Кассационное определение Верховного Суда РФ от 21.01.2015 N 127-УД15-4

Приговор: По ч. 1 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, п. п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ за превышение должностных полномочий.

Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключено осуждение по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, наказание снижено.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2015 г. N 127-УД15-4

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Сабурова Д.Э.

судей Истоминой Г.Н. и Кочиной И.Г.

при секретаре Поляковой А.С.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Трушлякова Ф.М. в интересах осужденного Халилова Р.И. на приговор Джанкойского горрайонного суда Республики Крым от 6 ноября 2014 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Апелляционного суда Республики Крым от 25 декабря 2014 года и постановления президиума Верховного Суда Республики Крым от 4 марта 2015 года.

По приговору Джанкойского горрайонного суда Республики Крым от 6 ноября 2014 года

Халилов Р.И., <…> несудимый,

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 111 УК РФ на 4 года, п. п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ на 4 года 6 месяцев с лишением права занимать должности в правоохранительных органах Российской Федерации сроком на 3 года.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 4 года 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах Российской Федерации сроком на 3 года.

На основании ст. 48 УК РФ Халилов Р.И. лишен специального звания «майор милиции».

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Апелляционного суда Республики Крым от 25 декабря 2014 года приговор в отношении Халилова Р.И. изменен: исключено его осуждение по ч. 1 ст. 111 УК РФ и указание о назначении наказания по совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ; постановлено считать Халилова Р.И. осужденным по п. п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах Российской Федерации сроком на 3 года.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Крым от 4 марта 2015 года приговор и апелляционное определение в отношении Халилова Р.И. изменены: исключено указание о назначении осужденному в соответствии со ст. 48 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения специального звания «майор полиции»; по п. п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ Халилову Р.И. назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах Российской Федерации, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 3 года.

В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемых судебных решений и доводы кассационной жалобы, выступление защитника осужденного адвоката Трушлякова Ф.М., поддержавшего доводы жалобы об отмене судебных решений в отношении Халилова Р.И., выступление прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор и последующие судебные решения в отношении Халилова изменить: исключить его осуждение по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, а в остальном оставить судебные решения без изменения, Судебная коллегия,

установила:

С учетом внесенных в приговор изменений Халилов Р.И. осужден за превышение должностных полномочий с применением насилия к Т. и с причинением тяжких последствий при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Трушляков Ф.М. указывает, что приговор и последующие судебные решения в отношении его подзащитного вынесены с существенными нарушениями норм уголовного и уголовно-процессуального закона. Выводы суда о виновности Халилова Р.И. основаны на предположениях, в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением действующего законодательства. Указывает на незаконность осуждения Халилова Р.И., при этом считает ссылку суда на ст. 2 Федерального закона от 5 мая 2014 года N 91-ФЗ несостоятельной, а вывод суда о том, что доводы стороны защиты противоречат положениям Федерального конституционного закона от 21 марта 2014 года N 6-ФКЗ, необъективным. Обращает внимание, что обвинительный акт был составлен в соответствии с нормами УПК Украины, обвинительное заключение не было составлено и вручено его подзащитному в соответствии с законодательством РФ, что, по его мнению, исключало постановление приговора. В удовлетворении заявленного стороной защиты ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом необоснованно было отказано. Ссылается на нарушение судом принципов уголовного судопроизводства, неверную оценку представленных доказательств. Так, полагает, что суд пришел к необоснованному выводу о принятии показаний потерпевшего Т., а также свидетелей стороны обвинения, которым обстоятельства совершения преступления известны только со слов потерпевшего, и о критическом отношении к показаниям ряда свидетелей, которые исключают вину Халилова Р.И. в совершении преступления. Неверно суд оценил и выводы проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз, которые свидетельствуют о том, что Т. получил травму вне помещения <…> ГО, что полностью исключает вину его подзащитного. Показания экспертов Д., Х., И., Б., С. и С. оценены судом с обвинительным уклоном, при этом не дана оценка протоколу допроса эксперта Л. Указывает, что Халилов Р.И. совершил преступление до 18 марта 2014 года не на территории Российской Федерации и не против интересов указанного государства, а против интересов, охраняемых законодательством Украины, в связи с чем не подлежал привлечению к уголовной ответственности по УК РФ. Ссылается на отсутствие объекта преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ. Обращает внимание, что вызванные в суд апелляционной инстанции свидетели С., Ч. и О. явились в судебное заседание, однако ходатайство об их допросе было необоснованно отклонено. Апелляционное определение не отвечает требованиям ст. 389.33 УПК РФ, поскольку в нем отсутствуют подписи двух судей. Считает, что Халилов Р.И. незаконно, с нарушением положений ст. 48 УК РФ, лишен специального звания «майор милиции», которое является специальным званием, присвоенным другим государством, при этом президиум указал в резолютивной части постановления на лишение специального звания «майор полиции», которое Халилову Р.И. не присваивалось. С учетом изложенного просит об отмене состоявшихся в отношении его подзащитного судебных решений и прекращении производства по делу.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Халилова в превышении должностных полномочий с применением насилия правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

При этом суд дал надлежащую оценку всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам и привел убедительные мотивы, в силу которых доказательства стороны обвинения им приняты, а доказательства стороны защиты — отвергнуты.

Исследовав и оценив представленные сторонами доказательства, суд правильно признал установленным, что Халилов Р.И., занимавший должность начальника сектора уголовного розыска <…> городского отдела ГУ МВД Украины в АР Крым, имевший специальное звание майор милиции, 20 июля 2013 года, находясь в служебном кабинете N <…>, расположенном на <…> этаже здания <…> ГО, действуя умышленно, превышая свои служебные полномочия, с целью повышения показателей раскрываемости тяжких преступлений и получения от Т., показаний, которые разоблачали бы М. в совершении разбойного нападения на М., нанес Т. удар правой рукой по лицу, удар левой рукой в область туловища под ребра, после чего нанес удар кулаком правой руки в область нижней части спины, причинив здоровью потерпевшего тяжкий вред в виде закрытой тупой травмы живота, разрыва селезенки с развитием гемоперитонеума.

Данные действия осужденного правильно квалифицированы судом по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, как совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств, которые могли повлиять на правильность установления фактических обстоятельств, судом не допущено.

В апелляционном порядке дело рассмотрено с соблюдением требований главы 45.1 УПК РФ, в апелляционном определении дана оценка доводам апелляционных жалоб, составлено апелляционное определение в соответствии со ст. 389.28 УПК РФ и подписано всеми судьями.

Из содержания кассационной жалобы, следует, что доводы о непричастности Халилова к превышению должностных полномочий с применением насилия к Т., о том, что потерпевший получил травму вне помещения <…> ГО, основаны на иной оценке показаний потерпевшего, свидетелей, экспертов Д., Х., И., Б., С., С.

Между тем, предметом производства в суде кассационной инстанции является законность судебного решения, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права). Вопросы же о правильности установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), что оспаривается в жалобе, в силу статьи 401.1 УПК РФ, не являются предметом проверки суда кассационной инстанции.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.13 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Однако нарушений закона, подпадающих под вышеуказанные критерии, по данному делу не установлено.

В соответствии с ч. 1, 2 Федерального Конституционного закона «О применении положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя» N 91-ФЗ материалы уголовного производства, по которым судебное разбирательство до 18 марта 2014 года не назначено, возвращаются судом прокурору.

В случае, если судебное разбирательство по уголовному делу начато до 18 марта 2014 года, оно продолжается в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, при отсутствии оснований для возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со статьей 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. По ходатайству прокурора деяния подсудимого подлежат переквалификации судом в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации, не ухудшающей положения подсудимого. При этом наказание назначается с учетом требований статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации. Судебное разбирательство в судах первой и апелляционной инстанций по уголовному делу, подсудному суду, указанному в части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, продолжается судом, рассматривающим данное дело.

Эти требования закона соблюдены судом по настоящему делу.

Как следует из материалов дела, уголовное дело в отношении Халилова поступило в Джанкойский горрайонный суд Республики Крым 4 декабря 2013 года, 6 декабря 2013 года было назначено судебное заседание по настоящему делу на 13 декабря 2013 года (т. 7 л.д. 25, 94 — 96).

13 декабря 2013 года судебное разбирательство начато не было, рассмотрение дела, согласно справке секретаря судебного заседания, перенесено на 2 января 2014 года.

2 января 2014 года начато судебное разбирательство по делу, до 18 марта 2014 года по нему проведено несколько судебных заседаний, очередное судебное заседание отложено на 31 марта 2014 года, однако не состоялось в связи с принятием Республики Крым в состав Российской Федерации.

В судебном заседании 7 мая 2014 года государственный обвинитель во исполнение положений ст. 2 указанного выше Закона изменил обвинение, приведя его в соответствие уголовным законом Российской Федерации и судебное разбирательство было продолжено по новому обвинению.

Вопреки доводам жалобы препятствий для рассмотрения дела по существу по результатам проведенного расследования на основании составленного в отношении Халилова обвинительного акта, в котором подробно описаны обстоятельства предъявленного обвинения, перечислены доказательства, подтверждающие его виновность, с учетом приведения обвинения в соответствие с уголовным законом Российской Федерации, не имелось, а потому суд обоснованно оставил без удовлетворения ходатайство стороны защиты о возвращении дела прокурору и продолжил судебное разбирательство.

Доводы жалобы о том, что Халилов Р.И. не подлежал привлечению к уголовной ответственности по Уголовному кодексу РФ, поскольку совершил преступление до 18 марта 2014 года не на территории Российской Федерации и не против интересов указанного государства, а против интересов, охраняемых законодательством Украины, противоречат ч. 2 приведенного выше Закона, согласно которому лица, совершившие преступления на территории Республики Крым подлежат уголовной ответственности и наказанию по уголовному закону Российской Федерации, при этом каких-либо исключений для преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления данный Закон не содержит.

По указанным мотивам Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора и последующих судебных решений по доводам жалобы.

Вместе с тем осуждение Халилова по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ подлежит исключению из приговора по следующим основаниям.

Признавая Халилова Р.И. виновным по п. п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, то есть в превышении должностных полномочий с применением насилия к Т. и с причинением тяжких последствий, суд указал в приговоре, что его действия повлекли тяжкие последствия, а именно причинение тяжкого вреда здоровью Т. в виде тяжких телесных повреждений, и существенный нематериальный вред как государственным интересам — в виде дискредитации звания работника милиции, наделенного правоохранительными функциями, и подрыва существующего правопорядка, конституционного принципа верховенства права, авторитета и престижа правоохранительных органов — милиции, в лице Министерства внутренних дел Украины и ГУ МВД Украины в АР Крым, так и общественным интересам в виде противопоставления себя гражданскому обществу путем попрания наивысшей социальной ценности — здоровья человека, провозглашенной не только государством Украина в ст. 3 Конституции Украины, но и Всемирной организацией здравоохранения в уставе от 22 июля 1946 года, а также охраняемым законом правам гражданина Т. в виде причинения последнему телесных повреждений, которые имеют признаки тяжкого вреда здоровью, создающего непосредственно угрозу для жизни.

Между тем, по смыслу закона, причинение любого вреда здоровью потерпевшего, в том числе и тяжкого в результате примененного насилия при превышении должностных полномочий полностью охватывается п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Кроме того, в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 года N 19 «С судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий», под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварии и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.

Наступление указанных или им подобных последствий по настоящему уголовному делу не установлено и в приговоре не приведено.

Существенное же нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства предусмотрены диспозицией ст. 286 УК РФ и являются необходимым признаком объективной стороны данного преступления, в связи с чем дополнительной квалификации по признаку причинения тяжких последствий не требуется.

При таких данных квалификация действий Халилова Р.И. по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ является излишней, в связи с чем осуждение его по данному признаку подлежит исключению из приговора.

В связи с внесением в приговор изменений, улучшающих положение осужденного, назначенное ему наказание подлежит смягчению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Джанкойского горрайонного суда Республики Крым от 6 ноября 2014 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Апелляционного суда Республики Крым от 25 декабря 2014 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Крым от 4 марта 2015 года в отношении Халилова Р.И. изменить.

Исключить его осуждение по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Назначенное ему по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ наказание смягчить до 4 (четырех) лет 3 (трех) месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах Российской Федерации, связанные с осуществлением функций представителя власти сроком на 3 года, с отбыванием основанного наказания в исправительной колонии общего режима.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code