Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 08.12.2015 по делу N 47-АПУ15-17

Приговор: Осужденные-1, 2 — по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, совершенное группой лиц.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 декабря 2015 г. по делу N 47-АПУ15-17

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Земскова Е.Ю.,

судей Шмотиковой С.А. и Эрдыниева Э.Б.,

при секретаре Багаутдинове Т.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Идиатуллина А.А. и Идиатуллина А.А., адвокатов Даниловой Н.В. и Шенкевич С.А. на приговор Оренбургского областного суда от 13 августа 2015 года, по которому

Идиатуллин Ал.А., <…> судимый:

— 26 июня 2012 года по ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 161 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ к 1 году 6 месяцам 10 дням лишения свободы;

— 15 марта 2013 г. по п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам лишения свободы; освобожден 7 августа 2014 года по отбытии наказания,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год.

Идиатуллин Ас.А., <…>, судимый:

— 2 октября 2009 года по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден по отбытии наказания 29 мая 2014 года;

— 27 января 2015 года по ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 119 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 15 годам 4 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год,

при назначении наказания в виде ограничения свободы судом установлены ограничения из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ, указанные в приговоре.

Постановлением Оренбургского областного суда от 13 августа 2015 года прекращено уголовное дело в отношении Идиатуллина Ал.А. Идиатуллина Ас.А. в части предъявленного каждому обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части, за отсутствием в деянии состава преступления.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление осужденных Идиатуллина Ал.А. и Идиатуллина Ас.А. адвокатов Романова С.В., Шевченко Е.М., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Савинова Н.В. об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Идиатуллин Ас.А. и Идиатуллин Ал.А. признаны виновными в убийстве Г. группой лиц.

Преступление совершено 25 октября 2014 года в период времени с 22.30 часов до 23 часов в г. <…> области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Идиатуллин Ал. просит приговор суда изменить, его действия переквалифицировать на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить назначенное наказание.

В обоснование доводов жалобы указывает, что потерпевший находился в состоянии опьянения и был инициатором ссоры, возникшей между ними, его брат Ас. с потерпевшим не конфликтовал, участия в его убийстве не принимал;

сговора на совершение преступления между ним и братом не было, очевидцев преступления не имеется;

свидетель П. является заинтересованным лицом, его показания о том, что он ранее не был знаком с его братом Ас., являются недостоверными; протокол осмотра места происшествия является недопустимым доказательством, так как свидетель П., принимавший участие в осмотре места происшествия в качестве понятого, состоял в дружеских отношениях с потерпевшим;

судом не учтено признание им вины и раскаяние в содеянном, принесение извинений потерпевшей, состояние здоровья его матери, нуждающейся в уходе;

сумму компенсации морального вреда потерпевшей считает завышенной;

осужденный Идиатуллин Ас. просит приговор суда изменить, его действия переквалифицировать на ст. 115 УК РФ.

В обоснование доводов жалобы указывает, что его виновность в убийстве Г. не доказана;

он находился на месте совершения преступления и причинил потерпевшему лишь легкий вред здоровью, сговора с братом на совершение преступления у него не было, неприязненного отношения к потерпевшему он не испытывал;

потерпевший находился в состоянии опьянения и спровоцировал его брата на совершение преступления;

суд не учел показания Идиатуллина Ал. данные им в ходе очной ставки, в которых он указал, что убийство потерпевшего совершил один;

показания, данные им на предварительном следствии, являются недопустимыми, поскольку сотрудниками полиции на него было оказано давление;

суд не учел явку с повинной его брата;

протокол осмотра места происшествия является недопустимым доказательством, поскольку лица, привлеченные к участию в данном следственном действии в качестве понятых, состояли в дружеских отношениях с потерпевшим;

суд необоснованно указал в приговоре о том, что ремень является орудием преступления, поскольку его брат показал, что удушил потерпевшего шарфом;

не согласен с суммой компенсации морального вреда потерпевшей;

адвокат Шенкевич С.А. просит приговор суда отменить, Идиатуллина Ас. оправдать.

В обоснование доводов жалобы указывает на недопустимость показаний осужденных, данных ими на предварительном следствии;

полагает, что судом дана неверная оценка показаниям следователя Ж., тому факту, что о преступлении сотрудникам полиции стало известно от Идиатуллина Ас. который позвонил в полицию и сообщил о том, что его брат убил человека; реплике потерпевшей Г. которая пояснила, что Идиатуллин Ас. звонил в полицию в ее присутствии и сообщил, что ему известно о преступлении, при этом, он сам никого не убивал;

в ходе предварительного и судебного следствия не было установлено наличие между осужденными предварительного сговора на убийство потерпевшего;

выводы суда о наличии у Идиатуллиных личной неприязни к потерпевшему противоречат показаниям осужденных; Идиатуллин Ас. в судебном заседании пояснял, что с потерпевшим не ссорился, неприязненных отношений с ним не было, заступился за брата, когда увидел, что между ними произошел конфликт;

судом не учтено, что потерпевший находился в состоянии алкогольного опьянения, не учтено его противоправное поведение, которое послужило поводом для преступления,

адвокат Данилова Н.В. просит приговор суда изменить, действия Идиатуллина Ал. переквалифицировать на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить назначенное ему наказание, снизить сумму компенсации морального вреда, взысканного в пользу потерпевшей.

В обоснование доводов жалобы указывает, что судом необоснованно отвергнуты показания Идиатуллина Ал. в которых он указывал о том, что убийство потерпевшего совершил один;

протокол осмотра места происшествия является недопустимым доказательством, поскольку принимавший участие при осмотре места происшествия в качестве понятого П. состоял в дружеских отношениях с потерпевшим, что свидетельствует о его заинтересованности;

ремень, указанный судом в качестве орудия преступления, не установлен и не изъят;

судом необоснованно положены в основу приговора показания Идиатуллина Ал. данные им на предварительном следствии, поскольку он оговорил себя и брата;

суд необоснованно установил наличие неприязненных отношений между осужденными и потерпевшим, так как конфликт у потерпевшего был лишь с Идиатуллиным Ал.

необоснованно установлено наличие по делу отягчающего наказание обстоятельства — совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, поскольку потерпевший также употреблял алкогольные напитки и спровоцировал конфликтную ситуацию;

назначенное Идиатуллину Ал. наказание считает чрезмерно суровым;

при разрешении гражданского иска потерпевшей не учтено материальное положение осужденных, установленный судом размер компенсации морального вреда в пользу потерпевшей считает завышенным.

По делу поступили возражения государственного обвинителя Тишковой Т.С., в которых она просит апелляционные жалобы осужденных и их защитников оставить без удовлетворения, а приговор суда — без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах осужденных, адвокатов и возражениях государственного обвинителя, Судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с требованиями закона и оснований для его отмены или изменения не имеется.

Выводы суда о виновности осужденных Идиатуллиных Ал. и Ас. основаны на доказательствах, всесторонне и полно исследованных в судебном заседании с участием сторон, получивших правильную оценку в приговоре, а именно: на показаниях потерпевшей Г. об обстоятельствах исчезновения сына, которого в последний раз видели в обществе Идиатуллиных, о его поисках и обнаружении трупа, о хорошей физической форме сына, способного постоять за себя; свидетелей Б. и М. об обстоятельствах знакомства осужденных с потерпевшим, с которым они ушли вместе 25 октября 2014 года с территории <…> после чего потерпевший не вернулся и впоследствии был обнаружен убитым; свидетеля Л. показавшей, что с 26 октября 2014 года по 6 ноября 2014 года у нее проживали осужденные в то время, как их разыскивали сотрудники полиции за убийство; свидетеля И. о том, что с конца октября 2014 года осужденные не проживали дома в связи с нахождением в розыске; свидетеля Ж. о порядке получения признательных показаний осужденных в ходе предварительного следствия, а также установления обстоятельств, сведения о которых содержатся в протоколах осмотра места происшествия, проверок показаний на месте; на заключениях экспертов и других доказательствах, подробно приведенных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденные и их защитники ссылаются на недопустимость доказательств, положенных в основу приговора, в частности, протокола осмотра места происшествия и протоколов допросов Идиатуллиных в качестве подозреваемых.

Вместе с тем, принятые судом решения по оценке доказательств, положенных в основу приговора, выводы об их относимости и допустимости, основаны на законе и материалах дела.

В обоснование доводов жалоб о недопустимости протокола осмотра места происшествия осужденные и их защитники ссылаются на нарушение порядка проведения данного следственного действия, привлечение органами следствия к участию в осмотре места происшествия в качестве понятого П. который состоял в дружеских отношениях с потерпевшим Г. Приводя в жалобах указанные обстоятельства, сторона защиты утверждает, что понятой является заинтересованным лицом, что, по мнению осужденных и адвокатов, влечет недопустимость данного доказательства.

Однако Судебная коллегия находит данные доводы несостоятельными, поскольку согласно требованиям ст. 60 УПК РФ понятыми не могут быть участники уголовного судопроизводства и их близкие родственники, к числу которых понятой П. не относится.

Для установления обстоятельств проведения данного следственного действия в судебном заседании был допрошен П. Как видно из протокола судебного заседания, П. показал суду, что ранее с Идиатуллиными знаком не был, родственником кого-либо из участников уголовного судопроизводства он не является. П. лишь подтвердил тот факт, что был на месте обнаружения трупа мужчины, местонахождение которого на местности указал Идиатуллин Ас., а также подтвердил наличие его подписи в протоколе и описал порядок проведения осмотра. При этом в жалобах не оспариваются место и обстоятельства обнаружения трупа, а также тот факт, что это место указал Идиатуллин Ас.

Следовательно, доводы жалоб об участии в осмотре места происшествия понятого П. не содержат объяснения, как это повлияло на достоверность фактов, изложенных в протоколе осмотра, и выводы суда в приговоре.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, перед началом осмотра участвующим лицам разъяснены их права, ответственность, а также порядок производства осмотра места происшествия, каких-либо заявлений, замечаний от них не поступило.

Таким образом, оснований для признания протокола осмотра места происшествия недопустимым доказательством не имеется.

Из протокола судебного заседания видно, что судом подробно проверялись заявления стороны защиты о том, что в ходе предварительного следствия сотрудниками полиции на Идиатуллиных было оказано давление, ввиду которого они были вынуждены оговорить себя и друг друга.

Судом установлено, что допросы осужденных проведены в присутствии защитников, которым они не сообщали об оказании на них давления. Более того, до начала допросов осужденным разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при их последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самого себя и была предоставлена возможность конфиденциальной беседы с адвокатом.

Впоследствии по заявлениям осужденных о незаконных методах следствия Орским СО СУ СК РФ по Оренбургской области была проведена проверка в порядке ст. 144, 145 УПК РФ, по итогам которой 18 мая 2015 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников отдела полиции Н. Т. и следователя Ж. ввиду отсутствия в их действиях состава преступления.

С учетом изложенного, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы адвокатов и осужденных, содержащиеся в апелляционных жалобах, о недопустимости доказательств, положенных в основу приговора, являются несостоятельными. Все доказательства по делу оценены судом в соответствии с положениями ст. 88 УПК РФ, в основу приговора положены лишь допустимые доказательства, и их совокупность обоснованно признана достаточной для постановления обвинительного приговора.

Утверждения Идиатуллина Ас. о его непричастности к убийству были обоснованно расценены судом, как данные с целью избежать уголовной ответственности за содеянное.

В судебном заседании был проверен довод стороны защиты о том, что убийство Г. совершил один Идиатуллин Ал. в тот период, когда Идиатуллин Ас. находясь на месте совершения преступления, отлучался для неоднократных телефонных разговоров (шести) со свидетелем Б. и не имел возможности наблюдать происходящее, а по возвращении лишь помог брату Идиатуллину Ал. скрыть труп Г. присыпав его ветками и листвой.

Судебная коллегия полагает, что суд обоснованно подверг сомнению приведенную стороной защиты версию событий, при которых был убит Г. поскольку она полностью опровергается совокупностью доказательств, представленных стороной обвинения. Из показаний свидетеля Б. известно о телефонном разговоре, в ходе которого Идиатуллин Ас. умолчал о смерти Г. и сообщил ему лишь, что последний уехал на маршрутном такси. Впоследствии Идиатуллин Ас. говорил Б. о том, что местонахождение потерпевшего ему неизвестно. Согласно показаний самих осужденных при их допросе в качестве подозреваемых, они подробно указывали о действиях друг друга в процессе совместного лишения жизни потерпевшего Г. выводы эксперта о локализации повреждений на трупе Г. (кровоподтеки на внутренней поверхности правого локтевого сустава), соответствуют показаниям Идиатуллина Ал. о том, что его брат Ас. попросил держать Г. так как тот сопротивлялся, и он своим коленом заблокировал правую руку потерпевшего в локтевом суставе, что суд правильно отметил в приговоре. По заключению эксперта N <…> на куртке и спортивных брюках Идиатуллина Ас. дубленке Идиатуллина Ал. на куртке, шарфе, джемпере, майке и брюках потерпевшего Г. обнаружены следы крови человека, происхождение которой не исключается от потерпевшего Г. и осужденных Идиатуллиных, а по заключению эксперта N <…> в срезах ногтевых пластин и в смывах подногтевого содержимого с обеих рук Г. обнаружены следы крови человека и поверхностных слоев кожи человека, в которых имеются антигены, несвойственные потерпевшему и присущие Идиатуллину Ал., кроме того, не исключено наличие примеси клеток, крови от Идиатуллина Ас.

Вопреки доводам жалоб в приговоре дана надлежащая оценка показаниям Идиатуллиных, данным ими при допросе в качестве подозреваемых 7 ноября 2014 года, а также в ходе очных ставок и при проверке их показаний на месте относительно мотивов убийства, способа совершения преступления, используемых орудий (брючный ремень потерпевшего и шарф) и роли каждого из них в процессе лишения жизни потерпевшего Г.

Приговор суда соответствует требованиям ст. 297, 307 УПК РФ, а доводы жалоб о том, что не было найдено одно из орудий преступления (брючный ремень потерпевшего), не ставят под сомнение установленные в судебном заседании фактические обстоятельства дела.

Анализируя показания Идиатуллиных в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, суд обоснованно отметил их последовательность и непротиворечивость на протяжении шести месяцев, когда осуществлялось предварительное следствие, и их неоднократное изменение после возвращения уголовного дела для дополнительного расследования после ознакомления осужденных со всеми доказательствами, содержащимися в уголовном деле, что позволило им согласовать общую позицию о непричастности Идиатуллина Ас. к совершению убийства Г.

При этом оснований для оговора Идиатуллина Ас. у его брата Идиатуллина Ал. не имелось, поскольку, изобличая Идиатуллина Ас. в квалифицированном убийстве, он давал показания и против себя, на что суд обоснованно указал в приговоре.

Вопреки доводам адвоката Шенкевича в жалобе, как на протяжении всего судебного следствия, так и в судебных прениях и реплике потерпевшая Г. полностью поддерживала позицию государственного обвинителя, просила назначить Идиатуллиным строгое наказание и не высказывала доводы о совершении убийства ее сына Идиатуллиным Ал. без участия его брата Ас.

Несостоятельны доводы апелляционных жалоб осужденных и их защитников об отсутствии у Идиатуллина Ас. мотива на умышленное лишение жизни Г., поскольку фактические обстоятельства совершенного преступления свидетельствуют об обратном, мотив совершения преступления обоими осужденными судом установлен верно и указан в приговоре.

Каждый из осужденных, затягивая ремень, а затем шарф на шее потерпевшего, видел действия другого участника, совершавшего аналогичные действия поочередно с ним, и с учетом характера указанного насилия не мог не оценивать связь между удушением потерпевшего и последствиями в виде наступления смерти Г.

Поскольку осужденные совершали действия по удушению потерпевшего совместно и поочередно, с умыслом на его убийство, о чем свидетельствует характер таких действий, связанных с лишением потерпевшего возможности дышать, суд обоснованно пришел к выводу о совершении осужденными убийства группой лиц.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта причиной смерти потерпевшего явилась странгуляционная механическая асфиксия от сдавления органов шеи тупым твердым предметом (предметами).

Судебная коллегия не усматривает существенных противоречий в приведенных в приговоре доказательствах, которые могли бы повлиять на правильность выводов суда при решении вопроса о виновности Идиатуллиных в совершении преступления.

Для изменения юридической квалификации действий осужденных по тем доводам, которые изложены в апелляционных жалобах, оснований не имеется.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению по мотивам жалоб не подлежит. При назначении Идиатуллиным наказания суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, также роль каждого из них в его совершении, данные о личности каждого виновного, влияние наказания на исправление осужденных, смягчающие обстоятельства.

Все обстоятельства, установленные по делу и известные суду на момент постановления приговора, учтены при решении вопроса о виде и размере наказания.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, достоверных доказательств, подтверждающих нахождение потерпевшего в состоянии опьянения, и совместное употребление спиртных напитков с осужденными не имеется.

Из показаний свидетеля Б. следует, что братья Идиатуллины принесли на территорию <…> бутылку спиртного, которую распили вдвоем. Из заключения эксперта N <…> следует, что при судебно-химическом исследовании гнилостных крови и мочи от трупа Г. в крови этиловый спирт не обнаружен, в моче обнаружен в концентрации 0,5% о, что по степени опьянения не оценивается, так как гнилостные изменения влияют на содержание алкоголя в биоматериале.

Таким образом, доводы осужденных и их защитников о признании в качестве смягчающих наказание обстоятельств факта нахождения потерпевшего в состоянии опьянения, вызванного совместным употреблением спиртных напитков с осужденными, об аморальности его поведения, явившегося поводом для преступления, являются несостоятельными.

В материалах дела не имеется сведений о явке с повинной Идиатуллина Ал. что опровергает соответствующий довод жалобы Идиатуллина Ас.

Обстоятельством, отягчающим наказание осужденных, суд обоснованно признал совершение ими преступления в состоянии алкогольного опьянения, вызванном употреблением алкоголя, мотивировав свой вывод в приговоре.

Назначенное наказание является справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

Гражданский иск потерпевшей разрешен в соответствии с требованиями закона. Определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции, верно руководствуясь положениями ч. 2 ст. 1101 ГК РФ, исходил из фактических обстоятельств дела, характера причиненных нравственных страданий гражданскому истцу Г. связанных с потерей сына, и частично удовлетворил требования о возмещении морального вреда, взыскав по <…> рублей с каждого осужденного.

Судебная коллегия считает, что определенный размер компенсации морального вреда соответствует принципам и требованиям, закрепленным в ст. 1101 ГК РФ, соответствует фактическим обстоятельствам, при которых был причинен моральный вред, является справедливым и соразмерным. При этом судом была учтена позиция осужденных по предъявленным исковым требованиям и их имущественное положение.

Руководствуясь ст. 389.15, 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Оренбургского областного суда от 13 августа 2015 года в отношении Идиатуллина Ал.А. и Идиатуллина Ас.А. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Идиатуллина Ал.А., Идиатуллина Ас.А., адвокатов Даниловой Н.В. и Шенкевич С.А. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code