Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 01.12.2015 по делу N 18-АПУ15-41

Приговор: Осужденные-1, 2, 3 — по ч. 4 ст. 166, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 226, ч. 3 ст. 166, ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ; осужденный-1 — по п. п. «а», «в» ч. 3 ст. 158 (2 эпизода), ч. 1 ст. 226, ч. 1 ст. 209 УК РФ; осужденные-1, 3 — по ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ; осужденные-2, 3 — по ч. 2 ст. 209 УК РФ; осужденный-4 — по ч. 3 ст. 162, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 декабря 2015 г. по делу N 18-АПУ15-41

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина С.Р. и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Кавешник О.П. рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Кухарь В.В., апелляционные жалобы осужденных Пшунелова А.З., Подгорного И.С., защитников Крючкова А.С., Герман В.И. на приговор Краснодарского краевого суда от 17 июля 2015 года, по которому

Шефер А.Г. <…> судимый 13 февраля 2002 года по ч. 4 ст. 222, п. п. «а, б, в, г» ч. 2 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 24 мая 2010 года по отбытии наказания, —

осужден по

п.п. «а», «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ (эпизод от 12 июня 2011 года в отношении С.) к 3 годам лишения свободы;

п.п. «а», «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ (эпизод от 05 мая 2012 года в отношении Ю.) к 3 годам лишения свободы;

ч. 1 ст. 226 УК РФ (эпизод от 05 мая 2012 года в отношении Ю.О.А.) к 3 годам лишения свободы;

ч. 1 ст. 209 УК РФ к 10 годам лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением следующих ограничений: не покидать жилище в период с 22 часов 00 минут до 06 часов 00 минут, не выезжать за пределы территории муниципального образования — <…> район, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в проведении указанных мероприятий, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 04 декабря 2012 года в отношении Д. к 9 годам лишения свободы;

п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ (эпизод от 04 декабря 2012 года в отношении Д. к 9 годам лишения свободы;

ч. 4 ст. 166 УК РФ (эпизод от 04 декабря 2012 года в отношении Д. к 6 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 22 декабря 2012 года в отношении Д.) к 9 годам лишения свободы;

п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ (эпизод от 22 декабря 2012 года в отношении Д.) к 9 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 25 декабря 2012 года в отношении П.) к 9 годам лишения свободы;

п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ (эпизод от 25 декабря 2012 года в отношении П.) к 9 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (эпизод от 01 февраля 2013 года банкомат в ст. <…>) к 7 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (эпизод от 18 февраля 2013 года банкомат в ст. <…>) к 6 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (эпизод от 20 февраля 2013 года банкомат магазин <…> г. <…>) к 3 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (эпизод от 06 марта 2013 года банкомат «<…>» г. <…>) к 6 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (эпизод от 14 марта 2013 года банкомат магазина «<…> ст. <…>) к 3 годам лишения свободы;

п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (эпизод от 14 марта 2013 года магазина «<…> в отношении Р.) к 2 годам лишения свободы;

— по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 16 марта 2013 года банкомат в п. <…> к 9 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 27 марта 2013 года банкомат в ДК ст. <…> к 9 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 166 УК РФ (эпизод от 27 марта 2013 года у С.) к 5 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Шеферу А.Г. 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год с установлением следующих ограничений: не покидать жилище в период с 22 часов 00 минут до 06 часов 00 минут, не выезжать за пределы территории муниципального образования — <…> район, <…> края, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в проведении указанных мероприятий, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации;

Пшунелов А.З. <…> ранее судимый

осужден по

ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год с установлением следующих ограничений: не покидать жилище в период с 22 часов 00 минут до 06 часов 00 минут, не выезжать за пределы территории муниципального образования — город <…> края, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в проведении указанных мероприятий, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 04 декабря 2012 года в отношении Д. к 9 годам лишения свободы;

п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ (эпизод от 04 декабря 2012 года в отношении Д. к 9 годам лишения свободы;

ч. 4 ст. 166 УК РФ (эпизод от 04 декабря 2012 года в отношении Д. к 6 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 22 декабря 2012 года в отношении Д.) к 9 годам лишения свободы;

п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ (эпизод от 22 декабря 2012 года в отношении Д. к 9 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 25 декабря 2012 года в отношении П.) к 9 годам лишения свободы;

п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ (эпизод от 25 декабря 2012 года в отношении П.) к 9 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (эпизод от 01 февраля 2013 года банкомат в ст. <…>) к 7 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (эпизод от 06 марта 2013 года банкомат «<…>» г. <…>) к 6 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 16 марта 2013 года банкомат в п. <…> к 9 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 27 марта 2013 года банкомат в ДК ст. <…>) к 9 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 166 УК РФ (эпизод от 27 марта 2013 года у С.) к 5 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Пшунелову 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год с установлением следующих ограничений: не покидать жилище в период с 22 часов 00 минут до 06 часов 00 минут, не выезжать за пределы территории муниципального образования — город <…> края, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в проведении указанных мероприятий, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации;

Подгорный И.С. <…> ранее судимый

осужден по

ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год с установлением следующих ограничений: не покидать жилище в период с 22 часов 00 минут до 06 часов 00 минут, не выезжать за пределы территории муниципального образования — город-курорт <…> края, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в проведении указанных мероприятий, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 04 декабря 2012 года в отношении Д. к 9 годам лишения свободы;

п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ (эпизод от 04 декабря 2012 года в отношении Д. к 9 годам лишения свободы;

ч. 4 ст. 166 УК РФ (эпизод от 04 декабря 2012 года в отношении Д. к 6 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ ((эпизод от 22 декабря 2012 года в отношении Д.) к 9 годам лишения свободы;

п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ (эпизод от 22 декабря 2012 года в отношении Д.) к 9 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод от 25 декабря 2012 года в отношении П.) к 9 годам лишения свободы;

п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ (эпизод от 25 декабря 2012 года в отношении П.) к 9 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (эпизод от 01 февраля 2013 года банкомат в ст. <…>) к 7 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (эпизод от 18 февраля 2013 года банкомат в ст. <…> к 6 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (эпизод от 20 февраля 2013 года банкомат магазин <…> г. <…>) к 3 годам лишения свободы;

ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Подгорному И.С. 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год с установлением следующих ограничений: не покидать жилище в период с 22 часов 00 минут до 06 часов 00 минут, не выезжать за пределы территории муниципального образования — город-курорт <…> края, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в проведении указанных мероприятий, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации;

Логутов Д.Б. <…> не судимый, —

осужден по

ч. 3 ст. 162 УК РФ (эпизод от 27 марта 2013 года банкомат в ДК ст. Т.) к 7 годам лишения свободы;

п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ (эпизод от 27 марта 2013 года у С.) к 3 годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Логутову Д.Б. 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Зеленина С.Р., выступления осужденных Подгорного И.С., Пшунелова А.З., Логутова Д.Б. с использованием систем видеоконференц-связи и защитников Чумакова Р.Л., Уколовой Ю.А., Найденовой В.В., Кузнецова С.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб о незаконности и необоснованности приговора, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Кузнецова С.В., не поддержавшего доводы апелляционного представления и возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

осужденный Шефер А.Г. признан виновным в том, что совершил:

— кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере (в отношении С. от 12 июня 2011 года);

— кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере (в отношении Ю. от 5 мая 2012 года)

— хищение огнестрельного оружия, боеприпасов (в отношении Ю. от 5 мая 2012 года);

— создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, руководство такой группой (бандой);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой (в отношении Д. от 4 декабря 2012 года);

— хищение огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении Д. от 4 декабря 2012 года);

— неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении Д. от 4 декабря 2012 года);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (в отношении Д. от 22 декабря 2012 года);

— хищение огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении Д. от 22 декабря 2012 года);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой (в отношении П. от 25 декабря 2012 года);

— хищение огнестрельного оружия, совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении П. от 25 декабря 2012 года);

— грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с незаконным проникновением в помещением. С применением насилия не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой (банкомат «<…>» ст. <…> от 1 февраля 2013 года);

— покушение на грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с незаконным проникновением в помещение, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой, не доведенное до конца по независящим от этого лица обстоятельствам (банкомат «<…>» ст. <…> от 18 февраля 2013 года);

— покушение на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение, организованной группой, в особо крупном размере, не доведенное до конца по независящим от этого лица обстоятельствам (банкомат «<…>» магазин <…> г. <…> от 20 февраля 2013 года);

— покушение на грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с незаконным проникновением в помещение, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой, не доведенное до конца по независящим от этого лица обстоятельствам (банкомат ЗАО «<…>» (ранее ОАО «<…>» г. <…> от 6 марта 2013 года);

— покушение на кражу, то есть покушение на тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, в особо крупном размере, не доведенное до конца по независящим от этого лица обстоятельствам (банкомат ОАО «<…>» магазина «<…> ст. <…> от 14 марта 2013 года);

— кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба гражданину (в отношении Р. магазин «<…>» ст. <…> от 14 марта 2013 года);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой, в крупном размере (банкомат ОАО «<…>» ДК п. <…> от 16 марта 2013 года);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой (банкомат ОАО «<…>» ДК в ст. <…> от 27 марта 2013 года);

— неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное организованной группой (в отношении С. 27 марта 2013 года);

— незаконное хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенные организованной группой;

осужденный Пшунелов А.З. признан виновным в том, что совершил:

— участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях;

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой (в отношении Д. от 4 декабря 2012 года);

— хищение огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении Д. от 4 декабря 2012 года);

— неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении Д. от 4 декабря 2012 года);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (в отношении Д. от 22 декабря 2012 года);

— хищение огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении Д. от 22 декабря 2012 года);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой (в отношении П. от 25 декабря 2012 года);

— хищение огнестрельного оружия, совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении П. от 25 декабря 2012 года);

— грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с незаконным проникновением в помещение, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой (банкомат «<…>» ст. <…> от 1 февраля 2013 года);

— покушение на грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с незаконным проникновением в помещение, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой, не доведенное до конца по независящим от этого лица обстоятельствам (банкомат «<…>» ст. <…> от 18 февраля 2013 года);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой, в крупном размере (банкомат ОАО «<…>» ДК п. <…> от 16 марта 2013 года);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой (банкомат ОАО «<…>к» ДК в ст. <…> от 27 марта 2013 года);

— неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное организованной группой (в отношении С. от 27 марта 2013 года);

— незаконное хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенные организованной группой;

осужденный Подгорный И.С. признан виновным в том, что совершил:

— участие в устойчивой вооруженной группы (банды) или в совершаемых ею нападениях;

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой (в отношении Д. от 4 декабря 2012 года);

— хищение огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении Д. от 4 декабря 2012 года);

— неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении Д. от 4 декабря 2012 года);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (в отношении Д. от 22 декабря 2012 года);

— хищение огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении Д. от 22 декабря 2012 года);

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой (в отношении П. от 25 декабря 2012 года);

— хищение огнестрельного оружия, совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (в отношении П. от 25 декабря 2012 года);

— грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с незаконным проникновением в помещение, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой (банкомат «<…>» ст. Н. от 1 февраля 2013 года);

— покушение на грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с незаконным проникновением в помещение, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в крупном размере, организованной группой, не доведенное до конца по независящим от этого лица обстоятельствам (банкомат «<…>» ст. <…> от 18 февраля 2013 года);

— покушение на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение, организованной группой, в особо крупном размере, не доведенное до конца по независящим от этого лица обстоятельствам (банкомат «<…>» магазин <…> г. <…> от 20 февраля 2013 года);

— незаконное приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенные организованной группой;

осужденный Логутов Д.Б. признан виновным в том, что совершил:

— разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение (банкомат ОАО «<…> ДК в ст. <…> от 27 марта 2013 года);

— неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное группой лиц по предварительному сговору (в отношении С. от 27 марта 2013 года).

Преступления осужденными совершены в 2011 — 2013 гг. на территории <…> края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Кухарь В.В. просит об изменении приговора:

об указании в описательно-мотивировочной части приговора о совершении Пшунеловым незаконного приобретения, хранения, перевозки и ношения оружия и боеприпасов организованной группой, о квалификации действий Пшунелова и Подгорного по ст. 222 ч. 3 УК РФ как незаконного приобретения, хранения, перевозки и ношения оружия и боеприпасов организованной группой, так как в судебном заседании установлено, что Шефер сообщил этим лицам о вооружении карабином «Сайга-М», похищенным им ранее, то есть о незаконном приобретении данного оружия, об исключении из приговора указания о том, что Шефер, Пшунелов и Подгорный незаконно приобрели пистолет Макарова, охотничий карабин «ОП-СКС» N <…> и боеприпасы к ним, о квалификации действий Шефера по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 4 п. «б» УК РФ (преступление от 14 марта 2013 года в отношении ОАО «<…>») как покушения на кражу группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение в особо крупном размере, поскольку судом ошибочно указан также пункт «б» части 4 ст. 158 УК РФ (стр. 60),

об исправлении технических ошибок — исключении из вводной части приговора указания о судимости Подгорного 3 ноября 2003 года, поскольку такой судимости у него не имелось, и об указании на постановления Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края от 11 мая 2004 года и от 4 июня 2010 года, которыми вносились изменения в приговор, вместо постановления этого суда от 2 июля 2010 года, и на освобождение Подгорного 2 ноября 2011 года условно-досрочно, вместо даты освобождения 21 мая 2012 года, об уточнении во вводной части приговора года осуждения Пшунелова Армавирским городским судом Краснодарского края (2004 вместо неправильно указанного 2002).

В апелляционных жалобах:

Осужденный Пшунелов А.З. считает приговор несправедливым и незаконным.

Оспаривая квалификацию своих действий по ст. 209 УК РФ, ссылается на показания Шефера, а также Логутова, Подгорного, свидетелей П. и Д. потерпевших К. и А. утверждает о нестабильности состава группы, об отсутствии сплоченности и дисциплины в группе и общей кассы.

Считает, что обвинение основано лишь на противоречивых показаниях Шефера, которым суд не дал надлежащей оценки. Шефер отказался от своих показаний, данных в ходе следствия, и пояснил, что они были даны в результате оказания на него незаконного давления.

Считает, что показания потерпевших П. Д. корректировались следствием, как и показания свидетелей, которые в суде дали иные показания. Также следователь сфальсифицировал показания потерпевшего П. свидетеля Ш. В суде оглашались лишь показания, сфальсифицированные следствием, а другие показания не оглашались. Суд не дал надлежащей оценки противоречиям в показаниях специалиста Б.

Выражает сомнение в законности назначения ему особого режима исправительной колонии, просит учесть смягчающие обстоятельства.

Защитник Крючков А.С. в интересах осужденного Пшунелова А.З. считает приговор незаконным и несправедливым.

Полагает, что обвинение в бандитизме не доказано, состав группы не был стабилен, о чем свидетельствуют показания Шефера, отсутствовала сплоченность, общая касса, поэтому содеянное следует квалифицировать как совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Обвинение по тем преступлениям, совершение которых Пшунелов не признал, основано лишь на показаниях Шефера, к которым следует отнестись критически, поскольку он неоднократно менял их, а в суде пояснил, что на следствии протоколы подписывал не читая и не отдавал в то время отчет своим действиям. Выражает несогласие с оценкой показаний Шефера, данной судом первой инстанции. К показаниям Подгорного на следствии также следует отнестись критически, поскольку он пояснил, что давал их под давлением сотрудников полиции, о чем косвенно может свидетельствовать и смерть М. — друга и сообщника Шефера.

Просит приговор отменить и передать дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

Осужденный Подгорный И.С. просит приговор отменить и передать дело на новое судебное разбирательство.

К показаниям Шефера просит отнестись критически, поскольку он неоднократно менял их и отказался от показаний, данных на следствии. Также непоследовательны показания потерпевших, однако суд не принял во внимание их показания, данные в судебном заседании.

Считает осуждение его по ст. 209 УК РФ бездоказательным, указывает на нестабильность состава группы, на отсутствие ее общей кассы, на то, что Шефер перед каждым преступлением определял состав группы и совершал однотипные преступления с разными соучастниками. Сплоченности участников группы, распределения ролей между ними не было, преступления не планировались, Шефер был таким же исполнителем преступлений, как и он. Преступления совершались группой лиц по предварительному сговору.

В хищении имущества у Д. участия не принимал, доказательств его вины в этом нет. На следствии он был склонен к самооговору незаконными действиями сотрудников правоохранительных органов, однако эти обстоятельства должным образом не проверены. Анализирует показания Д. считает, что они непоследовательны, изложены со слов следователя. В суде были оглашены лишь те показания Д. которые были выгодны обвинению для доказывания ст. 209 УК РФ. Ставит под сомнение достоверность показаний понятого К. о его пояснениях при проверке показаний на месте. Суд указал в приговоре, что свидетеля С. дал показания, аналогичные показаниям К., однако это не так, в них есть разногласия.

По хищению имущества у семьи Д. утверждает, что не уверен, что принимал участие именно в этом преступлении, излагает обстоятельства дела, согласно которым он по просьбе Шефера согласился помочь ему совершить кражу из дома и понаблюдать за окружающей обстановкой, что он и сделал, Шефер с другим участником позже сообщил, что похитить ничего не удалось, поскольку ценного имущества в доме не оказалось. Считает, что эти обстоятельства подтверждаются и показаниями потерпевшей Д. которые тем не менее являются противоречивыми. На следствии его принудили к преувеличению его роли в совершении этого преступления.

Участие его в хищении имущества семьи П. не доказано, он в этом преступлении участие не принимал. Считает показания потерпевших о примененном к ним насилии ложными. В целом их показания непоследовательны, корректировались следователем.

Доказательств его участия в хищении денег из банкоматов 1 и 18 февраля 2013 года в деле нет. Показания сторожа П. содержат существенные противоречия. По преступлению от 18 февраля Шефер оговорил его. Также ставит под сомнение достоверность показаний понятых С. К., С.

Обращает внимание на противоречия в показаниях свидетелей Ш., М. Б., данных на следствии и в суде.

По покушению на хищение денег из банкомата 20 февраля 2013 года поясняет о своем участии в совершении этого преступления.

Обвинение по ст. 222 ч. 3 УК РФ не признает, поскольку отношения к оружию и боеприпасам не имел, обвинение по ст. 226 ч. 4 УК РФ не признает, поскольку из показаний Шефера и Д. видно, что оружие похитил лишь Шефер.

Считает, что дело расследовалось и рассматривалось судом необъективно, первоначальные показания Шефера об участии в ряде преступлений Логутова не подтвердились и в обвинение эти преступления не включены.

Считает срок наказания и режим исправительной колонии чрезмерно строгими, сравнивая их с наказанием, назначенным Шеферу. Обращает внимание на то, что во вводной части приговора неправильно указаны данные о его судимостях.

Защитник Герман В.И. в интересах осужденного Логутова Д.Б. утверждает о том, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, а сам приговор является чрезмерно суровым и подлежит изменению.

Логутов необоснованно осужден за разбой, совершенный 27 марта 2013 года, поскольку первоначальные показания Логутова, Шефера и Пшунелова получены путем применения к ним физического и психического насилия со стороны сотрудников полиции.

При наличии противоречивых показаний по поводу наличия сговора о разбое, должной оценки этому судом не дано. Суд оставил также без внимания то, что показания Шефера о совершении Логутовым ряда преступлений, не нашли своего подтверждения и уголовное преследование в этой части было прекращено по реабилитирующим основаниям.

Анализируя доказательства, защитник приходит к выводу о том, что при планировании преступления у Логутова возник умысел на кражу. Из показаний потерпевших К. также видно, что Логутов насилия не применял, оружием не угрожал. Поскольку действия Шефера и Пшунелова являлись эксцессом исполнителя, а похищенные деньги Логутову не передавались и преступление было раскрыто непосредственно после его совершения, действия Логутова следует переквалифицировать на ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 пп. «а», «в» УК РФ.

При назначении Логутову наказания суд не учел, что он имеет высшее образование, не судим, похищенные деньги возвращены и иск к нему не предъявлялся, характеризуется он исключительно положительно, на учетах у нарколога и психиатра не состоит, раскаивается, имеет смягчающие обстоятельства — явку с повинной, наличие малолетнего ребенка, при совершении преступления выполнял второстепенную роль. Ему необходимо назначить минимальное наказание.

Государственный обвинитель Кухарь В.В. возражает на апелляционные жалобы осужденных и защитников, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных представления и жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда.

Вина осужденных Пшунелова и Логутова в совершении разбоя в отношении потерпевших К. полностью подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами, в частности, обоснованно признаны показания потерпевших, из которых видно, что на них напало трое лиц в масках, вооруженных карабином и ножом, К. нанесли удары по лицу и телу, их обоих связали, банкомат вскрыли газосварочным оборудованием и похитили находившиеся в нем деньги.

При осмотрах мест происшествия, в том числе автомашины, брошенной Шефером, Пщунеловым и Логутовым, и места задержания Шефера, были обнаружены, в частности, самозарядное ружье «Сайга 410» с магазином, снаряженным патронами, пистолет «ПМ» и карабин «Сайга-М» с магазином, снаряженным 29 патронами, а также похищенные из банкомата деньги.

Указанное оружие, согласно заключениям экспертиз, является, годным для производства выстрелов огнестрельным оружием.

Кроме того, около указанной автомашины был обнаружен нож, который был опознан потерпевшим К. как использовавшийся одним из нападавших.

Показания потерпевших о примененном к К. насилии подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у него кровоподтеков, ушиба и ушибленной раны в области лица I и грудной клетки.

Указанные доказательства полностью подтверждают вывод суда первой инстанции о достоверности показаний осужденных о том, что они еще перед нападением знали о наличии в помещении дома культуры сторожей и с целью преодоления сопротивления потерпевших вооружились огнестрельным оружием, а также обеспечили свое численное преимущество путем вовлечения в совершение преступления не состоящего в банде Логутова.

Логутов, зная о наличии в помещении сторожей, понимал, что полученное им от руководителя нападения огнестрельное оружие предназначено для создания угрозы насилием, опасным для жизни и здоровья. По этим основаниям его действия правильно квалифицированы как разбойное нападение.

Таким образом, доводы защитника о том, что Логутов оружием потерпевшим не угрожал, опровергаются материалами уголовного дела. Также несостоятельны и утверждения защитника об отсутствии насилия со стороны Логутова, поскольку он, применяя к потерпевшей К. насилие, связал ее руки и ноги.

О том, что именно Логутов связал потерпевшую, он сам пояснил на следствии, эти его показания подтверждаются показаниями потерпевших.

Доводы стороны защиты о том, что первоначальные показания Логутова, Шефера и Пшунелова были получены на следствии путем применения к ним насилия со стороны сотрудников полиции, тщательно проверялись судом первой инстанции. При этом судом приняты во внимание как результаты следственной проверки заявлений осужденных о применении к ним насилия, выразившиеся в отказе в возбуждении уголовного дела в отношении работников полиции, так и содержание оспариваемых протоколов следственных действий, которые были подписаны участвовавшими в них лицами, в том числе защитниками без замечаний, соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона и не содержат жалоб и заявлений о принуждении допрашиваемых лиц к даче ими определенных показаний.

Доводы защиты о том, что показания Шефера о совершении Логутовым ряда преступлений не нашли своего подтверждения, также свидетельствуют об объективном подходе следствия к проверке и оценке показаний допрошенных лиц.

Вопреки доводам защиты, в приговоре суд дал оценку всем показаниям допрошенных лиц и в соответствии со ст. 307 УПК РФ указал мотивы, по которым отверг показания Пшунелова и Шефера, в частности, об отсутствии предварительной договоренности на совершение разбоя.

Таким образом, нет оснований для утверждения о том, что действия Шефера и Пшунелова были неожиданными для Логутова. Все они действовали согласовано, в соответствии с ранее достигнутой договоренностью.

Квалификация содеянного Логутовым является правильной, соответствующей установленным судом фактическим обстоятельствам дела. Поскольку разбой является оконченным преступлением с момента нападения на потерпевших, момент завладения деньгами и способность распоряжаться ими не имеет значения для квалификации этого преступления.

Также являются обоснованными и выводы суда первой инстанции о совершении осужденными Пшунеловым и Подгорным бандитизма и разбойных нападений в составе организованной группы (банды).

Их вина подтверждается, в частности, показаниями обвиняемого Шефера об обстоятельствах создания им устойчивой группы для совершения нападений на состоятельные домовладения, для чего он вовлек в группу Пшунелова и Подгорного, о его организующей роли в этой группе, о подыскивании для группы объектов нападений, обеспечении транспортом, масками, перчатками, инструментами, а также о вооружении группы ружьями «Сайга», пистолетом ПМ.

Подгорный на предварительном следствии также подтверждал, что согласился на предложение Шефера совершать вооруженные нападения с целью хищения денег и имущества и участвовал в таких нападениях. Из показаний Пшунелова видно, что на предложение Шефера совершать хищения из банкоматов он согласился и совершил несколько таких преступлений.

Доводы апелляционных жалоб об отсутствии сплоченности группы и ее стабильного состава опровергаются, в частности, тем, что после создания банды все преступления были совершены ее участниками, по показаниям Шефера, перед каждым преступлением он определял участников нападения и руководил их действиями непосредственно в ходе совершения преступлений.

Установленные судом обстоятельства преступлений, в том числе неудачные попытки завладеть денежными средствами, хранящимися в банкоматах из-за недостаточного количества кислорода в газосварочной аппаратуре, используемой нападавшими, и по иным причинам, не ставят под сомнение основанные на достоверных доказательствах выводы суда об организованности группы, созданной Шефером для совершения нападений.

Изменению показаний как Шефера, так и иных осужденных, судом дана надлежащая оценка в соответствии со ст. 307 УПК РФ.

Ссылки Шефера, Пшунелова и Подгорного на то, что показания на следствии были даны ими под давлением работников полиции, как указано выше, тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными. Указанные показания являются допустимыми и достоверными доказательствами их виновности. Какие-либо основания для утверждений о том, что смерть М. подтверждает ссылки стороны защиты на незаконные методы следствия, в материалах дела отсутствуют.

В показаниях потерпевших Д. П. П. не имеется существенных противоречий, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность.

В судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя оглашались показания потерпевших, данные ими в ходе предварительного расследования дела.

При этом сторона защиты не была лишена возможности участвовать в допросе этих потерпевших и также ходатайствовать об оглашении тех показаний, которые, по ее мнению, необходимо представить суду для подтверждения своей позиции.

Вопреки утверждениям осужденных Пшунелова и Подгорного, суд в приговоре дал оценку показаниям свидетеля Б. в соответствии со ст. 17, 88 УПК РФ и указал, в какой части и по каким мотивам ставит достоверность этих показаний под сомнение. Оснований для утверждения о нарушении судом первой инстанции закона при оценке этих показаний не имеется.

Таким образом, квалификация действий осужденных Пшунелова и Подгорного по ст. 209 ч. 2 УК РФ и наличие квалифицирующего признака совершения преступлений организованной группой, является правильной.

Виновность Пшунелова в совершении тех преступлений, вину в которых он не признал, основана на совокупности приведенных в приговоре доказательств, среди которых обоснованно приведены показания Шефера, данные им в ход предварительного расследования дела в соответствии с требованиями закона.

Несогласие с показаниями Шефера, изложенное в апелляционной жалобе защитника Крючкова А.С, не может быть положено в основу отмены приговора суда, поскольку нарушений уголовно-процессуального закона при оценке этих показаний судом допущено не было. Суд учел все доводы стороны защиты, касающиеся недопустимости и недостоверности этих показаний, и дал им надлежащую оценку в приговоре.

При этом суд учел также, что положенные в основу выводов о виновности осужденных показания Шефера подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу, в том числе показаниями потерпевших, свидетелей, протоколами следственных действий, заключениями экспертиз, вещественными доказательствами, приведенными и проанализированными в приговоре.

Виновность Подгорного в нападении на Д. подтверждается, в частности, показаниями Шефера в качестве обвиняемого, приведенными в приговоре, из которых следует, что он совершил это нападение вместе с Пшунеловым и Подгорным, а также показаниями самого Подгорного на следствии, полностью соответствующими показаниям Шефера, и иными доказательствами, представленными стороной обвинения.

У суда не было оснований не доверять показаниям свидетеля К. поскольку их существо не противоречит как протоколу проверки показаний Подгорного на месте, так и содержанию показаний свидетеля С. Показания указанных свидетелей подтверждают допустимость и достоверность показаний Подгорного о его участии в нападении на потерпевшего Д.

Вина осужденного Подгорного в разбойном нападении на потерпевших Д. подтверждается, в частности, показаниями Шефера на следствии, в которых он подробно показал, что Подгорный и Пшунелов согласились на его предложение совершить это нападение, все они взяли маски для лица, вооружились, при этом ружье «Сайга» было именно у Подгорного, с Подгорным они осматривали первый этаж дома, Подгорный спрашивал у потерпевших-женщин, где хранятся ценности, нашел ювелирные изделия и похитил их.

На следствии Подгорный не отрицал, что согласился участвовать в разбойном нападении, однако отрицал свое проникновение в дом потерпевших. Эта его версия опровергается как приведенными показаниями Шефера, так и показаниями потерпевших Д. и Д. о том, что нападавших, находившихся в доме было именно трое.

Существенных противоречий в показаниях потерпевших, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность, не имеется.

Оценив указанные, а также иные приведенные в приговоре доказательства, судом сделан обоснованный вывод о доказанности вины Подгорного.

Об участии Подгорного в нападении на потерпевших П. на следствии неоднократно и последовательно пояснял обвиняемый Шефер. Из его показаний видно, что после разбойных нападений на Д. и Д. он предложил Пшунелову и Подгорному совершить еще одно нападение, на что они согласились, он вооружил каждого ружьями «Сайга», они втроем проникли в дом, связали потерпевших и похитили их имущество.

Сам Подгорный дал на следствии подробные показания о своем участии в этом преступлении, поясняя, что он был вооружен ружьем «Сайга», был в маске и перчатках, после проникновения в дом он подбежал к находившемуся там мужчине, толкнул его, преодолевая сопротивление. Они с Пшунеловым повалили мужчину и связали его руки. Похитив ценности, они покинули место преступления, похищенное Шефер разделил между ними.

При проведении проверки показаний Подгорного на месте потерпевший П. узнал его по росту, телосложению и голосу, и пояснил, что у Подгорного в руках было огнестрельное оружие, применением которого он угрожал.

Показания потерпевшей П. дополняют показания мужа, не противоречат им, она также пояснила, что нападавших было трое, у одного из них было огнестрельное оружие, похожее на автомат.

Свидетели К. и С. подтвердили содержание протокола проверки показаний Подгорного на месте и факт того, что потерпевший указал на Подгорного как лицо, совершившее нападение.

Таким образом, участие Подгорного в разбойном нападении на потерпевших П. установлено судом первой инстанции достоверно.

Вопреки доводам жалобы Подгорного, его виновность в совершении открытого похищения денег из банкомата в ст. <…> 1 февраля 2013 года подтверждается совокупностью исследованных судом и приведенных в приговоре доказательств, в том числе показаниями обвиняемого Шефера, в которых он подтвердил, что указанное преступление совершил вместе с Подгорным и Пшунеловым, показаниями самого Подгорного на следствии, в которых он не отрицал, что вместе Шефером и Пшунеловым совершил ряд преступлений.

Суд привел в приговоре и оценил показания свидетеля П. об обстоятельствах совершенного тремя лицами в масках грабежа в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ. Как видно из содержания этих показаний, они не содержат существенных противоречий, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность.

Оснований для утверждения о том, что Шефер оговорил Подгорного в совершении преступления 18 февраля 2013 года в ст. <…> не имеется.

Показания Шефера об участии в этом преступлении Подгорного оценены судом в совокупности с иными доказательствами и по делу и обоснованно признаны достоверными как соответствующие показаниям Подгорного на следствии о том, что он действительно совершил ряд преступлений совместно с Шефером и Пшунеловым, и показаниям потерпевшего Т. об обстоятельствах этого преступления.

Участие Подгорного в совершении покушения на хищение денежных средств 20 февраля 2013 года в апелляционной жалобе по существу не оспаривается.

Как указывалось ранее, у суда не было оснований ставить под сомнение достоверность показаний понятых, которые участвовали на следствии в проверках показаний обвиняемых на месте, и допрошенных в судебном заседании. Данная судом первой инстанции оценка этим показаниям не противоречит требованиям закона.

Показания свидетеля М. приведены в приговоре с достаточной полнотой, им дана надлежащая оценка в совокупности с иными доказательствами по делу.

Из показаний свидетеля Ш. не усматривается каких-либо обстоятельств, которые могли бы повлиять на оценку вынесенного в отношении Пшунелова, Подгорного и Логутова приговора.

Квалификация действий осужденных, данная судом первой инстанции, является правильной, соответствующей фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.

Поскольку судом сделан вывод об участии Подгорного в банде, вооруженной организованной группе, и в совершенных бандой нападениях, он обоснованно осужден за незаконные действия с оружием, состоявшим на вооружении банды, и за хищение у потерпевших оружия, совершенное организованной группой.

Как видно из текста приговора, при формулировании выводов суда о признании Шефера виновным и назначении ему наказания в резолютивной части приговора правильно указано об осуждении его по преступлению от 14 марта 2013 года по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 4 п. «б» УК РФ и о назначении ему наказания по этой норме уголовного закона. Эта квалификация его действий соответствует выводам суда, изложенным в описательно-мотивировочной части приговора, о совершении Шефером покушения на кражу группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение в особо крупном размере. При таких обстоятельствах доводы апелляционного представления об изменении приговора в этой части нельзя признать состоятельными.

Действия Шефера, Пшунелова и Подгорного изложены в описательно-мотивировочной части приговора в соответствии с установленными судом фактическими обстоятельствами дела и квалифицированы по ст. 222 ч. 3 УК РФ правильно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Протоколом судебного заседания опровергаются доводы осужденных о том, что судебное разбирательство дела было проведено необъективно. Из него видно, что дело было рассмотрено судом в соответствии с требованиями закона, суд создал для сторон условия осуществления ими своих процессуальных функций.

Суд назначил осужденным наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и данных о личности.

Вопреки доводам защитника, суд указал в приговоре такие данные о личности Логутова, как высшее образование и отсутствие судимости. Учтены при назначении ему наказания и иные данные о его личности, в том числе имеющиеся в деле характеристики, а также смягчающие наказание обстоятельства, на которые ссылается защитник — явка с повинной и наличие малолетнего ребенка.

При назначении наказания Пшунелову суд учел смягчающее наказание обстоятельство — явку с повинной по тем преступлениям, по которым она была дана. Поскольку Пшунелов ранее судим за особо тяжкое преступление (ч. 4 ст. 162 УК РФ) и вновь совершил особо тяжкие преступления, суд первой инстанции правильно, в соответствии со ст. 18 ч. 3 п. «б» УК РФ, пришел к выводу о наличии в его действиях особо опасного рецидива преступлений и назначил отбывание наказания в исправительной колонии особого режима.

Все обстоятельства, которые в соответствии с законом надлежало учесть при назначении наказания, суд принял во внимание при определении размера наказания Подгорному, в том числе данные о его личности и наличие смягчающего обстоятельства — явки с повинной.

Подгорный ранее судим за совершение особо тяжких преступлений и вновь совершил преступления аналогичной категории, поэтому в его действиях имеется особо опасный рецидив, что влечет в соответствии со ст. 58 ч. 1 п. «г» УК РФ назначение ему отбытия наказания в исправительной колонии особого режима.

Доводы осужденных о сравнении назначенного им наказания с наказанием Шефера являются несостоятельными, поскольку в соответствии с законом наказание назначается каждому осужденному индивидуально, при этом принимается во внимание не только его роль в совершении преступлений, совершенных в соучастии, но и смягчающие наказание обстоятельства, в том числе активное способствование раскрытию и расследованию преступлений.

Справедливость назначенного осужденным наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает, оснований для его смягчения не усматривается.

Вопрос о допущенных при составлении приговора технических ошибках, указанных в апелляционной жалобе осужденного Подгорного и в апелляционном представлении государственного обвинителя, в соответствии со ст. 397 п. 15 УПК РФ подлежит разрешению в порядке исполнения приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Краснодарского краевого суда от 17 июля 2015 года в отношении Шефера А.Г. Пшунелова А.З., Подгорного И.С. и Логутова Д.Б. оставить без изменения, апелляционные жалобы и представление — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code