Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 28.01.2016 N 53-АПУ16-1

Приговор: По п. п. «а», «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2016 г. N 53-АПУ16-1

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Фроловой Л.Г. и Русакова В.В.

при секретаре Щукиной Ю.В.

с участием прокурора Шаруевой М.В., осужденного Стеценко С.В., адвоката Кузнецова С.А.,

рассмотрела в судебном заседании от 28 января 2016 года дело по апелляционным жалобам осужденного Стеценко С.В. и адвоката Князевой Н.А. на приговор Красноярского краевого суда от 3 сентября 2015 года, которым

Стеценко С.В., <…>, ранее судимый:

— 31 января 2014 года мировым судьей судебного участка N <…> г. Минусинска Минусинского района Красноярского края по ст. 319 УК РФ к штрафу в сумме 5 000 рублей,

осужден по п. п. «а», «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор мирового судьи судебного участка N <…> г. Минусинска Минусинского района Красноярского края от 31 января 2014 года в отношении Стеценко С.В. постановлено исполнять самостоятельно.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного Стеценко С.В., адвоката Кузнецова С.А., в поддержание доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения, Судебная коллегия,

установила:

согласно приговору Стеценко С.В., признан виновным в умышленном причинении смерти двум лицам, совершенном с особой жестокостью, общеопасным способом.

Преступление совершено 3 июня 2014 года, в г. <…> <…> края, при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденный Стеценко С.В. и адвокат Князева Н.А., не соглашаясь с приговором, утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы осужденного о неосторожном характере его действий, повлекших смерть двух лиц, об отсутствии у Стеценко неприязни к Я. а следовательно и мотива к его убийству, а также о том, что Стеценко не знал и не мог предполагать, что в гараже находится помимо Я. еще и Т. Утверждают, что Стеценко пришел к гаражу, чтобы поговорить с Я., а тот не вышел из гаража и оскорбительно высказался в адрес Стеценко. В связи с этим, Стеценко хотел «выкурить» Я. из гаража, напугать его. Запорное устройство на воротах гаража он примотал проволокой лишь слегка, чтобы успеть убежать и Я., выбравшись из гаража, не побил его. Он поджег возле ворот в гараж две покрышки от автомобильных колес, которые неожиданно для него быстро разгорелись, и пламя перебросилось на гараж. Горюче-смазочные вещества на месте происшествия не обнаружены и осужденным не применялись. Стеценко считает, что показаниям свидетелей, допрошенных по делу, суд дал неправильную оценку, не выяснил причины имевшихся в показаниях свидетелей противоречий. Приводит анализ показаний свидетелей, дает им свою оценку, отличную от оценки суда. Ссылается на то, что он не слышал из гаража голоса Т. во время происшедшего. Считает, что потерпевшие задохнулись угарным газом во сне, поэтому в его действиях не имеется особой жестокости. Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, либо квалифицировать действия Стеценко по ст. 109 ч. 3 УК РФ, снизить наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Складан В.Н. просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Стеценко в совершенном им преступлении, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, надлежаще исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так виновность осужденного Стеценко в совершенном им преступлении подтверждается данными, зафиксированными в его явке с повинной, его собственными показаниями, в которых он подробно пояснил об обстоятельствах совершенного преступления (т. 4 л.д. 3 — 4, 12 — 17, 40 — 47, 55 — 57, 59 — 62, 63 — 65).

В судебном заседании Стеценко пояснил, что в явке с повинной написал собственноручно всю правду (т. 5 л.д. 190), замечаний по поводу оглашенных протоколов его допросов не имел, на вопросы государственного обвинителя подтвердил, что говорил правду о том, что 2 июня 2014 года Я. и Т. вдвоем пошли в гараж, в котором проживал (т. 5 л.д. 195 — 196).

Из явки с повинной Стеценко и его показаний усматривается, что у него были неоднократные ссоры с Я., в том числе Я. в ходе ссоры и драки причинил ему повреждение ножом. Они помирились с Я. после этого, но он затаил на него обиду. 2 июня 2014 года, он поспорил с Я. также по поводу того, с кем из них будет сожительствовать Т. Т. ушла с Я. в гараж, где Я. проживал, таким образом, выбрала Я., а не его, на что он обиделся. Т. и раньше оставалась ночевать в гараже Я., где вступала в интимные отношения с ним и Я. по очереди. 3 июня 2014 года он пришел к гаражу, чтобы поговорить с Я. Я. выразился в его адрес нецензурной бранью. Он решил «выкурить» Я. из гаража, о том, что в гараже находится Т., не знал, завязал проводом запорное устройство на воротах гаража, положил под ворота две автомобильные покрышки и поджег. Отойдя от гаража, он наблюдал, как разгорается пламя. Пламя охватило гараж, прибывшим на место возгорания пожарным он сообщил, что в гараже могут находиться люди.

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия со Стеценко проводились в установленном законом порядке, в том числе с участием адвоката, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Стеценко.

При этом Стеценко разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с его процессуальным положением, он предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при его последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самого себя.

Показания осужденного Стеценко о наличии частых конфликтов с Я., из-за которых он затаил на Я. обиду, а также о наличии ссоры между ним и Я. 2 июня 2014 года по поводу того, с кем из них будет сожительствовать Т. согласуются с показаниями свидетелей С., П., О., полно и правильно приведенными в приговоре.

Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях свидетелей С. и О. В судебном заседании стороны, в том числе и осужденный, задали свидетелям С. и О. все интересующие их вопросы, показания, данные свидетелями на предварительном следствии, оглашались. Показания же свидетеля П. оглашены в судебном заседании с согласия сторон.

У суда не имелось оснований подвергать сомнениям достоверность показаний перечисленных свидетелей, поскольку в судебном заседании не было установлено данных о заинтересованности кого-либо из них в оговоре осужденного. При этом, из материалов дела усматривается, что перечисленные свидетели находились в хороших отношениях со Стеценко, конфликтов с ним не имели.

Виновность осужденного Стеценко в совершенном им преступлении подтверждается также показаниями свидетелей К. и Р. об обстоятельствах обнаружения пожара; свидетелей Л., С. Б. Г. об обстоятельствах тушения пожара, состоянии в котором находились ворота в гараж, обнаружении трупов потерпевших, а Л. также о поведении Стеценко в это время; данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, содержащимися в заключениях, проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании тщательно исследовались перечисленные доказательства, они проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе, путем их сопоставления и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а всех собранных доказательств в совокупности — достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности у Судебной коллегии не вызывают.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденным Стеценко в свою защиту, в том числе о неосторожном характере действий, по причинению смерти потерпевшим, об отсутствии у Стеценко неприязни к Я. и следовательно мотива к его убийству, о том, что у Стеценко не имелось оснований считать, что в гараже, наряду с Я. может находиться и Т. и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

В опровержение каждого из приводимых Стеценко доводов, судом в приговоре приведено мотивированное суждение, оснований сомневаться в обоснованности которого не имеется.

Выводы суда о мотиве действий Стеценко, направленных на убийство Я. — из личной неприязни, основаны на анализе показаний самого осужденного и свидетелей о характере взаимоотношений между Стеценко и Я., наличии между ними ссор и драк. В том числе, Стеценко в своих показаниях на предварительном следствии не отрицал, что затаил на Я. обиду, когда тот порезал его ножом, обиделся на Я. и Т., когда Т. предпочла ему Я.

О наличии у Стеценко прямого умысла на убийство Я. и, в связи с общеопасным способом убийства, косвенного умысла на убийство Т. свидетельствуют следующие установленные судом обстоятельства.

Стеценко убедился в том, что Я. находится в гараже (он слышал его голос), допуская нахождение в гараже не только Я., но и Т. поскольку Т. в тот период времени сожительствовала с Я. и Стеценко видел, как они накануне уходили вдвоем в гараж, Стеценко, приисканным на месте происшествия фрагментом металлической проволоки, который продел в металлические петли запорных устройств ворот гаража, перевязал ее концы в узел, тем самым сделал невозможным выход из гаража людей, положил перед воротами гаража (дополнительно заблокировав выход) две резиновые покрышки от автомобильных колес, при помощи бумажного картона и спичек поджег указанные покрышки. Покрышки от автомобильных колес загорелись, огонь распространился на поверхность гаража и в его внутреннее помещение. Смерть потерпевших Я. и Т. наступила от острого отравления обоих окисью углерода.

Совершение перечисленных действий свидетельствует о том, что Стеценко осознавал их общественную опасность, предвидел неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде смерти Я. и желал этого.

Избранный Стеценко способ убийства Я., с очевидностью являлся общеопасным, поскольку он, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя возможность наступления смерти еще и Т., сознательно допуская наступление ее смерти, умышленно совершил перечисленные действия.

Не вызывает сомнений также то, что умыслом Стеценко охватывалось совершение убийства особо мучительным для потерпевших способом, с особой жестокостью, о чем свидетельствует совершение перечисленных действий, направленных на поджог живого лица — Я., а также Т., нахождение которой в гараже допускал Стеценко.

Утверждения Стеценко о том, что он не желал смерти потерпевшим, обесточил перед поджогом гараж для избежания несчастного случая, что запоры на воротах гаража он лишь слегка примотал проводом, чтобы выбежавший Я. не догнал его и не избил, что шины разгорелись для него неожиданно быстро, опровергаются показаниями свидетелей К., обнаружившей пожар, пожарных Л., С., Б., и Г. о состоянии ворот гаража. Из анализа показаний перечисленных свидетелей следует, что обесточили гараж именно пожарные, ворота гаража через металлические петли (проушины) для навесного замка были перевязаны металлической проволокой, которая была замотана между собой не менее чем на три оборота, с внутренней стороны ворота заперты не были. К Л. подходил мужчина и говорил, что в гараже могут находиться люди.

Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях указанного свидетеля в той части, говорил ли мужчина (Стеценко) о людях во множественном числе или об одном человеке.

После оглашения показаний свидетеля Л., данных им на предварительном следствии, он пояснил, что в ходе этого допроса он лучше помнил события происшедшего, мужчина говорил о нахождении в гараже людей.

Сам Стеценко в своих показаниях на предварительном следствии также последовательно пояснял о том, что пожарным он сообщил, что в гараже могут быть люди.

О том, что Т. злоупотребляла спиртными напитками, надолго уходила из дома, в том числе ушла из дома в конце мая 2014 года, пояснил в судебном заседании потерпевший Т.

То, что Т. ушла с Я. в гараж, в котором Я. проживал, Стеценко видел сам, 2 июня 2014 года, когда поссорился с Я., претендуя на внимание Т., о чем рассказывал в ходе его допросов на предварительном следствии.

Трупы Я. и Т. обнаружены в гараже, в котором проживал Я. на одном диване, что также свидетельствует о том, что Т. в указанное время проживала с Я. в указанном гараже.

Анализ показаний самого осужденного и свидетелей позволил суду прийти к правильному выводу о том, что совершив поджог гаража, Стеценко не предпринимал самостоятельных действий по тушению пожара либо к вызову пожарных, что подтверждает наличие у него умысла на причинение потерпевшим смерти.

Что шины от его действий разгорались постепенно, пояснял сам Стеценко в ходе предварительного следствия. Пояснял он и о том, что после поджога гаража отбежал в сторону на расстояние около 200 метров, чтобы наблюдать за возгоранием, а после приезда пожарных подошел к месту происшествия, чтобы увидеть последствия своих действий.

О том, что покрышки разгорелись не сразу, свидетельствуют и данные о том, что горюче-смазочных материалов на месте происшествия не обнаружено.

Решение суда о вменяемости Стеценко основано на материалах дела, данных о его личности, принято судом также с учетом выводов изложенных в заключении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, оснований сомневаться в правильности которых не имелось.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления, предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, в том числе, участникам процесса в полной мере была обеспечена возможность заявлять ходатайства, задавать вопросы допрашиваемым свидетелям.

В судебном заседании исследованы все существенные для правильного разрешения данного дела по существу доказательства, достаточность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Из протокола судебного заседания также усматривается, что суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию доказательств.

Научность и обоснованность выводов, изложенных в заключениях экспертов, компетентность судебных экспертов, а также соблюдение при проведении экспертных исследований необходимых требований уголовно-процессуального закона сомнений не вызывает.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного Стеценко преступления, прийти к правильному выводу о его виновности в совершении этого преступления, а также о квалификации его действий.

Ссылки Стеценко на то, что потерпевшие отравились окисью углерода во сне, не влияет на выводы суда о совершении им убийства потерпевших с особой жестокостью.

При назначении Стеценко наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающие и все иные обстоятельства, влияющие на назначаемое ему наказание.

Выводы суда о назначении Стеценко наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией его от общества в приговоре мотивированы и признаются Судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Стеценко наказания с применением правил, предусмотренных ст. ст. 64, 73 УК РФ так же как и к изменению категории совершенного им преступления на менее тяжкую судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и Судебной коллегией.

Назначенное Стеценко наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, оснований к его смягчению не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

По изложенным основаниям приговор в отношении Стеценко оставляется Судебной коллегией без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Красноярского краевого суда от 3 сентября 2015 года в отношении Стеценко С.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code