Постановление ЕСПЧ от 13.01.2015 «Дело «Элберте (Elberte) против Латвийской Республики» (жалоба N 61243/08)

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5

ЭЛБЕРТЕ ПРОТИВ ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
[ELBERTE V. LATVIA]
(жалоба N 61243/08)

АННОТАЦИЯ ДЕЛА
Заявительницей по данному делу является Дзинтра Элберте (Dzintra Elberte), гражданка Латвийской Республики, родившаяся в 1969 году и проживающая в г. Сигулда (Sigulda), Латвийская Республика.

Дело касается изъятия тканей из тела умершего мужа заявительницы судебно-медицинскими экспертами без согласия заявительницы и без ее уведомления об этом.

19 мая 2001 г. муж заявительницы погиб в автомобильной катастрофе. На следующий день его тело было доставлено в судебно-медицинский центр для проведения вскрытия. Впоследствии по государственному соглашению некоторые ткани были изъяты из тела мужа заявительницы и направлены в компанию в Германии, которая переработала их в биоимпланты. Заявительница узнала об изъятии тканей только через два года, когда полиция безопасности возбудила уголовное дело по фактам незаконного изъятия в Латвии органов и тканей в 1994 — 2003 годах и связалась с заявительницей. Обвинений предъявлено не было.

Ссылаясь на статью 8 Конвенции, заявительница обжаловала тот факт, что изъятие тканей из тела ее мужа было проведено без ее согласия и что в результате была нарушена физическая целостность тела ее мужа. Ссылаясь также на статью 3 Конвенции, заявительница жаловалась на то, что тело ее мужа было возвращено со связанными ногами. В заключение, ссылаясь на статью 13 Конвенции, заявительница утверждала, что существовало несколько возможных толкований внутригосударственного законодательства относительно права ближайших родственников выражать согласие или несогласие применительно к изъятию тканей.

По делу установлено нарушение статей 3 (жестокое и унижающее достоинство обращение) и 8 (уважение семейной жизни) Конвенции. Постановлено, что отсутствует необходимость рассматривать жалобу на нарушение статьи 13 Конвенции.

Компенсация. выплачены 16 000 евро в качестве компенсации морального вреда и 500 евро — судебных расходов и издержек.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ЧЕТВЕРТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «ЭЛБЕРТЕ (ELBERTE) ПРОТИВ ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ» <1>
(Жалоба N 61243/08)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>
(Страсбург, 13 января 2015 года)
———————————

<1> Перевод с английского Ю.Ю. Берестнева.

<2> Настоящее Постановление вступит в силу в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции. Информация о вступлении Постановления в силу будет опубликована в следующих выпусках издания (примеч. редактора).

По делу «Элберте против Латвийской Республики» Европейский Суд по правам человека (Четвертая Секция), рассматривая дело Палатой в составе:
Пааиви Хирвелаа, Председателя Палаты,
Инеты Зиемеле,
Георга Николау,
Ноны Цоцория,
Здравки Калайджиевой,
Кжиштофа Войтишека,
Фариса Вехабовича, судей,
а также при участии Фатоша Араджи, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 4 ноября и 2 декабря 2014 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

Дело было инициировано жалобой N 61243/08, поданной против Латвийской Республики в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданкой Латвийской Республики Дзинтрой Элберте (Dzintra Elberte) (далее — заявительница) 5 декабря 2008 г.

  1. Интересы заявительницы в Европейском Суде представляла И. Никульцева (), адвокат, практикующая в г. Риге. Власти Латвийской Республики были представлены своими Уполномоченными, сначала И. Рейне (I. Reine), а затем К. Лице ().
  2. Заявительница утверждала, в частности, что без ее согласия или уведомления у ее умершего мужа были взяты образцы тканей и что ее муж был похоронен со связанными ногами.
  3. 27 апреля 2010 г. власти Латвийской Республики были официально уведомлены о жалобе на нарушение статей 3 и 8 Конвенции. 9 июля 2013 г. было решено рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости (пункт 1 статьи 29 Конвенции).

 

ФАКТЫ

  1. Обстоятельства дела
  1. Заявительница родилась в 1969 году и проживает в г. Сигулда (Sigulda). Она является женой Эгилса Элбертса (Egils Elberts) (муж заявительницы), гражданина Латвийской Республики, 1961 года рождения, который умер 19 мая 2001 г.

 

  1. События, приведшие к тому, что заявительница узнала об изъятии тканей

 

  1. 19 мая 2001 г. муж заявительницы попал в автомобильную аварию в волости Аллажи (). Его повезли на «скорой помощи» в больницу г. Сигулда, но он скончался по дороге вследствие полученных травм. Его тело было помещено в морг больницы в г. Сигулде. Свекровь заявительницы, работавшая в больнице г. Сигулде и незамедлительно узнавшая о гибели сына, оставалась рядом с его телом в больнице г. Сигулда до тех пор, пока его не отправили в Государственный центр судебно-медицинской экспертизы (далее — судебно-медицинский центр) (Valsts tiesu centrs) в г. Риге.
  2. 20 мая 2001 г., в 5.00, тело было доставлено в судебно-медицинский центр с целью установления причины смерти. С 13.00 до 15.00 проводилось вскрытие, в результате которого было выявлено наличие многочисленных травм в области головы и груди, в том числе несколько сломанных ребер и перелом позвоночника. Кроме того, имелись гематомы на правом плече, бедре и коленном суставе. Судебно-медицинский эксперт Н.С. классифицировал травмы как серьезные и опасные для жизни и установил причинно-следственную связь между ними и гибелью мужа заявительницы.
  3. Согласно данным властей государства-ответчика после проведения вскрытия Н.С. проверил отсутствие в паспорте Э. Элбертса штампа о том, что тот против изъятия у него тканей, и изъял из тела Э. Элбертса фрагмент ткани, размером 10 x 10 см — наружный слой оболочки головного мозга, твердой мозговой оболочки (dura mater <1>). По словам заявительницы, Н.С. не мог проверить наличие штампа в паспорте Элбертса, поскольку в тот момент паспорт находился в их доме в г. Сигулда. Заявительница утверждала, что размер изъятого фрагмента ткани был больше, чем 10 x 10 см, и что он состоял не только из твердой оболочки головного мозга.

———————————

<1> Dura mater (лат.) — твердая мозговая оболочка (примеч. переводчика).

 

  1. 21 мая 2001 г. прокуратура выдала разрешение на захоронение тела. По утверждениям заявительницы, 21 или 22 мая 2001 г. ее сестра приехала в судебно-медицинский центр, чтобы получить заключение о причине смерти, в связи с чем она расписалась в регистрационном журнале. 22 мая 2001 г. ее сестра представила данный документ вместе с паспортом Э. Элбертса в соответствующий орган власти в г. Сигулда, чтобы получить свидетельство о смерти.
  2. По данным властей государства-ответчика, 25 мая 2001 г. тело Э. Элбертса было передано родственнику. Со слов заявительницы, оно было передано другому лицу, которое просто помогало при транспортировке тела до похорон.
  3. 26 мая 2001 г. состоялись похороны в г. Сигулда. Заявительница впервые увидела своего покойного мужа, когда его тело перевозили обратно из судебно-медицинского центра для похорон. Она увидела, что у него были связаны ноги. В таком положении он и был похоронен. В то время сама заявительница была беременна их вторым ребенком.
  4. Заявительнице не было известно, что была изъята ткань из тела ее мужа, пока сотрудники полиции безопасности не сообщили ей о том, что было возбуждено уголовное дело по фактам незаконного изъятия человеческих органов и тканей и ткани были изъяты из тела ее мужа.

 

  1. Уголовное расследование по фактам незаконного изъятия человеческих органов и тканей

 

  1. 3 марта 2003 г. полиция безопасности ( Policija) возбудила уголовное дело в связи с незаконным изъятием органов и тканей для последующей поставки их фармацевтической компании, находившейся в Германии (далее — компания), в период с 1994 по 2003 год. Была установлена следующая последовательность событий.
  2. В январе 1994 года институт, существовавший до создания судебно-медицинского центра, заключил соглашение с компанией о сотрудничестве с целью научных исследований. Согласно этому соглашению были изъяты различные виды тканей из тел умерших, выбранных судебно-медицинским центром в соответствии с международными стандартами, и направлены в компанию для обработки. Компания перерабатывала полученные фрагменты тканей в биоимпланты и посылала их обратно в Латвию для использования при трансплантации. Министерство социального обеспечения утвердило содержание соглашения, многократно проверив его соответствие внутригосударственному законодательству. Прокуратура вынесла два определения относительно соответствия данного соглашения внутригосударственному законодательству и, в частности, Закону «О защите тела скончавшегося человека и использовании человеческих органов и тканей в медицине» (далее — Закон).
  3. Любому квалифицированному сотруднику (далее — эксперт) судебно-медицинского центра было разрешено проводить изъятие тканей по его или ее усмотрению. Руководитель отделения танатологии судебно-медицинского центра отвечал за их обучение и контроль за их работой. Он также отвечал за отправку фрагментов тканей в Германию. Эксперты получали вознаграждения за свою работу. Первоначально изъятие тканей проводили отделения судебно-медицинского центра, находившиеся в городах Вентспилсе (Ventspils), Салдусе (Saldus), Кулдига (), Даугавпилсе (Daugavpils) и Резекне (). Однако с 1996 года изъятие тканей проводилось только в судебно-медицинском центре в г. Риге и отделением судебно-медицинского центра в г. Резекне.
  4. В соответствии с пунктами соглашения эксперты могли изымать ткани из тел умерших, которые доставлялись в судебно-медицинский центр для проведения судебно-медицинской экспертизы. Каждый эксперт должен был проверить, возражал ли потенциальный донор при жизни против изъятия у него или нее органов или тканей, убедившись в отсутствии штампа об этом в его паспорте. В случае, если родственники возражали против изъятия органов или тканей, они действовали в соответствии с их пожеланиями, но сами эксперты не пытались общаться с родственниками или влиять на их мнение. Ткань должна была быть удалена в течение 24 часов с момента биологической смерти человека.
  5. Эксперты были обязаны соблюдать внутригосударственное законодательство, но согласно их собственным показаниям не все из них читали Закон. Однако его содержание было им известно, поскольку руководитель отделения танатологии судебно-медицинского центра разъяснил, что изъятие разрешается только в случаях отсутствия штампа в паспорте о том, что при жизни человек был против изъятия у него органов и тканей, и если родственники не возражали против изъятия.
  6. В ходе расследования следователи опросили специалистов в области уголовного права, а также в области, касавшейся изъятия человеческих органов и тканей. В целом они пришли к выводу, что существовали две правовые системы для регулирования вопросов, связанных с изъятием человеческих органов и тканей: «информированное согласие» и «презумпция согласия». С одной стороны, руководитель отделения танатологии судебно-медицинского центра и эксперты судебно-медицинского центра считали, что на тот момент времени (то есть после вступления Закона в силу 1 января 1993 г.) в Латвийской Республике существовала система «презумпции согласия». По их мнению, система презумпции согласия означала, что «все, что не запрещено, то разрешено». С другой стороны, следователи полагали, что в статье 2 Закона дано четкое указание на то, что правовая система Латвийской Республики более тяготеет к концепции «информированного согласия», и, следовательно, изъятие было допустимо только в случае, когда оно (явно) было разрешено, то есть, когда было получено или согласие донора при его или ее жизни, или согласие родственников.
  7. В частности, что касается изъятия тканей из тела мужа заявительницы, 12 мая 2003 г. был допрошен эксперт Н.С. Впоследствии, 9 октября 2003 г., заявительница была признана потерпевшей () по делу и в тот же день допрошена.
  8. 30 ноября 2005 г. было принято решение о приостановлении уголовного расследования в отношении деятельности руководителей судебно-медицинского центра, отделения танатологии судебно-медицинского центра и судебно-медицинского центра в г. Резекне относительно фактов изъятия ткани. В постановлении ( par ) были отмечены приведенные выше заключения, а расхождения, связанные с возможным толкованием положений внутригосударственного законодательства, были разрешены в пользу обвиняемых. Кроме того, в 2004 году поправки к Закону толковались таким образом, что в Латвийской Республике имела место система «презумпции согласия». Был сделан вывод о том, что разделы 2 — 4 и 11 Закона не были нарушены и отсутствовал какой-либо элемент состава преступления, предусмотренного статьей 139 Уголовного кодекса Латвийской Республики.
  9. 20 декабря 2005 г. и 6 января 2006 г. прокуроры отклонили жалобы, поданные заявительницей, и указали, что постановление о приостановлении производства по делу было законным и обоснованным.
  10. 24 февраля 2006 г. вышестоящий прокурор Генеральной прокуратуры Латвийской Республики рассмотрел материалы дела и решил, что расследование не должно было быть приостановлено. Он постановил, что эксперты судебно-медицинского центра нарушили положения Закона и изъятие человеческих тканей было незаконным. Постановление о приостановлении было отменено, материалы дела были направлены в полицию безопасности.
  11. 3 августа 2007 г. производство по уголовному делу в той части, в которой оно касалось изъятия ткани из тела умершего мужа заявительницы, было приостановлено вследствие истечения установленного законом срока исковой давности в пять лет. Тем не менее правовое обоснование для приостановления этого расследования заключалось в отсутствии какого-либо элемента состава преступления. 13 августа 2007 г. заявительница была уведомлена о данном постановлении. 19 сентября и 8 октября 2007 г. в ответ на жалобы, поданные заявительницей, прокуроры указали, что эти постановления были законными и обоснованными.
  12. 3 декабря 2007 г. другой вышестоящий прокурор Генеральной прокуратуры Латвийской Республики рассмотрел материалы дела и пришел к выводу, что производство по делу необходимо возобновить. Прокурор установил, что эксперты судебно-медицинского центра нарушили положения Закона, а также что изъятие ткани было незаконным. Постановление о приостановлении было вновь отменено, и материалы дел были направлены в полицию безопасности.
  13. 4 марта 2008 г. было вынесено новое постановление о приостановлении уголовного дела, основанием для которого стало истечение установленного законом срока исковой давности. 27 марта 2008 г. в ответ на жалобу заявительницы прокурор еще раз отменил постановление.
  14. Было начато новое расследование. В ходе него было установлено, что в 1999 году фрагменты тканей были изъяты у 152 человек, в 2000 году — у 151, в 2001 году — 127 и в 2002 году — у 65 человек. В обмен на поставку компании человеческой ткани судебно-медицинский центр закупал различное медицинское оборудование, инструменты, технологии, а также компьютеры для медицинских институтов Латвийской Республики, а компания их оплачивала. В рамках соглашения общая стоимость медицинского оборудования, за которое заплатила компания, превысила стоимость изъятой человеческой ткани, которая была отправлена в Германию. В постановлении от 14 апреля 2008 г. (см. ниже) отмечалось, что фрагменты человеческой ткани изымались не для трансплантации в соответствии со статьей 10 Закона, а фактически изымались для модификации в другие препараты, которые использовались для пациентов не только Латвийской Республики, но и для пациентов других стран.
  15. 14 апреля 2008 г. уголовное расследование было приостановлено в связи с истечением установленного законом срока давности. В постановлении было отмечено, что каждый раз, когда, например, эксперт судебно-медицинского центра в г. Резекне беседовал с родственниками до изъятия органов или ткани, он никогда точно не говорил им о таком потенциальном изъятии и действительно получал их согласие. В соответствии с показаниями всех родственников они никогда бы не согласились на изъятие органов и тканей, если бы их информировали об этом и их пожелания были бы установлены. По показаниям экспертов, они лишь проверяли наличие штампа в паспортах и не спрашивали согласия родственников, поскольку они с ними не контактировали. Также было отмечено, что после вступления Закона в силу 1 января 2002 г. за информацией следовало общаться в Государственный реестр жителей Латвийской Республики, в который эксперты не обращались. Был сделан вывод о том, что эксперты, в том числе Н.С., нарушили статью 4 Закона, а также нарушили права родственников. Тем не менее из-за истечения пятилетнего срока исковой давности (который исчислялся с 3 марта 2003 г.) уголовное расследование было приостановлено, и 9 мая и 2 июня 2008 г. в ответ на жалобы, поданные заявительницей, прокуроры оставили без изменения это постановление. Заявительница подала еще одну жалобу.
  16. В то же время эксперты, включая Н.С., подали жалобу, оспаривая доводы для приостановления уголовного дела ( pamatojums). Они оспорили свой статус как лиц, в отношении которых было возбуждено уголовное дело, касавшееся незаконного изъятия человеческих тканей, поскольку ни на одном из этапов их не информировали о данном расследовании, и, согласно их утверждениям, они не могли осуществлять свои права на защиту. 26 июня 2008 г. в окончательном постановлении Видземский (Vidzeme) районный суд г. Риги удовлетворил жалобу (дело N 1840000303), отменил постановление от 14 апреля 2008 г. и направил материалы дела в полицию безопасности на новое рассмотрение. Суд указал, в частности, следующее:

«Несмотря на то, что определенная часть трансплантатов не была возвращена для трансплантации пациентам Латвийской Республики, в материалах дела нет доказательств того, что их использовали для обработки в другие препараты или для научных или образовательных целей. В связи с этим суд считает, что в материалах дела отсутствуют подтверждения того, что изъятые человеческие ткани использовались для иных целей, кроме трансплантации…

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что изъятие ткани с целью последующей трансплантации проводилось при полном игнорировании отказа умершего, высказанного при его жизни и зарегистрированного в соответствии с действовавшим в тот период времени законодательством, или с пренебрежительным отношением к отказу, высказанному ближайшими родственниками.

Принимая во внимание тот факт, что законодательные акты не налагают какого-либо обязательства на экспертов, которые проводят изъятие ткани и органов из тел умерших, чтобы информировать людей об их правах на отказ от такого изъятия, суд считает, что эксперты не были обязаны делать это. Не информируя родственников умершего человека о намерении изъять фрагмент ткани, эксперты не нарушали положений [Закона], действовавшего с 1994 года по март 2003 года. Статья 4 [Закона] предусматривает право ближайших родственников отказаться от изъятия органов и/или ткани умершего человека, но не налагает на экспертов обязательств по разъяснению родственникам их прав. Учитывая то обстоятельство, что отсутствуют правовые акты, которые налагают на экспертов обязанность информировать родственников относительно их намерений изъять ткань и/или органы, а также разъяснять родственникам их права возражать путем отказа на дачу согласия, суд считает, что человеку не может быть назначено наказание за невыполнение обязательства, которое нечетко прописано в действующем законодательном акте. В связи с этим суд находит, что эксперты, проводя изъятие ткани и органа из тела умершего, не нарушали положений… [Закона].

…Суд считает, что в действиях экспертов не было состава преступления, предусмотренного статьей 139 Уголовного кодекса, следовательно, возможно приостановление уголовного расследования по причинам, исключающим вину, а именно на основании пункта 2 статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса, ввиду отсутствия состава преступления».

  1. 2 июля 2008 г. вышестоящий прокурор ответила на жалобу, поданную заявительницей. Прокурор признала, что расследование длилось слишком долго вследствие многочисленных жалоб на вынесенные постановления. Однако она не привела каких-либо конкретных обстоятельств, которые указывали бы на то, что производство по делу затягивалось ненадлежащим образом. В то же время она сообщила заявительнице, что суд отменил постановление от 14 апреля 2008 г. по жалобе экспертов. Прокурор также указала, что новое постановление о приостановлении уголовного расследования было вынесено 27 июня 2008 г. и что заявительница будет скоро надлежащим образом уведомлена.
  2. Действительно, через несколько дней заявительница получила постановление от 27 июня 2008 г. В нем подтверждалось, что у экспертов не было правового обязательства информировать кого-либо об их праве выражать согласие или отказ на изъятие органа или ткани. Статья 4 Закона предусматривает право ближайших родственников возражать против изъятия органов или тканей из тела умершего лица, но не налагает какого-либо обязательства на экспертов по разъяснению родственникам указанного права. Лицо не может подвергнуться наказанию за невыполнение обязательства, которое не было четко прописано в правовой норме, соответственно, эксперты не нарушали Закон. Заявительница подала новые жалобы.
  3. 15 августа 2008 г. прокурор ответила, inter alia <1>, что отсутствовали обстоятельства, указывавшие на осквернение человеческого тела. Вместе с тем она разъяснила, что эксперты совершили действия, связанные с незаконным изъятием ткани, с целью использовать ткань для медицинских целей. После изъятия ткани для восстановления визуальной целостности тела имплантировался другой материал. Следовательно, уголовное расследование касалось действий, предусмотренных статьей 139 Уголовного кодекса, а не действий, предусмотренных статьей 228 Уголовного кодекса, запрещавшей осквернение тел умерших.

———————————

<1> Inter alia (лат.) — в числе прочего, в частности (примеч. переводчика).

 

  1. 10 сентября 2008 г. вышестоящий прокурор ответил, что отсутствовали какие-либо основания для квалификации действий лиц, которые проводили изъятие ткани, согласно статье 228 Уголовного кодекса, как осквернение мертвого тела. Эксперты действовали в соответствии с инструкцией, принятой Министерством юстиции, имплантируя другие материалы на место изъятой ткани. Согласно данной инструкции изъятие ткани должно осуществляться таким образом, чтобы не повредить тело, а в случае необходимости проводится последующее восстановление.

33. 23 октября 2008 г. другой вышестоящий прокурор Генеральной прокуратуры Латвийской Республики вынес окончательное отрицательное постановление.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code