Постановление ЕСПЧ от 05.02.2015 «Дело «Гордеев (Gordeyev) против Российской Федерации» (жалоба N 40618/04)

По делу обжалуется жалоба заявителя на то, что в результате отмены судебного решения в части, касающейся его немедленного восстановления на работе, он оказался лишен возможности получить дополнительную компенсацию, а также на то, что производство по его делу продолжалось чрезмерно длительно. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
  ДЕЛО «ГОРДЕЕВ (GORDEYEV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1>
(Жалоба N 40618/04)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>
(Страсбург, 5 февраля 2015 г.)

———————————

<1> Перевод с английского ООО «Развитие правовых систем»/Под ред. Ю.Ю. Берестнева.

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 5 мая 2015 г. в соответствии с положениями пункта 1 статьи 28 Конвенции (примеч. редактора).

 

По делу «Гордеев против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Комитетом в составе:
Ханлара Гаджиева, Председателя Комитета,
Эрика Месе,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 13 января 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

  1. Дело было инициировано жалобой N 40618/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Николаем Михайловичем Гордеевым (далее — заявитель) 14 июля 2004 г.
  2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. 1 июля 2010 г. жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации.

 

ФАКТЫ

  1. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
  1. Заявитель, 1951 года рождения, проживает в г. Ханты-Мансийске.
  1. ОСНОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛУ
  1. 11 марта 2002 г. заявитель подал иск к своему бывшему работодателю, Ханты-Мансийскому институту природопользования Севера (далее — институт), являющемуся структурным подразделением государственного образовательного учреждения «Тюменская государственная сельскохозяйственная академия». Заявитель требовал восстановить его на работе и произвести связанные с этим выплаты.
  2. 13 мая 2002 г. Ханты-Мансийский городской суд Тюменской области (далее — городской суд) вынес решение в пользу заявителя.
  3. 26 июня 2002 г. Суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры (далее — окружной суд), рассмотрев кассационную жалобу, отменил указанное решение и вернул дело в городской суд на новое рассмотрение.
  4. 22 июля 2002 г. материалы дела были направлены в городской суд.
  5. 13 августа 2002 г. институт был ликвидирован.
  6. 10 ноября 2003 г. судья предложил ответчику представить свои возражения, а заявителю уточнить свои требования.
  7. 29 декабря 2003 г. городской суд по ходатайству заявителя, поданному 10 ноября 2003 г., заменил ответчика по гражданскому делу, назначив им вместо института академию.
  8. 19 января 2004 г. городской суд привлек к участию в деле в качестве истцов еще двух человек.
  9. 29 января 2004 г. судебное заседание было перенесено на 2 марта 2004 г. по ходатайству заявителя об истребовании определенных документов.
  10. 2 марта 2004 г. судебное заседание было перенесено на 26 апреля 2004 г. из-за отсутствия прокурора и ввиду позиции заявителя, утверждавшего, что дело нельзя рассматривать в его отсутствие.
  11. 26 апреля 2004 г. судебное заседание было перенесено на 7 июня 2004 г. по ходатайству заявителя об ознакомлении с материалами дела, которые ранее не были доведены до его сведения.
  12. 7 июня 2004 г. заявитель выдвинул дополнительные исковые требования, с которыми было необходимо ознакомиться ответчику, поэтому судебное заседание было перенесено на 2 июля 2004 г.
  13. 2 июля 2004 г. судебное заседание было перенесено на 20 августа 2004 г. вследствие ходатайства заявителя о вызове свидетеля и об истребовании дополнительных документов.
  14. 20 августа 2004 г. судебное заседание было перенесено на 8 октября 2004 г. в связи с тем, что заявитель плохо себя чувствовал.
  15. На судебных заседаниях, состоявшихся 8 октября и 10 декабря 2004 г., заявитель изменил свои исковые требования. Оба этих заседания были перенесены, чтобы дать ответчику возможность ознакомиться с изменениями.
  16. 17 января 2005 г. городской суд частично удовлетворил требования заявителя, распорядившись немедленно восстановить его на работе в «структурном подразделении Ханты-Мансийской академии» с 13 февраля 2002 г., а также присудив ему 474 587 рублей 05 копеек в качестве компенсации невыплаченной заработной платы и 20 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.
  17. Ответчик по делу и заявитель обжаловали это решение 27 января и 2 февраля 2005 г. соответственно.
  18. 21 марта 2005 г. прокурор представил свои возражения по обеим жалобам. В тот же день дело было направлено в окружной суд.
  19. 5 апреля 2005 г. окружной суд, рассмотрев кассационные жалобы, оставил указанное решение без изменения в части, касающейся восстановления заявителя на работе и компенсации морального вреда, но отменил решение и вернул дело на новое рассмотрение по вопросу о невыплаченной заработной плате.
  20. 17 мая 2005 г. суммы, которые причитались заявителю согласно судебному решению от 17 января 2005 г. с изменениями, внесенными окружным судом 5 апреля 2005 г., были перечислены на его банковский счет.

 

  1. РАССМОТРЕНИЕ ВОПРОСА О НЕВЫПЛАЧЕННОЙ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЕ

 

  1. Тем временем городской суд был переименован в Ханты-Мансийский районный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры <1> (далее — районный суд). Дело заявителя было передано в производство этого суда.

———————————

<1> См. Федеральный закон от 21 июля 2004 г. N 75-ФЗ (примеч. редактора).

 

  1. 19 апреля 2005 г. для определения прав заявителя на получение невыплаченной заработной платы был назначен эксперт. Следующее заседание по делу было назначено на 20 мая 2005 г.
  2. 19 мая 2005 г. эксперт представил свои расчеты.
  3. На заседании, состоявшемся 20 мая 2005 г., заявитель оспорил правильность расчетов эксперта. Заявителю было предложено представить свои собственные расчеты, опираясь на документально подтвержденные сведения, а также рассмотреть возможность заключения мирового соглашения.
  4. 16 июня 2005 г. судебное заседание было перенесено на 8 июля 2005 г., поскольку расчеты заявителя не соответствовали требованиям Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ). Сторонам предложили подготовить новые расчеты.
  5. 8 июля 2005 г. судебное заседание было отложено до окончания рассмотрения поданной ответчиком надзорной жалобы.
  6. 17 августа 2005 г. районный суд присудил заявителю 242 734 рублей 40 копеек в качестве компенсации невыплаченной заработной платы.
  7. 4 октября 2005 г. окружной суд, рассмотрев кассационную жалобу, оставил указанное решение без изменения.
  8. 5 апреля 2006 г. суммы, которые причитались заявителю согласно судебному решению от 17 августа 2005 г., оставленному без изменения 4 октября 2005 г., были перечислены на его банковский счет.

 

  1. РАССМОТРЕНИЕ ВОПРОСА О ВОССТАНОВЛЕНИИ ЗАЯВИТЕЛЯ НА РАБОТЕ

 

  1. 10 января 2006 г. заявитель вернул исполнительный лист в районный суд на основании того, что в нем было неправильно указано название организации-должника.
  2. В неустановленную дату судебный пристав-исполнитель обратился в районный суд с просьбой пояснить судебные решения от 17 января и 17 августа 2005 г., утверждая, что оба решения невозможно исполнить из-за ликвидации института.
  3. 8 февраля 2006 г. районный суд рассмотрел просьбу судебного пристава-исполнителя в присутствии представителя академии и заявителя.
  4. В первом определении, вынесенном в эту дату, районный суд исправил название организации-ответчика и пришел к выводу, что присужденные заявителю суммы должна выплачивать академия.
  5. Во втором определении районный суд отказал судебному приставу-исполнителю в просьбе пояснить судебное решение от 17 января 2005 г. в части, касающейся немедленного восстановления заявителя на работе. Суд счел, что порядок увольнения работника в случае ликвидации структурного подразделения работодателя регулируется соответствующими положениями ТК РФ.
  6. Эти определения не были обжалованы и вступили в законную силу.
  7. 17 января 2005 г. академия подала ходатайство о пересмотре дела в порядке надзора в президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры (далее — Президиум). По утверждениям академии, нижестоящие суды неправильно применили нормы материального права, и, следовательно, судебные решения от 17 января и 5 апреля 2005 г. должны быть отменены в полном объеме.
  8. 12 мая 2006 г. Президиум внес изменения в судебные решения от 17 января и 5 апреля 2005 г. в части, касающейся немедленного восстановления заявителя на работе. Президиум отметил, что в соответствии с частью четвертой статьи 81 ТК РФ в случае ликвидации структурного подразделения организации, расположенного в другой местности, расторжение трудовых договоров с работниками этого подразделения производится по правилам, предусмотренным для случаев ликвидации организации. В соответствии с пунктом 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 <1> при невозможности восстановления незаконно уволенного работника на прежней работе вследствие ликвидации организации суд признает увольнение незаконным и признает работника уволенным согласно части первой статьи 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации. С учетом изложенного Президиум пришел к выводу, что нижестоящие суды неправильно применили нормы материального права, и внес изменения в принятые ими решения в части, касающейся немедленного восстановления заявителя на работе, отметив, что его следует считать уволенным вследствие ликвидации организации-работодателя с 17 января 2005 г. и что направлять этот вопрос на новое рассмотрение не было необходимости. В остальной части Президиум отклонил поданное академией ходатайство о пересмотре дела в порядке надзора.

———————————

<1> Имеется в виду Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (примеч. редактора).

 

  1. СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

 

  1. ВОССТАНОВЛЕНИЕ НЕЗАКОННО УВОЛЕННОГО РАБОТНИКА НА ПРЕЖНЕЙ РАБОТЕ В СЛУЧАЕ ЛИКВИДАЦИИ ОРГАНИЗАЦИИ

 

  1. В статье 81 ТК РФ, принятого 30 декабря 2001 г., перечисляются ситуации, в которых трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работодателя. Пункт 1 части первой статьи 81 ТК РФ предусматривает, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае ликвидации организации. Часть четвертая статьи 81 ТК РФ гласит, что в случае прекращения деятельности филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации, расположенного в другой местности, расторжение трудовых договоров с работниками этого подразделения производится по правилам, предусмотренным для случаев ликвидации организации.
  2. В пункте 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъясняется позиция суда в случаях, когда он признает увольнение незаконным при невозможности восстановления работника на прежней работе вследствие ликвидации организации. Суд признает увольнение работника незаконным и обязывает ликвидационную комиссию или орган, принявший решение о ликвидации организации, выплатить ему средний заработок за все время вынужденного прогула. Одновременно суд изменяет формулировку основания увольнения работника на увольнение согласно части первой статьи 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации.

 

  1. НЕМЕДЛЕННОЕ ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЯ СУДА

 

  1. Статья 210 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) предусматривает, что решение суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения в порядке, установленном федеральным законом. Согласно статье 211 ГПК РФ решение суда о восстановлении человека на работе подлежит немедленному исполнению.

 

  1. УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В РАССМОТРЕНИИ НЕКОТОРЫХ ДЕЛ, ИСТЦЫ ПО КОТОРЫМ НАХОДЯТСЯ В УЯЗВИМОМ ПОЛОЖЕНИИ

 

  1. Часть третья статьи 45 ГПК РФ устанавливает, что прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, восстановлении на работе, возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим кодексом и другими федеральными законами. Неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела.

 

ПРАВО

 

  1. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С ЧАСТИЧНОЙ ОТМЕНОЙ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ ОТ 17 ЯНВАРЯ 2005 г.

 

  1. Заявитель, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, жаловался на то, что в результате отмены судебного решения от 17 января 2005 г. в части, касающейся его немедленного восстановления на работе, он оказался лишен возможности получить дополнительную компенсацию. При этом он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции, который в части, имеющей отношение к настоящему делу, предусматривает следующее:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое… разбирательство дела в разумный срок… судом…».

  1. Власти Российской Федерации оспорили этот довод. Они утверждали, что изменения, внесенные в судебное решение от 17 января 2005 г., оставленное без изменения 5 апреля 2005 г., были вызваны тем, что иначе нельзя было исполнить это решение и восстановить права заявителя.
  2. Заявитель настаивал на своей жалобе. Он считал, что судебные приставы-исполнители должны были принять меры с целью обязать академию восстановить его на работе, либо создав институт заново, либо предложив академии уволить его в соответствии с судебным решением от 8 февраля 2006 г., в котором имеются отсылки к соответствующим положениям ТК РФ. В связи с этим заявитель полагал, что его положение регулируется частью четвертой статьи 81 ТК РФ. Кроме того, заявитель отмечал, что эта статья предоставляет ему право на получение дополнительной компенсации и денежных сумм.
  3. Европейский Суд отмечает, что 17 января 2005 г. городской суд признал увольнение заявителя незаконным и распорядился немедленно восстановить его на работе (см. § 20 настоящего Постановления). В части, касающейся немедленного восстановления заявителя на работе, это решение было оставлено без изменения окружным судом 5 апреля 2005 г. (см. § 23 настоящего Постановления). 12 мая 2006 г. Президиум окружного суда скорректировал решение от 17 января 2005 г., оставленное без изменения 5 апреля 2005 г., в части, касающейся немедленного восстановления заявителя на работе, постановив, что заявителя следует считать уволенным с 17 января 2005 г. вследствие ликвидации его работодателя (см. § 41 настоящего Постановления).
  4. Европейский Суд отмечает: обе стороны согласны в том, что положение заявителя регулируется частью четвертой статьи 81 ТК РФ. Заявитель опирался на эту статью в своих замечаниях по делу (см. § 48 настоящего Постановления), а Президиум окружного суда прямо сослался на нее в своем постановлении от 12 мая 2006 г. (см. § 41 настоящего Постановления). Заявитель жаловался на то, что Президиум окружного суда неправильно применил упомянутую статью, так как в противном случае он имел бы право на получение дополнительной компенсации и денежных сумм.
  5. Европейский Суд полагает, что по существу жалоба заявителя касается не отмены судебного решения от 17 января 2005 г. в части, оставленной без изменения 5 апреля 2005 г., как таковой, а несогласия заявителя с тем, как Президиум окружного суда применил положения законодательства Российской Федерации. В связи с этим Европейский Суд напоминает, что в его задачи не входит рассматривать ошибки в вопросах факта или права, предположительно допущенные внутригосударственным судом, либо подменять позицию судов страны или других внутригосударственных органов власти своей собственной точкой зрения, за исключением случаев, когда они могут нарушать права и свободы, охраняемые Конвенцией, и в той мере, в которой это может произойти (см., например, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Гарсия Руис против Испании» (Garcia Ruiz v. Spain), жалоба N 30544/96, §§ 28 — 29, ECHR 1999-I). Другими словами, Европейский Суд не может ставить под сомнение результаты анализа, произведенного внутригосударственными органами власти, за исключением случаев, когда существуют явные доказательства произвола, а в настоящем деле их нет.
  6. Следовательно, в данной части жалоба должна быть отклонена как явно необоснованная согласно пунктам 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

  1. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С НЕИСПОЛНЕНИЕМ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ

 

  1. Заявитель также жаловался на то, что судебное решение от 17 января 2005 г., оставленное без изменения 5 апреля 2005 г., и судебное решение от 17 августа 2005 г., оставленное без изменения 4 октября 2005 г., не были своевременно исполнены.

 

  1. ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

 

  1. Власти Российской Федерации оспаривали этот довод. Они отмечали, что судебное решение от 17 января 2005 г., оставленное без изменения 5 апреля 2005 г., было исполнено 17 мая 2005 г. Таким образом, задержка исполнения составила один месяц и 12 дней. Что касается судебного решения от 17 августа 2005 г., оставленного без изменения 4 октября 2005 г., оно было исполнено 5 апреля 2006 г. На тот момент задержка в его исполнении составила шесть месяцев. Принимая во внимание свою прецедентную практику, Европейский Суд согласен с властями Российской Федерации в том, что в этой части жалоба является явно необоснованной, следовательно, она должна быть объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу.
  2. Однако в связи с задержкой в исполнении судебного решения от 17 января 2005 г. в части, касающейся немедленного восстановления заявителя на работе, складывается иная ситуация. Европейский Суд считает, что жалоба в этой части не является явно необоснованной по смыслу положений пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд также отмечает, что она не является неприемлемой для рассмотрения по существу по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

 

  1. Европейский Суд отмечает, что 17 января 2005 г. городской суд признал увольнение заявителя незаконным и распорядился немедленно восстановить его на работе. В данной части решение суда подлежало немедленному исполнению, несмотря на то, что оно могло быть обжаловано. 5 апреля 2005 г. суд кассационной инстанции оставил решение в этой части без изменения. Вместе с тем вопрос о порядке исполнения решения с учетом ликвидации работодателя заявителя был разрешен лишь 12 мая 2006 г., когда Президиум окружного суда внес в него изменения (см. § 41 настоящего Постановления). Таким образом, судебное решение от 17 января 2005 г. оставалось неисполненным до 12 мая 2006 г., то есть почти один год и четыре месяца.
  2. Европейский Суд напоминает, что обоснованность задержек должна определяться с учетом, в частности, сложности исполнительного производства, действий заявителя и компетентных органов власти, а также того, насколько важен для заявителя результат рассмотрения конкретного дела (см. Постановление Европейского Суда по делу «Райлян против Российской Федерации» (Raylyan v. Russia) от 15 февраля 2007 г., жалоба N 22000/03 <1>, §§ 31 — 34, где приводятся ссылки на другие постановления Европейского Суда по данному вопросу). Неизменная позиция Европейского Суда по поводу последнего из этих критериев заключается в том, что трудовые споры требуют от властей проявлять особое тщание (см. mutatis mutandis <2> Постановление Европейского Суда по делу «Обермайер против Австрии» (Obermeier v. Austria) от 28 июня 1990 г., Series A, N 179, § 72). Данная позиция нашла отражение и в законодательстве Российской Федерации, согласно которому такие судебные решения подлежат немедленному исполнению (см. § 44 настоящего Постановления). Обращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отмечает, что исполнение судебного решения от 17 января 2005 г. в соответствующей части не представляло особых сложностей, так как Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал конкретные разъяснения по этому поводу (см. § 41 настоящего Постановления). Несмотря на это, властям потребовались почти один год и четыре месяца, чтобы решить проблему заявителя с трудоустройством, причем в течение этого периода он находился в особенно неопределенном положении. Учитывая, насколько важен был для заявителя результат рассмотрения дела, и особое тщание, которое нужно было проявить, поскольку в этой части судебное решение от 17 января 2005 г. подлежало немедленному исполнению, Европейский Суд считает эту задержку необоснованной (см. mutatis mutandis Постановление Европейского Суда по делу «Копнин и другие против Российской Федерации» (Kopnin and Others v. Russia) от 28 мая 2014 г., жалоба N 2746/05 <3>, § 33). Таким образом, Европейский Суд приходит к выводу, что по делу имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 6/2008 (примеч. редактора).

<2> Mutatis mutandis (лат.) — с соответствующими изменениями (примеч. редактора).

<3> Опубликовано в «Прецедентах Европейского Суда по правам человека» N 9/2014 (примеч. редактора).

 

III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С ЧРЕЗМЕРНОЙ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬЮ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛУ

 

  1. Заявитель жаловался на то, что производство по его гражданскому делу продолжалось чрезмерно длительно. Он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции.
  2. Власти Российской Федерации оспорили этот довод. Они считали, что сам заявитель способствовал длительности рассмотрения дела, часто меняя свои исковые требования, подавая ходатайства об истребовании доказательств и обращаясь с просьбами о переносе судебных заседаний.
  3. Европейский Суд отмечает, что рассмотрение дела заявителя продолжалось с 11 марта 2002 г. по 12 мая 2006 г. (см. §§ 5 и 41 настоящего Постановления). Однако при определении длительности производства по делу не следует принимать во внимание период с 4 октября 2005 г. по 12 мая 2006 г., поскольку в это время дело рассматривалось судом надзорной инстанции. Таким образом, общая продолжительность рассмотрения дела составляет приблизительно три года и семь месяцев. За это время требования заявителя три раза рассматривались судом первой инстанции, три раза — судом кассационной инстанции и один раз — судом надзорной инстанции.
  4. Европейский Суд напоминает, что обоснованность длительности производства по делу должна определяться с учетом его обстоятельств и со ссылкой на следующие критерии: сложности дела, действий заявителя и соответствующих органов власти и то, насколько важен для заявителя результат рассмотрения дела (см. среди многих примеров Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Фридлендер против Франции» (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, § 43, ECHR 2000-VII).
  5. Европейский Суд отмечает, что суды Российской Федерации не затягивали рассмотрение требований заявителя, за исключением периода с 26 июня 2002 г., когда окружной суд вернул дело на новое рассмотрение в городской суд, по 17 января 2005 г., когда городской суд рассмотрел его по существу (см. §§ 7 — 20 настоящего Постановления). Соответственно, производство по делу в суде первой инстанции продолжалось более двух лет и шести месяцев.
  6. Европейский Суд отмечает, что из этого срока 14 месяцев прошло после того, как материалы дела были направлены в городской суд, прежде чем тот вновь приступил к рассмотрению дела заявителя. Власти Российской Федерации не прокомментировали эту задержку. Следовательно, следует считать, что она произошла по вине властей.
  7. Вместе с тем Европейский Суд отмечает: с 29 января 2004 г. по 17 января 2005 г. судебные заседания переносились восемь раз, поскольку заявитель менял свои исковые требования, ходатайствовал об истребовании доказательств и просил отложить рассмотрение дела из-за своего плохого самочувствия и неявки прокурора. Следовательно, задержка продолжительностью почти один год произошла по вине заявителя.
  8. Учитывая общую продолжительность производства по делу, то, что оно рассматривалось судами нескольких различных инстанций и в некоторых задержках виноват сам заявитель, Европейский Суд приходит к выводу, что продолжительность рассмотрения дела в целом не вышла за рамки требования «разумного срока», содержащегося в пункте 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Мещеряков против Российской Федерации» (Meshcheryakov v. Russia) от 3 февраля 2011 г., жалоба N 24564/04 <1>, § 45). Отсюда следует: в этой части жалоба является явно необоснованной по смыслу положений пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 3/2012 (примеч. редактора).

 

  1. ИНЫЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

 

  1. Заявитель также жаловался на результат второго этапа рассмотрения дела, завершившегося вынесением кассационного определения от 4 октября 2005 г.
  2. Напоминая о своих задачах согласно Конвенции (см. § 51 настоящего Постановления), Европейский Суд считает, что в этой части жалоба должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции в отсутствие явных доказательств произвола.

 

  1. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

  1. УЩЕРБ

 

  1. Заявитель требовал примерно 75 000 евро в качестве компенсации материального ущерба, причиненного задержкой исполнения судебного решения от 17 января 2005 г., которые соответствуют невыплаченной заработной плате и выходному пособию в случае, если бы суды Российской Федерации надлежащим образом применили нормы ТК РФ. Кроме того, он требовал выплатить ему денежные средства в различном размере, утверждая, что внутригосударственные суды неправильно рассчитали суммы, которые ему должна академия. Наконец, заявитель требовал выплатить ему сумму в примерном размере 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
  2. Власти Российской Федерации считали эти требования чрезмерными и необоснованными.
  3. Европейский Суд не усматривает наличия причинно-следственной связи между установленным нарушением и материальным ущербом, который предположительно был причинен заявителю, поэтому он отклоняет соответствующее требование. С другой стороны, Европейский Суд допускает, что заявитель испытал горе и разочарование, так как он почти один год и четыре месяца оставался в состоянии неопределенности по поводу своего трудоустройства. В связи с этим Европейский Суд присуждает ему 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

  1. ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА ПРИ ПРОСРОЧКЕ ПЛАТЕЖЕЙ

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

 

1) объявил жалобу на задержку в исполнении судебного решения от 17 января 2005 г. в части, касающейся немедленного восстановления заявителя на работе, приемлемой для рассмотрения по существу, а остальной части — неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 2 000 евро (две тысячи евро) плюс любые налоги, которые могут подлежать уплате с указанной суммы, в качестве компенсации морального вреда с переводом этой суммы в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на день выплаты;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эту сумму должен начисляться простой процент, размер которого определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 5 февраля 2015 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Комитета Суда
ХАНЛАР ГАДЖИЕВ

Заместитель Секретаря Секции Суда
АНДРЕ ВАМПАШ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code