Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 19.01.2016 N 58-АПУ15-50

Приговор: Осужденные-1, 2 по п. п. «а», «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой; ч. 2 ст. 167 УК РФ за умышленные уничтожение или повреждение имущества.

Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключено из описательно-мотивировочной части приговора указание на совершение осужденным-1 убийства по предварительному сговору группой лиц; признано отягчающим наказание обстоятельством в отношении осужденных-1, 2 — совершение преступления в состоянии опьянения; в отношении осужденного-2 исключено из приговора указание на обязанность самостоятельно явиться в инспекцию по месту жительства для регистрации и разъяснения порядка отбывания наказания, исключено ограничение не посещать места и массовые мероприятия.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2016 г. N 58-АПУ15-50

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Тимошина Н.В.,

судей Шмотиковой С.А. и Колышницына А.С.,

при секретаре Миняевой В.А.,

с участием прокурора Щукиной Л.В., осужденных Ключевского К.А. и Горлова-Рязанова Д.В. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов по назначению Пригодина В.В. и Шевченко Е.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Таранец Е.А., а также по апелляционным жалобам осужденных Ключевского К.А., Горлова-Рязанова Д.В. на приговор Хабаровского краевого суда от 28 сентября 2015 года, которым несовершеннолетний

Ключевской К.А., <…>

ранее судимый:

13.08.2014 года по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к штрафу в размере 10 000 рублей,

осужден с учетом ч. 6.1 ст. 88 УК РФ по п. п. «а», «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы; п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы; ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 9 годам 8 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии.

Назначенное наказание по приговору от 13 августа 2014 года постановлено исполнять самостоятельно.

Горлов-Рязанов Д.В. <…> ранее несудимый,

осужден по п. п. «а», «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 2 года, в течение которых установлены ограничения и возложены обязанности: после отбытия основного наказания самостоятельно явиться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации и разъяснения порядка отбывания наказания, не менять постоянное место жительства и пребывания, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования по месту жительства в с. <…> района <…> края без согласия уголовно-исполнительной инспекции, не уходить из дома в ночное время, не посещать места и массовые мероприятия в пределах соответствующего муниципального образования по месту жительства, один раз в месяц являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.

Срок наказания осужденным исчислен с 28 сентября 2015 года. Зачтено в срок отбывания наказания Ключевскому К.А. время содержания его под стражей с 25 мая 2014 года по 27 сентября 2015 года, а Горлову-Рязанову Д.В. с 1 июня 2014 года по 27 сентября 2015 года.

Взыскано с осужденных в пользу потерпевшей Ф. в качестве компенсации морального вреда по <…> рублей с каждого. В случае отсутствия доходов у несовершеннолетнего Ключевского К.А. взыскание постановлено производить с его матери — В.

Приговором разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шмотиковой С.А., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Ключевского К.А. и Горлова-Рязанова Д.В., адвокатов Пригодина В.В. и Шевченко Е.М., поддержавших доводы жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ — Щукиной Л.В., поддержавшей доводы представления и полагавшей, что оснований для удовлетворения жалоб осужденных не имеется, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Ключевской К.А. и Горлов-Рязанов Д.В. признаны виновными в совершении разбоя с применением насилия, опасного для жизни, с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, при этом совершили убийство Ключевской К.А. трех, а Горлов-Рязанов Д.В. двух лиц, в т.ч. малолетнего К. <…> года рождения, заведомо для виновных находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, а также в умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба, путем поджога.

Преступления совершены 19 мая 2014 года в с. <…> района <…> края при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Ключевской К.А. вину в совершении преступлений признал полностью, от дачи показаний отказался.

Осужденный Горлов-Рязанов вину в совершении преступлений признал частично.

В апелляционном представлении государственный обвинитель указывает на противоречия, допущенные судом в описательно-мотивировочной части приговора. Принимая во внимание, что суд признал доказанным вину Ключевского в убийстве трех лиц, а Горлова-Рязанова в совершении убийства двух лиц, считает необходимым исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о совершении Ключевским К.А. убийства Х. по предварительному сговору группой лиц.

Просит признать отягчающим обстоятельством совершение осужденными преступления в состоянии алкогольного опьянения и явку с повинной Горлова-Рязанова в качестве смягчающего обстоятельства.

С учетом данных обстоятельств, а также данных, характеризующих личность осужденного Ключевского, его роли в совершении преступлений в представлении ставится вопрос об усилении Ключевскому наказания, назначенного по совокупности преступлений, до 10 лет лишения свободы.

Автор представления полагает, что в случае признания смягчающего и отягчающего обстоятельств в отношении Горлова-Рязанова, назначенное ему наказание является справедливым и изменению не подлежит.

В апелляционной жалобе Ключевской К.А. считает, что вывод суда о его виновности в совершенных преступлениях основан только на его признательных показаниях, указывает на отсутствие объективных доказательств, свидетельствующих о совершении им данных преступлений. В дополнении к апелляционной жалобе он просит о снижении наказания.

Осужденный Горлов-Рязанов Д.В. в апелляционной жалобе просит пересмотреть приговор, считая его несправедливым и чрезмерно суровым. Отрицает наличие предварительного сговора на убийство потерпевших и свою причастность к убийству малолетнего К., ссылаясь при этом на результаты прохождения им исследования на полиграфе. Излагая свою версию случившегося, приводя в жалобе показания Ключевского на следствии и в судебном заседании, сопоставляя их с заключениями экспертиз, утверждает, что они являются противоречивыми и нелогичными, в связи с чем не могли быть приняты судом как бесспорные доказательства. Считает, что Ключевской его оговаривает с тем, чтобы облегчить свою участь. Просит о признании в качестве смягчающего обстоятельства его явку с повинной и о снижении назначенного наказания.

Аналогичные доводы Горлов-Рязанов приводит в возражениях на апелляционное представление прокурора.

В возражениях государственного обвинителя на жалобы осужденных указывается на отсутствие оснований для их удовлетворения и изменения приговора по изложенным в них доводам.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных представлении и жалобах, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в инкриминированных им преступлениях правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Так, осужденный Ключевской К.А. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании признавал тот факт, что в процессе распития спиртных напитков с Горловым-Рязановым они договорились напасть на семью Х., завладеть денежными средствами, которые, по их мнению, были в семье, при этом совершить убийство всех лиц, находящихся в доме, для чего взяли с собой ножи. Признал в суде, что нанес удары ножом Х. Х. вместе с Горловым-Рязановым обыскали дом и похитили принадлежащее потерпевшим имущество, а также подожгли дом, предварительно облив его водкой. Подтвердил в судебном заседании и ранее данные им показания о том, что Горлов-Рязанов первым стал наносить удары ножом Х. Также пояснил, что увидел в квартире спящего мальчика — К., о чем сообщил Горлову-Рязанову, но отрицает нанесение ему ножевых ранений, не видел, чтобы их причинял и Горлов-Рязанов.

Данные показания осужденного Ключевского К.А. об обстоятельствах совершения преступлений в части разбойного нападения, убийства супругов Х., поджога дома согласуются и с показаниями осужденного Горлова-Рязанова, который на протяжении всего следствия и судебного заседания признавал вину в нападении на потерпевших с целью завладения их имуществом, в убийстве Х. и поджоге дома.

Несмотря на отрицание осужденными вины в совершении убийства малолетнего К., вывод суда о их виновности в умышленном причинении смерти К., находившемуся в силу возраста в беспомощном состоянии, основан на показаниях в ходе предварительного следствия Ключевского, заключении судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти потерпевшего.

Так, при допросе в качестве подозреваемого, при проверке показаний на месте 26 мая 2014 года (т. 4, л.д. 29, 36 — 51) Ключевской давал показания об обстоятельствах совершенного преступления в отношении потерпевших, в том числе убийства К. при этом пояснил, что, увидев в комнате спящего ребенка, он сообщил об этом другому лицу, с которым совершал преступление (С.), и предложил вынести ребенка на улицу, но тот взял из его руки нож, нанес 2 — 3 удара ножом в тело К., после чего они разлили водку, обнаруженную в доме, и подожгли его.

При дополнительном допросе 31 мая 2014 года (т. 4, л.д. 6 — 70) Ключевской подтвердил эти показания, за исключением участия в преступлении С. Признался в том, что преступление совершил совместно с Горловым-Рязановым, пояснил, что хотел выгородить последнего, т.к. находился с ним в дружеских отношениях, чтобы он избежал уголовной ответственности.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 24 июня 2014 года при исследовании трупа К. у него были обнаружены проникающие колото-резаные ранения грудной клетки с повреждением жировой клетчатки, межреберных мышц, пристеночной плевры с кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани и живота с повреждением жировой клетчатки мышц брюшного пресса, пристеночной брюшины, с кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани. Данные телесные повреждения могли образоваться не менее чем от двух воздействий предметов с колюще-режущими свойствами, расцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и стоят в причинной связи со смертью потерпевшего.

Выводы экспертов о наличии у К. указанных повреждений соответствуют первоначальным показаниям Ключевского о причинении ножевых ранений потерпевшему.

Последующий отказ Ключевского от данных показаний, непризнание им и Горловым-Рязановым своей причастности к нанесению ножевых ранений К. обоснованно расценены судом как средство защиты, попытка избежать ответственности за убийство малолетнего К.

К данному выводу суд пришел после тщательной проверки, оценки и анализа показаний Ключевского и Горлова-Рязанова в ходе предварительного следствия и судебного заседания, в том числе о том, как у них возник умысел на совершение преступления, каким образом они проникли в квартиру, где каждый из них находился во время совершения преступления, кто и как перемещался по дому.

Принято судом во внимание и то обстоятельство, что осужденными не оспаривается тот факт, что в дом Х. при установленных обстоятельствах они проникли вдвоем, других участников преступления не имелось, после убийства потерпевших и хищения их имущества оба осужденных с целью скрыть преступление и свое участие в нем совершили поджог дома.

Вывод суда о виновности осужденных, в том числе в причинении смерти малолетнему К. должным образом мотивирован в приговоре. С ним соглашается и Судебная коллегия.

Правила оценки доказательств, установленные ст. 88 УПК РФ, судом соблюдены.

Ссылка Горлова-Рязанова на неполноту судебного следствия, выразившуюся в том, что суд не изучил результаты проверки его показаний на «полиграфе», что, по его мнению, подтверждает невиновность в совершении убийства К., является несостоятельной, поскольку психолого-физиологическое исследование, т.е проверка показаний с использованием полиграфа, не предусмотрено Уголовно-процессуальным кодексом РФ, доказательственного значения результаты такого исследования не имеют.

Не вызывает сомнения и вывод суда о виновности Ключевского в убийстве супругов Х., а Горлова-Рязанова — в убийстве Х.

Данный вывод суда не оспаривается осужденными в апелляционных жалобах, он основан как на показаниях Ключевского и Горлова-Рязанова, так и показаниях Ф., Г. других материалах дела, в том числе протоколах осмотра места происшествия и мест обнаружения вещественных доказательств, а также на заключениях судебно-медицинских экспертиз о причинах наступления смерти потерпевших Х., выводы которых в полной мере соответствуют показаниям осужденных о количестве нанесенных ножевых ранений потерпевшим, их локализации.

Вина осужденных в разбойном нападении на потерпевших и похищении принадлежащего им имущества подтверждается, кроме признательных показаний самих осужденных, показаниями потерпевшей Ф., свидетелей Ф., а также Горлова-Рязанова В.В. о том, что утром 19.05.2014 года его брат принес домой пакет, в котором находились около 10 пачек сигарет и около 10 пар мужских носков. Позже брат сжег их в печке, объяснив это желанием избежать подозрения в совершении преступления в отношении Х.

Показаниями свидетелей М., Х. и протоколами выемки подтвержден тот факт, что 19 мая 2014 года Ключевской сдавал сотовые телефоны для продажи, которые были похищены в доме Х.

Вывод суда об умышленном уничтожении осужденными имущества потерпевших с причинением значительного ущерба путем поджога основан на протоколе осмотра места происшествия, из которого видно, что дом, принадлежавший семье Х. сгорел, а причиной тому, по заключению судебной пожаро-технической экспертизы, стал источник зажигания в виде открытого огня, что в полной мере согласуется с показаниями осужденных о том, что после совершения преступления в отношении потерпевших они облили дом обнаруженной в нем водкой и подожгли в нескольких местах. Размер причиненного вреда, как значительный, определен правильно, поскольку в результате действий осужденных имущество потерпевших и дом были полностью уничтожены огнем.

Вопреки доводам осужденного Горлова-Рязанова в апелляционной жалобе о противоречивости доказательств, в т.ч. показаний Ключевского о наличии сговора на совершение разбоя и об обстоятельствах убийства К. положенных в основу обвинительного приговора, судом проверены все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, представленные сторонами доказательства проверены и исследованы в соответствии с требованиями ст. 87 УПК РФ, при этом суд указал мотивы, по которым он принял одни доказательства и отверг другие.

Судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона при соблюдении принципов состязательности и равноправия сторон. Каких-либо противоречий, ставящих под сомнение виновность осужденных в совершении преступлений, в выводах суда не содержится.

Всем исследованным доказательствам суд дал надлежащую оценку и в соответствии с установленными обстоятельствами правильно квалифицировал действия осужденных по п. п. «а», «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и ч. 2 ст. 167 УК РФ, мотивировав свое решение относительно квалификации в приговоре.

С учетом изложенного, Судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденных по изложенным в них доводам.

Вместе с тем Судебная коллегия находит обоснованными доводы апелляционного представления государственного обвинителя в части нарушения судом уголовно-процессуального закона при изложении в приговоре обстоятельств совершения преступления.

Придя к выводу о том, что Горлов-Рязанов не принимал участие в убийстве Х., а виновен в убийстве двух лиц — Х. и К., суд вместе с тем допустил противоречие в описательно-мотивировочной части приговора, указав, что Ключевской К.А., действуя по предварительному сговору группой лиц совместно с Горловым-Рязановым с целью убийства, сопряженного с разбоем, с применением предмета, используемого в качестве оружия, из корыстных побуждений напал на Х. и нанес ей не менее одного удара в область передней брюшной стенки.

Данное указание, с учетом установленных судом фактических обстоятельств дела, подлежит исключению из описательно-мотивировочной части приговора.

Обоснованными являются и доводы апелляционного представления о наличии оснований для признания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание осужденным, совершение ими преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

В судебном заседании достоверно установлено, это не оспаривается и осужденными, что преступление они совершили в состоянии алкогольного опьянения, которое, исходя из обстоятельств дела, способствовало совершению ими преступлений.

С учетом изложенного, в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, данное обстоятельство Судебная коллегия признает отягчающим.

Довод апелляционного представления о признании смягчающим обстоятельством в отношении Горлова-Рязанова его явки с повинной Судебная коллегия находит несостоятельным.

Судом правильно указано в приговоре, что явка с повинной Горлова- Рязанова от 1 июня 2014 года было сделана после его задержания при наличии показаний Ключевского, который прямо указал на него, как соучастника совершенных преступлений.

Вывод суда в данной части мотивирован, с ним соглашается и Судебная коллегия.

Поддержанный в судебном заседании прокурором довод апелляционного представления о необходимости усиления наказания осужденному Ключевскому в случае признания состояния алкогольного опьянения в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, по мнению Судебной коллегия не может быть удовлетворен, поскольку при назначении наказания осужденному Ключевскому суд сослался на применение ч. 1 ст. 62 УК РФ, а в апелляционном представлении вопрос об исключении из приговора указания на применение данной нормы не ставился.

Учитывая пределы прав апелляционной инстанции, Судебная коллегия не вправе ухудшить положение осужденного (исключить применение ст. 62 УК РФ) при отсутствии апелляционного повода.

Назначенное осужденным наказание в виде лишения свободы как за каждое из совершенных ими преступлений, так и по совокупности соответствует требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ и является справедливым. Оснований для его смягчения, о чем указывается в апелляционных жалобах, или ужесточения наказания в отношении Ключевского, как об этом ставится вопрос в апелляционном представлении, Судебная коллегия не находит.

Обоснованно судом по п. п. «а», «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ осужденному Горлову-Рязанову назначено дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

Вместе с тем при установлении ограничений и возложении на осужденного обязанности на период исполнения дополнительного наказания в виде ограничения свободы судом не в полной мере соблюдены требования ст. 53 УК РФ, в связи с чем приговор в данной части также подлежит изменению.

Других нарушений уголовного или уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, при рассмотрении уголовного дела судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 28 сентября 2015 года в отношении Ключевского К.А. и Горлова-Рязанова Д.В. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на совершение осужденным Ключевским К.А. убийства Х. по предварительному сговору группой лиц.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ признать отягчающим наказание обстоятельством в отношении Ключевского К.А. и Горлова-Рязанова Д.В. — совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

В отношении Горлова-Рязанова Д.В.:

исключить из приговора указание на установленную судом на основании ст. 53 УК РФ обязанность — самостоятельно явиться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации и разъяснения порядка отбывания наказания;

ограничение в виде запрета менять место жительства и пребывания дополнить указанием — без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

исключить ограничение — не посещать места и массовые мероприятия в пределах соответствующего муниципального образования по месту жительства.

В остальном приговор суда в отношении осужденных оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя и апелляционные жалобы Ключевского К.А. и Горлова-Рязанова Д.В. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code