Определение Конституционного Суда РФ от 22.12.2015 N 2878-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гераськина И.В. на нарушение его конституционных прав статьей 1 Федерального закона от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 декабря 2015 г. N 2878-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ГЕРАСЬКИНА ИВАНА ВАСИЛЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 1 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 29 ДЕКАБРЯ 2010 ГОДА N 433-ФЗ «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРИЗНАНИИ УТРАТИВШИМИ СИЛУ ОТДЕЛЬНЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ (ПОЛОЖЕНИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ) РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина И.В. Гераськина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

  1. В передаче поданных в защиту интересов гражданина И.В. Гераськина кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано постановлением судьи краевого суда от 26 января 2015 года и постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявитель просит признать не соответствующей статьям 2, 46 (части 1 и 2) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации часть 1 Федерального закона от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» в части введения ею в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации статей 401.1 и 401.15, препятствующих проверке судом кассационной инстанции вступивших в законную силу судебных решений на предмет соответствия содержащихся в них выводов фактическим обстоятельствам дела.

  1. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Вопреки требованию части второй статьи 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» заявителем не представлено документальное подтверждение применения судом в его деле каких-либо положений самого Федерального закона от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ.

Что же касается статей 401.1 и 401.15 УПК Российской Федерации, то, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, исходя из того что право на справедливое разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом предполагает окончательность и стабильность судебных актов, вступивших в законную силу, и их исполнение, основное бремя пересмотра решений суда первой инстанции должно возлагаться на обычные (ординарные) судебные инстанции, что обязывает государство к созданию необходимых условий для эффективного и справедливого разбирательства уголовного дела именно в суде первой инстанции, где подлежат разрешению все существенные для определения прав и обязанностей сторон вопросы, а также — для исправления допущенных судом первой инстанции ошибок — в суде второй инстанции в процедурах, наиболее приближенных к производству в суде первой инстанции (постановления от 17 ноября 2005 года N 11-П, от 5 февраля 2007 года N 2-П, от 21 апреля 2010 года N 10-П и от 25 марта 2014 года N 8-П).

Прямо не предоставляя осужденному право на пересмотр вынесенного в отношении него приговора после его вступления в законную силу, статья 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации не исключает, однако, возможность создания — исходя из конституционных целей и ценностей, общепризнанных принципов и норм международного права и международных обязательств Российской Федерации — дополнительных процессуальных механизмов проверки вступивших в законную силу судебных решений, определения системы и полномочий судебных инстанций, последовательности и процедуры обжалования, оснований для отмены судебных решений вышестоящей судебной инстанцией (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2010 года N 4-П).

Поскольку подобная проверка означает, по существу, возможность преодоления окончательности судебных актов, вступивших в законную силу, федеральный законодатель, учитывая конституционное и международно-правовое требование окончательности и стабильности судебных решений, должен устанавливать такие институциональные и процедурные условия их пересмотра, которые, имея резервное значение, исключали бы возможность необоснованного возобновления судебного разбирательства и использовались лишь в случаях, когда ошибка, допущенная в ходе предыдущего разбирательства, предопределила исход дела.

При этом введение дополнительных процессуальных механизмов проверки вступившего в законную силу судебного решения не предполагает предоставление лицу неограниченных возможностей требовать его пересмотра, в том числе и выбор по собственному усмотрению способа и процедуры судебного обжалования, — они устанавливаются на основе Конституции Российской Федерации, ее статей 46, 123 и 128, федеральным законом. Иное не соответствовало бы принципу правовой определенности и предназначению кассационного производства как дополнительного средства обеспечения правосудности судебных решений. Соответственно, является обоснованным установление федеральным законодателем таких процедурных правил, которые исключают возможность злоупотребления процессуальными правами и превращения кассационной процедуры в ординарную судебную инстанцию, не нарушая при этом базовые конституционные принципы справедливости и равенства (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 марта 2014 года N 8-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июня 2014 года N 1445-О, от 25 сентября 2014 года N 2031-О, от 24 марта 2015 года N 584-О, от 23 июня 2015 года N 1318-О, от 27 октября 2015 года N 2343-О и др.).

Таким образом, статьи 401.1 и 401.15 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как нарушающие права И.В. Гераськина в обозначенном в его жалобе аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гераськина Ивана Васильевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code