КАТЕГОРИЯ «ИНТЕРЕС» В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПРАВЕ

И.Ю. Потёмкин

Законодатель, определяя назначение уголовного судопроизводства, в качестве приоритетной цели сформулировал защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6 Уголовно-процессуального Кодекса РФ, далее — УПК РФ). Очевидно, что законом равным образом признаются и защищаются интересы как потерпевших от преступления, так и лиц, в отношении которых решается вопрос о привлечении к уголовной ответственности. Законный интерес последних состоит в недопущении их незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод. В ряде других статей УПК РФ законодатель распространяет действие категории «интерес» и на других участников уголовного судопроизводства, именуя их заинтересованными лицами (например, в ч. 5 ст. 6.1 УПК РФ так именуются лица, которые обращаются к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела), лицами, интересы которых затронуты в ходе уголовного судопроизводства (ч. 1 ст. 119 и ч. 1 ст. 123 УПК РФ).

Таким образом, участники уголовного судопроизводства, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, а также и иные лица, обладают определенной правовой субстанцией, имеющей ценностный характер, признаваемой законом и обеспеченной возможностью реализации посредством совершения определенных процессуальных действий (представление доказательств, заявление ходатайств, подача жалоб и др.). В тексте закона эта субстанция формализуется посредством категории «интерес». При этом закон не содержит разъяснения понятия «интерес» или «законный интерес» как это сделано применительно к другим понятиям, используемым в УПК РФ (ст. 5).

Неопределенность в понимании сущности и значении категории «интерес» может привести к пренебрежению правами участников процесса со стороны органов предварительного расследования и суда, что, в свою очередь, способно негативным образом отразится на осуществлении субъектами уголовного судопроизводства принадлежащих им процессуальных прав и реализации назначения уголовного судопроизводства в целом. Кроме того, говоря о наличии интереса у субъектов уголовного судопроизводства нельзя обойти вниманием тех из них, которые в силу возложенных на них процессуальных функций осуществляют производство по уголовному делу. Имеют ли органы предварительного расследования, суд интерес и если да, то в чем он заключается? В каком соотношении находятся интересы органов и лиц, ведущих производство по уголовному делу и иных участников процесса? Научная разработка категории «интерес» в уголовно-процессуальном праве призвана восполнить указанную неопределенность и наметить пути решения указанных вопросов.

Категории «право» и «интерес» тесно взаимосвязаны. В свое время Р. Иерингом была высказана весьма плодотворная идея, о том, что право по существу представляет юридически защищенный интерес, а цель права заключается в уравновешивании интересов в обществе, в нахождении компромисса между ними [2, с. 54].

Разделяя указанный подход, добавим, что право по своей сути представляет нормативно-формализованный и закрепленный в правовых актах интерес, обусловленный волей законодателя. Именно нормы права, (имеются в виду нормы-правила поведения) и заключают в себе основной компонент интереса.

Определяя категорию интереса в праве необходимо сформулировать опорный понятийный ряд данной категории. Анализ литературных источников показывает, что наиболее часто используемыми предикатами в ее определениях являются: потребность, мотив, деятельность, побуждение, осознание, цель, направленность субъекта. Деятельность должна рассматриваться не чем-то внешним по отношению к интересу, не просто его реализацией. Выступая моментом деятельности, интерес обеспечивает переход субъективного в объективное, обретая тем самым объективную форму собственного бытия.

Как правильно отмечает И.В. Першина, «интерес есть характеристика отношения субъекта к условиям его бытия, выражающаяся в мотивированности и целенаправленности деятельности, преследующей удовлетворение определенных потребностей» [1, с. 9].

Таким образом, интерес в праве является по своей природе объективно-субъективной категорией. Объективный характер интереса выражается в его обусловленности реалиями общественного бытия. В частности такими реалиями правовой действительности различного порядка как: система охраняемых правом социальных благ, права и свободы субъектов правоотношений, правовая (процессуальная) ситуация, сложившаяся в ходе юридического процесса и др.

Субъективный характер интереса определяется прежде тем, что интерес в праве суть осознанно-волевое мотивированное стремление субъекта к удовлетворению различных потребностей, достижению определенного состояния. Интерес в праве возникает, изменяется и реализуется в зависимости от обстоятельств, определяющих его объективную и субъективную стороны.

Экстраполируя общие подходы к выявлению существа и характеристики интереса в праве в сферу уголовно-процессуального права, и ставя задачу выявить специфику категории интереса в уголовно-процессуальном праве, необходимо, как представляется, обратится прежде к определению данной категории в сфере материального уголовного права. Побудительным началом такого подхода является тот общеизвестный факт, что всякий юрисдикционный процесс, которым является и процесс уголовный, является формой превращения юридических моделей, содержащихся в законодательстве, в реальную систему правоотношений. Иначе говоря, уголовный процесс направлен на выявление и реализацию материального правоотношения уголовной ответственности. Отсюда допускаемое предположение, гипотеза — если юрисдикционный процесс является формой установления и реализации материального правоотношения, то интересы, выраженные в нормах материального права, определяют интересы субъектов юрисдикционного процесса, во всяком случае, между этими интересами имеется определенная причинно-следственная связь. Насколько верна выдвинутая гипотеза?

Уголовно-процессуальное право, имея собственное содержание, является вместе с тем формой реализации нормы материального уголовного права. Между процессуальным и материальным правом существует теснейшая взаимосвязь, обусловленная рядом объективных факторов правовой действительности — уголовной ответственностью, преступлением, наказанием. Нормы материального права закрепляют основания и принципы уголовной ответственности, определяют, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливают виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений. Нормы же процессуального права регулируют деятельность, связанную с установлением посредством доказывания оснований уголовной ответственности — деяния, содержащего все признаки состава преступления, привлечением лица, совершившего преступление к уголовной ответственности и его наказанию.

«Формирование и понимание интереса — пишет И.В. Першина, — немыслимо помимо деятельности. Их диалектика такова, что всякий интерес выступает продуктом предшествующей и атрибутом последующей деятельности» [1, с. 9]. Развивая данный тезис, отметим, что деятельности субъектов уголовного процесса, предшествует деятельность законодателя, который не только определяет посредством нормотворчества порядок производства по уголовному делу, но также формализует предмет уголовного судопроизводства — нормы материального уголовного права. Поэтому, если речь вести о законодателе, его интерес в правоприменительной деятельности является своего рода продолжением интереса ранее проявленного им в правотворческой деятельности.

Материальное уголовное право и право уголовно-процессуальное относятся к публичным отраслям права, где публичные интересы превалируют над частными, а последние подчинены публичным началам. Публичный интерес, в свою очередь, выражается в служении государства гражданскому обществу, защите его интересов и интересов частных лиц [3, с. 5].

Выражением публичного интереса в уголовном праве, в частности, являются положения ч. 1 ст. 2 УК РФ определяющей, что задачами уголовного закона являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. Законодатель, преследуя цель защиты социальных ценностей от преступных посягательств и формулируя задачей материального уголовного права их охрану, выражает, тем самым, публичные, общественные интересы.
В последующем этот публичный интерес реализуется законодателем и в уголовно- процессуальном праве: в приведенных выше положениях ст. 6 УПК РФ, а также в имеющих принципиальный характер правилах ст. 20, 21 УПК РФ и иных нормах УПК РФ, развивающих и конкретизирующих положения указанных статей закона.

Формально-логический анализ положений ч. 1 ст. 2 УК РФ и ст. 6 УПК РФ позволяет прийти к выводу, что сфера охраняемого интереса выраженного в нормах материального права значительно шире сферы защищаемого интереса, выраженного в ст. 6 УПК РФ. Материальный закон охраняет не только права и свободы человека и гражданина от преступных посягательств, но и социальные блага присущие обществу в целом — общественный порядок и безопасность, конституционный строй. Поскольку преступные деяния всегда посягают на публичные интересы в предмет уголовно-правовой охраны включены интересы как личности, так и государства, выступающего представителем общественного, публичного интереса. Иного быть и не может, в противном случае уголовное право утратило бы свой публичный характер.

С этих позиций правила ст. 6 УПК РФ выглядят далеко неполными. В нормах процессуального права под защиту поставлены только права и законные интересы физических и юридических лиц, о защите публичных интересов ст. 6 УПК РФ умалчивает. Возникает юридическая лакуна между материальным и процессуальным правом, так как у читателя УПК РФ может сложиться неверное представление о том, что уголовно-процессуальный закон защищает только лиц и организаций потерпевших от преступления, подозреваемых, обвиняемых, подсудимых от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения и не защищает общество и государство.
Полагаем в этой связи целесообразным, следуя логике ст. 6 УПК РФ, дополнить ч. 1 пунктом, предусматривающим защиту общества и государства от преступных посягательств в качестве назначения уголовного судопроизводства.

Интерес в уголовно-процессуальном праве можно определить как сформированное в ходе процессуальной деятельности под воздействие материально-правовых и процессуальных факторов отношение субъекта уголовного судопроизводства к сложившейся по делу правовой ситуации, определяющее характер и содержание совершаемых им процессуальных действий в целях достижения правового состояния удовлетворяющего потребностям субъекта.

Интерес в уголовно-процессуальном праве может быть проявлен различным образом, основной способ его реализации — совершение (не совершение) процессуальных действий, принятие (не принятие) процессуальных решений.

По функциональному признаку процессуальные интересы могут быть классифицированы на интересы: правосудия, обвинения и защиты. В рамках функционального признака выделяются интересы отдельных участников уголовного судопроизводства, реализующих соответствующие функции.

Реализуя процессуальный интерес, соответствующий субъект уголовного процесса стремится к достижению определенного правового положения, такого состояния права, которое сам субъект позиционирует как наиболее для себя благоприятное. Интерес тем самым определяет цель процессуальной деятельности субъекта.

Процесс по существу движется интересами теми его участников, которые в силу предписания закона обязаны осуществлять публичные процессуальные функции обвинения и правосудия. Реализуемое посредством уголовного преследования обвинение отражает публичные интересы в процессуальной деятельности органов предварительного расследования и прокурора; рассмотрение и разрешение судами уголовных дел также преследует публичные интересы в принятии законного решения по делу. Интересы защиты, как правило, входят в конфликт с интересами обвинения, где каждая из сторон стремится к созданию такой правовой ситуации, которая позволяла бы на законных основаниях принять суду наиболее благоприятное для стороны процессуальное решение.

Таким образом, именно процессуальный интерес субъектов уголовного судопроизводства определяет движение уголовного дела и результаты его рассмотрения и разрешения.

Библиографический список

1. Першина И.В. Интерес в праве : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.01 / И.В.Першина. — Н. Новгород, 2002. — 183 с.
2. Теория государства и права : учебник / под ред. А.С. Пиголкина, Ю.А. Дмитриева. — М. : Юрайт, 2010. — 744 с.
3. Тихомиров Ю.А. Публичное право: падение и взлеты / Ю. А. Тихомиров // Государство и право. — 1996. — № 1.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2015. Выпуск 24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code