ОСОБЕННОСТИ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ ПРИ РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В ОСОБОМ ПОРЯДКЕ

О.В. КАЧАЛОВА

В статье рассматриваются особенности назначения наказания при различных видах особого порядка судебного разбирательства: особого порядка при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, при проведении дознания в сокращенной форме и по остальным категориям уголовных дел, рассмотренным в порядке гл. 40 УПК РФ. Анализируется судебная практика, определяются типичные ошибки судов при назначении наказания при рассмотрении уголовного дела в порядке глав 40 и 40.1 УПК РФ.

Ключевые слова: назначение наказания, особый порядок судебного разбирательства, досудебное соглашение о сотрудничестве, дознание в сокращенной форме, обстоятельства, смягчающие наказание, обстоятельства, отягчающие наказание.

Peculiarities of imposition of punishment in examination of criminal case using a special procedure

O.V. Kachalova

The article discusses the features of punishment for various types of special order of the trial: a special pre-order at the conclusion of a cooperation agreement during the investigation in an abbreviated form and other categories of criminal cases examined in order Ch. 40 Code of Criminal Procedure. We analyze the jurisprudence of courts are determined by typical errors in sentencing when the case is in the order of chapter 40 of the Code.

Key words: sentencing, a special procedure for the trial, pre-trial agreement on cooperation, an inquiry into the reduced form, the circumstances mitigating punishment, the circumstances aggravating punishment.

 

Одной из задач особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного гл. 40 УПК РФ, является достижение социального компромисса, в соответствии с которым отказ обвиняемого от оспаривания обвинения, согласие на упрощение судебного процесса гарантирует при соблюдении установленных законом условий, что назначенное наказание не будет превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания (ч. 7 ст. 316 УПК РФ). Как верно отмечал А.А. Толкаченко, правила обязательного смягчения наказания по таким делам призваны стимулировать позитивное посткриминальное поведение виновного лица <1>.

———————————

<1> Толкаченко А., Толкаченко А. Практические вопросы назначения наказания при особом порядке судебного разбирательства уголовных дел // Уголовное право. 2008. N 2.

 

Одним из принципиальных вопросов, касающихся сложившейся практики назначения наказания по уголовным делам, рассмотренным в особом порядке, является вопрос о том, обязан ли суд учитывать ускоренный порядок рассмотрения дела как обстоятельство, требующее непременного смягчения наказания, либо при назначении наказания суд лишь обеспечивает требование закона, назначая наказание, которое не превысит установленный предел. От этого зависит, будет ли наказание, назначенное в особом порядке, отличаться от наказания по аналогичному делу, рассмотренному в общем порядке.

Согласно исследованию, проведенному Институтом проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, наказание, назначенное судами при рассмотрении дел в общем порядке, либо идентично наказанию, назначенному в особом порядке, либо отличается незначительно <2>. Сложившаяся практика назначения наказания в общем порядке сама по себе, как правило, не выходила за пределы двух третей от максимума. Авторы исследования объясняют данный феномен тем, что особый порядок не породил новой традиции назначения наказания и для всех дел, вне зависимости от формы рассмотрения, используется единый алгоритм назначения наказания, а правило, указанное в ч. 7 ст. 316 УПК РФ, рассматривается как формальное ограничение, которое судья обязан соблюсти, что привело к отсутствию ощутимых выгод для заявления обвиняемым ходатайства о рассмотрения дела в особом порядке.

———————————

<2> Титаев К.Д., Поздняков М.Л. Порядок особый — приговор обычный: практика применения особого порядка судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ) в российских судах // Серия: Аналитические записки по проблемам правоприменения. 2012. URL: http://www.enforce.spb.ru (дата обращения: 03.09.2015).

 

Опрос судей по вопросу о том, должно ли наказание, назначаемое в особом порядке, отличаться от наказания, назначенного при рассмотрении уголовного дела в общем порядке, либо суд обязан лишь обеспечить требование закона, назначая наказание, которое не превысит установленный предел <3>, показал следующее: 44% судей посчитали, что наказание, назначаемое в особом порядке, должно отличаться от наказания, назначенного при рассмотрении уголовного дела в общем порядке, в сторону смягчения, и 56% судей посчитали, что суд обязан обеспечить требование закона, назначая наказание, которое не превысит установленный предел. Это означает, что судьи зачастую не рассматривают особый порядок в качестве компромиссной процедуры, требующей определенного смягчения наказания. Очевидно, что проблема существует и требует своего разрешения. Исследователи из Института проблем правоприменения предлагают несколько возможных вариантов изменения сложившейся ситуации: изменение механизма назначения наказания при особом порядке судебного разбирательства так, чтобы судья сначала выносил приговор, который дальше автоматически сокращался бы на треть; изменение позиции Верховного Суда РФ с четким обозначением позиции, что согласие на особый порядок должно влечь за собой на треть более мягкий приговор, чем данный судья посчитал бы нужным вынести в общем порядке за аналогичное преступление; введение в российский уголовный процесс механизма торга между обвинением и защитой.

———————————

<3> Автором данной статьи был проведен опрос 84 судей районных судов, обучающихся на факультете повышения квалификации и переподготовки судей, государственных гражданских служащих судов общей юрисдикции и Судебного департамента Российского государственного университета правосудия.

 

Согласиться с этими предложениями нельзя. Как верно отмечал В.В. Дорошков, «подобный… непрофессиональный поверхностный подход процессуалистов к решению вопросов, лежащих в плоскости материального уголовного права, по такому сложному правовому институту, которым является уголовное наказание, абсолютно игнорирует предусмотренные ст. 43 УК РФ цели наказания для каждого лица, признанного виновным в совершении преступления» <4>.

———————————

<4> Дорошков В.В. Отдельные доктринальные проблемы отечественного уголовного процесса и перспективы его развития // Перспективы развития уголовно-процессуального права и криминалистики: Материалы II Международной научно-практической конференции. М., 2012. Ч. 2. С. 40.

 

Полагаю, что подобного рода формальный подход, заключающийся в автоматическом снижении наказания на одну треть в вышеуказанных случаях, не соответствует принципу справедливости наказания, не позволяет обеспечить соответствие наказания характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ч. 1 ст. 6 УК РФ), нивелирует требование индивидуализации наказания. Предложения о необходимости введения «механизма торга» в корне противоречат парадигме российского уголовного процесса, способны подорвать его основы, поскольку суд в этом случае лишится возможности выносить решение по уголовному делу независимо, по внутреннему убеждению, что в конечном итоге способно подорвать саму суть правосудия. Проблема может быть разрешена только путем правильного толкования судами смысла закона, предусматривающего особый порядок судебного разбирательства в качестве определенного социального компромисса, и правильного применения закона с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела и данных о личности подсудимого.

М.Л. Поздняков полагает, что со стороны Верховного Суда РФ присутствует тенденция к уравниванию правил назначения наказаний, вынесенных по результатам разбирательства в особом порядке, с общим порядком, и отрицается суть особого порядка в виде гарантированного снижения наказания. Автор мотивирует это тем, что правило о назначении наказания, не превышающего 2/3 от максимального, распространяется только на самое строгое наказание и не относится к более мягким видам наказания <5>.

———————————

<5> Поздняков М.Л. Что особый порядок, что не особый // ЭЖ-Юрист. 2012. N 25.

 

С такой позицией также согласиться нельзя. Более мягкие виды наказания сами по себе несут меньшее количество ограничений, обладают меньшим карательным потенциалом, и сам факт их применения по делам, рассмотренным в особом порядке, уже свидетельствует о том, что суды учли посткриминальное позитивное поведение обвиняемого. А в ряде случаев возможность применения самого строгого наказания отсутствует. Это касается уголовных дел о преступлениях небольшой тяжести, исключающих возможность применения лишения свободы при отсутствии отягчающих обстоятельств, за исключением некоторых преступлений (ч. 1 ст. 228 УК РФ, ч. 1 ст. 231 УК РФ и ст. 233 УК РФ), а также в случаях, когда Особенной частью УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания. В этом случае применяется более мягкий вид наказания и, поскольку он обладает меньшей карательной силой, чем две трети самого строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, может применяться без обязательного уменьшения его срока или размера. Это не лишает суд права с учетом конкретных обстоятельств дела снизить срок или размер наказания.

Анализ судебной практики приводит к выводу о том, что основные ошибки, допускаемыми судами при назначении наказания в особом порядке, принципиальным образом не отличаются от совершаемых при назначении наказания в общем порядке: это неправильное исчисление сроков наказания <6> (в том числе при наличии смягчающих наказание обстоятельств <7>, совокупности преступлений <8>), необоснованное непризнание ряда обстоятельств, смягчающих наказание (явки с повинной, активного способствования раскрытию и расследованию преступления и др.) <9>, необоснованное применение обстоятельств, отягчающих наказание <10>, и т.д.

———————————

<6> Так, например, апелляционным Постановлением N 22-1156/2015 коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда приговор в отношении К., осужденного по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права управления транспортным средством на срок 2 года, вынесенный в особом порядке, был изменен ввиду неправильного исчисления срока наказания, которое превысило 2/3 максимального срока лишения свободы. См.: Обзор апелляционной и кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда за второй квартал 2015 года // Сайт Смоленского областного суда. URL: http://oblsud.sml.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=830 (дата обращения: 03.09.2015).

<7> Псковским областным судом был изменен приговор Порховского районного суда от 10.10.2013 в отношении Ц., вынесенный в особом порядке. Основанием изменения приговора послужило то обстоятельство, что суд, признав в качестве смягчающего обстоятельства активное способствование расследованию преступлений при отсутствии отягчающих обстоятельств, назначил Ц. наказание, превышающее две трети максимального срока лишения свободы. См.: сайт Псковского областного суда. URL: http://oblsud.psk.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=486 (дата обращения: 03.09.2015).

<8> Пермский краевой суд снизил наказание, назначенное судом в особом порядке Ф. по совокупности преступлений, поскольку суд, назначив наказание за каждое преступление с учетом положений ч. 5 ст. 62 УК РФ, не учел эти требования закона при назначении наказания по правилам совокупности преступлений, предусмотренным ч. 3 и ч. 5 ст. 69 УК РФ, и неправильно исчислил окончательное наказание. См.: Апелляционное определение от 16 июня 2015 г. N 22-3578 // Сайт Пермского краевого суда. URL: http://oblsud.perm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=569 (дата обращения: 03.09.2015).

<9> Так, например Стерлибашевский районный суд, рассмотрев в особом порядке дело в отношении А., не учел в качестве смягчающего обстоятельства активное способствование раскрытию и расследованию преступления, которое выразилось в том, что до возбуждения уголовного дела А. дал подробные и последовательные письменные объяснения об обстоятельствах совершенного им преступления, признательные пояснения подтвердил при допросе в качестве обвиняемого, а также при проведении проверки показаний на месте преступления, в связи с чем приговор был изменен апелляционной инстанцией и назначенное А. наказание снижено. См.: Апелляционное определение от 22.07.2013 N 22-7997/2013. URL: http://docs.pravo.ru/document/view/40470087/46656426/ (дата обращения: 03.09.2015).

<10> В приговоре Орджоникидзевского районного суда г. Уфы от 31.01.2013, которым М. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, учтено мнение потерпевшей Г. о строгом наказании. Апелляционным определением приговор изменен, из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание об учете мнения потерпевшей о строгом наказании, с учетом этого М. смягчено наказание до 1 года 5 месяцев лишения свободы. См.: Апелляционное определение от 29.04.2013 N 22-4951 // Сайт Верховного суда Республики Башкортостан. URL: http://vs.bkr.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&rid=4 (дата обращения: 03.09.2015).

 

Весьма распространенными являются ошибки в оценке отдельных обстоятельств в качестве смягчающих. Анализ уголовных дел приводит к выводу о том, что чаще всего в качестве смягчающих обстоятельств судом обоснованно учитываются полное признание вины и раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению других соучастников, добровольное возмещение ущерба потерпевшим, наличие несовершеннолетних детей, серьезные хронические заболевания, реже — наличие престарелых родителей, участие в боевых действиях, наличие поощрений и наград за безупречную государственную или военную службу, явка с повинной. Вместе с тем полагаю, что не могут быть расценены как смягчающие обстоятельства намерение возместить ущерб, мнение потерпевших, не настаивавших на строгой мере наказания, и тем более наличие у осужденного наркотической зависимости, состояние психического здоровья, и ходатайство правоохранительных органов о смягчении наказания <11>. Очевидно, что наркотическая зависимость подсудимого и иные аналогичные обстоятельства не могут рассматриваться в качестве смягчающих обстоятельств, поскольку не соответствуют заложенному в данную уголовно-правовую категорию смыслу.

———————————

<11> Справка по результатам обобщения практики применения судами Красноярского края норм главы 40.1 УПК РФ об особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Сайт Красноярского краевого суда. URL: http://kraevoy.krk.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&rid=4 (дата обращения: 17.09.2015).

 

Указывая в приговоре на смягчающие обстоятельства, суд при этом не всегда правильно назначает наказание.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор, вынесенный Самарским областным судом в отношении Л., ввиду того, что суд в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 62 УК РФ назначил максимально возможное наказание с учетом заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, наличия смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствия отягчающих обстоятельств, а также положений ч. 2 ст. 66 УК РФ при назначении наказания за приготовление к убийству. При этом судом установлены и приведены в приговоре такие смягчающие обстоятельства, как раскаяние в совершенных преступлениях и состояние здоровья осужденного, являющегося инвалидом II группы, которые фактически не были учтены при назначении наказания по данным составам преступлений <12>.

———————————

<12> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 24.02.2015 N 46-АПУ15-1 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Применительно к делам, рассмотренным в особом порядке, существует целый ряд специфических ошибок. Одной из типичных ошибок является рассмотрение судами наличия ходатайства обвиняемого о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, проведение дознания в сокращенной форме, а также факта заключения досудебного соглашения о сотрудничестве в качестве самостоятельных смягчающих обстоятельств и учет их при назначении наказания.

Так, например, приговором мирового судьи судебного участка N 10 по Орджоникидзевскому району г. Уфы от 17.12.2013 осуждена А. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ. При назначении наказания в качестве обстоятельств, смягчающих ей наказание, учтены: явка с повинной, признание вины и раскаяние в содеянном, ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке и состояние здоровья <13>.

———————————

<13> Справка о практике применения судами Республики Башкортостан особого порядка судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ) за 2013 год // Сайт Верховного суда Республики Башкортостан. URL: http://files.sudrf.ru/2642/docum_sud/doc20140528-163351.doc (дата обращения: 03.09.2015).

 

Это представляется принципиально неверным, поскольку данное обстоятельство уже учтено законодателем при конструировании норм УК РФ, определяющих правила назначения наказания по таким категориям дел, и не может быть учтено повторно в качестве смягчающего обстоятельства. Кроме того, ускорение процесса по инициативе обвиняемого путем рассмотрения уголовного дела в особом порядке не может рассматриваться в качестве смягчающего обстоятельства, поскольку имеет иную правовую природу и не связано ни с обстоятельствами жизни обвиняемого, ни с его личностными характеристиками, ни с фактическими обстоятельствами дела.

Другой типичной ошибкой является применение правила о невозможности назначения наказания, превышающего определенный предел (2/3 или 1/2 от максимального срока и размера наказания в зависимости от того, расследовано ли дело в форме сокращенного дознания, либо имеются основания для назначения наказания в порядке ч. 2 ст. 62 УК РФ), ко всем наказаниям, а не к самому строгому из них.

По уголовному делу в отношении Я., обвиняемого по ч. 1 ст. 228 УК РФ, судья в описательно-мотивировочной части, еще не решив, какой вид наказания будет назначен подсудимому, уже предрешил, что наказание будет назначено с применением ч. 6 ст. 226.9 УПК РФ — не более чем одна вторая максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. При этом наиболее строгим видом наказания по делу являлось лишение свободы, судья же применила ч. 6 ст. 226.9 УПК РФ — исправительные работы <14>.

———————————

<14> Справка по результатам обобщения судебной практики по вопросам рассмотрения судами уголовных дел, расследование по которым производилось в порядке главы 32.1 УПК РФ в сокращенной форме дознания за 2013 год — 1 полугодие 2014 года Верховного суда Республики Марий Эл // Сайт Верховного суда Республики Марий Эл. URL: http://files.sudrf.ru/2655/information/doc20141021-153009.doc (дата обращения: 04.09.2015).

 

Целый ряд проблем и законодательного, и правоприменительного характера возникает в сфере назначения наказания лицам, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве.

Н.А. Колоколов, анализируя проблемы, связанные с назначением наказания лицу, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, приходит к выводу о том, что уникальность смягчающего обстоятельства, изложенного в ч. 4 ст. 62 УК РФ, и сфера его применения приводят к тому, что «сделка подозреваемого, обвиняемого со стороной обвинения выгодна, например, убийцам, вновь совершившим убийство, и совершенно не выгодна судимому за мошенничество и вновь совершившему мошенничество», а формальное применение норм УК РФ ведет к тому, что за преступление более тяжкое (например, квалифицированное убийство) может быть назначено наказание менее суровое, чем за менее тяжкое преступление (особо квалифицированный разбой), несмотря на то, что оно фактически является не более чем частью первого преступления <15>. Следует согласиться с автором в вопросе о том, что формальный подход при назначении наказания, особенно в случаях заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, недопустим, он нивелирует смысл индивидуализации наказания, способен привести к искажению сути данного процессуального института. Как верно отметил М.В. Головизнин, формальный компонент справедливости не может обеспечить справедливость в полном объеме <16>.

———————————

<15> Колоколов Н.А. Назначение наказания лицу, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве // Российский судья. 2010. N 11. С. 43 — 47.

<16> Головизнин М.В. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2012. С. 206.

 

Анализ судебной практики приводит к выводу о том, что при назначении наказания часто (в отдельных регионах до 50% случаев) применяются положения ст. 64 УК РФ о назначении наказания более мягкого, чем предусмотрено за данное преступление. Нередко осужденные полностью освобождаются от отбывания наказания.

Так, например, приговором районного суда А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. Несмотря на тяжесть совершенного преступления, суд счел возможным применение положений ст. 73 УК РФ и пришел к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания <17>.

———————————

<17> Справка о практике применения судами Ивановской области норм главы 40.1 УПК РФ об особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Сайт Ивановского областного суда. URL: http://www.oblsud.ivanovo.ru/view.php?fn=content/suddoc/sudpraktika/u2012_1 (дата обращения: 04.09.2015).

 

Однако не во всех случаях применение положений ст. 64 УК РФ являлось обоснованным.

Так, приговором Балаковского районного суда Саратовской области Т. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы с применением ст. 64 УК РФ сроком на 5 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Судебной коллегией по уголовным делам Саратовского областного суда приговор в отношении Т. изменен по следующим основаниям. Как следует из приговора, суд, определяя Т. размер наказания в виде лишения свободы, применил правила назначения наказания, предусмотренные ст. ст. 66, 62 УК РФ, в связи с чем срок наказания вышел за нижний предел санкции ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, а потому ссылки на ст. 64 УК РФ не требовалось <18>.

———————————

<18> Обобщение судебной практики по рассмотрению районными (городскими) судами дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (глава 40.1 УПК РФ), причин отмены и изменения судебных решений в апелляционном и кассационном порядке за первое полугодие 2014 г. // Сайт Саратовского областного суда. URL: http://oblsud.sar.sudrf.ru/modules.php?name=sud (дата обращения: 04.09.2015).

 

Немаловажную роль при назначении наказания в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, играет позиция потерпевшего. Поскольку его мнение о возможности рассмотрения данного дела в порядке ускоренного производства, возможности смягчения наказания в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, не имеет процессуального значения, а обязанность защиты прав потерпевших в силу публичности уголовного судопроизводства возлагается на представителей государства в уголовном процессе, то суд, принимая решение о назначении наказания, должен принимать во внимание позицию потерпевшего по данному вопросу. Мнение потерпевшего должно быть оценено в совокупности с такими обстоятельствами, как степень тяжести последствий совершенного преступления для потерпевшего, характер и размер причиненного ему вреда, возмещение либо невозмещение этого вреда и т.д.

Так, например, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в апелляционном определении указала, что суд первой инстанции при назначении наказания учел мнение потерпевшей, которая возражала против рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства и просила о назначении И. строгого наказания <19>.

———————————

<19> Апелляционное определение судебной коллегии Московского городского суда от 2 июля 2013 г. по делу N 10-4599/2013 // СПС «КонсультантПлюс».

 

При этом не вызывает сомнений то обстоятельство, что суд не должен быть связан этой позицией, не должен приравнивать ее по значимости к обстоятельствам, смягчающим либо отягчающим ответственность. Трудно согласиться с мнением Е.Л. Федосеевой в вопросе о том, что суд при рассмотрении дела в особом порядке и назначении наказания обязательно должен учитывать мнение потерпевшего о применении условного осуждения, назначении наказания ниже низшего предела или освобождении от наказания, и данные положения должны быть закреплены в законе <20>.

———————————

<20> Федосеева Е.Л. К вопросу о необходимости согласия потерпевшего на особый порядок судебного разбирательства в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве // Адвокат. 2012. N 6.

 

Литература

  1. Дорошков В.В. Отдельные доктринальные проблемы отечественного уголовного процесса и перспективы его развития // Перспективы развития уголовно-процессуального права и криминалистики: Материалы II Международной научно-практической конференции. М., 2012. Ч. 2.
  2. Толкаченко А., Толкаченко А. Практические вопросы назначения наказания при особом порядке судебного разбирательства уголовных дел // Уголовное право. 2008. N 2.
  3. Титаев К.Д., Поздняков М.Л. Порядок особый — приговор обычный: практика применения особого порядка судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ) в российских судах // Серия: Аналитические записки по проблемам правоприменения. 2012. URL: http://www.enforce.spb.ru.
  4. Поздняков М.Л. Что особый порядок, что не особый // ЭЖ-Юрист. 2012. N 25.
  5. Колоколов Н.А. Назначение наказания лицу, с которым заключено досудебное соглашения о сотрудничестве // Российский судья. 2010. N 11.
  6. Головизнин М.В. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2014. С. 206.
  7. Федосеева Е.Л. К вопросу о необходимости согласия потерпевшего на особый порядок судебного разбирательства в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве // Адвокат. 2012. N 6.

«Мировой судья», 2015, N 11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code