Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 27.01.2016 N 41-АПУ15-28сп

Приговор: По п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ за грабеж (2 эпизода).

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 января 2016 г. N 59-АПУ16-2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.,

судей Ведерниковой О.Н. и Шамова А.В.,

при секретаре Ивановой А.А.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Голышева П.В. и Бирулина Д.К., адвокатов Рыбина С.В. и Рощиной Л.А. в защиту интересов осужденного Голышева П.В. на приговор Амурского областного суда от 9 ноября 2015 года, которым

ГОЛЫШЕВ П.В. <…> несудимый,

осужден: — по части 1 статьи 112 УК РФ на 1 год ограничения свободы;

— пунктам «ж», «к» части 2 статьи 105 УК РФ на 12 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

— по части 1 статьи 116 УК РФ на 4 месяца исправительных работ с удержанием из заработной платы в доход государства 10%.

В соответствии с частью 3 статьи 69, части 1 статьи 71 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Голышеву П.В. назначено двенадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на один год.

В соответствии с положениями статьи 53 УК РФ Голышеву П.В. установлены ограничения и обязанности, указанные в приговоре.

БИРУЛИН Д.К., <…> судимый:

31 августа 2009 года по части 1 статьи 161 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

25 ноября 2010 года по п. «в» части 2 статьи 158 УК РФ, 70 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожден 5 октября 2012 года условно-досрочно на 4 месяца 29 дней;

осужден по пунктам «а», «ж», «к» части 2 статьи 105 УК РФ на семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на один год.

В соответствии с положениями статьи 53 УК РФ Бирулину Д.К. установлены ограничения и обязанности, указанные в приговоре.

Мера пресечения в отношении Голышева П.В. и Бирулина Д.К. до вступления приговора в законную силу оставлена в виде заключения под стражу.

Срок наказания осужденным исчислен с 9 ноября 2015 года, в срок наказания зачтено время содержания Голышева П.В. и Бирулина Д.К. под стражей с 19 мая 2014 года по 8 ноября 2015 года.

По делу разрешены гражданские иски, с Голышева П.В. и Бирулина Д.К. в пользу Б. взыскано в солидарном порядке в счет возмещения материального ущерба <…> рублей и по <…> рублей с каждого компенсации морального вреда; с Бирулина Д.К. в пользу М. в счет компенсации морального вреда взыскано <…> рублей.

Приговором решены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шамова А.В., объяснения осужденных Голышева П.В. и Бирулина Д.К., выступления адвокатов Рыбина С.В. и Подмаревой Е.В. в защиту интересов осужденных по доводам апелляционных жалоб, мнение прокурора Кузнецова С.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Голышев П.В. и Бирулин Д.К. признаны виновными в том, что 18 мая 2014 года на берегу озера <…>, расположенного в южной части г. <…> <…> области, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре:

в период с 1 часа 30 минут до 2 часов 30 минут, Голышев П.В. из личной неприязни нанес руками, резиновой палкой множественные удары со значительной силой по голове, телу, верхним и нижним конечностям Б. причинив ей средней тяжести вред здоровью, после чего совместно с Б. чтобы скрыть ранее совершенное в отношении Б. преступление, с целью лишения потерпевшей жизни, Бирулин Д.К. сначала нанес ей со значительной силой 5 ударов носком металлической части молотка в голову, после чего вместе с Голышевым П.В. перенесли Б. подававшую признаки жизни, к озеру <…> и бросили ее в воду, смерть Б. наступила от механической асфиксии в результате закрытия просвета дыхательных путей водой при утоплении.

в период с 3 часов 30 минут до 6 часов Голышев П.В. на почве личных неприязненных отношений причинил С. побои, нанеся резиновой палкой не менее 3 ударов по верхним и нижним конечностям, а Бирулин Д.К., с целью сокрытия совершенного им и Голышевым П.В. убийства Б. носком металлической части молотка нанес С. удары в голову, после чего затащил потерпевшую в озеро, погрузил С. под воду и удерживал С. в таком положении, пока она не перестала подавать признаки жизни, смерть С. наступила от механической асфиксии.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

— осужденный Бирулин Д.К., не соглашаясь с приговором, считает назначенное наказание чрезмерно суровым. Полагает, что суд не в полной мере учел позицию Голышева, который пытался переложить всю вину на него (Бирулина); свидетель О. — сожительница Голышева П.В. и ее показания могут быть необъективны; Голышев, как бывший сотрудник ФСКН, может использовать свое служебное положение и уйти от ответственности; суд необоснованно не применил к Голышеву, совершившему преступления в состоянии алкогольного опьянения, положения статьи 63 УК РФ; не учел, что тот перевозил в машине резиновую палку, которой избивал потерпевших, на что указывают многочисленные гематомы и кровоподтеки. Суд не учел, что он (Бирулин) состоит на учете в психоневрологическом диспансере и не мог сознавать ход своих действий; не учел суд и наличие у него жены и малолетнего ребенка. Просит приговор изменить, смягчить назначенное наказание;

— осужденный Голышев П.В. считает приговор незаконным, указывает, что не все доказательства по делу получили надлежащую юридическую оценку, выводы суда о его виновности основаны лишь на показаниях осужденного Бирулина Д.К., которые непоследовательны, неоднократно изменялись, однако указанному обстоятельству судом оценки не дано. Материалами дела установлено, что преступления совершил Бирулин, на что указывает совокупность исследованных доказательств. Установлено, что Бирулин состоит на учете в психоневрологическом диспансере, страдает алкоголизмом, характеризуется как лживый, изворотливый, ранее отбывал наказание в местах лишения свободы. Каких-либо иных доказательств, кроме нестабильных показаний Бирулина, указывающих на его (Голышева) причастность к преступлению, материалы дела не содержат. Его позиция, высказанная в прениях сторон, в приговоре не исследована и оценку не получила. Просит приговор отменить, постановить в отношении него оправдательный приговор;

— адвокат Рыбин С.В. в интересах осужденного Голышева П.В. указывает, что выводы суда о виновности Голышева основаны исключительно на непоследовательных показаниях Бирулина, которым объективной оценки не дано, доказательства вины Голышева отсутствуют. Вывод суда о том, что виновность Голышева подтверждена исследованными показаниями потерпевших и свидетелей, заключениями проведенных экспертиз и иными письменными доказательствами, как в отдельности, так и в совокупности не указывают на причастность Голышева к совершению преступлений. Выводы о виновности Голышева основаны исключительно на показаниях Бирулина, которые непоследовательны, иными доказательствами не подтверждены, установлены также обстоятельства, указывающие на возможность оговора Голышева Бирулиным. Приводя в жалобе содержание доказательств и давая им собственный анализ, указывает на непоследовательность показаний Бирулина в ходе предварительного следствия и суда. Не оспаривая допустимости иных, исследованных судом доказательств, считает, что они не указывают на виновность Голышева в инкриминируемых преступлениях. Выводы суда, по которым он отверг показания Голышева и принял показания Бирулина неубедительны. Просит обвинительный приговор в отношении Голышева отменить и вынести оправдательный приговор;

— адвокат Рощина Л.А. в интересах Голышева П.В. также указывает на незаконность приговора. Излагая в жалобе показания Голышева по известным ему обстоятельствам совершения Бирулиным преступлений, указывает на их стабильность, отмечая при этом противоречивость показаний Бирулина, данных им 19 мая 2014 года, а также 17 апреля 2015 года и 19 марта 2015 года, при этом как достоверные судом оценены показания Бирулина в которых он указывал на свою и Голышева причастность к преступлениям. Каких-либо иных доказательств, подтверждающих показания Бирулина, материалы дела не содержат. По делу имеются обстоятельства, указывающие на заинтересованность Бирулина в исходе дела и возможность оговора им Голышева. Судом не приняты во внимание показания свидетеля О. которая пояснила, что Бирулин рассказывал ей о том, что именно он совершил преступления. Обвинение не может основываться исключительно на показаниях Бирулина при отсутствии других доказательств. Просит производство по уголовному делу в отношении Голышева П.В. прекратить.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных, адвокатов Рощиной и Рыбина государственный обвинитель Д.С. Ильяшенко, потерпевший Б. заявляют о несогласии с ними, просят оставить их без удовлетворения, приговор суда — без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37 — 39 УПК РФ, определяющих процедуру рассмотрения уголовного дела.

При разбирательстве уголовного дела судом соблюден принцип состязательности сторон, созданы условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, обеспечено процессуальное равенство сторон, права по представлению и исследованию доказательств.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, выводы суда о виновности Голышева П.В. и Бирулина Д.К. основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании и получивших оценку в приговоре.

В судебном заседании Бирулин Д.К. свою вину в совершенном преступлении признал полностью, от дачи показаний отказался на основании статьи 51 Конституции Российской Федерации, ответив на вопросы участников судебного разбирательства.

В ходе судебного разбирательства Голышев П.В. свою вину в инкриминируемых преступлениях не признал, не отрицая факта нахождения в ночь с 17 на 18 мая 2014 года вместе с Бирулиным, совместного употребления с ним спиртных напитков, заявил, что смерть потерпевших наступила в результате противоправных, насильственных действий Бирулина, который в ходе следствия оговорил его (Голышева) в совершении преступлений.

Вместе с тем судом на основании совокупности собранных по делу и проверенных в ходе разбирательства по делу доказательств, с учетом позиции осужденных в ходе судебного заседания, в том числе и в прениях, их показаний в ходе предварительного следствия, а также данных, содержащихся в протоколах следственных действий, заключениях экспертов, показаниях потерпевших, свидетелей, судом с достаточной полнотой установлены обстоятельства совершенных осужденными преступлений, роль и степень участия каждого в их совершении, и сделан правильный вывод об их виновности.

В порядке п. 1 части 1 статьи 276 УПК РФ были оглашены показания Бирулина Д.К., данные им при дополнительном допросе в качестве обвиняемого 17 апреля 2015 года, в которых он подробно описывал события, произошедшие 17 — 18 мая 2014 года, указал обстоятельства совершения им и Голышевым убийства потерпевшей Б. из-за того, что было необходимо скрыть причинение ей Голышевым телесных повреждений в результате избиения резиновой палкой, а также последующего избиения Голышевым С. и совершения им (Бирулиным) ее убийства. В этих же показаниях Бирулин пояснял, что в ходе проведения допроса в качестве подозреваемого 19 мая 2014 года, он боялся привлечения к уголовной ответственности за совершенные преступления, поэтому сообщил о том, что указанные преступления в отношении Б. и С. были совершены только Голышевым П.В. Однако впоследствии осознал свою вину в совершении указанных преступлений, в содеянном раскаялся, поэтому решил дать показания о том, как все происходило на самом деле. Показания, данные им в марте и апреле 2015 года — точные и правильные (т. 6 л.д. 207 — 251).

В ходе дополнительной проверки показаний на месте от 20 марта 2015 года с участием обвиняемого Бирулина Д.К. он в присутствии защитника и понятых показал, что местом совершения преступлений является участок местности, расположенный на берегу озера <…> на территории г. <…>. Подробно рассказал и показал на месте, как и при каких обстоятельствах он и Голышев причиняли Б. и С. телесные повреждения, привел детали совершения преступлений в отношении потерпевших, а также рассказал о своих и Голышева действиях после совершения преступных деяний. Кроме того, Бирулин Д.К. показал место, где им была спрятана кофта зеленого цвета, принадлежавшая С. В ходе осмотра указанного обвиняемым места была обнаружена и изъята кофта зеленого цвета со следами поджога, принадлежащая потерпевшей С. (т. 6 л.д. 158 — 191).

Судом надлежащим образом был исследован вопрос о достоверности доказательств — показаний Бирулина Д.К. и Голышева П.В., данных ими по обстоятельствам предъявленного обвинения.

При разбирательстве дела установлено, что следственные действия с участием Голышева П.В. и Бирулина Д.К. проводились в соответствии с требованиями УПК РФ, с участием представлявших интересы осужденных адвокатов, а в случаях, предусмотренных законом, и понятых, при этом никем из участников следственных действий не делалось каких-либо заявлений относительно применения какого-либо незаконного воздействия с целью склонить Голышева П.В. и Бирулина Д.К. к даче признательных показаний.

На основании исследованных судом и приведенных в приговоре доказательств, суд правильно в приговоре признал достоверными показания Бирулина Д.К. на более поздних этапах следствия в ходе допросов и при проверке показаний на месте, в которых он, в присутствии адвоката, давал пояснения как по совершенным непосредственно им действиям, а также и уличал в причастности к совершению преступлений Голышева П.В., детально описывая деяния, совершенные каждым из них, указывая о направленности их умысла. Бирулин Д.К. также пояснял мотивы, по которым на первоначальных этапах следствия пытался переложить всю ответственность на Голышева, указал на искренность и правдивость последующих показаний. Судебная коллегия отмечает, что Бирулин Д.К. в этих показаниях не пытается переложить всю ответственность на Голышева П.В., а сообщает лишь об имевших место событиях, о чем, к примеру, свидетельствуют его показания о том, что именно он, без участия Голышева, причинил смерть С. Показания Бирулина Д.К. соответствуют обстоятельствам дела, подтверждены показаниями потерпевших и свидетелей, другими исследованными судом доказательствами. Имевшиеся в показаниях Бирулина Д.К. в ходе предварительного следствия некоторые противоречия, судом были устранены, мотивы принятых решений в приговоре приведены.

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденного Голышева П.В. и его адвокатов, показания Бирулина Д.К. согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, и правильно судом использованы в качестве доказательств для установления обстоятельств, указанных в статье 73 УПК РФ. Каких-либо оснований для признания недостоверными доказательствами показаний Бирулина Д.К. вследствие его психического состояния, о чем указывают в апелляционных жалобах Голышев и его защитники, у Судебной коллегии не имеется. Показания Бирулина Д.К. в целом последовательны, каких-либо психических расстройств, которые лишали бы его возможности правильно воспринимать обстоятельства преступлений и давать о них показания, экспертными исследованиями у него не установлено.

Обстоятельства совершения осужденными преступлений установлены судом на основании всей совокупности исследованных доказательств, получивших надлежащую оценку в приговоре, при этом изложенные в ходе предварительного расследования Бирулиным Д.К. обстоятельства совершенных преступлений, объективно подтверждены показаниями потерпевших, свидетелей, протоколами осмотров места происшествия, предметов, заключениями состоявшихся экспертных исследований, и иными, приведенными в приговоре, доказательствами.

Судом были исследованы показания свидетелей С. К. и <…>, о том, что в один из дней в мае 2014 года во время купания на озере заметили тело мертвой женщины, о чем сообщили рыбаку и Ш. которая вызвала полицию. Когда на берег приехали сотрудники полиции, заметили второе тело мертвой женщины. Женщины были раздеты. Лицо одной женщины было сильно избито и в крови (т. 4 л.д. 14 — 17, л.д. 43 — 40, 33 — 36).

Согласно показаниями свидетеля Ш. 18 мая 2014 года ее сыновья К. и А. К. пошли купаться на озеро <…> прибежали домой и сообщили, что обнаружили мертвое тело женщины на озере. Она пошла с ними на озеро, чтобы проверить их слова и на озере она увидела труп женщины, который находился возле берега, в том месте, где был подъезд к озеру, после чего вызвала полицию. Через некоторое время к берегу подъехали сотрудники полиции и в ходе осмотра прилегающей территории обнаружили второй труп женщины, который находился на воде озера за островом. Были обнаружены и изъяты предметы одежды (т. 4 л.д. 22 — 24).

Об обстоятельствах обнаружения в один из дней мая 2014 года на озере <…>, которое находится недалеко от города <…>, двух трупов женщин пояснил суду и свидетель Б. рыбачивший на озере. Купавшиеся на озере дети прибежали к нему и сказали, что в воде находятся девушки, но он подумал, что там куклы. Потом дети убежали и вернулись с матерью, вызвали сотрудников полиции и МЧС. Пока ждали приезда сотрудников, приезжал автомобиль, в нем была беременная женщина и мужчина, он им сказал, чтобы они уезжали. Они развернулись и уехали.

В ходе осмотра 18.05.2014 года участка берега озера <…> расположенного на территории г. <…> <…> области, обнаружены трупы двух женщин с телесными повреждениями, обнаружены и изъяты образцы грунта, предметы одежды (т. 2 л.д. 1 — 8).

Потерпевший Б. суду показал, что Б. приходится ему старшей родной сестрой, вечером 17 мая он пытался до нее дозвониться, но она не ответила. О гибели сестры узнал вечером 18 мая, к нему приехали сотрудники, предъявили фотографии, и он по фотографиям ее опознал. Он также выезжал на опознание в морг, где ему предъявили тело, и он опознал ее. При этом он видел на руке, голове и на теле сестры синяки.

Потерпевшая М. суду показала, что С. — ее дочь, 18 мая 2014 года поздно вечером, около 3 часов, они ложились отдыхать, в это время пришел Бирулин, предложил съездить за спиртным. Т. говорила, что не хочет ехать, но она уговорила ее. Дочь собралась и уехала с Бирулиным. Она долго ждала их возвращения, но дочь так и не вернулась. Дочь потом опознала в морге. Сначала повреждений на дочери не заметила, а когда ее привезли домой для захоронения, видела, что у нее в трех местах пробита голова.

Обнаруженные 18.05.2014 года в ходе осмотра места происшествия — озера <…>, расположенного на территории г. <…> трупы были опознаны потерпевшими как трупы Б. (т. 2 л.д. 18 — 21) и С. (т. 2 л.д. 9 — 12).

Свидетель О. показала суду, что в мае 2014 года она сожительствовала с Голышевым П.В., была знакома с Бирулиным. 17 мая 2014 года Голышев уехал на работу, примерно в 23 часа, она ему звонила, он сказал, что ездит по работе, все было нормально. Утром 18 мая 2014 года примерно в 5-6 часов Голышев пришел домой в нормальном состоянии, но был злой, лицо немного опухшее. Голышев ей рассказал, что был с Бирулиным по работе, сказал, что Бирулин убил двух девушек на озере <…>, когда он спал. Потом зашел Бирулин, на футболке и на штанах у него были пятна. Она стала спрашивать Бирулина, действительно ли такое произошло, тот ответил утвердительно, при этом про причастность Голышева к этому событию ничего не говорил, рассказал ей, что убийства совершил один. Она не поверила рассказам Голышева и Бирулина и решила съездить на озеро, убедиться, что это действительно произошло. Голышев взял машину своего отца, и они вдвоем поехали к озеру, там на берегу лежал труп женщины, второй труп рыбак вытаскивал за волосы на берег. Она спрашивала Голышева об его участии в произошедшем, но тот говорил, что никакого участия не принимал, спал пьяный в машине, так как много выпил. Вечером 18 мая она постирала одежду Голышева.

Были исследованы судом и приведены в приговоре показания сослуживцев Голышева П.В., свидетелей Б., Г. К. П. Н. пояснивших о взаимоотношениях Голышева и Бирулина, а также охарактеризовавших Голышева как спокойного, неконфликтного; родителей Голышева П.В. — Ц. и Г. родителей Бирулина Д.К. — Б. и Б сожительницы Бирулина Д.К. — С.

Из показаний свидетелей Г. А. суд установил, что 17 мая 2014 года, они, а также Л. находились в гостях у К. распивали спиртное. Около 17 часов во двор зашли двое ранее незнакомых парней. Один из них представлялся именем П., второй — Д. Им было предложено выпить спиртное, на что они ответили согласием, съездили в магазин, где купили спиртное, которое распивали в их компании. Ездили они на автомобиле, которым управлял П. П. и Д. спрашивали у них, есть у них знакомые девчонки, с которыми можно провести ночь, но им сказали, что таких нет. Свидетель А. также пояснил, что когда они все, кроме К. и К. ушли из дома, он вместе с П. и Д. на автомобиле П., под управлением П. поехали в магазин, где купили еще спиртного и приехали к одной знакомой, где продолжили распивать спиртное. Посидев немного, Д. и П. встали из-за стола, взяли с собой спиртное, сказали, что скоро вернутся и вдвоем куда-то уехали. Больше П. и Д. он не видел. При нем они не возвращались, и не перезванивали.

Согласно показаниям свидетеля В. 17 мая 2014 года Голышев П.В. назначил ей встречу и в начале 23-го часа приехал к ней по месту жительства на своей машине темного цвета. Вместе с Голышевым был Бирулин. Встреча продолжалась примерно с 22 часов 15 минут до 00 часов. Голышев был в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно, кроме этого, употреблял спиртное во время разговора, которое ему покупал и приносил Бирулин. После окончания разговора Голышев и Бирулин уехали, при этом за рулем автомобиля находился Голышев.

Об обстоятельствах, при которых они в последний раз видели Б. около 22 часов 17 мая 2014 года, пояснили суду свидетели Ц. О.

Были исследованы судом и показания свидетеля С. о том, что в ночь с 17 на 18 мая 2014 года он со своей знакомой К. на его автомобиле марки «<…>» катались по городу. Около 1 часа 18 мая 2014 года они поехали с ней в сторону озера <…>, по дороге он пробил переднее правое колесо на своем автомобиле, он решил вернуться в город. Увидев, что за ним от озера движется автомобиль, он вышел из автомобиля, чтобы попросить помощи. Остановился автомобиль марки «<…>» в салоне которого находился его знакомый — Бирулин Д., за рулем автомобиля находился незнакомый ему молодой парень. Парни оба были пьяные, дали ему домкрат. Он поменял колесо на своем автомобиле и поехал в город. Парни ехали за ним, на остановке <…> парни предложили ему выпить, и когда он отказался, они уехали по проезжей части ул. <…> от <…> в сторону «<…>».

Из заключения эксперта N 199 от 18.06.2014 года следует, что на теле трупа Б. обнаружены телесные повреждения в виде открытой тупой черепно-мозговой травмы с пятью ушибленными ранами мягких тканей головы, с кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку на базальной поверхности височной доли головного мозга слева и ушибом мозга в области верхушки височной доли слева, образовавшейся от пяти ударов твердым тупым предметом имеющим ребро, квалифицируется как причинивший тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни; закрытый перелом нижней челюсти в области угла ее справа, образовавшийся от одного удара твердым тупым предметом, у живых лиц квалифицируется как причинивший средней тяжести вред здоровью; перелом костей носа, образовавшийся от одного удара твердым тупым предметом, квалифицируется как причинивший легкий вред здоровью; множественные ссадины и кровоподтеки в области головы, конечностей, тела. Смерть Б. наступила от механической асфиксии, в результате закрытия просвета дыхательных путей водой при утоплении, что подтверждается наличием стойкой мелкопузырчатой пены у отверстий рта и носа, пятен Рассказова — Лукомского — Пальтауха под легочной плеврой, створок диатомового планктона в почке, ила в просвете дыхательных путей, пищеводе и желудке (т. 7 л.д. 9 — 22).

При судебно-медицинской экспертизе трупа С. согласно заключению эксперта N 200 от 20.06.2014 года, обнаружена открытая черепно-мозговая травма с двумя ушибленными ранами правой половины волосистой части головы с вдавленными переломами правой височной и затылочной кости справа с переходом на основание черепа, острым субарахноидальным кровоизлиянием на извилинах височной, теменной и затылочной долей правого полушария головного мозга и кровоизлиянием в мягкие покровы черепа, которое могло образоваться от двух ударов тупыми твердыми предметами имеющими ребро, нанесенных со значительной силой; ушибленные раны и кровоподтеки в области головы, которые могли образоваться не менее чем от четырех прямых ударов тупыми твердыми предметами, имеющими ребро и квалифицируются как причинившие легкий вред здоровью; травматический отек, кровоподтек и ссадины в лобной области справа с кровоизлиянием в мягкие ткани черепа в лобной области справа, по одному кровоподтеку на передней поверхности средней трети левого бедра и верхней трети левой голени, на задней поверхности средней трети правого предплечья, множественные ссадины на передней и боковой поверхностях левой половины грудной клетки, правой и левой половины передней брюшной стенки, в области крыла левой подвздошной кости, не причинившие вреда здоровью. Смерть С. наступила от механической асфиксии как следствие закрытия просвета дыхательных путей водой при утоплении. Смерть С. с обнаруженными на ее теле повреждениями в причинной связи не состоит (т. 7 л.д. 42 — 55).

Исследованы судом и приведены в приговоре данные, содержащиеся в протоколах опознания вещей (т. 3 л.д. 49 — 52, 53 — 56, 57 — 60, 61 — 64, 65 — 68, 69 — 72); изъятия предметов одежды у Бирулина Д.К. (т. 6 л.д. 1 — 5), Голышева П.В. (т. 5 л.д. 1 — 5); осмотра квартиры по месту жительства С. в ходе которого обнаружена и изъята бутылка из-под пива «<…>» (т. 2 л.д. 47 — 51); обыска по месту жительства Голышева П.В. в ходе которого обнаружены и изъяты кроссовки спортивные черно-белого цвета, брюки серого цвета, пальто серого цвета, туфли кожаные черного цвета (т. 2 л.д. 54 — 66); обыска по месту жительства Бирулина Д.К. в ходе которого обнаружены и изъяты кроссовки на шнурках белого цвета, брюки из джинсовой ткани синего цвета (т. 2 л.д. 90 — 99); осмотра автомобиля марки «<…>», государственный номер «<…>», принадлежащего Голышеву П.В. (т. 2 л.д. 78 — 86, 256); заключения экспертов N 834 от 23.05.2014 г. об обнаружении у Бирулина Д.К. поверхностной раны первого пальца левой кисти, которое могло образоваться, как от травматического воздействия твердого тупого (или тупозаостренного) предмета или воздействия о таковой (т. 7 л.д. 73 — 74); N 475 об обнаружении на футболке Бирулина Д.К. следов крови человека, которые произошли от Б. происхождение данной крови от С. Бирулина Д.К., Голышева П.В., исключается (т. 7 л.д. 107 — 132); N 63 о том, что в образцах грунта N 1 и N 2, изъятых в ходе осмотра места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой в образце грунта N 2 не исключается от потерпевшей С. (т. 7 л.д. 173 — 169).

Именно на основании исследованных в судебном заседании доказательств, которым в приговоре дана надлежащая оценка, суд пришел к выводу о полной доказанности вины Бирулина Д.К. и Голышева П.В. в совершении инкриминируемых преступлений, а позицию Голышева П.В. в ходе предварительного следствия и судебном заседании расценил как стремление облегчить свое положение.

Вопреки доводам апелляционных жалоб все доказательства, на которых суд основывал свои выводы, получены в соответствии с уголовно-процессуальным законом, являются допустимыми, относимыми, а в совокупности и достаточными для установления обстоятельств, указанных в статье 73 УПК РФ.

На основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, подробный анализ и оценка которых приведены в приговоре, суд пришел к правильному выводу о виновности осужденных в инкриминируемых им преступлениях. Нарушений положений статьи 14 УПК РФ, судом не допущено, доводы апелляционных жалоб о том, что приговор суда основан на предположениях и догадках, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Как того и требует закон, выводы суда основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, приведены в приговоре, при этом указаны мотивы, по которым судом были оценены как достоверные и приняты одни из доказательств и отвергнуты другие. Принятые судом решения являются правильными, сомнений у судебной коллегии не вызывают.

По всем вопросам — установления фактических обстоятельств дела, причастности осужденных, допустимости доказательств, квалификации содеянного, назначения наказания и другим, указанным в статье 299 УПК РФ, судом соответствующие выводы приведены в приговоре.

Оценивая представленные сторонами в состязательном процессе доказательства в совокупности, суд пришел к выводу о доказанности вины Голышева П.В. и Бирулина Д.К. в совершении преступлений.

Приведенные показания потерпевших Б. и М. свидетелей Б. С., Ш., К. и <…>, Б., Г., К. Н. П. С. В. Ц. О. С. А. Г., О. которые хотя и не были непосредственными очевидцами преступлений, но давали пояснения по существу значимых для дела обстоятельств, в том числе о взаимоотношениях осужденных, событиях 17 — 18 мая 2014 года с участием Бирулина и Голышева о которых им было известно, о характеризующих осужденных данным, судом оценены в совокупности с иными доказательствами, в том числе и с содержанием протоколов следственных действий, заключениями экспертов и другими доказательствами.

Показания свидетеля О. суд обоснованно признал достоверными в части, не противоречащей иным исследованным судом доказательствам, с учетом источника осведомленности свидетеля об обстоятельствах дела.

Каких-либо данных, указывающих на оговор Бирулиным Д.К. своего соучастника — Голышева П.В. судом не установлено. Соответствующие заявления Голышева П.В. в ходе судебного разбирательства были тщательно проверены и обоснованно отвергнуты судом. Оснований сомневаться и в этих выводах суда у Судебной коллегии не имеется.

Психическое состояние осужденных проверено.

Заключением комиссии экспертов установлено, что Бирулин Д.К. хроническим психическим расстройством и слабоумием, лишающими способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих деяний и руководить ими, в настоящее время не страдает и не страдал ими в период инкриминируемого деяния, у него обнаруживаются признаки эмоционально неустойчивого расстройства личности. Однако указанные проявления выражены не столь значительно, не сопровождаются нарушением критических способностей и в период инкриминируемого деяния не лишали его возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в настоящее время Бирулин Д.К. может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. Имеющееся у него психическое расстройство не связано с возможностью причинения им иного существенного вреда либо с опасностью для себя и для других лиц и поэтому в применении принудительных мер медицинского характера Бирулин Д.К. не нуждается (т. 7 л.д. 237 — 239), в связи с чем Судебная коллегия находит необоснованными доводы апелляционной жалобы осужденного Бирулина Д.К. о том, что в момент совершения преступлений он не в полной мере отдавал отчет своим действиям.

Согласно заключению комиссии экспертов Голышев П.В. в период совершения инкриминируемого ему деяния и в настоящее время хроническим психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики, которое лишало бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает. Голышев П.В. мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера Голышев П.В. не нуждается (т. 7 л.д. 253 — 255; 269 — 270).

Оценив заключения комиссий экспертов по результатам психолого-психиатрических экспертиз в совокупности с иными доказательствами по делу, суд пришел к правильному выводу, что Бирулин Д.К. и Голышев П.В. вменяемы относительно совершенных преступлений и должны нести уголовную ответственность за содеянное.

Судебное следствие было окончено при отсутствии дополнений и возражений участников процесса.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении уголовного дела, судом допущено не было.

Содеянное осужденными получило надлежащую юридическую оценку. Квалификация действий Голышева П.В. по части 1 статьи 112 УК РФ, пунктам «ж», «к» части 2 статьи 105 УК РФ и части 1 статьи 116 УК РФ; Бирулина Д.К. — по пунктам «а», «ж», «к» части 2 статьи 105 УК РФ является правильной. Выводы суда относительно квалификации содеянного осужденными в приговоре мотивированы.

Судом сделан правильный вывод, что совокупность доказательств, в том числе и показания осужденного Бирулина Д.К. об обстоятельствах совершения преступлений, свидетельствуют о том, что совершая убийство Б. с целью скрыть ранее совершенное Голышевым П.В. в отношении нее преступление — причинение средней тяжести вреда здоровью, Бирулин и Голышев действовали группой лиц, о чем свидетельствует согласованность их действий, направленная на достижение единого преступного результата; цель скрыть другое преступление явилась мотивом умышленного причинения смерти Бирулиным Д.К. и потерпевшей С. которой Голышевым П.В. были причинены побои.

Назначенное судом наказание Бирулину Д.К. и Голышеву П.В. отвечает принципам справедливости, содержащимся в статье 6 УК РФ.

При назначении наказания осужденным суд учел обстоятельства, указанные в статье 60 УК РФ — характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений, роль каждого из осужденных в их совершении, личности виновных, условия их жизни.

В полной мере судом учтены и характеризующие осужденных данные.

В качестве смягчающего наказание Голышева П.В. обстоятельства суд учел наличие у виновного малолетнего ребенка, родившегося после совершения инкриминированных преступлений.

В качестве смягчающих наказание Бирулина Д.К. обстоятельств суд в полной мере учел его полное признание вины и раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию другого соучастника преступления, состояние здоровья.

Данных о наличии у Бирулина Д.К. на иждивении малолетнего ребенка материалы дела не содержат и суду не были представлены.

Обстоятельством, отягчающим наказание Бирулина Д.К., является рецидив преступлений.

Мотивировано в приговоре и является правильным решение суда о признании отягчающим наказание Бирулина Д.К. и Голышева П.В. обстоятельством совершения преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, доводы апелляционной жалобы Бирулина Д.К. о том, что судом указанное обстоятельство не было признано в качестве отягчающего наказание Голышева П.В., противоречат материалам уголовного дела.

Судом не установлено оснований для признания совокупности смягчающих по делу обстоятельств исключительными и назначения осужденным наказания с применением положений статей 64, 73 УК РФ, а также для изменения категории преступлений в соответствии с частью 6 статьи 15 УК РФ. Не установлены они и Судебной коллегией.

Оснований для отмены или изменения приговора по доводам апелляционных жалоб, Судебная коллегия не находит.

Руководствуясь статьями 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Амурского областного суда от 9 ноября 2015 года в отношении БИРУЛИНА Д.К. и ГОЛЫШЕВА П.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code