Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 93-АПУ15-3сп

Приговор: По п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, совершенное группой лиц.

Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключено указание на признание в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, совершения осужденным-3 преступления в состоянии алкогольного опьянения, рецидива преступлений; смягчено назначенное осужденному-3 наказание до тринадцати лет десяти месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на два года.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2016 г. N 93-АПУ15-3сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Русакова В.В. и Фроловой Л.Г.

при секретаре Щукиной Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Санаева В.Н., Чекалкина К.И., Шульгина А.В. и адвокатов Храмцова А.В., Божич Ж.В., Максименко В.Г. на приговор Магаданского областного суда с участием присяжных заседателей от 20 октября 2015 года, по которому

САНАЕВ В.Н., <…>

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к шестнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на два года

ЧЕКАЛКИН К.И. <…>

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ШУЛЬГИН А.В., <…> ранее судим: 31 октября 2014 года по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к трем месяцам одиннадцати дням лишения свободы

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на два года.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору Магаданского городского суда от 31 октября 2014 года и окончательно назначено четырнадцать лет один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на два года.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 7 октября 2015 года Санаев В.Н., Шульгин А.В., Чекалкин К.И. признаны виновными и осуждены за убийство Б. <…> года рождения, совершенное в ночь с 1 января на 2 января 2015 года в г. <…> группой лиц.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Луканиной Я.Н., полагавшей судебное решение в отношении Санаева В.Н. Чекалкина К.И., Шульгина А.В. оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционных жалобах:

— осужденный Чекалкин просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что приговор вынесен с нарушением уголовно-процессуального закона, нарушением уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания; по мнению осужденного, в основу вердикта коллегии присяжных заседателей положены его показания в ходе предварительного следствия от 2 января 2015 года, а также проверка показаний на месте от 3 января 2015 года, которые не соответствуют действительности, поскольку он находился в болезненном состоянии после длительного употребления спиртных напитков; настаивает на том, что Б. перед тем как был выброшен из окна, не подавал признаков жизни;

— адвокат Храмцов А.В. в интересах осужденного Чекалкина просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что коллегии присяжных заседателей были представлены недопустимые доказательства — протокол допроса Чекалкина в качестве подозреваемого от 2 января 2015 года и видеозапись проверки показаний Чекалкина на месте от 3 января 2015 года; до допроса Чекалкин был освидетельствован и у последнего было обнаружено состояние легкой степени алкогольного опьянения; следователем не было принято решения о возможности проведения допроса и его продолжительности с учетом состояния здоровья Чекалкина; полагает, что вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен на основании недопустимых доказательств;

— осужденный Шульгин просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что судом нарушены требования уголовно-процессуального законодательства; суд не удовлетворил его ходатайства о предоставлении двух дней перед его допросом в судебном заседании; при присяжных судья выясняла процессуальные вопросы, в частности, необходимость допроса свидетеля Н. несмотря на то, что он пытался перед присяжными заседателями довести до сведения фактические обстоятельства дела, однако, судья всегда его останавливала, считает, что удаление его из зала судебного заседания нарушило его право на защиту, поскольку он не имел возможности выступить в прениях; кроме того, обращает внимание на то, что он и Чекалкин находились в клетке, а Санаев — в зале суда в окружении конвойных; в основу вердикта легли недопустимые доказательства, по выходу присяжных из совещательной комнаты, судья стала указывать старшине, что надо внести исправления, при этом указывала где и какие, оспаривает постановление суда о взыскании процессуальных издержек;

— адвокат Божич Ж.В. в интересах осужденного Шульгина просит отменить приговор, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию, ссылаясь на нарушения уголовно-процессуального законодательства; так, суд безмотивно отклонил все ходатайства со стороны защиты о недопустимости доказательств — протоколы следственных действий: допрос в качестве подозреваемого и протокол очной ставки в отношении Санаева и Чекалкина, поскольку на время проведения указанных следственных действий Санаев и Чекалкин находились в состоянии алкогольного опьянения; ходатайство осужденного Шульгина о недопустимости в качестве доказательства протокола допроса свидетеля К. по причине нахождения последнего в состоянии алкогольного опьянения оставлено без удовлетворения; по мнению адвоката, у суда были основания для роспуска коллегии присяжных заседателей, так как не доказано участие Шульгина в совершении преступления; показания Санаева и Чекалкина не свидетельствуют о причастности Шульгина к избиению потерпевшего Б. и выбрасыванию последнего из окна; по мнению адвоката, было нарушено право Шульгина на защиту, поскольку Шульгин был лишен права выступать в прениях из-за удаления из зала суда;

— осужденный Санаев просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии формирования коллегии присяжных заседателей, ссылаясь на то, что при минимальной явке кандидатов в присяжные заседатели коллегия была сформирована поспешно и в нее вошли лица, которые не соответствуют требованиям, предъявляемым к присяжным заседателям; присяжные заседатели проигнорировали то обстоятельство, что его ладонь правой руки была в порезах от ножа, что свидетельствует о том, что он защищался от напавшего на него Б. ссылается на то, что он находился в тяжелой степени алкогольного опьянения и не мог совершить те действия, за которые осужден; считает, что был нарушен принцип состязательности сторон, так как сторона защиты была ограничена судом в представлении доказательств, имеющих значение для правильного разрешения дела; полагает, что судья необоснованно отклонила замечания на протокол судебного заседания; не согласен с решением суда о взыскании процессуальных издержек в сумме <…> (<…>) рублей;

адвокат Максименко В.Г. в интересах осужденного Санаева просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии формирования коллегии присяжных заседателей, ссылаясь на то, что при формировании коллегии присяжных заседателей в ее состав вошли кандидаты, которые по закону не должны были входить в ее состав, что впоследствии при вынесении вердикта привело к многочисленным нарушениям, так как коллегия присяжных заседателей оказалась не только необъективной, но и предвзятой; при рассмотрении уголовного дела стороне защиты было отказано в представлении доказательств, притом, что эти доказательства не признаны судом недопустимыми; по мнению адвоката, оглашенный старшиной присяжных заседателей вердикт по своему содержанию отличался от первоначального вердикта, который коллегия вынесла до первого выхода из совещательной комнаты.

В возражениях государственный обвинитель Несвит В.В. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения осужденных Санаева, Чекалкина, Шульгина, а также объяснения адвокатов Бушиной Т.Г., Подмаревой Е.В., Меркушевой Л.В., поддержавших доводы жалоб, по основаниям в них изложенным, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда в отношении Санаева и Чекалкина законным и обоснованным; в отношении Шульгина — подлежащим изменению.

Виновность осужденных Санаева, Шульгина, Чекалкина в совершении преступления материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Как следует из материалов дела, Санаеву, Чекалкину и Шульгину разъяснялись особенности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия такого рассмотрения дела, при этом Чекалкин и Шульгин настаивали на том, чтобы судебное разбирательство проходило с участием присяжных заседателей (т. 7 л.д. 87; 110; 225 225 об.).

Органами предварительного следствия вынесено постановление о невозможности выделения уголовного дела в отношении Санаева в отдельное производство, а поэтому в соответствии с ч. 5 ст. 217 УПК РФ уголовное дело рассмотрено с участием присяжных заседателей. Исследование обстоятельств данного уголовного дела проведено в судебном заседании с соблюдением положений главы 42 УПК РФ, устанавливающей особенности производства в суде с участием присяжных заседателей.

Как следует из содержания протокола судебного заседания, сторонами в полной мере были реализованы предоставленные законом процессуальные права по формированию коллегии присяжных заседателей, в том числе и право на заявление немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели. По окончании формирования коллегии присяжных заседателей, замечаний по процессу формирования, заявлений о тенденциозности коллегии от участников процесса не последовало (т. 9 л.д. 60).

В судебном заседании были созданы условия для реализации сторонами своих прав. Ходатайства, заявленные сторонами, разрешены в полном объеме с соблюдением положений уголовно-процессуального закона.

Вопреки доводам жалоб осужденных и адвокатов, в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Ссылка осужденных и адвокатов о том, что первоначальные показания Санаева, Чекалкина и Шульгина не соответствуют действительности силу нахождения указанных лиц в состоянии алкогольного опьянения, является несостоятельной, поскольку содержание протоколов допроса Санаева, Чекалкина и Шульгина от 2 января 2015 года свидетельствует о том, что следственные действия были проведены в присутствии защитников с разъяснениями подозреваемым своих процессуальных прав, при этом каких-либо замечаний от допрашиваемых лиц и их защитников, в том числе о плохом физическом самочувствии или оказанном на них давлении не поступало. Следственные действия 3 января 2015 года (проверка показаний на месте, очная ставка, допрос в качестве обвиняемых) были проведены спустя 36 часов с момента прекращения употребления Санаевым, Чекалкиным и Шульгиным спиртных напитков. Заявлений о невозможности участия в следственных действиях по причинам физиологического характера не поступало. Объективным подтверждением удовлетворительного самочувствия подозреваемых являются видеозаписи проверок их показаний на месте, просмотренные в ходе судебного разбирательства, из которых следует, что Санаев, Чекалкин и Шульгин правильно воспринимают происходящие события, ориентируются во времени и месте, понимают задаваемые им вопросы и дают на них адекватные ответы. При таких данных, наличие у подозреваемых на момент первоначальных следственных действий остаточных последствий употребления алкоголя, не лишало их возможности понимать смысл, значение и существо даваемых ими показаний, а также не лишало их способности пользоваться своими процессуальными правами.

Судебное следствие проведено на основе принципа состязательности, установленного статьей 15 УПК РФ, с учетом требований статьи 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства, главы 37 УПК РФ и положений статьи 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей. Судебная коллегия отмечает, что судом в полной мере соблюдены и положения статьи 334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей.

Утверждения в апелляционных жалобах осужденных Санаева, Шульгина, Чекалкина, а также адвокатов Храмцова А.В., Божич Ж.В., Максименко В.Г. об исследовании перед коллегией присяжных недопустимых доказательств — протоколы допросов в качестве подозреваемых, протоколы проверки показаний и другие следственные действия, Судебная коллегия находит противоречащими материалам уголовного дела.

Заявления о недопустимости указанных доказательств, наряду с многочисленными ходатайствами о признании недопустимыми и иных доказательств по делу, проверялись в ходе судебного заседания.

Согласно содержанию протокола судебного заседания, таковые ходатайства участников судопроизводства со стороны защиты неоднократно являлись предметом рассмотрения председательствующей судьей. Все представляемые стороной в обоснование заявленных ходатайств обстоятельства были председательствующим судьей исследованы, по результатам проведенных проверок, с учетом установленных председательствующей судьей данных, были приняты постановления, которыми, с приведением мотивов было отказано в удовлетворении ходатайств. Оснований не согласиться с принятыми судом первой инстанции решениями, изложенными в протоколе судебного заседания, у Судебной коллегии не имеется.

Оглашение показаний подсудимых и свидетелей, данных в ходе предварительного расследования, имело место по ходатайству участников уголовного судопроизводства, в связи с противоречиями в показаниях, т.е. по основаниям, предусмотренным статьями 276 и 281 УПК РФ. Ссылка адвоката Максименко о том, что допрошенный в качестве свидетеля К. довел до сведения присяжных заседателей информацию о данных, характеризующих личность Санаева, по мнению Судебной коллегии, является необоснованной, поскольку из протокола судебного заседания следует, что указанный свидетель пояснил лишь о том, что знаком с Санаевым, с которым проживал в одной комнате. Упоминание в показаниях свидетеля К. об употреблении последнего с Санаевым спиртных напитков, нельзя расценивать как отрицательно характеризующие данные Санаева, К. в своих показаниях не утверждал о склонности Санаева к злоупотреблению спиртного.

В силу статьи 389.27 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, не является основанием отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей.

Судебная коллегия не имеет оснований для рассмотрения доводов апелляционных жалоб осужденных об отсутствии доказательств их виновности в совершении преступления, как и доводов о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, поскольку отвечая на вопросы, поставленные перед коллегией, присяжные заседатели признали доказанным совершение Санаевым, Чекалкиным и Шульгиным инкриминированного им преступления и приняли решение об их виновности.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы апелляционных жалоб осужденных о недопустимости ряда доказательств ввиду их противоречивости и несоответствия избранной подсудимыми позиции, изложенной в судебном заседании, поскольку вопрос оценки доказательств, их полноты, достоверности, отнесен к компетенции присяжных заседателей. Мотивы принятия коллегией присяжных заседателей того или иного решения на основании исследованных в судебном заседании доказательств, отвечающих требованиям допустимости, не являются предметом апелляционного обжалования.

Что касается доводов апелляционных жалоб осужденных и адвокатов о нарушении прав подсудимых тем обстоятельством, что в судебном заседании председательствующий по делу судья прерывала их выступления и выступления адвокатов в прениях, Судебная коллегия отмечает, что учитывая особенности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей, которые устанавливают лишь фактические обстоятельства уголовного дела, председательствующий по делу судья обязан исключить возможность оказания какого-либо воздействия на присяжных заседателей, не допуская к исследованию не входящие в компетенцию присяжных заседателей обстоятельства дела, исключая возможность предоставления информации, ставящей под сомнение допустимость исследованных в судебном заседании доказательств. Таким образом, действия судьи основаны на требованиях ч. 2 ст. 293 УПК РФ, в соответствии с которой председательствующий вправе останавливать любого участника процесса в случаях, когда обстоятельства, излагаемые ими, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу.

По мнению Судебной коллегии, несостоятельны доводы осужденного Шульгина о его необоснованном удалении из зала судебного заседания. Согласно ст. 258 УПК РФ при нарушении порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего судьи лицо, присутствующее в зале судебного заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения, либо удаляется из зала судебного заседания. Как следует из материалов дела, в подготовительной части судебного заседания участникам процесса указанные требования закона были разъяснены. В ходе судебного следствия Шульгин неоднократно и грубо нарушал порядок в судебном заседании, пререкался с председательствующей судьей, не давая последней вести процесс, в связи с чем предупреждался о возможности своего удаления из зала судебного заседания, однако на замечания Шульгин не реагировал, в связи с чем председательствующая судья в полном соответствии с положениями ч. ч. 1, 3 ст. 258 УПК РФ неоднократно удаляла его из зала для обеспечения возможности продолжения судебного разбирательства.

Подсудимым было предоставлено право выступить с последним словом, при этом председательствующая судья правильно не допускала до сведения присяжных заседателей ссылки подсудимых на обстоятельства, которые не подлежали установлению коллегией присяжных заседателей.

Председательствующим вопросный лист сформулирован в соответствии с положениями ст. 338 УПК РФ, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, а также замечаний, высказанных сторонами при обсуждении проекта вопросного листа.

Напутственное слово председательствующей судьи соответствует требованиям статьи 340 УПК РФ. В нем не высказано в какой бы то ни было форме личное мнение председательствующей по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, и его содержанием не оказывалось незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Вердикт коллегии присяжных заседателей, вопреки доводам апелляционных жалоб, является ясным и непротиворечивым. Доводы апелляционных жалоб о нарушении председательствующей судьи положений закона при вынесении вердикта, не могут быть признаны состоятельными, поскольку нормы уголовно-процессуального законодательства (ст. 345 УПК РФ) не содержат запрета для удаления судьи в совещательную комнату с целью проверки вердикта. Из протокола судебного заседания явствует, что возврат присяжных заседателей в совещательную комнату был вызван тем, что ответы на ряд вопросов были даны путем голосования, результаты которого не были отражены в вердикте. Каких-либо данных о том, что со стороны председательствующей судьи был передан исправленный вопросный лист, в материалах дела не содержится.

В силу положений статьи 259 УПК РФ, право на ознакомление с протоколом судебного заседания было осужденными реализовано, протокол судебного заседания для ознакомления им был предоставлен. Поданные замечания на протокол судебного заседания участников процесса рассмотрены, о чем в материалах дела имеются соответствующие постановления суда (т. 11 л.д., л.д. 96; 98 — 100; 119 — 121; 175).

При назначении Санаеву, Шульгину и Чекалкину наказания, судом, в соответствии с положениями ч. 3 ст. 60 УК РФ, были учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновных, влияние назначенного наказания на их исправление.

Вместе с тем, назначая наказание Шульгину, суд в нарушение требований ч. 4 ст. 65 УК РФ учел в качестве отягчающих обстоятельств совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, а также рецидив преступления, оставив без внимания то обстоятельство, что вердиктом присяжных заседателей Шульгин заслуживает снисхождение, а поэтому приговор в этой части подлежит изменению, а назначенное Шульгину наказание — смягчению.

Вынесенные судом постановления, обжалуемые осужденными Санаевым и Шульгиным, являются законными, обоснованными и мотивированными, соответствуют требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, а поэтому оснований к их отмене не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20; 389-28; 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Магаданского областного суда с участием присяжных заседателей от 20 октября 2015 года в отношении Шульгина А.В. изменить: исключить из приговора указание на признание в качестве обстоятельств, отягчающих наказание совершение Шульгиным А.В. преступления в состоянии алкогольного опьянения, вызванного употреблением алкоголя, рецидив преступлений. Смягчить Шульгину А.В. наказание, назначенное по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ до тринадцати лет десяти месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на два года.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно Шульгину А.В. назначить наказание в виде лишения свободы сроком тринадцать лет одиннадцать месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на два года.

В остальной части этот же приговор в отношении Шульгина А.В., а также в отношении Санаева В.Н. Чекалкина К.И. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Санаева В.Н., Чекалкина К.И., Шульгина А.В. и адвокатов Максименко В.Г., Божич Ж.В., Храмцова А.В. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code