Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12.02.2016 N С01-1265/2015 по делу N А03-6318/2015

Требование: О взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на музыкальные произведения.

Обстоятельства: По мнению истца, при реализации спорного экземпляра товара ответчиком были нарушены права истца как исключительного лицензиата.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку факт нарушения ответчиком исключительных прав не оспаривается, однако судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права, ввиду чего размер подлежащей взысканию компенсации определен ниже установленного законом предела.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 февраля 2016 г. по делу N А03-6318/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 9 февраля 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 12 февраля 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Лапшиной И.В.,

судей Рассомагиной Н.Л., Химичева В.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Дикк Елены Александровны (г. Барнаул, Алтайский край, ОГРНИП 304222527600171) на постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2015 (судьи Кайгородова М.Ю., Сухотина В.М., Ярцев Д.Г.) по делу N А03-6318/2015, возбужденному по исковому заявлению закрытого акционерного общества «Мелодия» (Челобитьевское ш., 12, к. 4, Москва, 127204, ОГРН 1097746259885)

к индивидуальному предпринимателю Дикк Елене Александровне (ОГРНИП 304222527600171)

о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав.

В судебное заседание представители закрытого акционерного общества «Мелодия», индивидуального предпринимателя Дикк Елены Александровны не явились, извещены надлежащим образом.

Суд по интеллектуальным правам

установил:

закрытое акционерное общество «Мелодия» (далее — общество «Мелодия») обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Дикк Елене Александровне о взыскании денежной компенсации за нарушение исключительных прав на музыкальные произведения в размере 420 000 рублей (с учетом уточнений, принятых судом на основании статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Арбитражного суда Алтайского края от 08.07.2015 требования общества «Мелодия» удовлетворены в части, с предпринимателя Дикк Е.А. в пользу этого общества взыскана компенсация в размере 20 000 рублей; в удовлетворении остальной части требований обществу «Мелодия» отказано.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2015 решение Арбитражного суда Алтайского края от 08.07.2015 отменено, исковые требования общества «Мелодия» удовлетворены в полном объеме, с предпринимателя Дикк Е.А. в пользу общества взыскана компенсация за нарушение исключительных авторских и смежных прав в размере 420 000 рублей.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, предприниматель Дикк Е.А., ссылаясь на несоответствие выводов суда апелляционной инстанции установленным обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, нарушение норм материального права, просит обжалуемый судебный акт отменить и оставить в силе решение Арбитражного суда Алтайского кая от 08.07.2015.

В обоснование кассационной жалобы предприниматель Дикк Е.А. указала на наличие противоречий и недостаточность доказательств, представленных в подтверждение обстоятельств, на которых общество «Мелодия» основывает свои требований.

Предприниматель Дикк Е.А. подтверждает факт приобретения у нее обществом «Мелодия» спорного экземпляра товара, однако полагает, что у суда отсутствовали основания для взыскания компенсации ввиду отсутствия со стороны правообладателя сообщения о допущенном нарушении и тайного приобретения обществом «Мелодия» названного товара, которые способствовали сохранению у предпринимателя добросовестного заблуждения, а также ввиду наличие на упаковке компакт-диска штрих-кода и товарного знака его изготовителя.

Предприниматель Дикк Е.А. отмечает, что правообладателем не приняты меры по привлечению к ответственности производителя и оптовых продавцов контрафактного товара.

Как полагает предприниматель, размер компенсации за нарушение исключительных прав определен судом неверно и подлежит снижению.

Также предприниматель Дикк Е.А. ссылается на наличие в действиях общества «Мелодия» признаков злоупотребления правом, выразившихся в отсутствие уведомления правообладателя о допущенном нарушении, предъявлении требований через значительный промежуток времени после приобретения спорного экземпляра товара и непринятии мер по привлечению к ответственности производителя и оптовых продавцов спорного товара.

Кроме того, предприниматель указывает на свое тяжелое материальное положение, а также что ее деятельность в качестве индивидуального предпринимателя прекращена.

В отзыве на кассационную жалобу общество «Мелодия» сослалось на законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, просило в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства в соответствии со статьей 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе путем публикации указанных сведений на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Согласно части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка в судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, участвующих в деле, не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие, если они были надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства.

На основании изложенного дело рассмотрено в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле.

Законность обжалуемого судебного акта проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, между Хрулевой Еленой Владимировной (творческий псевдоним Елена Ваенга), обществом с ограниченной ответственностью «Квадро-Паблишинг» (далее — общество «Квадро-Паблишинг»), а также между обществом «Квадро-Паблишинг» и обществом «Мелодия» заключены ряд гражданско-правовых договоров, касающихся передачи исключительных авторских прав на музыкальные произведения и исключительных смежных прав на фонограммы (л. д. 15-55), а именно заключены следующие договоры:

— договор от 02.11.2009 N А-09-11-03/АВ о предоставлении права использования объекта авторских прав на исключительных условиях (исключительная лицензия), заключенный между Хрулевой Еленой Владимировной (творческий псевдоним Елена Ваенга) (Лицензиар) и обществом «Квадро Паблишинг» (Лицензиат) согласно которому Лицензиар предоставляет Лицензиату исключительное авторское право (исключительную лицензию) в части прав Е. Ваенги на использование произведений, указанных в приложении к договору, на срок и территорию за вознаграждение, а Лицензиат принимает указанное право и обязуется выплатить Лицензиару обусловленное договором вознаграждение;

— договор от 02.11.2009 N А-09-11-03/СМ об отчуждении исключительного права на объект смежных прав, заключенный между Хрулевой Еленой Владимировной (творческий псевдоним Елена Ваенга) (Правообладатель) и обществом «Квадро Паблишинг» (Правоприобретатель), согласно которому Правообладатель, являясь производителем фонограмм, отчуждает в полном объеме принадлежащее ему исключительное смежное право на фонограммы, указанные в приложениях к договору Правоприобретателю за вознаграждение, а Правооприобретатель принимает исключительное смежное право на фонограммы в полном объеме и обязуется выплатить Правоприобретателю обусловленное Договором вознаграждение,

— договор от 11.01.2010 N 02/10/КП/АВ о предоставлении права использования произведений на исключительных условиях (исключительная лицензия), заключенный между обществом «Квадро-Паблишинг» (Лицензиар) и обществом «Мелодия» (Лицензиат), согласно которому Лицензиар предоставляет Лицензиату исключительное авторское право (исключительную лицензию) на использование произведений, указанных в приложении к договору, которые являются неотъемлемой частью договора, на срок и территорию за вознаграждение, а Лицензиат принимает указанное право и обязуется выплатить Лицензиару обусловленное договором вознаграждение,

— договор от 11.01.2010 N 02/10/КП/СМИС о предоставлении права использования объекта смежных прав на исключительных условиях (исключительная лицензия), заключенный между обществом «Квадро-Паблишинг» (Лицензиар) и обществом «Мелодия (Лицензиат) согласно которому Лицензиар предоставляет Лицензиату исключительное смежное право (исключительную лицензию) на использование фонограмм и исполнений, указанных в приложении к договору, которые являются неотъемлемой частью договора, на срок и территорию за вознаграждение, а Лицензиат принимает указанное право и обязуется выплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение.

Таким образом, общество «Мелодия» использует исключительные авторские права на произведения и исключительные смежные права на фонограммы на основании исключительной лицензии.

Предпринимателем Дикк Е.А. 27.06.2013 в своей торговой точке, находящейся по адресу: ул. Северо-Западная, 6, г. Барнаул, Алтайский край, реализован товар — диск формата МР3 «Елена Ваенга», содержащий записи исполнений Хрулевой Еленой Владимировной (творческий псевдоним Елена Ваенга) музыкальных произведений, в отношении которых общество «Мелодия» является лицензиатом: 1) «Клавиши», 2) «Курю», 3) «Мосты», 4) «Внутри», 5) «Гуцулочка», 6) «Неформат», 7) «Перрон», 8) «Лапки», 9) «Ванечка», 10) «Океаны», 11) «Не забывай», 12) «Аргентина», 13) «Оловянное сердце», 14) «Кали-на», 15) «Города», 16) «Папа нарисуй», 17) «Абсент», 18) «Уренгой», 19) «Лена», 20) «Девочка», 21) «Бабушка», 22) «Золотая рыбка», 23) «Мамочка», 24) «Фиолетовая тень», 25) «Наливай», 26) «Косы», 27) «Длинные коридоры», 28) «Больно», 29) «Sorti», 30) «Кони», а также музыкальных произведений: 1) «Не любил», 2) «Клавиши», 3) «Курю», 4) «Мосты», 5) «Внутри», 6) «Гуцулочка», 7) «Неформат», 8) «Перрон», 9) «Лапки», 10) «Ванечка», 11) «Океаны», 12) «Не забывай», в отношении которых общество «Мелодия» является лицензиатом исключительных смежных прав на фонограммы.

Факт реализации диска подтверждается товарным чеком от 27.06.2013 года, содержащим сведения о стоимости товара, основном государственном регистрационном номером и идентификационном номером налогоплательщика, о дате продажи товара и видеозаписью, фиксирующей процесс покупки товара у ответчика.

Общество «Мелодия», полагая, что при реализации спорного экземпляра товара предпринимателем Дикк Е.А. нарушены его права как исключительного лицензиата, обратилось в суд с исковым заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования в части, суд первой инстанции установил что, материалами дела подтвержден факта нарушения исключительных прав, однако с учетом недобросовестного поведения истца, незначительной степени вины ответчика, характера и последствий нарушения, отсутствия доказательств и расчетов убытков истца вследствие действий ответчика, незначительной цены товара, незначительного объема проданных товаров, возможности предъявления истцом требований не только к конечному продавцу товара, но и к производителю и перепродавцам товара, исходя из принципов справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения, принимая во внимание, что предпринимателем Дикк Е.А. реализован лишь один экземпляр товара, на основании новой редакции пункта 3 статьи 1252 ГК РФ (в соответствии с которой размер компенсации напрямую не связан с числом нарушений, ввиду чего возможно снижение суммы компенсации до двух раз), суд пришел к выводу о том, что взысканию подлежит компенсация в размере 20 000 руб.

Суд апелляционной инстанции, исходя из того, предпринимателем Дикк Е.А. факт нарушения исключительных прав не оспаривается, однако судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права, ввиду чего размер подлежащей взысканию компенсации определен ниже установленного законом предела, пришел к выводу о наличии оснований для отмены судебного акта суда первой инстанции и удовлетворения заявленных требований в полном объеме.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, изложенных в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для его отмены в силу следующего.

В силу пункта 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если этим Кодексом не предусмотрено иное. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается названным Кодексом.

Способы защиты исключительных прав установлены статьей 1252 ГК РФ.

В силу статьи 1254 ГК РФ если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными статьями 1250 и 1252 этого Кодекса.

Исходя из названных норм права, исключительный лицензиат вправе защищать права на произведение способами, которыми может защищать свои права сам правообладатель авторского права, в случае, если нарушение затрагивает права этого исключительного лицензиата.

Согласно пункту 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

Способы использования произведения установлены пунктом 2 названной статьи.

В соответствии со статьей 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных этим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 названного Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения, либо в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения, либо в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

В пункте 43.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление от 26.03.2009 N 5/29) разъяснено, что рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 30.11.2010 N 10521/10, каждое из музыкальных произведений и фонограмм, содержащихся на спорном диске, является самостоятельным объектом смежных прав, подлежащим защите.

Как следует из доводов кассационной жалобы, предприниматель Дикк Е.А. соглашается с наличием установленного судом апелляционной инстанции факта приобретения у нее спорного товара, однако считает определенный судом размер подлежащей взысканию компенсации не соответствующим принципам разумности и справедливости, а также характеру допущенного нарушения. Предприниматель полагает, что нарушение допущено им вследствие добросовестного заблуждения.

Однако судебная коллегия не находит названные доводы предпринимателя обоснованными.

Согласно части 3 статьи 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. В частности, публикация решения суда о допущенном нарушении (подпункт 5 пункта 1 статьи 1252) и пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляются независимо от вины нарушителя и за его счет.

В пункте 23 Постановление от 26.03.2009 N 5/29 отмечено, что указанное правило подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности.

Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к статье 401 Кодекса, согласно которой если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Наличие указанных обстоятельств, при рассмотрении дела судами нижестоящих инстанций предпринимателем не доказывалось.

В силу части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Таким образом, суд апелляционной инстанции при разрешении вопроса о наличии оснований для привлечения предпринимателя Дикк Е.А. к ответственности за нарушение исключительных прав правомерно исходил из того, что взыскание компенсации в настоящем деле возможно вне зависимости от формы вины предпринимателя.

Также суд отмечает несостоятельность довода предпринимателя о том, что экземпляр приобретенного у него товара содержит товарный знак изготовителя компакт-диска, который обладает правом на соответствующе использование спорных произведений и их фонограмм, ввиду того, что факт приобретения содержащего их компакт-диска у такого уполномоченного лица предпринимателем не доказывался.

Наличие оснований для освобождения предпринимателя Дикк Е.А. от ответственности перед обществом «Мелодия» судом не установлено.

При этом суд апелляционной инстанции на основании положений статей 1250, 1252, 1301 и 1311 ГК РФ с учетом разъяснений, изложенных в Постановлении от 26.03.2009 N 5/29, принимая во внимание принципы разумности и справедливости, а также характер допущенных нарушений, правомерно установил, что компенсация подлежит взысканию исходя из минимально установленного законом размера, а именно 10 000 рублей за каждый факт нарушения.

В данном случае непринятие правообладателем мер по привлечению к ответственности оптовых продавцов и производителя спорного товара, а также имущественное положение нарушителя и прекращение его деятельности в качестве индивидуального предпринимателя не являются достаточным основанием для снижения размера подлежащий взысканию компенсации.

Принятие правообладателем мер по фиксации факта нарушения исключительного права путем осуществления видеозаписи приобретения экземпляра контрафактного товара в порядке самозащиты (статья 12 ГК РФ), вопреки доводам кассационной жалобы, также не является основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании компенсации или уменьшения ее размера.

Ссылка предпринимателя Дикк Е.А. на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 15187/12 от 02.04.2013 не имеет правового значения для настоящего спора, так как в указанном постановлении рассматривался спор о размере компенсации в зависимости от объемов использования (двукратная стоимость права использования, абзац третий статей 1301 и 1311 ГК РФ) и имелся спор об объемах использования, в то время как в настоящем деле истцом заявлена компенсация в размере, определяемом в соответствии с абзацем вторым статей 1301 и 1311 ГК РФ.

Вышеуказанные способы определения размера компенсации являются альтернативными и применяются по выбору истца.

Также к спорным правоотношениям не применимы положения пункта 3 статьи 1252 ГК РФ в редакции, на которую ссылается предприниматель в кассационной жалобе, в силу положений пункта 1 статьи 4 ГК РФ, согласно которым акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие, поскольку эта редакция в соответствии пунктом 1 статьи 7 федерального закон от 12.03.2014 N 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» вступила в силу 01.10.2014, то есть после установления факта нарушения.

Также судебная коллегия не может согласиться с доводами предпринимателя Дикк Е.А. о злоупотреблении истцом гражданскими правами.

В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 этой статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

По смыслу приведенных норм, для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений. В этом случае выяснению подлежат действительные намерения лица, приобретающего исключительное право на товарный знак.

Судом апелляционной инстанции установлено, что общество «Мелодия» ранее не обращалось с исковыми требованиями к предпринимателю Дикк Е.А. или производило закупку нескольких аналогичных дисков из одной партии для предъявления нескольких исков о взыскании компенсации, ввиду чего суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии достаточных оснований для признания действий общества «Мелодия» по предъявлению настоящего иска злоупотреблением правом.

Суд кассационной инстанции не имеет оснований для иной оценки изложенных фактических обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, в силу его полномочий, установленных статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Несогласие предпринимателя Дикк Е.А. в выводами, изложенными в обжалуемом судебном акте, не является достаточным основанием для его отмены.

Выводы суда апелляционной инстанции о применении норм права соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Нарушений процессуальных норм, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, Судом по интеллектуальным правам не установлено.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

постановил:

постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2015 по делу N А03-6318/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Дикк Елены Александровны — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
И.В.ЛАПШИНА
Судья
Н.Л.РАССОМАГИНА
Судья
В.А.ХИМИЧЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code