Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 29.12.2015 N 4-АПУ15-76СП

Приговор: По ч. 5 ст. 228.1 УК РФ за производство психотропного вещества в особо крупном размере; по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ за приготовление к сбыту психотропного вещества в особо крупном размере.

Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключено осуждение по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, а также назначение осужденным наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 декабря 2015 г. N 4-АПУ15-76СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

при секретаре Прохорове А.С.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.М., осужденного Пратько К.И. (в режиме видеоконференцсвязи), его защитников — адвокатов Клюжева С.Н. и Лунина Д.М., защитника осужденного Соколова К.В. — адвоката Некрасовой О.К.

рассмотрела апелляционные жалобы осужденного Пратько К.И. и его защитника Клюжева С.М., защитников осужденного Соколова К.В. — адвокатов Голик Т.М. и Некрасовой О.К. на приговор Московского областного суда от 20 июля 2015 г., по которому

Пратько К.И., <…>, несудимый,

осужден:

— по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 17 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 руб.;

— по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 100 000 руб.;

— на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно — к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 350 000 руб.;

Соколов К.В., <…> несудимый,

осужден:

— по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 17 годам лишения свободы;

— по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы;

— на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно — к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав выступления осужденного Пратько К.И., защитников осужденных — адвокатов Клюжева С.Н., Лунина Д.М. и Некрасовой О.К., поддержавших доводы, приведенные в апелляционных жалобах, а также выслушав мнение прокурора Химченковой М.М., предложившей приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Московского областного суда от 20 июля 2015 г., основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей от 9 июля 2015 г., Пратько К.И. и Соколов К.В. признаны виновными в том, что, преследуя корыстную цель, в составе группы лиц по предварительному сговору осуществили производство психотропного вещества — амфетамина в особо крупном размере общей массой 10 373,31 грамма, а также приготовление к сбыту указанного психотропного вещества в особо крупном размере.

Осужденный Пратько К.И. в апелляционной жалобе (с дополнениями) выражает несогласие с приговором, указывает на то, что судом не были учтены его раскаяние и признание вины, готовность сотрудничать с правоохранительными органами, а также то, что он ранее не судим и положительно характеризуется. Отмечает, что его показания о согласии с предъявленным обвинением было оглашены перед присяжными заседателями некорректно, поскольку он соглашался только с тем обвинением, в котором ему не инкриминировалось производство психотропного вещества. Считает, что доказательств его соучастия в качестве исполнителя в производстве психотропного вещества не предъявлено. Возражает против решения суда о конфискации автомобиля «<…>», поскольку титульным собственником этого автомобиля является К. Обращает внимание на нарушение судом сроков предъявления ему для ознакомления протокола судебного заседания. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Клюжев С.М. в апелляционной жалобе (с дополнениями) в защиту Пратько К.И., полагая приговор в отношении его подзащитного незаконным, необоснованным и несправедливым, просит о его отмене или изменении. Подчеркивает, что сторона защиты отрицала присутствие Пратько К.И. на участке N <…> в СНТ «<…>» <…> района <…> области в период времени с 25 июня 2013 г. по 10 часов 34 минуты 26 июня 2013 г., а следовательно, и его участие в производстве амфетамина. Также отрицает причастность Пратько К.И. к сбыту наркотического средства, кроме 260,2 граммов. Считает, что вопросы, касающиеся доказывания виновности Пратько К.И. в совершении каждого из вменяемых ему в вину деяний, незаконно объединены в одном вопросе вопросного листа. Оспаривает отклонение председательствующим по делу предложенного стороной защиты дополнения к вопросному листу, а также то, что по этому вопросу не было принято соответствующее решение, сообщает о заявленных им в ходе судебного заседания иных возражениях против действий председательствующего по делу. Утверждает о незаконности принятого судом решения о конфискации автомобиля «<…>», собственником которого является К. считая, что при его принятии были нарушены правила специальной процедуры искового производства. Обращает внимание на несоблюдение судом установленных законом сроков ознакомления с протоколом судебного заседания.

Адвокаты Голик Т.М. и Некрасова О.К. в апелляционной жалобе в защиту Соколова К.В. утверждают, что постановленный в отношении их подзащитного приговор является несправедливым ввиду чрезмерной суровости назначенного осужденному наказания. Обращают внимание на то, что в отношении Соколова К.В. отсутствует какая-либо информация, характеризующая его отрицательно, отягчающие обстоятельства в отношении него отсутствуют, и при этом судом установлены смягчающие обстоятельства: заявление о раскаянии в содеянном, наличие у него родовой травмы и тяжелого заболевания. Выражают несогласие с решением суда, не признавшего в качестве смягчающего обстоятельства активного способствования раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников, хотя Соколов К.В. на всем протяжении предварительного следствия и судебного разбирательства признавал себя виновным, конкретизируя действия соучастников, и эта его позиция дала основание для постановления обвинительного приговора. С учетом того, что в отношении Соколова К.В. отсутствуют отягчающие обстоятельства, считают, что это дает основание применить положение ч. 1 ст. 62 УК РФ. Полагают также, что поведение Соколова К.В. во время и после совершения преступления, состояние его здоровья являются исключительными обстоятельствами, позволяющими назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственные обвинители Пашнев В.Н. и Шубенков П.А. предлагают оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Изучив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, письменных возражениях, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия полагает приговор по делу подлежащим изменению.

Уголовное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей по ходатайству обвиняемого Пратько К.И., заявленному с соблюдением правил, установленных ст. 217 УПК РФ. Как следователь, руководствуясь п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, так и суд, руководствуясь ч. 2 ст. 325 УПК РФ, обоснованно пришли к выводу, что, несмотря на отказ Соколова К.В. от использования данной формы судопроизводства, уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей в отношении обоих обвиняемых.

Особенности и правовые последствия рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей Пратько К.И. и Соколову К.В. были разъяснены.

В частности, им было разъяснено положение ст. 389.27 УПК РФ, согласно которому судебные решения, вынесенные с участием коллегии присяжных заседателей, не подлежат пересмотру по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 389.15 УПК РФ, т.е. ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. В силу этой нормы закона доводы защиты Пратько К.И. относительно недоказанности его участия в производстве амфетамина не подлежат проверке судом апелляционной инстанции.

Формирование коллегии присяжных заседателей осуществлялось в соответствии с предписаниями уголовно-процессуального закона; каких-либо нарушений в его процедуре не установлено.

Порядок исследования судом обстоятельств уголовного дела, предусмотренный гл. 42 УПК РФ, соблюден. Исходя из положений ст. 15 УПК РФ сторонам в судебном заседании были обеспечены равные возможности по представлению и исследованию доказательств по делу, чем сторона защиты воспользовалась. Исследованные в судебном заседании доказательства соответствовали требованиям относимости и допустимости, а возникающие в связи с оценкой доказательств вопросы разрешались судом с учетом мнения сторон и с приведением соответствующей мотивировки.

Вопросный лист по делу составлен в соответствии с требованиями ст. 252, 338 и 339 УПК РФ. Включенные в него вопросы, как того и требует уголовно-процессуальный закон, основаны на обвинении, которое было предъявлено подсудимым и которое исследовалось в судебном заседании; при этом в вопросном листе отсутствуют формулировки, которые можно было бы расценивать как предрешение по поставленным вопросам.

Судебная коллегия находит несостоятельным содержащийся в апелляционной жалобе адвоката Клюжева С.М. довод относительно неправомерности соединения в одном вопросе обстоятельств, касающихся доказанности виновности Пратько К.И. и Соколова К.В. в совершении обоих инкриминируемых каждому из них преступлений, поскольку фактическую сторону как одного, так и другого образовывали, по существу, одни и те же действия, выразившиеся в изготовлении и краткосрочном (непосредственно после изготовления) хранении произведенного психотропного вещества, совершенных с целью сбыта. При таких обстоятельствах постановка самостоятельных вопросов, касающихся доказанности каждого из преступлений, была бы излишней и могла бы породить неясности и противоречия.

При подготовке вопросного листа сторонам, в том числе стороне защиты, была обеспечена возможность внести свои предложения относительно формулировок выносимых на обсуждение присяжных заседателей вопросов. Тот факт, что председательствующий в судебном заседании отказал адвокату Клюжеву С.М. в дополнении вопроса N 2 предложенной адвокатом формулировкой, не дает оснований говорить об ограничении прав стороны защиты. Предложенное адвокатом Клюжевым С.М. дополнение к вопросному листу относительно доказанности совершения Пратько К.И. действий, «непосредственно направленных на производство психотропного вещества амфетамин массой 10373,31 грамма», фактически предполагает дачу присяжными заседателями юридической оценки действиям Пратько К.И. как покушению на преступление, порождая при этом неопределенность в части раскрытия содержания понятия образующих покушение на преступление «действий, непосредственно направленных на производство амфетамина». Не нарушает закон права осужденных и отклонение предложения адвоката Клюжева С.М. о включении в вопрос N 2 данных о времени нахождения Пратько К.И. в доме на участке N <…> в СНТ «<…>», поскольку такие данные, как и данные об инкриминируемых Пратько К.И. конкретных действиях в этом вопросе содержались.

Не может расцениваться как нарушение закона и то, что по существу предложенных стороной защиты замечаний по содержанию и формулировкам вопросов председательствующим не было вынесено специальное постановление, поскольку, по смыслу ст. 338 УПК РФ, решение по высказанным сторонами замечаниям и предложениям по вопросному листу принимается председательствующим в совещательной комнате путем формулирования окончательного текста вопросного листа без вынесения специального постановления.

Напутственное слово произнесено председательствующим в соответствии с предписаниями ст. 340 УПК РФ, без высказывания оценок исследованных материалов и рекомендаций относительно возможного решения по делу. Каких-либо возражений по поводу содержания напутственного слова председательствующего от сторон не поступало.

Вердикт вынесен присяжными заседателями исходя из существа поставленных перед ними в пределах предъявленного Пратько К.И. и Соколову К.В. обвинения вопросов, он является ясным и непротиворечивым.

По результатам обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей судом постановлен приговор, который основан на обстоятельствах дела, признанных присяжными заседателями доказанными, и соответствует нормам как уголовно-процессуального, так и уголовного законов. Оснований для применения председательствующим положений ч. 5 ст. 348 УПК РФ и, соответственно, для признания обвинительного вердикта вынесенным в отношении невиновного и роспуска в связи с этим коллегии присяжных заседателей и направления дела на новое рассмотрение, из материалов дела не усматривается. С учетом этого отклонение председательствующим ходатайства адвоката Клюжева С.М. о применении положений ч. 5 ст. 348 УПК РФ является обоснованным и соответствующим нормам уголовно-процессуального закона.

Квалификация действий каждого из осужденных по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ сомнений не вызывает. Оба осужденных, действуя по предварительному сговору, совершили согласованные умышленные действия, направленные на серийное получение психотропного вещества — амфетамина с использованием специального оборудования и химических препаратов, в приспособленном для этих целей помещении — лаборатории. То обстоятельство, что непосредственно технологический процесс получения амфетамина осуществлял Соколов К.В., не ставит под сомнение роль Пратько К.И. как соисполнителя производства психотропного вещества, поскольку все совершенные им действия (приобретение, перевозка и размещение в специальном помещении технического оборудования и химических препаратов, обеспечение сбыта произведенного амфетамина), признанные доказанными коллегий присяжных заседателей, были совершены в соответствии с определенной ему ролью совместно и согласованно со вторым участником преступления, охватывались их единым умыслом на создание производства психотропного вещества.

Вместе с тем Судебная коллегия находит необоснованной квалификацию действий Пратько К.И. и Соколова К.В. не только по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, но и по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, поскольку все совершенные осужденными действия, связанные с незаконным оборотом психотропных веществ, охватывались единым их умыслом, возникшим еще до начала создания производства по получению амфетамина и направленным на получение дохода в результате реализации произведенного ими психотропного вещества. Фактически органами предварительного следствия и судом как создание условий для незаконной реализации психотропного вещества, как приготовление к его сбыту квалифицированы действия Пратько К.И. и Соколова К.В., сводящиеся к производству амфетамина общей массой 10373,31 грамма и его закладке на хранение непосредственно после производства с целью последующего сбыта.

При таких условиях квалификация указанных действий не только по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, но и по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ является избыточной, с учетом чего приговор в этой части подлежит пересмотру. В связи с исключением из приговора осуждения Пратько К.И. и Соколова К.В. по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ также подлежит исключению и назначение им наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Наказание Пратько К.И. и Соколову К.В. по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ назначено в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступления, характера и степени участия каждого из них в его совершении, данных об их личностях, смягчающих обстоятельств (заявлений о раскаянии в содеянном, а у Соколова К.В. также — наличие родовой травмы и серьезного заболевания); отсутствия обстоятельств отягчающих наказание, влияния назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

Суд, вопреки позициям стороны защиты, обоснованно не признал в качестве смягчающего обстоятельства при назначении наказания осужденным активного способствования раскрытию и расследования преступления, поскольку еще до первых допросов Пратько К.И. и Соколова К.В. органы предварительного следствия располагали достаточными доказательствами их совместной преступной деятельности.

Утверждение адвокатов Голик Т.М. и Некрасовой О.К. о наличии оснований для применения в отношении Соколова К.В. положений ч. 1 ст. 62 УК РФ не основано на законе, поскольку в силу ч. 3 ст. 62 УК РФ указанные положения не подлежат применению, если соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрено пожизненное лишение свободы. Частью 5 статьи 228.1 УК РФ, по которой осужден Соколов К.В., такое наказание предусмотрено.

Не усматривается также оснований для применения в отношении осужденных положений ст. 64 УК РФ.

Назначенное осужденным наказание, таким образом, является справедливым.

Не находит Судебная коллегия причин для пересмотра приговора и в части решения о конфискации автомобиля «<…>», поскольку судом установлено, что данный автомобиль использовался как средство совершения преступления, с помощью которого приобретались и перемещались лабораторное оборудование, химические препараты, произведенное психотропное вещество, а согласно п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются. Судом детально исследован вопрос о принадлежности автомобиля Пратько К.И., и оснований сомневаться в обоснованности принятого им на этот счет решения не имеется, тем более, что названный Пратько К.И. и его защитником в качестве собственника автомобиля К. о своих правах на автомобиль не заявил. Ссылка адвоката Клюжева С.М. на то, что при принятии решения о конфискации автомобиля были нарушены нормы процедуры искового производства, не может быть принята во внимание, поскольку при рассмотрении данного вопроса подлежат применению нормы уголовно-процессуального, а не гражданского процессуального законодательства.

Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела, повлиявших на законность и обоснованность приговора, допущено не было. То обстоятельство, что протокол судебного заседания был предоставлен стороне защиты для ознакомления по истечении более чем 3 суток со дня окончания судебного заседания, не повлияло на оценку законности, обоснованности и справедливости приговора и не нарушило право осужденного на защиту.

Поданные осужденным Пратько К.И. и его защитником замечания на протокол судебного заседания, как касающиеся не полноты и точности отражения в нем хода судебного заседания, а оценки действий и решений суда, мотивированно были отклонены председательствующим, в том числе в постановлении от 16 ноября 2015 г. Приведенные в указанных замечаниях на протокол доводы рассмотрены в качестве дополнений к жалобам на приговор и по изложенным выше причинам признаны несостоятельными.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 20 июля 2015 г. в отношении Пратько К.И. и Соколова К.В. изменить — исключить осуждение Пратько К.И. и Соколова К.В. по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ и назначение им наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений. В остальном приговор в части осуждения Пратько К.И. по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 17 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 руб. и Соколова К.В. по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 17 годам лишения свободы оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Пратько К.И. и адвокатов Клюжева С.М., Голик Т.М. и Некрасовой О.К. без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code