Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 28.01.2016 N 69-АПУ15-10

Приговор: По п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2016 г. N 69-АПУ15-10

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.,

судей Земскова Е.Ю. и Дубовика Н.П.,

при секретаре Миняевой В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам адвоката Османова М.Ш. в защиту осужденного Гурбанова М.С. и представителя потерпевшего Б. — адвоката Агаева М.Ш. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 11 сентября 2015 г., по которому

Гурбанов М.С.о. <…> несудимый,

осужден по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Гурбанову М.С. 11 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление адвоката Чиглинцевой Л.А., поддержавшей доводы, изложенные в апелляционной жалобе, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Коловайтеса О.Э. об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Гурбанов признан виновным в совершении убийства Б. общеопасным способом и в незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены 2 февраля 2014 г. в г. <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Османов М.Ш. выражает несогласие с назначенным Гурбанову наказанием, считает его чрезмерно строгим. Обращает внимание, что осужденный частично признал свою вину, в содеянном раскаялся, имеет на иждивении несовершеннолетних детей, написал явку с повинной, частично возместил моральный вред, у него имеется ряд тяжелых заболеваний — <…>; также обращает внимание на противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом к совершению преступления, при этом отягчающих наказание обстоятельств установлено не было. Полагает, что судом не учтено влияние назначенного наказания на условия жизни семьи Гурбанова. Просит о смягчении наказания до минимального, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвокат Агаев М.Ш. (представитель потерпевшего Б.) утверждает, что приговор является несправедливым и подлежащим отмене ввиду его чрезмерной мягкости. Обращает внимание, что в ходе судебного заседания представителем потерпевшего было заявлено ходатайство о вызове бывшей супруги осужденного, которая допрашивалась на предварительном следствии. Ходатайство было удовлетворено, но явка указанного свидетеля судом не обеспечена. Г. могла дать показания, имеющие значение при назначении наказания. При допросе Г. показывала, что осужденный воспитанием детей не занимается, денег на их содержание не отправляет. Также адвокат утверждает, что ранее Гурбанов подвергался мерам уголовного преследования и данный факт судом учтен не был. Представителем потерпевшего был заявлен отвод судье, поскольку имелись основания полагать, что судья заинтересован в исходе дела (фактическое время проведения судебных заседаний не соответствовало времени, указанному в повестках, врученных потерпевшему), который необоснованно не был удовлетворен.

Государственный обвинитель Савинова Е.В. в возражениях на апелляционные жалобы просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, Судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с требованиями закона.

В основу приговора положены явка с повинной Гурбанова, его показания, данные им на разных этапах предварительного следствия и в суде, показания потерпевшей Т. свидетелей Т. С. М. М. А. В. Ш. Д. которые присутствовали в кафе в момент совершения преступления, показания свидетелей Б. С. прибывших на место после совершения преступления, и других свидетелей, заключения экспертов, письменные доказательства, полученные в ходе производства по делу, протоколы следственных действий.

Данные доказательства сопоставлены судом между собой и оценены в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. На основании указанных доказательств судом установлены имевшие место обстоятельства совершения Гурбановым преступления, правильность выводов суда сомнений не вызывает.

Оснований не согласиться с оценкой приведенных в приговоре доказательств Судебная коллегия не усматривает.

Действия осужденного квалифицированы правильно, исходя из установленных судом фактических обстоятельств дела.

По смыслу закона, под общеопасным способом убийства следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди).

Вывод суда о совершении убийства общеопасным способом является правильным, поскольку судом было установлено, что действия Гурбанова объективно представляли опасность для лиц, находившихся рядом с Б., а также для Т., сидевшей в зале на стуле, в спинку которого попала одна из пуль, выстрелянных Гурбановым, в связи с чем осужденный не мог не осознавать общеопасного способа совершения преступления.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона в ходе судебного и предварительного следствия, которые бы путем лишения и ограничения прав участников уголовного судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, не установлено.

Довод представителя потерпевшего о том, что судом необоснованно не был удовлетворен отвод судье, что свидетельствует о предвзятости и заинтересованности суда, является несостоятельным.

В соответствии с ч. 2 ст. 64 УПК РФ, отвод судье заявляется до начала судебного следствия. В ходе дальнейшего судебного заседания заявление об отводе допускается лишь в случае, когда основание для него ранее не было известно стороне.

Из протокола судебного заседания усматривается, что представитель потерпевшего А. мотивировал заявление об отводе тем, что судом были нарушены права Б., поскольку в извещении было указано одно время начала судебного заседания, но впоследствии оно было изменено. Кроме того, председательствующий высказывал свое мнение об обстоятельствах допроса свидетелей, необоснованно выносил замечания представителю потерпевшего; из зала суда со стороны родственников подсудимого оказывалось давление, однако председательствующий на это не реагировал, не делал замечания подсудимому, когда тот нецензурно выражался.

Оснований полагать, что отвод необоснованно оставлен без удовлетворения, не имеется, поскольку по материалам дела не усматривается обстоятельств, являющихся в соответствии с положениями ст. 61 УПК РФ основанием для отвода председательствующего.

Отраженные в протоколе судебного заседания позиции участников процесса — государственного обвинителя Савиновой Е.В., адвоката Османова М.Ш., осужденного Гурбанова М.С., относительно ходатайства представителя потерпевшего, указывают на его необоснованность.

Кроме того, из протокола судебного заседания усматривается, что судом надлежащим образом обеспечивалась реализация прав участников процесса, разъяснялись гарантированные законом права, обсуждались заявленные сторонами ходатайства, а изложенные в приговоре выводы соответствуют совокупности доказательств, имеющихся в материалах дела, что в совокупности опровергает утверждение представителя потерпевшего о заинтересованности председательствующего в исходе дела.

Несостоятелен и довод представителя потерпевшего о нарушении уголовно-процессуального закона в связи с тем, что судом не обеспечена явка бывшей супруги осужденного — Г. Исходя из содержания протокола судебного заседания, Г. не была включена в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, в связи с чем представитель потерпевшего ходатайствовал о направлении ей вызова в судебное заседание, что судом было сделано. Следовательно, судом ходатайство представителя потерпевшего было удовлетворено и каких-либо нарушений прав потерпевшего со стороны суда не усматривается.

Тот факт, что свидетель не получила извещение суда до окончания судебного процесса и не явилась в судебное заседание в связи с ее проживанием в другом государстве, на территорию которого не распространяется юрисдикция суда, вынесшего приговор, не свидетельствует о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, влекущем отмену приговора. При оценке доводов жалобы в этой части Судебная коллегия учитывает, что в дальнейшем стороны не возражали против продолжения судебного заседания в отсутствие неявившихся свидетелей, а затем против окончания судебного следствия и перехода к прениям сторон.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции по ходатайству прокурора были оглашены показания Г. (т. 5 л.д. 10 — 11), данные в период предварительного следствия, из содержания которых следует, что свидетель не является очевидцем преступления, не общалась с осужденным, начиная с 2007 года, пояснила лишь об их отношениях с осужденным, которые имели место ранее, характеризуя его с отрицательной стороны. Учитывая, что преступление было совершено в 2014 году, сведения о личности осужденного, сообщенные свидетелем, являются малоактуальными для разрешения апелляционной жалобы.

Поскольку представитель потерпевшего в своей жалобе не ставит вопрос об исключении из приговора смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ, то его ссылки в жалобе на показания свидетеля Г. об отношении осужденного Гурбанова к детям не могут служить основанием для такого изменения приговора, которое ухудшает положение осужденного, так как это противоречит ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ.

Наказание осужденному Гурбанову назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера, степени общественной опасности преступления и личности виновного, смягчающих наказание обстоятельств, таких как явка с повинной, наличие несовершеннолетних детей, противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом к совершению преступления, наличие заболеваний, частичное возмещение морального вреда, а также с учетом влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

То обстоятельство, что судом при назначении наказания не учтены сведения, согласно которым Гурбанов ранее подвергался мерам уголовного преследования, не свидетельствует о незаконности приговора в силу несправедливости назначенного наказания, поскольку указанное обстоятельство не входит в исчерпывающий перечень отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренный ст. 63 УК РФ.

Оснований считать назначенное наказание несправедливым не имеется.

С учетом изложенного, оснований для изменения наказания Судебная коллегия не усматривает, поскольку все обстоятельства, имеющие значение при его назначении, судом учтены.

Также Судебная коллегия не усматривает и оснований для изменения категории преступления.

Руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 11 сентября 2015 г. в отношении Гурбанова М.С.о. оставить без изменения, а апелляционные жалобы адвокатов Османова М.Ш. и Агаева М.Ш. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code