Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 26-АПУ15-2СП

Приговор: Осужденный-1 по п. «з» ч. 2 ст. 105 за убийство, п. «в» ч. 4 ст. 162 за разбой; осужденный-2 по ч. 3 ст. 162 УК РФ за разбой.

Определение ВС РФ: Дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства, поскольку содержащиеся в вопросном листе ответы присяжных заседателей носят неопределенный и противоречивый характер.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2016 г. N 26-АПУ15-2СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Смирнова В.П.,

судей Кондратова П.Е. и Пейсиковой Е.В.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Лох Е.Н., осужденных Цыздоева А.М. и Шакриева А.М. (в режиме видеоконференц-связи) и их защитников — адвокатов Сакмарова П.В. и Гагиева М.С., защитника наряду с адвокатом Шакриевой Ф.Б.

при секретаре Маркове О.Е. и переводчике Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Цыздоева А.М. и его защитника — адвоката Цороева В.М., адвоката Гагиева М.С. и защитника Шакриевой Ф.Б. (в защиту осужденного Шакриева А.М.), а также представителя потерпевших А. и Т. — адвоката Кадырова Э.У. на приговор Верховного Суда Республики Ингушетия от 5 ноября 2015 г., постановленный с участием коллегии присяжных заседателей, по которому

Цыздоев А.М. <…> несудимый,

осужден:

— по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

— по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

— по ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений — к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год. Как по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так и по совокупности преступлений Цыздоеву А.М. установлены следующие ограничения: не уходить из дома с 22 до 6 часов, не выезжать за пределы муниципального образования «городской округ город <…>» Республики <…> не менять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также возложена обязанность два раза в месяц являться в указанный специализированный государственный орган для регистрации;

Шакриев А.М., <…> несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, Шакриев А.М. на основании вердикта коллегии присяжных заседателей оправдан за непричастностью к совершению преступления, и в этой части за ним признано право на реабилитацию.

В приговоре также решены вопросы связанные с распределением процессуальных издержек и с определением судьбы вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав выступления осужденных Цыздоева А.М. и Шакриева А.М., их защитников — адвокатов Сакмарова П.В., Гагиева М.С., защитника наряду с адвокатом Шакриевой Ф.Б., поддержавших доводы, приведенные в апелляционных жалобах, а также выслушав мнение прокурора Лох Е.Н., предложившей приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Верховного Суда Республики Ингушетия от 5 ноября 2015 г., основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей от 22 октября 2015 г., Цыздоев А.М. и Шакриев А.М. признаны виновными в том, что 22 сентября 2014 в с.п. <…> района Республики <…> во исполнение ранее достигнутой договоренности о нападении на семью Т. с целью завладения их имуществом, противоправно проникли во двор домовладения Т.; при этом Цыздоев А.М., выйдя за рамки договоренности, с целью лишения жизни Т. нанес ему множество колото-резаных ранений в грудную клетку, что повлекло его смерть.

В апелляционной жалобе осужденный Цыздоев А.М. и адвокат Цороев В.М., выражая несогласие с приговором, утверждают, что судом при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, были нарушены гарантируемые ч. 2 ст. 338 и ч. 3 ст. 339 УПК РФ права стороны защиты, что проявилось в игнорировании внесенных ею замечаний и предложений по вопросному листу. Считают некорректным ссылку председательствующего при отказе в принятии предложений по вопросному листу на то, что присяжные заседатели вправе исключить любые конкретные обстоятельства, поскольку это невозможно без юридической оценки этих обстоятельств, осуществлять которую присяжные не могут. Утверждают, что вопрос N 6 содержит указание на действие Шакриева А.М. (незаконное проникновение в жилище), которое не вменялось ему в вину стороной обвинения, и что само по себе включение этого вопроса в вопросный лист после вопроса N 5 свидетельствует о сложности формулировок вопросов. Полагают, что не имеется оснований для признания убийства Т. совершенным из корыстных побуждений, поскольку присяжными заседателями установлено, что между Цыздоевым А.М. и Шакриевым А.М. отсутствовал сговор на его совершение, и поскольку Цыздоев А.М. пояснил, что нанес ножевые ранения, опасаясь применения Т. оружия. Исходя из этого настаивают на переквалификации содеянного на ч. 1 ст. 105 УК РФ. Заявляют, что никем не доказано наличие между осужденными сговора на нападение с целью хищения имущества с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Подчеркивает, что присяжные заседатели не признали ни применение Шакриевым А.М. насилия, ни наличие у него ножа. Оспаривают допустимость заключения психолого-психиатрической экспертизы в отношении Цыздоева А.М., обоснованность содержащегося в нем вывода об отсутствии у Цыздоева А.М. психических заболеваний, соблюдение процедуры осуществления экспертного исследования и настаивают на необходимости проведения повторной экспертизы. Просят приговор изменить, переквалифицировать действия Цыздоева А.М. с п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на п. п. «а», «в» ст. 161 УК РФ, назначить наказание ниже низшего предела.

Адвокат Гагиев М.С. и защитник Шакриева Ф.Б. в апелляционной жалобе (с дополнением) в защиту Шакриева А.М., полагая приговор в отношении их подзащитного незаконным и необоснованным, настаивают на его отмене и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение. Ссылаясь на положения ст. 338, 339 УПК РФ, утверждают о нарушении председательствующим порядка формулирования вопросного листа, полагая, что им необоснованно были отвергнуты предложенные стороной защиты более простые и понятные формулировки вопросов, а также дополнительные вопросы об обстоятельствах, исключающих ответственность подсудимых или свидетельствующих о совершении менее тяжких преступлений. Полагают, что квалификация судом действий Шакриева А.М. по ч. 3 ст. 162 УК РФ противоречит вердикту присяжных заседателей, в котором признано наличие между осужденными сговора на нападение с целью наживы на семью Т. однако при этом не признано наличие сговора на применение или угрозу применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевших и, тем более, на убийство Т. С учетом того, что присяжные заседатели исключили из обвинения нанесение Шакриевым А.М. трех ударов ногой А. <…> и требование им под угрозой применения ножа выдачи денежных средств, его неправомерные действия фактически сводятся только к проникновению в помещение кухни. Осведомленность Шакриева А.М. о наличии у Цыздоева А.М. ножа в ходе судебного разбирательства не была подтверждена. Защитник Шакриева Ф.Б. в дополнительной апелляционной жалобе обращает внимание на то, что после вынесения по делу вердикта и до постановления приговора в суд поступило заявление, подписанное шестью бывшими присяжными заседателями, утверждавшими, что, вынося по делу вердикт, они исходили из невиновности Шакриева А.М. в убийстве и разбое и его виновности только в проникновении в жилище без согласия его собственников. Также указывает на то, что один из присяжных заседателей, а именно Н. скрыла то, что она имеет судимость за совершение умышленного преступления, чем не позволила суду и сторонам поставить вопрос о ее отводе, что привело к незаконности состава коллегии присяжных заседателей. Кроме того, просит учесть, что состояние здоровья Шакриева А.М. в период нахождения под стражей ухудшилось в связи с имеющейся у него язвой желудка и его резекцией.

Адвокат Кадыров Э.У., представляющий интересы потерпевших А. и Т. в апелляционной жалобе, настаивая на необъективности, необоснованности и незаконности приговора, указывает, что хронология обсуждения вопросного листа и голосования по нему свидетельствует о несоблюдении требований закона. Отмечает, что из ответов на вопросы N 1 и 5 не ясно, относится ли решение присяжных об исключении из обвинения нанесения трех ударов ногой и требования с угрозой ножом выдачи денежных средств к обеим потерпевшим или только к А.

Подробно излагая на основе анализа отдельных доказательств обстоятельства совершения преступлений, оспаривает показания осужденных относительно обстоятельств происшедшего, полагает назначенное наказание не соответствующим общественной опасности преступлений, обстоятельствам их совершения, личности виновных. Просит приговор отменить, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного Цыздоева А.М. и адвокат Цороева В.М., а также адвоката Гагиева М.С. и защитника Шакриевой Ф.Б. представитель потерпевших адвокат Кадыров Э.У. просит оставить их без удовлетворения.

Изучив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, письменных возражениях, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия полагает приговор по уголовному делу подлежащим отмене.

Согласно ст. 345 УПК РФ после подписания вопросного листа с внесенными в него ответами на поставленные вопросы присяжные заседатели возвращаются в зал судебного заседания и старшина присяжных заседателей передает вопросный лист с внесенными в него ответами председательствующему. Найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Как усматривается из протокола судебного заседания, председательствующий дважды предлагал коллегии присяжных заседателей возвратиться в совещательную комнату: первый раз — для того, чтобы указать в вопросном листе результаты голосования по каждому вопросу, поскольку присяжные заседатели вышли из совещательной комнаты после 3 часов обсуждения вопросного листа, а второй раз — для того, чтобы оговорить и заверить надлежащим образом внесенные в вопросный лист исправления. При этом каких-либо указаний присяжным заседателям на неясность или противоречивость данных ими ответов на поставленные вопросы со стороны председательствующего не было дано.

Между тем, как отмечается в апелляционных жалобах, содержащиеся в вопросном листе ответы присяжных заседателей носят неопределенный и противоречивый характер.

Так, отвечая на вопрос N 1, присяжные заседатели признали доказанным совершение 22 сентября 2014 г. нападения на семью Т. с целью наживы, в ходе которого Т. было нанесено множество ножевых колото-резаных ранений в область грудной клетки, от которых он скончался, признав при этом недоказанным нанесение трех ударов ногой и требование под страхом применения ножа выдать денежные средства.

В то же время, отвечая на вопрос N 5, присяжные заседатели признали доказанным совершение Шакриевым А.М. действий, перечисленных в вопросе N 1, «за исключением договоренности лишения жизни Т., нанесения трех ударов ногой А. и применения ножа».

Таким образом, в отличие от ответа на вопрос N 1, в котором отрицалась доказанность предъявления требования о выдаче денежных средств, в ответе на вопрос N 5 фактически признано доказанным, что Шакриев А.М. в кухонном помещении требовал от А. и Т. выдать денежные средства.

Также при сопоставлении ответов на вопросы N 1 и N 2 нельзя сделать определенный вывод относительно того, признано ли присяжными заседателями доказанным то, что инкриминируемые Цыздоеву А.М. действия были им совершены именно с целью завладения имуществом Т. поскольку в ответе на вопрос N 1 было признано недоказанным, что потерпевшим предъявлялись требования о выдаче денежных средств, а в ответе на вопрос N 2 указано лишь, что Цыздоев А.М. нанес Т. множественные ранения, желая лишить его жизни, но то, что нападение на Т. осуществлялось с целью завладения его имуществом, не оговаривается, хотя и признано, что противозаконное проникновение во двор домовладения потерпевших было осуществлено Цыздоевым А.М. с целью наживы.

При таких данных вынесенный по делу коллегией присяжных заседателей вердикт не может быть признан надлежащим основанием для постановления в отношении Цыздоева А.М. и Шакриева А.М. обвинительного приговора. Председательствующим же необходимые меры к тому, чтобы имеющиеся в вердикте неясности и противоречия были устранены, не были приняты, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое, как следует из положений ч. 2 ст. 389.25 УПК РФ, влечет отмену приговора и направление уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

При повторном рассмотрении уголовного дела перед присяжными заседателями надлежит поставить вопросы, которые бы отражали существо предъявленного Цыздоеву А.М. и Шакриеву А.М. обвинения, с учетом внесенных государственным обвинителем изменений в обвинении, если таковые имели место, а также учитывали предложения стороны защиты о постановке вопросов, в том числе о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимых за содеянное или влекущих за собой их ответственность за менее тяжкое преступление. В случае, если в ответах на сформулированные в вопросном листе вопросы будут содержаться неясности или противоречия, председательствующий должен принять предусмотренные законом меры к их устранению путем переформулирования вопросов, постановки дополнительных вопросов, дачи необходимых разъяснений присяжным заседателям.

С учетом тяжести инкриминируемых Цыздоеву А.М. и Шакриеву А.М. преступлений, данных об их личностях, а также наличия оснований полагать, что они могут скрыться от суда и воспрепятствовать производству по уголовному делу, Судебная коллегия находит необходимым продлить срок содержания названных подсудимых под стражей на 3 месяца, до 21 апреля 2016 г.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.22, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Ингушетия от 5 ноября 2015 г., в отношении Цыздоева А.М. и Шакриева А.М. отменить, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения Цыздоеву А.М. и Шакриеву А.М. оставить прежней — заключение под стражей, продлив ее на 3 месяца, т.е. по 21 апреля 2016 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code