Информация о Постановлении ЕСПЧ от 15.09.2015 по делу «Цанова-Гечева (Tsanova-Gecheva) против Болгарии» (жалоба N 43800/12)

По делу обжалуется недостаточное рассмотрение внутригосударственными судами вопроса о назначении председателя суда. По делу нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод допущено не было.

Цанова-Гечева против Болгарии

(Tsanova-Gecheva v. Bulgaria)

(N 43800/12)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 15 сентября 2015 года (вынесено IV Секцией)

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Заявительница, судья в г. Софии, временно исполняла обязанности заместителя председателя, а затем и председателя этого суда. Когда было опубликовано объявление о конкурсе на замещение вакантной должности председателя суда, она выдвинула свою кандидатуру. Высший судебный совет (далее — ВСС) Болгарии избрал другого кандидата. Данный кандидат и его выдвижение широко обсуждались в средствах массовой информации и подвергались жесткой критике со стороны многих журналистов и общественных деятелей. Утверждалось, что кандидат является близкой подругой исполняющего обязанности министра внутренних дел Болгарии. Заявительница обжаловала решение ВСС в Верховном административном суде Болгарии, который, рассмотрев жалобу палатой в составе трех судей, оставил решение в силе, но исключительно на основании того, что оно было принято путем тайного голосования. Палата Верховного административного суда в составе пяти судей отменила это решение, придя к выводу, что палата в составе трех судей применила не те положения законодательства. Она вынесла решение по существу дела и оставила жалобу заявительницы на решение ВСС без удовлетворения.

Заявительница жаловалась в Европейский Суд на недостаточность судебного контроля со стороны Верховного административного суда Болгарии.

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции. (a) Применимость статьи 6 Конвенции. Ни статья 6 Конвенции, ни какое-либо другое положение Конвенции или Протоколов к ней не гарантируют ни права на повышение в должности, ни права занимать какой-либо пост на государственной службе. Однако в обстоятельствах, как в настоящем деле, Европейский Суд уже признавал, что право на законное и справедливое трудоустройство или повышение в должности можно отнести к правам, которые признаются внутригосударственным законодательством или, по крайней мере, могут подлежать защите в той мере, в которой внутригосударственные суды признали их существование и рассмотрели жалобы, поданные в связи с этим заинтересованными лицами. Именно такая ситуация и сложилась в настоящем деле.

(b) По вопросу о достаточности судебного контроля и предполагаемой необоснованности решений Верховного административного суда Болгарии. Задача Европейского Суда заключалась только в том, чтобы установить, была ли у заявительницы возможность обратиться в суд, отвечающий требованиям статьи 6 Конвенции, и, в частности, осуществлял ли Верховный административный суд Болгарии достаточно эффективный судебный контроль.

Верховный административный суд Болгарии мог отменить решение по многим основаниям, признав его незаконным в связи с нарушениями процессуальных или материально-правовых норм, а также направить дело в ВСС Болгарии на новое рассмотрение в соответствии с указаниями Верховного административного суда относительно установленных им нарушений, которые могли последовать. Однако он был не вправе контролировать решения ВСС во всех аспектах. В частности, он не мог поставить под сомнение выводы ВСС по вопросу о том, кто из кандидатов лучше всего подходил на должность председателя суда, если только речь не шла о злоупотреблении служебным положением, и не мог подменить позицию ВСС своей точкой зрения.

Статья 6 Конвенции не ставит своей целью гарантировать возможность обратиться в суд, который может подменять позицию административных органов власти своим мнением. В связи с этим следует подчеркнуть, что к решениям, принятым административными органами власти по соображениям целесообразности, которые часто относятся к специализированным отраслям права, нужно относиться с уважением. В настоящем деле, даже если внутригосударственный суд признал за ВСС Болгарии достаточно широкую свободу усмотрения по вопросам оценки профессиональных качеств кандидатов и выбора наиболее квалифицированного претендента на должность, Верховный административный суд Болгарии реально осуществлял контроль за тем, чтобы, делая этот выбор, ВСС не вышел за рамки своих полномочий, то есть не нарушил установленную законом цель. Кроме того, судьи Верховного административного суда Болгарии проявили уважение к прямо предусмотренным законом требованиям.

Прежде всего, если говорить о характере спорного решения, оно касалось назначения председателя суда, то есть вопроса, который, безусловно, предполагает осуществление ВСС — органом, отвечающим за обеспечение автономности управления судебной властью, — свободы усмотрения, в частности, в области назначения судей и их трудовой дисциплины с целью гарантировать независимость правосудия. Для этого законодатель наделил ВСС широкой свободой усмотрения. С учетом этих доводов решение ВСС тем более оправдывает уважение, с которым нужно относиться к решениям, принятым административными органами власти по соображениям целесообразности.

Кроме того, решение ВСС было принято по результатам процесса отбора, в ходе которого обеспечивались определенные процессуальные гарантии. Правила отбора были подробно прописаны в законе и во внутренних правилах процедуры ВСС с целью гарантировать, что процесс отбора будет прозрачным, справедливым и основанным на профессиональных качествах кандидатов. В частности, были предусмотрены правила, направленные на обеспечение публичности, например, опубликование извещения о конкурсе, списка кандидатов и протокола заседания ВСС, а также правила проведения голосования. Кандидатов должна была оценивать комиссия, которая могла вносить предложения и оценивать претендентов, а они могли знакомиться с выводами комиссии и заявлять свои возражения. Кандидаты прошли собеседования в ВСС, во время которых у них была возможность рассказать о себе и ответить на вопросы членов ВСС. Верховный административный суд Болгарии действительно проконтролировал соблюдение этих правил по собственной инициативе или в ходе рассмотрения жалоб сторон. В более общем плане он ответил на основные доводы заявительницы, которая к тому же не подавала жалоб на предполагаемую связь второго кандидата с министром внутренних дел Болгарии или на возможное вмешательство последнего в процедуру отбора. Верховный административный суд Болгарии подтвердил, что доводы, приведенные в связи с этим ВСС, были достаточно полными.

Конечно, утверждения о непрозрачности процесса назначения судей и вмешательстве в него органов государственной власти, а также критические замечания компетентных международных организаций по данному поводу внушают тревогу. Однако, хотя Европейский Суд и отдает себе отчет в важности процедур назначения судей и повышения их в должности, а также влиянии, которое они оказывают на независимость и надлежащее отправление правосудия, в задачи Европейского Суда не входит оценка целесообразности решения ВСС Болгарии или критериев, которые следовало учитывать при его вынесении.

Если принять во внимание изложенные соображения, Верховный административный суд Болгарии осуществлял достаточно эффективный контроль с точки зрения статьи 6 Конвенции.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу требования пункта 1 статьи 6 Конвенции нарушены не были (вынесено единогласно).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code