ПРОБЛЕМА РАЗЪЯСНЕНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ В СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В.М.Кузнецова

Аннотация. Предпринята попытка дать определение понятию «разъяснение правоприменительных судебных актов», выделить специфические особенности. Предлагается внести дополнения в действующее процессуальное законодательство в части составления протоколов судебного заседания, позволяющие не только контролировать правильность составления протокола, но и уяснить содержание принятого судебного постановления.

Ключевые слова: толкование, разъяснение, протокол судебного заседания, правоприменение, судебный акт.

В апреле 2013 г. в связи с растущей загруженностью мировых судей, о которой свидетельствуют сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за первое полугодие 2012 г. [8], и необходимостью оптимизации их нагрузки в соответствии с Федеральным законом РФ от 4 марта 2013 г. № 20-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» Гражданско-процессуальный кодекс РФ пополнен новыми положениями [7].
В соответствии с новой редакцией ст. 199 ГПК РФ («Составление мотивированного решения суда») мировой судья может не составлять мотивированное решение суда по рассмотренному им делу [5].

По сути, законодатель освобождает судей от обязательной мотивировки решения, но и при этом возлагает на председательствующего новую обязанность: при объявлении резолютивной части решения разъяснить участникам процесса право подачи заявления о составлении мотивированного решения суда.

Поскольку количество разрешаемых споров увеличивается не только в мировой юстиции, думается, что указанные нововведения скоро коснутся и судов общей юрисдикции, и арбитражных судов.

Основная масса граждан, обращающихся к мировым судьям за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов, принимающих участие в рассмотрении споров, не обладает специальными познаниями в области права, а правовые нормы, как общеобязательные правила поведения, отличаются абстрактностью и распространяют свое действие на широкий круг субъектов и общественных отношений. Применение правовых норм происходит в конкретном случае, поэтому требует конкретизировать содержание нормы и приблизить ее к данной жизненной ситуации, «обеспечить правильное понимание и единообразное применение» [6, с. 347].

Эта проблема актуализирует необходимость разграничения понятий судебного толкования и судебного разъяснения.

Полагаем необходимым согласиться с позицией Н.Н. Вопленко, согласно которой разъяснение норм права есть изложение смысла государственной воли, выраженной в нормативных актах, которое стало возможным в результате деятельности по ее уяснению [4].

Необходимо различать деятельность по разъяснению норм права в виде интеллектуально-волевого процесса и ее результат в виде акта толкования. Разъяснение, рассматриваемое «как интерпретационная деятельность, имеет своим содержанием способы и приемы объяснения смысла и целей правовых норм». Здесь наблюдается как бы совпадение процессов познания и объяснения, что в свою очередь является следствием двойственной природы процесса познания [там же].

Разграничение указанных выше понятий, как мы полагаем, представляется наиболее верным, так как данные термины несут различную смысловую нагрузку.

Применение законодателем правовых норм, носящих общий и абстрактный характер, с не всегда ясным смыслом (содержанием), в то время как реальные общественные отношения всегда конкретны, имеют ряд индивидуальных особенностей, специальных юридических терминов, которые не встречаются в бытовой речи, также влечет необходимость толкования.

Судебное правоприменительное толкование представляет собой толкование, исходящее от судебных органов в процессе разрешения конкретного дела, а также в процессе анализа и обобщения судебной практики.

Рекомендации и разъяснения, являются результатом процесса толкования.
Кроме того, судебное разъяснение индивидуальных процессуально-правовых актов от судебного толкования отличается рядом специфических особенностей:
— судебное разъяснение может быть дано участникам процесса как в устном, так и в письменном виде,
— разъяснение дается председательствующим по делу в процессе правоприменительной деятельности в пределах своей компетенции,
— носит исключительно индивидуальный характер (адресуется сторонам по делу),
— предполагает разъяснение не столько норм, применяемых в пределах рассмотрения конкретного дела, сколько сути принимаемого решения,
— разъяснения в конечном итоге направлены на единообразие в понимании и реализации правовых норм, лежащих в основе судебного акта,
— разъяснение является заключительной стадией судебного производства.

Прежде чем разъяснить содержание судебного постановления и примененных правовых норм участникам процесса, суд должен уяснить смысл для себя. Как верно отметил М.А. Абдуллаев, правоприменитель должен четко представить себе, какое правовое содержание вложено законодателем в юридические термины, а также языковую и логическую конструкцию конкретной правовой нормы [1, с. 411].

Разъяснение имеет место в тех случаях, когда правоприменитель доводит до всех субъектов права истинное содержание текста закона (нормы), которое хотел выразить законодатель [там же, с. 410]. Порой раскрыть точный смысл и содержание правовых норм, обеспечить правильное применение закона возможно только с помощью специальных профессиональных навыков, познаний в области права.

Судебное разъяснение норм права имеет место в тех случаях, когда оно дается лицом, уполномоченным осуществлять правосудие и не являющимся участником данного правоотношения, в рамках которого разъясняются права и обязанности сторон, с целью объяснения и изложения воли законодателя, выраженной в нормативно-правовых актах.
Особенность судебного разъяснения заключается в невозможности ограничиться уяснением правового содержания норм для себя, судьи должны объективировать свою интеллектуальную работу в специальных актах разъяснения права.

Если решение неполное, неточное, приведенные нормы противоречат, а разъяснение неполное, двусмысленное, такое решение остается неясным. В этой связи особенное значение приобретает разъяснение судебных актов.

На основании вышеизложенного под разъяснением судебных актов можно понимать особый вид устного и письменного правоприменительного толкования, данного уполномоченным лицом (судьей), имеющий обязательное значение и отличающийся казуальным действием, направленный на обеспечение единообразного понимания и правильного применения судебного акта.

Разъяснение судебных актов носит вспомогательный, уточняющий характер, не создает новых правовых норм и не признается источником права.

Разъяснение судебных актов преследует следующие цели: установить единообразие в применении судебных актов; устранить недостатки в принимаемых решениях; довести до участников процесса, что при принятии судебного акта председательствующий руководствовался в первую очередь законом и правом; обосновать применение правовых норм.

Законодателем предпринимаются попытки регламентации порядка, способов, процедуры разъяснения судебных актов, помимо этого складывается определенная практика по толкованию данной нормы.

Согласно разъяснениям и рекомендациям, данным в «Бюллетене судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда (первый квартал 2013 г.)», при оглашении резолютивной части решения суда в судебном заседании судьей устно с занесением в протокол судебного заседания разъясняются мотивы и основания принятия соответствующего решения суда [3].

Протокол — одна из юридических гарантий реализации участниками состязательного судопроизводства субъективных прав [2].

В протоколе судебного заседания отражаются не только все существенные сведения о разбирательстве дела или отдельного процессуального действия, но и разъяснения председательствующим содержания и мотивов принятия решения, определения, постановлений суда, разъяснения порядка и срока их обжалования, подачи заявления. При этом в действующем законодательстве не регламентирован порядок занесения в протокол судебного заседания разъяснений, в связи с чем не представляется возможным проследить процесс разъяснения.

Основываясь на протоколе судебного заседания, стороны, участвующие в судебном разбирательстве, обосновывают свои заявления, возражения и ходатайства, жалобы.
Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что только точное отражение в протоколе судебного заседания всех юридически значимых обстоятельств и фактов наряду с подробным изложением мотивов и содержания вынесенного решения повысит авторитет судей, укрепит доверие к суду, уменьшит число заявлений об изготовлении мотивированного решения, а также количество обжалуемых решений в вышестоящие инстанции.

По окончании данных разъяснений возникает вопрос: когда можно считать задачу выполненной — в случае полной словесной ясности сторонам смысла принятого судебного или при частичной ясности (неясности) в каком-либо отношении?

Для разрешения этого вопроса считаем обоснованным внести в протокол судебного заседания требования подтверждения подписью сторон по делу (и их представителей) о ясности данного председательствующим разъяснения.

В связи с вступившими в законную силу изменениями процессуального законодательства, касающимися обязательного протоколирования разъяснений о предоставленном праве лицам, участвующим в деле, их представителям подать заявление о составлении мотивированного решения суда, а также мотивов и оснований принятия соответствующего решения суда, полагаем целесообразным внести в группу актов судебного правоприменительного толкования протокол судебного заседания как акт индивидуального разъяснения. Акты судебного правоприменительного толкования обладают различными юридическими свойствами и практическим значением.

Представляется, что разъяснение правоприменительных судебных актов должно содержать не только перечисление применяемых правовых норм и законов, а содержать обоснование, как следует понимать тот или иной правовой термин, положение, как следует квалифицировать те или иные факты, применять закон, что будет способствовать повышению уровня правовой культуры и правосознания граждан, укреплению законности и стабильного правопорядка, охране прав и свобод всех субъектов права.

Проанализировав вышесказанное, хотелось бы отметить, что в случае регламентации, порядка разъяснения индивидуальных процессуально-правовых актов количество заявлений о составлении мотивированного решения, а также жалоб уменьшится, следовательно, будет достигнута цель законодателя об уменьшении нагрузки на суды и повышении уровня доверия населения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абдуллаев, М. А. Проблемы теории государства и права : учебник / М. А. Абдуллаев, С. А. Комаров. — СПб. : Питер, 2003. — 576 с.
2. Березовская, Е. В. Общая характеристика актов судебного правоприменительного толкования // Вестник ТИСБИ. — 2005. — Вып. 2. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://old.tisbi.org/ science/vestnik/2005/issue2/Low 1. html#_ftnref8. — Загл. с экрана.
3. Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за первый квартал 2013 г. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www. ekboblsud.ru/sudpr_det.php? srazd=5&id=111&page=1. — Загл. с экрана.
4. Вопленко, Н. Н. Официальное толкование норм права / Н. Н. Вопленко. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://lawdiss.org.ua /books/557.doc.html. — Загл. с экрана.
5. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N° 138-Ф3 // Правовые ресурсы «КонсультантПлюс». 2013. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.consultant.ru /popular/gpkrf78_18.html. — Загл. с экрана.
6. Матузов, Н. И. Теория государства и права : учебник / Н. И. Матузов, А. В. Малько. — М. : Юрист, 2001.
7. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации : федер. закон от 4 марта 2013 г J№ 20-ФЗ // Российская газета. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.rg.ru /2013/03/06/sudju-dok.html. — Загл. с экрана.
8. Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых сущей за первое полугодие 2012 года. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.cdep.ru /index.php?id=79&item=1309. — Загл. с экрана.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2013. № 4 (21)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code