Информация о Постановлении ЕСПЧ от 17.09.2015 по делу «Лангнер (Langner) против Германии» (жалоба N 14464/11)

По делу обжалуется жалоба заявителя на нарушение его права на свободу выражения мнения. По делу не допущены нарушения требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Лангнер против Германии

(Langner v. Germany)

(N 14464/11)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 17 сентября 2015 года (вынесено V Секцией)

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Заявитель был уволен со своей должности в муниципальном жилищном учреждении после того, как он обвинил заместителя мэра в «извращении правосудия» в устной форме на собрании сотрудников, а затем в письменных замечаниях вышестоящему начальнику. Это утверждение было сделано в связи с распоряжением о сносе здания, которое заместитель мэра издал двумя годами ранее. Заявитель также утверждал, что заместитель мэра незаконно пытался распустить отдел учреждения, возглавлявшийся заявителем.

Заявитель обжаловал увольнение в судах Германии, которые, в конечном счете, установили, что его увольнение было обоснованным. При производстве по делу в Европейском Суде заявитель жаловался на нарушение его права на свободу выражения мнений.

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований статьи 10 Конвенции. Увольнение заявителя, которое было основано главным образом на его высказываниях в ходе ведомственного совещания, являлось вмешательством государства в осуществление им своего права на свободу выражения мнений. Это вмешательство было предписано законом (статья 53 коллективного договора для государственных служащих во взаимосвязи со статьей 1 Закона о несправедливых увольнениях) и преследовало законную цель защиты репутации и прав других лиц.

Европейский Суд должен был определить, является ли с учетом всех обстоятельств дела санкция, наложенная на заявителя, соразмерной законной цели, преследуемой государством, и были ли доводы, приведенные внутригосударственными властями для ее оправдания, соответствующими и достаточными. При решении данных вопросов Европейский Суд должен был учитывать обстоятельства дела, в том числе то, что побудило заявителя допустить такое высказывание, правовую и фактологическую базы, реально использованные выражения и их возможные интерпретации, их влияние на работодателя и санкция, наложенная на заявителя.

Что касается причины высказывания, Европейский Суд отметил, что вместо того, чтобы обратить внимание мэра или прокуратуры на свои опасения по поводу решения заместителя мэра, заявитель высказал их на собрании сотрудников около двух лет спустя. Федеральный суд по трудовым спорам установил, что высказывание заявителя не было направлено на выявление недопустимой ситуации в муниципальном жилищном учреждении, а было вызвано личными опасениями по поводу заместителя мэра ввиду предстоящего роспуска отдела заявителя. Исходя из этого Европейский Суд считает, что дело заявителя не было делом о гражданской активности, связанной с разоблачением противоправных действий, которое заслуживает особой защиты по статье 10 Конвенции.

Проведя тщательное изучение фактической и правовой ситуации, апелляционный суд по трудовым спорам пришел к выводу, что решение заместителя мэра выдать разрешение на снос было законным. Как многолетний руководитель подразделения по вопросам принятия мер против нецелевого использования жилищной собственности заявитель должен быть хорошо знаком с юридической составляющей вопроса. Соответственно, Европейский Суд не убежден в том, что заявитель исполнил свою обязанность тщательно проверять корректность своих утверждений.

Аналогичным образом ввиду положения заявителя можно было разумно предполагать, что он знал, что «извращение правосудия» согласно внутригосударственному законодательству является тяжким преступлением <1>. По мнению Европейского Суда, использование данного выражения представляет собой клеветническое обвинение — которое заявитель так и не отозвал — а не критику в общественных интересах. Что касается воздействия его обвинения на работодателя, то внутригосударственные суды пришли к выводу, что оно не только могло повредить репутации заместителя мэра, но также серьезно вмешаться в рабочую атмосферу муниципального жилищного учреждения. Кроме того, существовал риск, что оно станет известно широкой публике, поскольку не все присутствовавшие на совещании лица являлись сотрудниками учреждения. Наконец, хотя увольнение заявителя было самой тяжелой из возможных санкций, мнение апелляционного суда по трудовым спорам о том, что муниципалитет был вправе опасаться, что заявитель продолжит свое поведение, если будет восстановлен в должности, на взгляд Европейского Суда, не было неразумным.

———————————

<1> В объединенной Германии осуществлялось уголовное преследование по делам об «извращении правосудия» [Rechtsbeugung] (вынесении заведомо неправосудного приговора), когда неправосудные решения судей и прокуроров бывшей ГДР становились причиной длительных сроков заключения или смерти невинных людей (примеч. редактора).

 

Принимая во внимание вышеизложенное и, в частности, тот факт, что федеральный и апелляционный суды по трудовым спорам внимательно рассматривали дело с учетом права заявителя на свободу выражения мнения, Европейский Суд изучил соответствующие и достаточные мотивировки внутригосударственных судов при вынесении решения о том, что право заявителя на свободу выражения мнения не перевешивало общественный интерес работодателя на его увольнение. Следовательно, вмешательство государства в осуществление заявителем своего права на свободу выражения мнения не являлось несоразмерным.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были (вынесено единогласно).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code