Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 26.01.2016 N 45-АПУ15-59

Приговор: По п. п. «е», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2016 г. N 45-АПУ15-59

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Безуглого Н.П.,

судей — Хомицкой Т.П., Сабурова Д.Э.,

при секретаре — Горностаевой Е.Е.,

с участием государственного обвинителя — прокурора Прониной Е.Н.,

защитника — адвоката Сеничевой Н.В.

осужденного Спиридонова А.Б.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Сеничевой Н.В. на приговор Свердловского областного суда от 16 ноября 2015 года, которым

Спиридонов А.Б., <…>, ранее несудимый;

осужден по п. п. «е», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференцсвязи осужденного Спиридонова А.Б., его защитника адвоката Сеничеву Н.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения прокурора Прониной Е.Н., полагавшей необходимым жалобу оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Спиридонов признан виновным и осужден за убийство общеопасным способом и из хулиганских побуждений М.

Преступление совершено ночью 1 января 2015 года в г. <…> <…> области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Спиридонов вину признал частично.

В апелляционной жалобе адвокат Сеничева Н.В. в защиту осужденного Спиридонова полагает приговор необоснованным, постановленным с нарушениями УПК РФ, а выводы суда — не соответствующими фактическим обстоятельствам.

По ее мнению, не доказана причинно-следственная связь между действиями Спиридонова и смертью М.

Считает, что в материалах дела отсутствует необходимая совокупность доказательств вины Спиридонова в умышленном убийстве.

Приводя свой анализ доказательствам, делает вывод о том, что Спиридонов не желал наступления смерти М. у него отсутствовал мотив.

Об отсутствии умысла на убийство свидетельствует и тот факт, что смерть потерпевшего наступила в результате одного пулевого ранения, тогда как всего выстрелов было шесть.

Кроме того, обращает внимание на отсутствие на орудии преступления прицельного устройства, что само по себе исключает прямой умысел на убийство.

Также указывает, что по делу отсутствуют доказательства осознания Спиридоновым в момент выстрелов нахождение в автомашине потерпевшего, поскольку машина находилась на значительном расстоянии, было темно, шел снег.

Считая недоказанным наличие у Спиридонова прямого умысла на убийство, полагает, что в его действиях отсутствует и косвенный умысел, поскольку Спиридонов не видел автомобиль, не видел в нем М., выстрелы производил вверх, лишь один выстрел произошел в сторону магазина, где стояла автомашина, и вследствие неумения обращения с оружием.

Утверждает о неосторожной вине Спиридонова в виде преступного легкомыслия, об отсутствии доказательств, что в момент выстрелов на улице находились люди, а показания свидетеля П. в ходе следствия об обратном, расценивает как недостоверные. При этом в судебном заседании свидетель отказалась от данных показаний, объяснив причину их появления.

Ссылаясь на состояние здоровья свидетеля М. обращая внимание на противоречивость ее показаний, просит отнестись к ним критически.

Свидетеля Ф. расценивает как заинтересованное лицо в силу его служебного положения.

Обращает внимание, что следственный эксперимент проводился в летнее время, при других погодных условиях, в связи с чем, его результаты не могут являться объективными.

Считает, что установленные обстоятельства исключают хулиганский мотив и общеопасный способ убийства.

Ссылаясь на консультативное мнение доцента кафедры уголовного права <…> Университета Б. полагает, что действия Спиридонова подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 109 УК РФ. При этом обращает внимание, что он не судим, признал вину в неосторожном причинении смерти, как личность характеризуется исключительно положительно, имеются смягчающие наказание обстоятельства — явка с повинной и возмещение расходов на похороны и морального вреда.

Полагает необоснованным признание судом отягчающим наказание обстоятельством — совершение деяния в состоянии опьянения, вызванном употребление алкоголя, поскольку оно, во-первых, не предусмотрено нормами ст. 63 УК РФ, и, во-вторых, считает недоказанным факт нахождения Спиридонова в таком состоянии, поскольку экспертного исследования не проводилось.

Несмотря на изложенное, просит приговор отменить, дело передать на новое судебное разбирательство.

В возражениях на жалобу адвоката государственный обвинитель Отраднова М.С., полагая приговор законным и обоснованным, просит его оставить без изменения.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционной жалобы, возражений, Судебная коллегия отмечает, что выводы суда о виновности Спиридонова в умышленном убийстве М. являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Так, вина Спиридонова подтверждается показаниями потерпевшей М. свидетелей С. П. в ходе предварительного расследования, М. К. А., Г. эксперта В. Ф., а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела, в том числе в заключениях экспертов, протоколах осмотра места происшествия, выемок, осмотра предметов, и других, приведенных в приговоре.

Вина Спиридонова в совершенном деянии также подтверждается его показаниями в ходе предварительного расследования, в той части, в которой, как указал суд, они согласуются с другими доказательствами.

На основе совокупности исследованных и приведенных в приговоре доказательств, являющихся допустимыми и получивших надлежащую оценку, суд правильно установил, что при описанных в приговоре обстоятельствах Спиридонов 1 января 2015 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения с балкона своей квартиры произвел из охотничьего ружья не менее 6-ти выстрелов в различных направлениях прилегающей улицы, в том числе один выстрел по стоящему на парковке у магазина автомобилю, в котором находился водитель М., причинив ему слепое огнестрельное пулевое ранение груди с повреждением сердца, перикарда, легких и других внутренних органов, от которого последовала смерть потерпевшего на месте.

Вопреки доводам адвоката суд правильно установил, что смерть потерпевшего последовала именно в результате умышленных действий осужденного.

Каждое из положенных в основу обвинения доказательств судом оценено и правильно признано допустимым. Доводы о недопустимости перечисленных адвокатом доказательств проверялись судом и обоснованно с приведением соответствующих мотивов отвергнуты. При этом судом также проверялись показания Спиридонова о производстве выстрелов в трезвом состоянии, исключительно вверх и при отсутствии на улице людей и автомашин, проверялись доводы стороны защиты о неосторожном причинении смерти М., о невозможности принятия во внимание результатов следственного эксперимента по приведенным адвокатом причинам. Всем доводам судом дана надлежащая оценка, они обоснованно признаны несостоятельными и отвергнуты, правильность приведенных в приговоре выводов сомнений не вызывает.

Проанализировав приведенные в приговоре доказательства, суд также обоснованно отверг представленное стороной защиты консультативное мнение ученого и правильно квалифицировал действия Спиридонова по п. п. «е», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку (убийство), совершенное из хулиганских побуждений и общеопасным способом, мотивировав каждый из квалифицирующих признаков.

Психическое состояние осужденного судом изучено полно, с учетом заключения экспертов-психиатров, адекватного поведения осужденного в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, судом сделан правильный вывод о вменяемости Спиридонова.

Наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, смягчающих наказание обстоятельств, данных о личности. При этом судом приняты во внимание все обстоятельства, в том числе и перечисленные адвокатом.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления, оснований для изменения категории преступления, судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Ссылки адвоката на возмещение Спиридоновым морального вреда несостоятельны, поскольку в деле отсутствуют такие сведения.

Также судом обоснованно в качестве отягчающего наказание обстоятельства признано совершение деяния в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя. Данное обстоятельство, вопреки доводам адвоката, прямо предусмотрено ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, включенной в диспозицию статьи Федеральным законом от 21 октября 2013 г. N 270-ФЗ.

При этом, отсутствие экспертного заключения о нахождении осужденного в состоянии алкогольного опьянения при подтверждении его другими доказательствами не препятствовало суду признать его таковым, поскольку, как установил суд деяние было совершено в состоянии алкогольного опьянения, а из заключения экспертов-психиатров следует, что поведение Спиридонова было в большей степени мотивировано именно состоянием алкогольного опьянения со снижением самоконтроля.

Таким образом, приведенные адвокатом в жалобе доводы являются несостоятельными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Свердловского областного суда от 16 ноября 2015 года в отношении Спиридонова А. оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката Сеничевой Н.В. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code