Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 12.02.2016 N С01-1212/2015 по делу N СИП-333/2015

Требование: О признании недействительным решения Роспатента, обязании зарегистрировать обозначение в качестве товарного знака.

Обстоятельства: Оспариваемым решением в отношении товаров 32-го класса МКТУ в государственной регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака было отказано со ссылкой на несоответствие данного обозначения требованиям пунктов 1 и 6 статьи 1483 ГК РФ.

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку заявленное на регистрацию комбинированное обозначение и противопоставленные товарные знаки являются сходными до степени смешения.

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 февраля 2016 г. по делу N СИП-333/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 8 февраля 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 12 февраля 2016 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего — заместителя председателя Суда по интеллектуальным правам Данилова Г.Ю.,

членов президиума: Уколова С.М., Химичева В.А.,

при участии судьи-докладчика Кручининой Н.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу компании Монстр Энерджи Компани/Monster Energy Company (Monica Circle, 550, Suite 201, Corona, California 92880, USA) на решение Суда по интеллектуальным правам от 25.09.2015 по делу N СИП-333/2015 (судьи Снегур А.А., Пашкова Е.Ю., Силаев Р.В.)

по заявлению компании Монстр Энерджи Компани/Monster Energy Company о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 25.03.2015 в части отказа в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2012737478 в отношении товаров 32-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью Автотранспортное предприятие «Бытовик» (ул. Гаражная, д. 3, пос. Малаховка, Люберецкий р-н, Московская обл., 140032, ОГРН 1035005002361).

В судебном заседании приняли участие представители:

от компании Монстр Энерджи Компани/Monster Energy Company — Грядов А.В. (по доверенности от 12.09.2013);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности — Лебедева А.А. (по доверенности от 11.08.2015 N 01/32-532/41).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

установил:

компания Монстр Энерджи Компани/Monster Energy Company (далее — компания) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 25.03.2015 в части отказа в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2012737478 в отношении товаров 32-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ), поименованных в перечне заявки, и об обязании Роспатента зарегистрировать обозначение по заявке N 2012737478 в качестве товарного знака в отношении заявленных товаров 32-го класса МКТУ.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 30.06.2015 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью Автотранспортное предприятие «Бытовик» (далее — автотранспортное предприятие).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 25.09.2015 заявленные требования оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, компания, ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального и процессуального права при оценке сходства комбинированного обозначения с противопоставленными товарными знаками, просит решение Суда по интеллектуальным правам от 25.09.2015 отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Компания ссылается на то, что суд при оценке сходства противопоставленных товарных знаков не применил закон, подлежащий применению, а именно положения пунктов 6.3.1, 6.3.2 Методических рекомендаций по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31.12.2009 N 197 (далее — Рекомендации N 197), что привело к принятию неправильного решения.

Кроме того, по мнению заявителя кассационной жалобы, суд фактически не выяснил, какие элементы являются доминирующими в сравниваемых товарных знаках и сходны ли сравниваемые товарные знаки до степени смешения.

Суд не применил положения статей 68 и 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и не учел факт известности и популярности продукции компании, установленный в решении Суда по интеллектуальным правам от 20.05.2014 по делу N СИП-169/2014.

Также компания полагает, что вывод суда о том, что графический элемент заявленного комбинированного обозначения может утратить различительную способность на таре круглой форме, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. При этом компания указала на несоответствие выводов суда первой инстанции при установлении факта наличия сходства до степени смешения сравниваемых комбинированного обозначения и противопоставленных товарных знаков, неприменение судом сложившейся практики при разрешении аналогичных вопросов, сформированной президиумом Суда по интеллектуальным правам при рассмотрении дел N СИП-831/2014, СИП-15/2015.

В отзыве на кассационную жалобу автотранспортное предприятие, считая, что оспариваемый судебный акт является законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам представитель компании доводы, изложенные в кассационной жалобе, поддержал.

Представитель Роспатента, считая оспариваемый судебный акт законным и обоснованным, в удовлетворении кассационной жалобы просил отказать.

Автотранспортное предприятие, извещенное надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явилось, явку представителя не обеспечило, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалобы в его отсутствие.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, компания 29.10.2012 подала в Роспатент заявку N 2012737478 на регистрацию в качестве товарного знака комбинированного обозначения, включающего изобразительный элемент в виде следа от трех когтей неизвестного животного, а также последовательно расположенные одно под другим словесные элементы «MONSTER», «ASSAULT» и «ENERGY», выполненные буквами латинского алфавита, при этом слово «MONSTER» выполнено в оригинальной графической манере и более крупным шрифтом, а «ASSAULT» и «ENERGY» — стандартным шрифтом, в отношении товаров 5-го и 32-го классов МКТУ.

По результатам проведения экспертизы Роспатентом вынесено решение от 15.09.2014 о государственной регистрации заявленного обозначения в отношении товаров 5-го класса МКТУ с исключением из правовой охраны словесного элемента «ENERGY», в отношении товаров 32-го класса МКТУ в государственной регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака было отказано со ссылкой на несоответствие данного обозначения требованиям пунктов 1 и 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

При этом Роспатент исходил из того, что заявленное обозначение сходно до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 222272, 316513, 415828, 434154, 528439, 528227 и 512468, включающими словесный элемент «MONSTER»/»МОНСТР», имеющими более ранний приоритет и зарегистрированными в отношении однородных товаров 32-го класса МКТУ на имя автотранспортного предприятия.

Не согласившись с названным решением, компания подала в Роспатент возражение на отказ в регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака для товаров 32-го класса МКТУ.

Ненормативным правовым актом от 25.03.2015 в удовлетворении возражения компании было отказано.

Компания, ссылаясь на незаконность решения Роспатента от 25.03.2015 и на нарушение ее прав и законных интересов в предпринимательской сфере, обратилась в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Дело рассматривалось судом первой инстанции по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей проверку полномочий органа, принявшего оспариваемый ненормативный правовой акт, и соответствие оспариваемого акта требованиям законодательства.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, оценив и сопоставив заявленное компанией на регистрацию комбинированное обозначение и противопоставленные товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 222272, 316513, 415828, 434154, 528439, 528227, принадлежащие автотранспортному предприятию, согласился с выводом Роспатента об их сходстве до степени смешения.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав мнения представителей компании и Роспатента, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального права и норм процессуального права, а также соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного правового акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Согласно части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов, характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта.

Пунктом 6 статьи 1483 ГК РФ установлено, что не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с: товарными знаками других лиц, заявленными на регистрацию в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет, если заявка на государственную регистрацию товарного знака не отозвана или не признана отозванной; товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет; товарными знаками других лиц, признанными в установленном этим Кодексом порядке общеизвестными в Российской Федерации товарными знаками, в отношении однородных товаров.

В соответствии с правовой позицией высшей судебной инстанции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 2979/06, угроза смешения имеет место, если один товарный знак воспринимается за другой или если потребитель понимает, что речь идет не об одном и том же товарном знаке, но полагает, что оба товарных знака принадлежат одному и тому же предприятию.

Такая угроза зависит от нескольких обстоятельств: во-первых, от различительной способности знака с более ранним приоритетом; во-вторых, от сходства противопоставляемых знаков; в-третьих, от оценки однородности обозначенных знаком товаров и услуг.

Для установления однородности товаров принимается во внимание род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей и другие признаки (пункт 14.4.3 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее — Правила)).

Осуществляя проверку оспариваемого ненормативного правового акта, суд первой инстанции отметил, что товары, в отношении которых заявлено на регистрацию обозначение по заявке N 2012737478, и товары, для которых зарегистрирована серия товарных знаков автотранспортного предприятия, являются однородными и данные обстоятельства не оспариваются лицами, участвующими в деле.

Суд по интеллектуальным правам, установив, что Роспатент обоснованно принял во внимание однородность заявленных товаров как одно из обстоятельств, свидетельствующих об угрозе смешения обозначения, заявленного на государственную регистрацию в качестве товарного знака, с серией ранее поименованных товарных знаков автотранспортного предприятия, перешел к проверке выводов Роспатента о наличии сходства до степени смешения заявленного обозначения и серии противопоставленных товарных знаков автотранспортного предприятия.

В кассационной жалобе указано на ненадлежащее применение Судом по интеллектуальным правам Рекомендаций N 197, принятых в целях повышения качества экспертизы и повышения надежности правовой охраны обозначений, охраняемых в качестве товарных знаков.

Вместе с тем следует отметить, что в силу частей 1 и 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для изменения или отмены решения арбитражного суда первой инстанции является нарушение либо неправильное применение норм материального права, под которым понимается:

неприменение закона, подлежащего применению;

применение закона, не подлежащего применению;

неправильное истолкование закона.

Таким образом, судом первой инстанции должны быть неправильно применены нормы закона (или иного нормативного правового акта).

Пунктом 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 58 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании нормативных правовых актов» к нормативным правовым актам отнесены акты, принятые органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом, должностным лицом, содержание которых составляют правовые нормы (правила поведения), рассчитанные на неоднократное применение и влекущие юридические последствия для неопределенного круга лиц, либо нормы, которыми вводятся в действие, изменяются или отменяются действующие правовые нормы.

Между тем предписания Рекомендаций N 197, в том числе те, с которыми компания связывает незаконность обжалуемого решения суда первой инстанции, не содержат обязательных для исполнения органами, осуществляющими публичные полномочия, и их должностными лицами, юридическими лицами и гражданами правил поведения, распространяющихся на неопределенный круг лиц.

Кроме того, Рекомендации N 197 не зарегистрированы в Министерстве юстиции Российской Федерации и не опубликованы в установленном порядке. При этом, как отмечено в абзаце пятом пункта 6.2 названного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, акты, не прошедшие государственную регистрацию (если такая регистрация является обязательной) и (или) не опубликованные в предусмотренном порядке, не влекут правовых последствий как не имеющие юридической силы и не могут регулировать соответствующие правоотношения независимо от выявления указанных нарушений в судебном порядке.

Таким образом, содержащийся в кассационной жалобе довод о необходимости отмены судебного акта в связи с неправильным применением Рекомендаций N 197 по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а именно неприменение закона, подлежащего применению, является несостоятельным, поскольку Рекомендации N 197 не являются законом или иным нормативным правовым актом.

В кассационной жалобе отмечено, что ни Роспатентом, ни судом первой инстанции не установлено сходство до степени смешения заявленного обозначения и противопоставленных товарных знаков.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает возможным отметить следующее.

Осуществляя проверку выводов Роспатента о наличии сходства до степени смешения и соглашаясь с ней, Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции исходил из того, что пунктом 14.4.2 Правил установлено, что обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Аналогичная позиция закреплена в пункте 37 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, в котором отмечено, что при выявлении сходства до степени смешения используемого обозначения с товарным знаком учитывается общее впечатление, которое производят эти обозначение и товарный знак (включая неохраняемые элементы) в целом на среднего потребителя соответствующих товаров или услуг.

Согласно пункту 14.4.2.4 Правил комбинированные обозначения сравниваются с комбинированными обозначениями, а также с теми видами обозначений, которые входят в состав проверяемого комбинированного обозначения как элементы. При определении сходства комбинированных обозначений используются признаки, приведенные в пунктах 14.4.2.2, 14.4.2.3 Правил, а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

В соответствии с пунктом 14.4.2.2 Правил сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим). При этом указанные признаки для определения сходства могут учитываться как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Более того, президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы (пункт 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122).

В частности, сложившаяся судебная практика исходит из того, что вывод о сходстве делается на основе восприятия не отдельных элементов, а товарных знаков в целом, а также презумпции разумности и добросовестности участников правоотношений (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 2979/06, от 17.04.2012 N 16577/11).

При этом для признания сходства товарных знаков достаточно уже самой опасности, а не реального смешения товарных знаков в глазах потребителя (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.06.2013 N 2050/13).

Приведенные правовые позиции, по мнению президиума Суда по интеллектуальным правам, также могут учитываться и при проверке заявленного на государственную регистрацию в Роспатент обозначения.

Суд первой инстанции, соглашаясь с выводом Роспатента о сходстве до степени смешения заявленного обозначения с противопоставленными товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 222272, 316513, 415828, 434154, 528439, 528227, принадлежащими автотранспортному предприятию, правомерно руководствовался следующим.

Из оспариваемого ненормативного правового акта, представленных в материалы дела документов усматривается, что заявленное на регистрацию спорное обозначение по указанной заявке представляет собой комбинированное обозначение, включающее изобразительный элемент в виде следа от трех когтей неизвестного животного, под которым расположены одно под другим словесные элементы «MONSTER», «ASSAULT» и «ENERGY», выполненные буквами латинского алфавита, при этом слово «MONSTER» выполнено в оригинальной графической манере и более крупным шрифтом, а «ASSAULT» и «ENERGY» — стандартным шрифтом.

В то же время противопоставленный товарный знак «MONSTER» по свидетельству Российской Федерации N 222272 является словесным, выполнен стандартным шрифтом заглавными буквами латинского алфавита. Правовая охрана этому товарному знаку предоставлена, в частности, в отношении товаров 32-го класса МКТУ.

Противопоставленный комбинированный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 316513 представляет собой синий квадрат, внутри которого расположен словесный элемент «MONSTER», выполненный оригинальным шрифтом буквами латинского алфавита желтого цвета. Правовая охрана указанному товарному знаку предоставлена, в частности, в отношении товаров 32-го класса МКТУ.

Противопоставленный комбинированный товарный знак «MONSTER» по свидетельству Российской Федерации N 415828 представляет собой черный квадрат, внутри которого расположен словесный элемент «MONSTER», выполненный оригинальным жирным шрифтом буквами латинского алфавита белого цвета с эффектом трещин. Правовая охрана данному товарному знаку предоставлена, в частности, в отношении товаров 32-го класса МКТУ.

Противопоставленный товарный знак «MONSTER ENERGY» по свидетельству Российской Федерации N 434154 является словесным, выполнен заглавными буквами латинского алфавита стандартным шрифтом. Правовая охрана этому товарному знаку предоставлена, в частности, в отношении товаров 32-го класса МКТУ.

Противопоставленный товарный знак «МОНСТР ЭНЕРДЖИ» по свидетельству Российской Федерации N 528439 является словесным, выполнен заглавными буквами русского алфавита стандартным шрифтом. Правовая охрана названному товарному знаку предоставлена, в частности, в отношении товаров 32-го класса МКТУ.

Противопоставленный товарный знак «МОНСТР» по свидетельству Российской Федерации N 528227 является словесным, выполнен заглавными буквами русского алфавита стандартным шрифтом. Правовая охрана указанному товарному знаку предоставлена, в частности, в отношении товаров 32-го класса МКТУ.

Сравнительный анализ приведенных словесных элементов позволил суду первой инстанции сделать вывод о том, что представленное на государственную регистрацию комбинированное обозначение со словесным элементом «MONSTER» и товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 222272, 316513, 415828, 434154, 528439, 528227 образуют системную связь из-за лексического значения слова «МОНСТР».

Анализ сравниваемых обозначений по фонетическому критерию позволил суду правомерно прийти к выводу о том, что они являются сходными за счет наличия тождественной части, на которой акцентируется внимание при восприятии.

В настоящем деле имеется полное вхождение словесного элемента противопоставленных товарных знаков «MONSTER» в оспариваемое обозначение, которое прямо относится подпунктом «а» пункта 14.4.2.2 Правил к признакам фонетического сходства и может свидетельствовать о наличии достаточного основания для признания данных товарных знаков и заявленного обозначения сходными до степени смешения в целом.

Президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с этими выводами суда первой инстанции.

Довод компании о том, что доминирующе положение в комбинированном обозначении занимает графический элемент, который занимает большую часть обозначения, а словесный элемент «MONSTER» — меньшую, отклоняется президиумом Суда по интеллектуальным правам, поскольку суд первой инстанции обоснованно установил, что словесный элемент «MONSTER» как в комбинируемом обозначении, заявленном на государственную регистрацию, так и в противопоставленных товарных знаках визуально доминирует ввиду своего крупного шрифтового исполнения.

Кроме того, президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что в рамках рассмотрения дел N А40-158384/2012, СИП-53/2013, в которых принимали участие эти же лица, судами было установлено, что наличие в товарном знаке по международной регистрации N 1048069 изобразительного элемента в виде следа от трех когтей животного не влияет на различительную способность сравниваемых товарных знаков; именно словесный элемент «MONSTER» является доминирующим (несущим основную индивидуализирующую функцию) элементом заявленного обозначения.

В пункте 4 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» и в пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств» отмечено, что независимо от состава лиц, участвующих в деле, обстоятельства, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитываются судом, рассматривающим второе дело. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащимся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы.

Иных фактов по настоящему делу, опровергающих вышеуказанные обстоятельства по рассмотренным делам, в рамках данного дела судом первой инстанции не установлено.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что изобразительный элемент в виде следа от трех когтей животного приобрел различительную способность, а также довод об известности и хорошей репутации продукции заявителя в других странах были правомерно отклонены судом первой инстанции не только по мотивам их неподтверждения допустимыми доказательствами, но и на основании того, что эти доводы не относятся к предмету рассматриваемого спора, поскольку приобретенная различительная способность товарного знака учитывается при проверке соответствия заявленного на государственную регистрацию обозначения требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, но не может быть основанием для государственной регистрации обозначения в случае нарушения требований пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Изложенный в кассационной жалобе довод о том, что выводы суда первой инстанции противоречат сформированной Судом по интеллектуальным правам судебной практике со ссылкой на постановления президиума Суда по интеллектуальным правам от 03.04.2015 по делу N СИП-831/2014, от 02.03.2015 по делу N СИП-601/2014, президиумом Суда по интеллектуальным правам отклоняется, поскольку в рамках указанных дел исследовались иные фактические обстоятельства, при этом судебные акты по названным делам не имеют преюдициального характера для рассматриваемого спора в силу иного состава участников.

При таких обстоятельствах президиум Суда по интеллектуальным правам считает, что суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что государственная регистрация спорного обозначения не соответствует требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Довод, содержащийся в кассационной жалобе, об ошибочной позиции суда о том, что графический элемент заявленного обозначения может утратить различительную способность на таре круглой формы, президиум Суда по интеллектуальным правам полагает заслуживающим внимания.

Исходя из положений пункта 1 статьи 1477 ГК РФ правовая охрана в качестве товарного знака предоставляется конкретному обозначению, указанному в заявке на товарный знак (статья 1492 ГК РФ).

Положения части четвертой ГК РФ не исключают возможности правообладателя использовать принадлежащий ему товарный знак не в точном соответствии с тем обозначением, в отношении которого предоставлена правовая охрана. Так, в статье 1486 ГК РФ прямо указано, что для целей этой статьи использованием товарного знака признается использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

Вместе с тем возможность использования отличающегося обозначения не означает, что правовая охрана предоставляется не обозначению, в отношении которого осуществлена государственная регистрация, а фактически используемому правообладателем обозначению.

В связи с этим при оценке обозначения, зарегистрированного или заявленного на государственную регистрацию, следует учитывать конкретное обозначение, указанное в заявке (в свидетельстве) на товарный знак, а не форму использования обозначения на конкретных товарах.

В то же время вышеуказанный предположительный вывод суда не привел к принятию неправильного решения и не может являться основанием для отмены или изменения судебного акта.

Учитывая изложенное и исходя из положений части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта, президиумом Суда по интеллектуальным правам не установлено.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в порядке статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 25.09.2015 по делу N СИП-333/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу компании Монстр Энерджи Компани/Monster Energy Company — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий
Г.Ю.ДАНИЛОВ
Члены президиума
С.М.УКОЛОВ
В.А.ХИМИЧЕВ
Н.А.КРУЧИНИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code