МОШЕННИЧЕСТВО С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПЛАТЕЖНЫХ КАРТ

С.В.СМОЛИН

Статья посвящена рассмотрению проблемных вопросов квалификации мошенничества с использованием платежных карт с учетом складывающейся судебно-следственной практики и анализу недостатков конструкции соответствующего состава преступления.

Ключевые слова: мошенничество, обман, платежные карты, способ совершения преступления, средство совершения преступления.

 

Сложность квалификации мошенничеств с использованием платежных карт обусловлена тем, что рассматриваемый состав преступления по своей законодательной конструкции предполагает использование в качестве средства совершения преступления кредитную, расчетную или иную платежную карту, а в качестве способа — обман.

Сопряженность использования платежных карт с обманом в его традиционном понимании большинством исследователей как «введение в заблуждение другого лица» или «поддержание, укрепление уже имеющегося заблуждения» (активная форма обмана) <1> на практике возможна, но встречается крайне редко. В условиях повсеместного развития информационных технологий (благодаря использованию POS-терминалов — установленных в расчетно-кассовых узлах и на кассах магазинов программно-аппаратных комплексов) использование платежной карты представляет собой легко осуществимую техническую операцию, для совершения которой достаточно передать карту продавцу или, вставив карту в POS-терминал, ввести PIN-код. Для совершения таких действий преступнику вовсе не обязательно (и даже нежелательно) совершать какие-либо иные действия, чтобы подтвердить законность владения картой (идентифицировать личность владельца карты). При этом на организациях, осуществляющих операции с безналичными денежными средствами, не лежит обязанность идентифицировать личность пользователя карты, за исключением случаев, предусмотренных ст. 7 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

———————————
<1> См.: Сабитов Р.А., Сабитова Е.Ю. Уголовно-правовая оценка обманов и действий, совершенных с документами. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 19.

 

По поводу возможности использования обмана в пассивной форме при совершении мошенничества с использованием платежных карт в уголовно-правовой теории сложились две противоположные позиции. Сторонники первой позиции отрицают возможность использования такой формы обмана при операциях с платежными картами. Как отмечают по этому поводу Л. Боровых и Е. Корепанова, владелец карты не обманывает сотрудника торговой организации, хотя и умалчивает о своей личности, а сотрудник торговой или сервисной организации не осознает незаконности изъятия имущества и обмана, так как не знает истинного владельца карты <2>. Сходной точки зрения придерживаются Н. Тимошин, а также С. Кочои, по мнению которых, при расчетах картами не обязательно ставить подпись в чеке или предъявлять паспорт, достаточно вставить карту в соответствующее устройство, что не свидетельствует об обмане <3>.

———————————
<2> См.: Боровых Л.В., Корепанова Л.А. Проблема квалификации хищения с использованием банковских карт // Российский юридический журнал. 2014. N 2. С. 84 — 86.
<3> См.: Кочои С.М. Новые нормы о мошенничестве в УК РФ: особенности и отличия // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. N 4. С. 106.; Тимошин Н.В. Новые нормы о мошенничестве в УК РФ: рекомендации по применению // Уголовный процесс. 2013. N 1. С. 13.

 

Представители второй позиции оценивают умолчание пользователя карты о своей личности как обман в пассивной форме. Согласно авторитетному мнению П. Яни, «лицо уже самим фактом использования банковской карты создает у уполномоченного сотрудника организации впечатление, будто использует ее правомерно» <4>. Аналогичная точка зрения высказана и М. Степановым <5>.

———————————
<4> Яни П. Специальные виды мошенничества // Законность. 2015. N 5. С. 44.
<5> См.: Степанов М.В. Особенности квалификации преступлений, предусмотренных ст. ст. 159.1 — 159.6 УК РФ: Методические рекомендации. Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2014. С. 23.

 

Помимо оценки возможности использования пассивного обмана при совершении рассматриваемых преступлений у правоприменителя также могут возникнуть трудности в толковании использованного в диспозиции ст. 159.3 УК понятия «уполномоченный работник кредитной, торговой или иной организации». Комментируя анализируемую уголовно-правовую норму, П. Яни предлагает рассматривать в качестве таковых лиц, на которых возложена обязанность по проведению расчетов с контрагентами, а также лиц, фактически исполняющих сходные обязанности, например обязанности кассиров <6>. Вместе с тем такая позиция поддерживается не всеми исследователями. По мнению О. Сафонова, использование указанного понятия в рассматриваемой уголовно-правовой норме является «бесполезным ограничителем», так как при буквальном толковании диспозиции ст. 159.3 УК можно прийти к выводу, что обман в отношении «неуполномоченного работника» исключает привлечение к ответственности за мошенничество с использованием платежных карт <7>.

———————————
<6> См.: Яни П. Указ. соч. С. 44.
<7> См.: Сафонов О.М. Проблемы оптимизации российского уголовного законодательства, регламентирующего ответственность за преступления, совершаемые с использованием компьютерных технологий // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. N 4 (30). В 3 ч., ч. II. С. 164.

 

На наш взгляд, изложенная проблема порождена излишней казуистичностью рассматриваемой уголовно-правовой нормы, а также непоследовательностью законодателя. Так, если диспозиция ст. 159.2 УК предусматривает возможность совершения обмана «путем умолчания о фактах», то конструкция ст. 159.3 УК допускает различное толкование и, следовательно, различное правоприменение. Приведем лишь несколько примеров. Постановлением Кежемского районного суда Красноярского края от 3 июля 2014 г. на основании ст. 25 УПК за примирением с потерпевшим прекращено уголовное дело по ч. 2 ст. 159.3 УК в отношении Д., который, получив от своего знакомого банковскую карту для приобретения сигарет, без его разрешения приобретал в магазинах для личных нужд различные товары, рассчитываясь безналичным путем ранее полученной платежной картой. При этом, по мнению органов предварительного расследования и суда, Д. совершил преступление «путем обмана продавца магазина о принадлежности указанной карты» <8>.

———————————
<8> Постановление Кежемского районного суда Красноярского края от 3 июля 2014 г. по уголовному делу N 1-77/2014 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://kegma.krk.sudrf.ru.

 

По другому уголовному делу действия Ш., обнаружившего утерянную банковскую карту и оплачивавшего с ее помощью через терминалы безналичной оплаты покупки в магазинах для личных нужд, были квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК, так как, по мнению правоприменителя, при совершении общественно опасного деяния обман не являлся способом совершения преступления <9>.

———————————
<9> Уголовное дело N 55830/2014 // Контрольное производство следственного управления УМВД России по г. Кирову.

 

Помимо изложенной проблемы разграничения кражи и мошенничества казуистичная формулировка диспозиции ст. 159.3 УК, предусматривающая сопряженность использования платежной карты с обманом, породила еще и трудности в разграничении мошенничества с использованием платежных карт и мошенничества в сфере кредитования. При заключении кредитных договоров значительное число банков предлагает своим клиентам (заемщикам) получить кредит не наличными, а в безналичной форме с установленным лимитом кредитования. При этом для совершения операций по открываемому для заемщика кредитному счету клиенту выдается кредитная карта. В судебно-следственной практике распространены случаи, когда обман используется виновным лицом при заключении кредитного договора и получении кредитной карты без ее непосредственного использования. В этом случае хищение кредитных денежных средств, в соответствии с п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51, можно считать оконченным с момента зачисления денежных средств на соответствующий счет заемщика независимо от последующего использования кредитной карты. Применительно к анализируемому составу преступления (ст. 159.3 УК) обман и использование карты теряют свою взаимосвязь, сопряженность и оцениваются правоприменителем раздельно, что позволяет квалифицировать такое деяние как мошенничество в сфере кредитования <10>.

———————————
<10> Приговор Ленинского районного суда г. Кирова от 17 октября 2013 г. по уголовному делу N 1-612/13 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://leninsky.kir.sudrf.ru.

 

Вместе с тем существует и противоположная позиция, согласно которой в рассматриваемом случае возможна квалификация действий виновного по ст. 159.3 УК <11>. В частности, указанная позиция содержится в Постановлении Президиума Самарского областного суда от 29 мая 2014 г. <12>

———————————
<11> См.: Степанов М.В. Указ. соч. С. 45.
<12> Постановление Президиума Самарского областного суда от 29 мая 2014 г. N 44у-86/2014.

 

Изложенные примеры наглядно свидетельствуют о том, что действующая редакция диспозиции ст. 159.3 УК дезориентирует правоприменителей, порождает избыточность уголовно-правового запрета, в связи с чем, на наш взгляд, подлежит исключению из УК. Доводы некоторых исследователей о схожести рассматриваемой нормы с параграфом 266b Уголовного уложения (УК) ФРГ и о востребованности правового регулирования этого вида преступления представляются нам несостоятельными <13>. Содержащийся в Уголовном уложении ФРГ аналог указанной нормы похож на ст. 159.3 УК только своим названием, поскольку он регулирует другие отношения, возникающие в связи с умышленным превышением лимита банковского счета, и призван защитить интересы эмитента (банка, кредитной организации) <14>.

———————————
<13> См.: Аничкин Е.С., Ботвин И.В. Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства стран Европы и Российской Федерации за причинение имущественного ущерба путем обмана и злоупотребления доверием // Алтайский юридический вестник. 2014. N 1 (5). С. 50.
<14> См.: Уголовное уложение (Уголовный кодекс) Федеративной Республики Германия: научно-практический комментарий и перевод текста закона. 2-е изд. М.: Проспект, 2015. С. 223.

Пристатейный библиографический список

  1. Аничкин Е.С., Ботвин И.В. Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства стран Европы и Российской Федерации за причинение имущественного ущерба путем обмана и злоупотребления доверием // Алтайский юридический вестник. 2014. N 1 (5).
  2. Боровых Л.В. Корепанова Л.А. Проблема квалификации хищения с использованием банковских карт // Российский юридический журнал. 2014. N 2.
  3. Кочои С.М. Новые нормы о мошенничестве в УК РФ: особенности и отличия // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. N 4.
  4. Сабитов Р.А., Сабитова Е.Ю. Уголовно-правовая оценка обманов и действий, совершенных с документами. М.: Юрлитинформ, 2012.
  5. Сафонов О.М. Проблемы оптимизации российского уголовного законодательства, регламентирующего ответственность за преступления, совершаемые с использованием компьютерных технологий // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. N 4 (30). В 3 ч. Ч. II.
  6. Степанов М.В. Особенности квалификации преступлений, предусмотренных ст. ст. 159.1 — 159.6 УК РФ: Методические рекомендации. Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2014.
  7. Тимошин Н.В. Новые нормы о мошенничестве в УК РФ: рекомендации по применению // Уголовный процесс. 2013. N 1.
  8. Уголовное уложение (Уголовный кодекс) Федеративной Республики Германия: Научно-практический комментарий и перевод текста закона. 2-е изд. М.: Проспект, 2015.
  9. Яни П. Специальные виды мошенничества // Законность. 2015. N 5.

«Законность», 2016, N 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code