В судебное заседание не явился представитель Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Удмуртской Республики, который о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещен своевременно и в надлежащей форме.

На основании части 3 статьи 150 и части 1 статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие указанного лица.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и поступивших возражений (часть 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации), Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции, постановленного в соответствии с требованиями действующего законодательства.

В соответствии с частью 1 статьи 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, действовавшей на момент рассмотрения дела судом первой инстанции, гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.

Статьей 72 Конституции Российской Федерации вопросы пользования природными ресурсами и охраны окружающей среды отнесены к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаются в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (части 2 и 5 статьи 76).

Правовое регулирование в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов осуществляется Федеральным законом от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также принимаемыми в соответствии с ними законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Согласно части 12 статьи 24 вышеназванного Федерального закона добыча охотничьих ресурсов, в отношении которых не утверждается лимит добычи охотничьих ресурсов, осуществляется в соответствии с нормативами и нормами в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов.

Пунктом 2 статьи 34 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» определено, что к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов относятся разработка и утверждение норм допустимой добычи охотничьих ресурсов, в отношении которых не устанавливается лимит добычи, и норм пропускной способности охотничьих угодий.

Статья 38 данного Федерального закона предусматривает, что поддержание охотничьих ресурсов в состоянии, позволяющем сохранить их численность в пределах, необходимых для их расширенного воспроизводства, обеспечивается путем разработки, установления и соблюдения нормативов и норм в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов (часть 1). К нормативам в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов относятся нормативы допустимого изъятия охотничьих ресурсов, а также нормативы численности охотничьих ресурсов в охотничьих угодьях и нормативы биотехнических мероприятий (часть 2). К нормам в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов относятся нормы допустимой добычи охотничьих ресурсов и нормы пропускной способности охотничьих угодий (часть 3). Нормативы, предусмотренные настоящей статьей, разрабатываются и утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (часть 4). Нормы, предусмотренные настоящей статьей, разрабатываются и утверждаются органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации (часть 5).

В соответствии с пунктом 1 Положения об Управлении охраны фауны Удмуртской Республики, утвержденного постановлением Правительства Удмуртской Республики от 28 мая 2012 года N 219, действовавшего на момент издания оспариваемого приказа, Управление охраны фауны Удмуртской Республики являлось органом, реализующим на территории Удмуртской Республики государственную политику, и осуществляющим полномочия в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и среды их обитания, в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов, а также осуществляло координацию деятельности в указанных областях других исполнительных органов государственной власти Удмуртской Республики.

Управление охраны фауны Удмуртской Республики осуществляло полномочия Российской Федерации в области организации, регулирования и охраны водных биологических ресурсов, охраны и использования охотничьих ресурсов по контролю, надзору, выдаче разрешений на добычу охотничьих ресурсов и заключению охотхозяйственных соглашений, охраны и использования охотничьих ресурсов, охраны и использования объектов животного мира (за исключением охотничьих ресурсов и водных биологических ресурсов).

Подпунктом 02.1.3.20 пункта 12 Положения об Управлении охраны фауны Удмуртской Республики было закреплено, что к функциям данного Управления была отнесена разработка и утверждение норм допустимой добычи охотничьих ресурсов, в отношении которых не устанавливается лимит добычи.

В силу положений подпункта 2 пункта 15 указанного Положения, Управление охраны фауны Удмуртской Республики издавало приказы, распоряжения по вопросам деятельности указанного Управления.

В соответствии с Указом Главы Удмуртской Республики от 9 октября 2014 года N 327 «О формировании исполнительных органов государственной власти Удмуртской Республики» Управление охраны фауны Удмуртской Республики реорганизовано путем присоединения к Министерству природных ресурсов и охраны окружающей среды Удмуртской Республики.

Распоряжением Правительства Удмуртской Республики от 13 октября 2014 года N 764-р «О мерах по реализации Указа Главы Удмуртской Республики от 9 октября 2014 года N 327 «О формировании исполнительных органов государственной власти Удмуртской Республики», утвержденных Постановлением Удмуртской Республики от 29 декабря 2014 года N 564, Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Удмуртской Республики является правопреемником Управления охраны фауны Удмуртской Республики.

Как разъяснено в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года N 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части» (редакция от 9 февраля 2012 года), существенными признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

При рассмотрении заявленных требований суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемый приказ принят Управлением охраны фауны Удмуртской Республики в пределах полномочий; является нормативным правовым актом, поскольку установленные им нормы допустимой добычи охотничьих ресурсов являются обязательными для неопределенного круга лиц — граждан и рассчитаны на неоднократное применение; размещен в сети «Интернет» на официальном сайте Управления охраны фауны Удмуртской Республики http:/upravfauna.udmurt.ru и 28 августа 2014 года включен Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Удмуртской Республике в федеральный регистр нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации с присвоением государственной регистрации RU <…>.

Учитывая изложенное выше, довод Удмуртского Республиканского союза обществ охотников и рыболовов о том, что орган, издавший оспариваемый приказ не уполномочен законом разрабатывать и утверждать вышеуказанные нормы, является необоснованным, поскольку на момент издания оспариваемого приказа Управление охраны фауны Удмуртской Республики на указанной территории осуществляло государственную политику и полномочия в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и среды их обитания, в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов, а также осуществляло координацию деятельности в указанных областях других исполнительных органов государственной власти Удмуртской Республики.

Относительно довода заявителя о неопределенности оспариваемого приказа в части срока его действия, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что действие приказа какими-либо датами не ограничено, оспариваемый приказ является действующим и применяется на территории Удмуртской Республики на протяжении летне-осеннего и осенне-зимнего периодов охоты до принятия соответствующего акта о признании данного приказа утратившим силу, либо до внесения в него изменений о сроке действия данного приказа, что не противоречит действующему законодательству.

Рассматривая вопрос о соответствии оспариваемого приказа от 25 августа 2014 года N 01-03/71 нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, суд первой инстанции также пришел к правильному выводу о том, что в данном приказе установлены именно нормы видов и групп допустимой добычи охотничьих ресурсов, в отношении которых не установлен лимит добычи, в день или сезон, а не нормативы допустимого изъятия охотничьих ресурсов, как утверждает Удмуртский Республиканский союз обществ охотников и рыболовов.

По мнению суда, норма допустимой добычи охотничьих ресурсов может быть установлена в виде определенного количества особей охотничьих ресурсов, приходящихся к добыче, указанных в разрешении на добычу охотничьих ресурсов, за единицу времени, что не противоречит требованиям Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Правилам охоты, утвержденным Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 года N 512, Приказу Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 23 апреля 2010 года N 121 «Об утверждении порядка выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов и формы бланка разрешений на добычу охотничьих ресурсов», действующему на момент издания оспариваемого приказа, Приказу Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 29 августа 2014 года N 379 «Об утверждении порядка оформления и выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов, порядка подачи заявок и заявлений, необходимых для выдачи таких разрешений, и утверждении форм бланков разрешений на добычу копытных животных, медведей, пушных животных, птиц», в редакции, действующей на момент принятия судом решения. Оспариваемым приказом установлены нормы допустимой добычи охотничьих ресурсов для внесения в каждое выдаваемое разрешение в виде определенного количества особей за день охоты или за сезон охоты, в конкретных охотничьих угодьях. При этом федеральное законодательство в области охоты не содержит норм, обязывающих регионального законодателя указывать в содержании акта об утверждении норм допустимой добычи охотничьих ресурсов количество охотничьих хозяйств при производстве охоты и нормы на одного охотника либо на одно разрешение.

При этом суд также учел, что статьей 30 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в разрешении на добычу охотничьих ресурсов указываются: 1) сведения об охотнике и охотничьем билете; 2) вид охоты, который предполагается осуществлять; 3) сведения о добываемых охотничьих ресурсах; 4) количество добываемых охотничьих ресурсов; 5) сроки охоты и места охоты.

Согласно части 3 статьи 31 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» разрешение на добычу копытных животных и медведей выдается на отлов или отстрел одной особи таких животных. В отношении остальных видов охотничьих ресурсов такое разрешение выдается на отлов или отстрел: 1) конкретного количества особей (если в отношении охотничьих ресурсов установлен лимит их добычи); 2) количества охотничьих ресурсов в пределах нормы допустимой добычи в день или в сезон (если в отношении охотничьих ресурсов не установлен лимит их добычи).

Пунктом 3.4 Правил охоты, утвержденных приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 года N 512, закреплено, что охота осуществляется на территории в пределах норм добычи охотничьих ресурсов, указанных в разрешении на добычу охотничьих ресурсов.

Аналогичные положения содержались и в пункте 17 Порядка выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов, утвержденного приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 23 апреля 2010 года N 121, утратившего силу с 17 июня 2015 года в связи с изданием Приказа Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 29 августа 2014 года N 379 «Об утверждении порядка оформления и выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов, порядка подачи заявок и заявлений, необходимых для выдачи таких разрешений, и утверждении форм бланков разрешений на добычу копытных животных, медведей, пушных животных, птиц», в пункте 16 которого предусмотрено указание в разрешении следующих сведений: фамилия, имя, отчество (при наличии) охотника; вид охоты; сведения о добываемых охотничьих ресурсах; количество добываемых охотничьих ресурсов; сроки охоты и места охоты; дата выдачи охотничьего билета, его учетные серия и номер. При этом при оформлении разрешений предусматривается указывать сведения о добываемых охотничьих ресурсах, их количестве и сроках осуществления охоты, а также информацию о нормах добычи заявителем видов охотничьих ресурсов за день, за сезон (приложение N 5 к Приказу Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 29 августа 2014 года N 379).

Исходя из изложенного Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что оспариваемым приказом Управления охраны фауны Удмуртской Республики от 25 августа 2014 года N 01-03/71, в Приложении к которому в пунктах N 1 — 18 раздела N 1 «В летне-осенний периоды охоты» и в пунктах N 1 — 17 раздела N 2 «В осенне-зимний периоды охоты» утверждены нормы допустимой добычи охотничьих ресурсов, в отношении которых не устанавливается лимит добычи, на территории Удмуртской Республики, за исключением видов и подвидов, включенных в Красную книгу Российской Федерации и Красную книгу Удмуртской Республики, установлены не нормативы допустимого изъятия охотничьих ресурсов, а нормы допустимой добычи видов и групп видов охотничьих ресурсов в день и в сезон, как того требует Федеральный закон от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Следовательно, доводы заявителя о противоречии в оспариваемой части приказа федеральному законодательству и об имеющейся правовой неопределенности оспариваемого нормативного правового акта являются несостоятельными.

По мнению суда, оспариваемый приказ Управления охраны фауны Удмуртской Республики от 25 августа 2014 года N 01-03/71 не противоречит и указанным заявителем положениям Федерального закона от 24 апреля 1995 года N 52-ФЗ «О животном мире», поскольку данным приказом не вводятся запреты и ограничения на использование объектов животного мира, подлежащие согласованию с федеральными органами исполнительной власти.

Необходимость установления для определенных видов охотничьих ресурсов отдельных норм допустимой добычи судом первой инстанции проверена и дана надлежащая правовая оценка.

Суд пришел к правильному выводу о том, что указанные в оспариваемом приказе нормы установлены с учетом анализа данных о численности охотничьих ресурсов и их добычи, содержащихся в государственном охотхозяйственном реестре и в материалах государственного мониторинга охотничьих ресурсов, а также с учетом влияния норм на дальнейшее состояние популяции охотничьих ресурсов. Следовательно, установление в оспариваемом приказе конкретных норм добычи направлено на сохранение охотресурсов.

Иные доводы апелляционной жалобы Удмуртского Республиканского союза обществ охотников и рыболовов аналогичны заявленным в суде первой инстанции, были проверены судом, им дана надлежащая правовая оценка с учетом всех обстоятельств, установленных судом, и действующего федерального законодательства, и они отклонены судом как незаконные.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам, содержащимся в апелляционной жалобе, не имеется.

С учетом изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 309, 310, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила:

решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 28 августа 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Удмуртского Республиканского союза обществ охотников и рыболовов — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code