Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 26.01.2016 N 49-АПУ15-51

Приговор: Осужденные-1, 2 — по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; осужденный-1 — по ч. 2 ст. 167 УК РФ за умышленное уничтожение чужого имущества.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2016 г. N 49-АПУ15-51

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Безуглого Н.П.

судей Хомицкой Т.П. и Сабурова Д.Э.

при секретаре Горностаевой Е.Е.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Быстрова А.А. и Кулешовой К.В. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 октября 2015 года, которым

Быстров А.А. <…> ранее судимый:

20 ноября 2000 года (с последующими изменениями) по п. п. «а», «г» ч. 2 ст. 161, ч. 4 ст. 150, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожденного условно-досрочно 30 июля 2004 года на срок 10 месяцев 25 дней;

13 апреля 2005 года (с последующими изменениями) по ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 69, ст. 70 УК РФ к 11 годам лишения свободы, освобожденного условно-досрочно 24 апреля 2014 года на срок 2 года 7 месяцев 29 дней,

осужден к лишению свободы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 13 апреля 2005 года и окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима.

Кулешова К.В. <…>, ранее судима:

14 августа 2006 года по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы, освобожденной условно-досрочно 28 февраля 2011 года на 2 года 2 месяца 4 дня;

30 апреля 2013 года по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года,

осуждена по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 30 апреля 2013 года и окончательно назначено 11 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Срок наказания исчислен Быстрову и Кулешовой с 29 октября 2015 года, с зачетом времени содержания под стражей.

Постановлено о компенсации морального вреда в пользу К. с каждого из осужденных по <…> рублей, с Быстрова также в пользу К. в счет причиненного материального ущерба <…> рубль.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Быстров и Кулешова признаны виновными и осуждены за совершение группой лиц убийства К. а также Быстров — за умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, путем поджога. Преступления совершены 6 июля 2014 года в г. <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Быстрова и Кулешовой в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвокатов Шаповаловой Н.Ю. и Цапина В.Н. в защиту интересов осужденных, поддержавших доводы жалоб, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Пирогова М.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

в апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Быстров А.А. выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и чрезмерно сурового наказания. В обоснование своей позиции указывает, что на стадии досудебного производства себя оговорил в совершении убийства К. Конкретизируя обстоятельства совершенных преступлений, цитируя показания свидетелей по делу, выступления сторон, приводит собственную оценку доказательствам. Утверждает об отсутствии у него умысла на убийство К. а также о вынужденном характере своих показаний на стадии досудебного производства, из чувства жалости к Кулешовой и ее детям. Отрицает наличие конфликта между ним и К. Автор жалобы утверждает о совершении убийства К. и поджога — Кулешовой, поскольку именно у нее имелся мотив, так как погибший неоднократно ее избивал и издевался над ней. Кулешова его, Быстрова, намеренно оговорила в совершении убийства и поджога. Обращает внимание, что в квартире не обнаружено его отпечатков пальцев, в ходе осмотра места происшествия принимали участие лишь сотрудники полиции, изъятые в ходе осмотра места происшествия джинсы ему не принадлежат; при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, будучи введенным в заблуждение, не был ознакомлен с вещественными доказательствами. Просит об отмене приговора, а также об оправдании по ст. 105 УК РФ и переквалификации его действий на ст. 307 УК РФ.

В апелляционной жалобе осужденная Кулешова К.В. также выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и в части назначенного наказания. Отрицает свою причастность к убийству К. заявляет об отсутствии у нее неприязненного отношения к погибшему и умысла на его убийство. Описывая обстоятельства произошедшего, подчеркивает, что в процессе драки между Быстровым и К., всего лишь нанесла К. несколько ударов деревянным молотком по голове, а смерть наступила от механической асфиксии, то есть не от ее действий. Убийство совершил Быстров. Считает, что она не подавляла сопротивление потерпевшего. Обращает внимание, что материалами дела не подтверждено и судом необоснованно признано в качестве отягчающего обстоятельства — совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Не учтено судом и ее психотравмирующее состояние и факт ее истязания погибшим К. Выражает несогласие с выводами психолого-психиатрической экспертизы в отношении себя. Полагает, что аморальное поведение потерпевшего неверно учтено в качестве смягчающего обстоятельства в отношении Быстрова, поскольку такое поведение имело место лишь в отношении нее. Считает, что ее действия неверно квалифицированы по ст. 105 УК РФ, поскольку подпадают под признаки ст. 116 УК РФ. Просит об изменении приговора со снижением наказания.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Латыпова Д.Л. и потерпевшая К. просят апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, приговор — без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Быстрова и Кулешовой в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании Быстров и Кулешова не признали себя виновными, не оспаривая при этом факт нахождения в квартире совместно с погибшим К. в инкриминируемый период времени; Кулешова также признала наличие драки между Быстровым и К. в ходе которой она нанесла два удара киянкой потерпевшему К.

Выслушав осужденных и исследовав показания, данные ими на стадии предварительного следствия, в том числе, при их допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого о применении ими насилия в отношении К. с использованием ножа, молотка, а также показания Быстрова об удушении им К. и поджоге трупа; исследовав результаты следственных действий: показания Быстрова и Кулешовой, подтвержденные ими в ходе проверки показаний на месте об обстоятельствах убийства К. с изложением конкретных действий и роли каждого по отношению к потерпевшему, суд, с учетом анализа совокупности доказательств, обоснованно пришел к выводу о виновности Быстрова и Кулешовой в причинении смерти потерпевшему, а также в поджоге Быстровым квартиры.

Показания осужденных, данные ими на первоначальном этапе расследования, судом обоснованно признаны достоверными и допустимыми, так как они неоднократны, согласуются между собой, дополняют друг друга, даны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу. Оснований для признания их недопустимыми доказательствами, вопреки утверждениям осужденных, у суда не имелось.

Заявления о вынужденном характере этих показаний в результате оказанного давления со стороны сотрудников полиции, были проверены судом, в том числе и посредством допроса свидетелей Ш. С. об отсутствии какого-либо давления или воздействия в ходе допросов на осужденных, и обоснованно отвергнуты, как не нашедшие подтверждения.

Принимая во внимание соответствие показаний Быстрова и Кулешовой на стадии предварительного следствия иным доказательствам по делу, отсутствие у Кулешовой причин к оговору Быстрова, отсутствие оснований полагать о самооговоре Быстрова, суд правильно указал на достоверность этих показаний и в части пояснений о роли Быстрова в содеянном. Не установлено судом и каких-либо обстоятельств, указывающих на наличие неприязненных отношений между осужденными, а также вопреки утверждениям Быстрова, поводов и оснований опасаться поведения К. Судом правильно указано, что отдельные неточности в части времени совершения преступлений, последовательности действий осужденных, не влияют на выводы о доказанности их вины.

Анализируя показания осужденных на стадии досудебного производства, судом правильно установлено, что в процессе конфликта между К. и Быстровым, последний ножом провел по горлу потерпевшего, а затем нанес удары и пытался душить. Кулешова, наблюдая действия Быстрова по отношению к потерпевшему и разделяя его умысел на убийство, также нанесла удары киянкой К., после чего Быстров в целях обеспечения реализации совместного умысла продолжил душить потерпевшего до наступления его смерти.

В соответствии с выводами, содержащимися в заключении судебно-медицинского эксперта по исследованию трупа К. смерть наступила в результате сдавления органов шеи с развитием механической асфиксии. Согласно заключению пожаротехнической экспертизы, очаг пожара находился на кровати и причиной возникновения пожара послужило искусственное инициирование горения — поджог. В соответствии с заключением эксперта на изъятых с места происшествия джинсах, ноже и электрошнуре обнаружена кровь К. Обнаружение крови потерпевшего установлено и других предметах, изъятых в квартире. Изложенные выводы экспертов дополнительно подтверждают достоверность показаний осужденных, данных ими в ходе досудебного производства.

Утверждения осужденного Быстрова о том, что изъятые в ходе осмотра места происшествия джинсы принадлежат не ему, противоречат его же показаниям о том, что после совершения убийства он снял с себя одежду, которая была в крови, в том числе и джинсы, и переоделся в другую. Отсутствие следов крови потерпевшего на одежде Кулешовой, необнаружение отпечатков пальцев Быстрова на предметах и вещах, изъятых в ходе осмотра места происшествия, не ставят под сомнение выводы суда о причастности осужденных к убийству К.

Доводы осужденного Быстрова о необходимости признания недопустимыми ряда следственных действий: протокола проверки его показаний на месте происшествия, протокола, осмотра места происшествия, в ходе которого были изъяты брюки-джинсы; процессуального действия — его ознакомления в порядке ст. 217 УПК РФ с материалами уголовного дела и вещественными доказательствами, не могут быть признаны обоснованными. Как установлено исследованными материалами в ходе судебного заседания, порядок производства этих следственных действий органами предварительного следствия нарушен не был, цель выяснения имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, соблюдена, оснований сомневаться в зафиксированных в них обстоятельствах, а также соответствия действительности отраженных в протоколах обстоятельств, изъятых вещей и предметов, у суда не имелось. Все участвующие лица были ознакомлены с содержанием протоколов, о чем свидетельствуют их подписи, каких-либо возражений и заявлений о неправильности следственных, в том числе и процессуальных, действий сделано не было.

Таким образом, совокупность изложенные и оцененных в приговоре доказательств, позволила суду прийти к обоснованному выводу о совместных действиях Быстрова и Кулешовой в процессе совершения убийства, то есть о непосредственном соисполнительстве в лишении К. жизни и о поджоге Быстровым трупа потерпевшего в квартире.

Все заявленные стороной защиты ходатайства разрешены в соответствии с требованиями закона, их отклонение не препятствовало рассмотрению дела по существу и не влияло на полноту и достаточность представленных доказательств, для установления вины осужденных. Вопреки утверждениям осужденных, в показаниях допрошенных по делу свидетелей не установлено противоречий, которые бы позволили усомниться в правильности оценки их информации по отношению к событиям преступлений.

Таким образом, судом оценены доказательства, исследованные в ходе судебного разбирательства, в их совокупности, при этом указаны основания, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты. Тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией осужденных, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебного решения.

Изложенные доказательства и другие, перечисленные в приговоре, судом обоснованно признаны достаточными для формирования вывода о виновности осужденных в совершении преступлений.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Быстрова и Кулешовой, и их действия юридически правильно квалифицировал. Оснований для переквалификации действий осужденных, как о том содержится просьба в жалобах, и для оправдания Быстрова по ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ, не установлено.

Не соглашаясь с позицией осужденных, суд правильно указал в приговоре о том, что характер действий каждого из них свидетельствовал о наличии у Быстрова и Кулешовой умысла на лишение жизни К.

При назначении наказания судом учтены обстоятельства совершенных Быстровым и Кулешовой преступлений и степень общественной опасности содеянного, характеризующие данные о личности, наличие смягчающих и отягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей. Для признания иных обстоятельств смягчающими, в том числе и изложенными в жалобах осужденных, оснований не имеется.

Судом мотивированно, исходя из фактических обстоятельств по делу, признано смягчающим наказание обоим осужденным обстоятельством — противоправность и аморальность поведения потерпевшего К. выразившегося в причинении Кулешовой телесных повреждений и в оскорблениях в грубой форме в адрес Быстрова. Оснований для признания факта истязания осужденной Кулешовой потерпевшим, а также нахождение ее в психотравмирующей ситуации, судом, в том числе и с учетом выводов психолого-психиатрической экспертизы в отношении Кулешовой, не установлено. Заключения комиссий экспертов, указавших об отсутствии каких-либо психических расстройств у Кулешовой и Быстрова в период, относящийся к инкриминируемым действиям, сомнений не вызывают, в связи с чем суд правильно согласился с такой оценкой психического состояния осужденных и признал их вменяемыми.

Вопреки утверждениям осужденных, судом установлено, что преступления были совершены Быстровым и Кулешовой, находившимися в состоянии алкогольного опьянения, и, в этой связи, судом также правильно приняты во внимание выводы судебных психолого-психиатрических экспертов о том, что поведение Быстрова и Кулешовой в инкриминируемой ситуации было усугублено состоянием алкогольного опьянения, а, следовательно, и вывод суда о наличии данного отягчающего обстоятельства обоснован.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности. Следуя императивным предписаниям ст. 67 УК РФ, суд дифференцировал и индивидуализировал ответственность Быстрова и Кулешовой, исходя из доказанных и установленных обстоятельств.

Таким образом, Судебная коллегия полагает, что наказание осужденным назначено соразмерно содеянному и оснований для признания назначенного наказания несправедливым, в силу его суровости, не имеется.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. ст. 389.13 — 389.14, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 октября 2015 года в отношении Быстрова А.А. и Кулешовой К.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Быстрова А.А. и Кулешовой К.В. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code