Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 02.12.2015 по делу N 41-АПУ15-24сп

Приговор: Осужденный-1, 2 — по п. п. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 декабря 2015 г. по делу N 41-АПУ15-24сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Пейсиковой Е.В. и Ботина А.Г.,

при секретаре Мамейчике М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Лазарева Р.Г. и Крюкова Ю.С., адвокатов Пузарина Е.Н. и Скакуна С.Ю. на приговор Ростовского областного суда от 14 августа 2015 года, по которому на основании вердикта коллегии присяжных заседателей

Лазарев Р.Г. <…> ранее не судимый,

осужден по пп. «а»,»в»,»ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

Крюков Ю.С. <…>, ранее не судимый,

осужден по пп. «а»,»в»,»ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ботина А.Г., выступление осужденных Лазарева Р.Г. и Крюкова Ю.С., адвокатов Бицаева В.М. и Баскаевой М.Р., поддержавших апелляционные жалобы и полагавших приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, а также выступление прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Лазарев Р.Г. и Крюков Ю.С. признаны виновными в убийстве З. З., М. и малолетнего М. <…> г. рождения, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено в ночь с 13 на 14 июля 2013 года на территории <…> района <…> области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Лазарев Р.Г. утверждает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном и с нарушением принципа состязательности сторон. Полагает, что на предварительном следствии было нарушено его право на защиту. Считает недопустимыми доказательствами по делу: протоколы его допросов на предварительном следствии, протоколы осмотров мест происшествия, протокол его медицинского обследования, протоколы предъявления для опознания трупов и актов судебно-биологических экспертиз, которые получены с нарушением закона. Оспаривает решения суда об отказе в удовлетворении ходатайств стороны защиты об исследовании в судебном заседании актов судебных экспертиз относительно орудий преступления и трупов потерпевших, назначении дополнительных экспертиз и о допросе в судебном заседании понятых. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Пузарин Е.Н. в интересах осужденного Лазарева Р.Г. утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, которое к тому же рассмотрено с обвинительным уклоном. Считает, что вывод о виновности осужденного присяжные заседатели сделали на основании неполно проверенных и противоречивых доказательств, а также на предположениях;

осужденный Крюков Ю.С. также утверждает, что дело рассмотрено с нарушением принципа состязательности. Оспаривает допустимость доказательств, исследованных в судебном заседании, в частности, протоколов осмотров места происшествия, протокола его медицинского освидетельствования, а также актов судебно-биологических экспертиз. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Скакун С.Ю. в интересах осужденного Крюкова Ю.С. также утверждает, что дело рассмотрено с нарушением принципа состязательности сторон. Указывает на то, что председательствующий судья ограничил право защиты на представление доказательств, при этом отклонил ходатайство защиты об исследовании в присутствии присяжных заседателей заключения эксперта относительно ножей и лоскутов кожи потерпевших; на то, что в судебном заседании не в полном объеме исследовались выводы, изложенные в судебно-медицинских, биологических и криминалистических экспертизах; а также на то, что судья необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о вызове в судебное заседание работника следственного изолятора и его допросе. Кроме того, обращает внимание на то, что при назначении осужденному наказания суд не учел состояние здоровья последнего и его молодой возраст. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

В письменных возражениях на приведенные в апелляционных жалобах доводы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Проверив законность, обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для его отмены или изменения.

Безусловные основания отмены судебного решения перечислены в ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ. Судебная коллегия считает, что таких нарушений по делу допущено не было.

Так, из материалов дела видно, что вопросы, связанные с отбором кандидатов в присяжные заседатели, в том числе, с проверкой наличия обстоятельств, препятствующих участию лиц в качестве присяжных заседателей в рассмотрении настоящего уголовного дела, судом разрешены в соответствии с требованиями ст. 326 УПК РФ.

Подготовительная часть судебного заседания, в ходе которой председательствующий по настоящему делу разъяснил сторонам их право заявить мотивированный и немотивированный отводы кандидатам в присяжные заседатели, проведена председательствующим в соответствии с требованиями ст. 327 УПК РФ.

Таким образом, коллегия присяжных заседателей по настоящему делу сформирована в полном соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Присяжные заседатели приняли присягу, текст которой изложен в ст. 332 УПК РФ, а также им разъяснены права, предусмотренные ст. 333 УПК РФ.

Судебное следствие с участием присяжных заседателей произведено в полном соответствии с требованиями ст. 335 УПК РФ.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим судьей принцип состязательности сторон в судебном заседании нарушен не был. При этом все заявленные стороной защиты ходатайства, в том числе и те, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах, обсуждались сторонами в судебном заседании и по ним судьей приняты обоснованные решения. Из протокола судебного заседания нельзя сделать вывод о рассмотрении дела с обвинительным уклоном.

Согласно протоколу судебного заседания, судья в письменном виде, в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, при этом содержание этих вопросов полностью отвечает требованиям ст. 339 УПК РФ. Более того, в соответствии с ч. 5 ст. 339 УПК РФ судьей вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта, не ставились.

Имеющееся в материалах дела исполненное председательствующим по делу напутственное слово к присяжным заседателям соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, при этом в нем отсутствует личное мнение судьи по вопросам, поставленным им перед коллегией присяжных заседателей.

По делу не установлено нарушений в той или иной форме тайны совещания присяжных заседателей, закрепленной в ст. 341 УПК РФ, а также нарушений требований как ст. 343 УПК РФ при вынесении коллегией присяжных заседателей своего вердикта по настоящему делу, так и ст. 345 УПК РФ при провозглашении вердикта.

Согласно определению Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2013 г. рассмотрение дела с участием присяжных заседателей предполагает такое разграничение функций между профессиональным судьей и коллегией присяжных, при котором разрешение вопросов факта (о доказанности деяния, совершения его подсудимым, виновности подсудимого в его совершении) относится к компетенции присяжных заседателей. При этом особенности их вердикта, который представляет собой лаконичные ответы на поставленные вопросы, содержащие лишь выводы коллегии присяжных без приведения доводов, подтверждающих их позицию, исключают возможность его проверки по фактическим основаниям и, как следствие, возможность отмены или изменения вынесенного на основе такого вердикта приговора ввиду несоответствия изложенных в приговоре выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Следовательно, действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность обжалования в апелляционном порядке судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, лишь с точки зрения правильности применения норм права (существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона или несправедливость приговора), но не установления фактических обстоятельств уголовного дела.

Поэтому доводы, приведенные в апелляционных жалобах осужденных и их защитников об исследовании судом в присутствии присяжных заседателей недопустимых доказательств и оспаривании доказательств обоснованными признать нельзя, поскольку виновность осужденных установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается. К тому же, в материалах уголовного дела отсутствуют объективные данные, свидетельствующие о нарушении органами предварительного расследования требований уголовно-процессуального закона как при собирании доказательств, так и при обеспечении осужденных правом на защиту, на что также имеются ссылки в апелляционных жалобах.

Как видно из протокола судебного заседания, после вынесения обвинительного вердикта по настоящему делу судебное разбирательство было продолжено с участием сторон, при этом были исследованы обстоятельства, связанные с квалификацией содеянного осужденными, назначением им наказания и другими вопросами, разрешаемыми судом при постановлении обвинительного приговора, были выслушаны прения сторон и последнее слово осужденных. Эти процессуальные действия выполнены в рамках, установленных ст. 347 УПК РФ.

Таким образом, действия осужденных квалифицированы правильно, в соответствии с обвинительным вердиктом, а также в соответствии с обстоятельствами, установленными судом без участия присяжных заседателей, что соответствует требованиям ст. 348 УПК РФ.

При назначении осужденным наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, роль и степень участия в нем каждого осужденного, данные о их личности, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, влияние наказания на их исправление.

При этом суд обоснованно принял во внимание характер и степень фактического участия каждого из осужденных в совершении преступления, значение этого участия для достижения целей преступления, его влияние на характер и размер причиненного вреда.

Обстоятельством, смягчающим наказание Лазареву Р.Г., суд признал его активное способствование раскрытию и расследованию преступления, а в отношении Крюкова Ю.С. — его явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления и состояние его здоровья.

Кроме того, в качестве данных о личности Лазарева Р.Г. суд принял во внимание его возраст, а также то, что он судимости не имеет, холост и по месту жительства характеризуется положительно, а Крюкова Ю.С. — его молодой возраст, а также то, что он судимости не имеет, холост, имеет постоянное место жительства, проживал с матерью, обучался в колледже и характеризовался положительно.

Обстоятельством, отягчающим наказание каждого осужденного, суд также обоснованно признал совершение ими преступления с использованием лекарственного препарата «димедрола».

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Лазарев Р.Г. и Крюков Ю.С. признаны не заслуживающими снисхождения.

При назначении каждому осужденному наказания в виде пожизненного лишения свободы, суд первой инстанции также обоснованно отметил, что их действия, которые носили дерзкий и циничный характер, свидетельствовали об исключительно высокой степени общественной опасности совершенного преступления и об исключительной опасности осужденных для общества.

Поэтому с приведенными в апелляционных жалобах доводами о назначении осужденным чрезмерно сурового наказания согласиться нельзя.

При таких обстоятельствах постановленный председательствующим судьей приговор в полной мере отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ, в связи с чем является законным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ростовского областного суда от 14 августа 2015 года в отношении Лазарева Р.Г. и Крюкова Ю.С. оставить без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code