РАССЛЕДОВАНИЕ НЕЗАКОННОГО ВОЗМЕЩЕНИЯ НАЛОГА НА ДОБАВЛЕННУЮ СТОИМОСТЬ ИЗ ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮДЖЕТА

Д.М.Белоусов

В статье рассматриваются вопросы расследования незаконного возмещения НДС из федерального бюджета.

Ключевые слова: федеральный бюджет, незаконное возмещение НДС, расследование.

 

Противодействие незаконному возмещению из федерального бюджета налога на добавленную стоимость имеет не столько уголовно-правовое, сколько макроэкономическое значение, поскольку эти умышленные корыстные действия нарушают установленные законом правоотношения как в налоговой сфере, так и в области предпринимательской деятельности.

В правоприменительной практике известна ситуация, когда предприятие в организационно-правовой форме общества с ограниченной ответственностью с уставным капиталом 10000 руб. и «номинальными» руководителями за короткий период заключило единственную сделку купли-продажи крупной партии импортных наручных часов общей стоимостью более миллиарда рублей, при этом была предоставлена отсрочка оплаты на срок более полугода. Экономическая целесообразность подобного «бизнеса» вызывает сомнения, как и законность последующего предъявления к возмещению НДС в сумме около 200 млн. руб.

В современных экономических реалиях такие преступления представляют повышенную общественную опасность, поскольку из бюджета незаконно изымаются значительные денежные суммы, вследствие чего теневая экономика получает дополнительные «вливания». Услуги по подготовке комплекта договорных, товаросопроводительных и бухгалтерских документов для придания незаконным действиям вида предпринимательской деятельности, как и действия по последующему обналичиванию денежных средств, имеют неофициальные расценки в процентах от соответствующих сумм и в чистом виде представляют собой «беловоротничковую преступность».

Выявив проблему и проанализировав ее аспекты, прокуратура Санкт-Петербурга в 2012 г. разработала межведомственный приказ, которым установлен порядок практического взаимодействия налоговых, правоохранительных органов и органов прокуратуры. Совместными скоординированными усилиями достигнуты положительные результаты: объемы необоснованного возмещения НДС существенно снижены, каждый факт незаконных действий получил уголовно-правовую оценку в порядке, установленном ст. ст. 144, 145 УПК.

В результате изучения уголовных дел, находящихся в производстве следственной части по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, установлено, что следственная практика по этому виду преступлений в настоящее время находится в стадии формирования, в связи с чем возрастает значение надзорной деятельности прокуратуры.

Как показал проведенный анализ, расследуемые преступления при всем многообразии выявленных схем совершаются путем представления в налоговый орган заинтересованными лицами фальсифицированных документов, отражающих движение дорогостоящего товара в рамках договоров купли-продажи и комиссии.

Практика возбуждения и расследования уголовных дел и осуществления надзора позволила выработать систему целенаправленных следственных действий, выполнение которых позволяет получить сведения и документы, необходимые для установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК.

В качестве примера можно привести уголовное дело, находившееся в производстве 2 отдела СЧ по РОПД ГСУ ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Гражданин Ж. обвинен в том, что он, достоверно зная о предусмотренном ст. ст. 171, 172, 173 и 176 Налогового кодекса РФ порядке возмещения НДС, исчисленного по налогооблагаемым операциям, будучи осведомленным о законодательно установленной презумпции добросовестности налогоплательщика, разработал преступный план хищения (путем обмана и злоупотребления доверием сотрудников налогового органа) денежных средств бюджета РФ в особо крупном размере.

В ходе расследования получена совокупность доказательств, подтверждающих имитацию приобретения, приходования и реализации дорогостоящего плавильного оборудования путем изготовления и представления в налоговый орган подложных документов от имени подконтрольного обвиняемому ООО «О». Для реализации преступного плана Ж. приискал несколько юридических лиц, зарегистрированных на «номинальных» руководителей, получив в распоряжение печати, учредительные и иные документы, а также доступ к системе «банк-клиент». Далее Ж. внес изменения в учредительные документы подконтрольного ООО «О», назначив себя генеральным директором. Осознавая, что успешная реализация преступного плана возможна только при условии использования специальных познаний, Ж. привлек не состоящую с ним в преступном сговоре Е., обладающую навыками ведения бухгалтерского учета, которая, будучи неосведомленной о фиктивности представленных Ж. сведений, составляла документы бухгалтерской и налоговой отчетности ООО «О» и иных подконтрольных Ж. юридических лиц. Создавая видимость осуществления предпринимательской деятельности с целью последующего успешного прохождения камеральной налоговой проверки, Ж. изготовил фиктивные документы, имитирующие гражданско-правовую сделку по поставке оборудования в адрес подконтрольного ООО «Г», а также договорные, платежные и товаросопроводительные документы, в соответствии с которыми ООО «О» приобрело у ООО «Г» оборудование стоимостью 109,6 млн. руб., включающей НДС в сумме около 16,7 млн. руб., с рассрочкой оплаты на 180 календарных дней. С целью создания видимости наличия товарного остатка в виде якобы поставленного оборудования Ж. также изготовил фиктивный договор хранения между ООО «М» (хранитель) и ООО «О» (поклажедатель).

Впоследствии Е., действуя на основании полученных от Ж. указаний и фиктивных документов, составила налоговую отчетность используемых в преступной схеме организаций, в том числе налоговую декларацию ООО «О» по НДС, в которой указала недостоверные сведения о сумме НДС, подлежащей возмещению из бюджета.

В продолжение реализации преступного умысла Ж. направил подписанную им декларацию ООО «О» по НДС в МИФНС России N 25 по Санкт-Петербургу. По требованию налогового органа в ходе проведения камеральной налоговой проверки Ж. с целью обмана должностных лиц относительно наличия облагаемых НДС операций направил в МИФНС не соответствующие действительности документы, содержащие заведомо ложные сведения о приобретении, реализации, хранении и транспортировке товара, при отсутствии реального товарооборота между ООО «О», «Г» и «М». Более того, продолжая обманывать сотрудников налоговой инспекции, будучи допрошенным в соответствии со ст. 90 НК в качестве свидетеля, Ж. дал заведомо ложные показания относительно финансово-хозяйственных отношений между указанными предприятиями.

Однако по результатам проведенной камеральной налоговой проверки выявлено и подтверждено отсутствие у ООО «О» законных оснований для предъявления НДС к возмещению из бюджета.

С целью сокрытия своего участия в преступлении Ж. внес изменения в учредительные документы ООО «О», согласно которым «номинальным» генеральным директором была назначена М., не состоящая с Ж. в сговоре. Продолжая преступные действия, Ж. представил в налоговый орган заявление, согласно которому ООО «О» в лице генерального директора М. просило перечислить сумму возмещения НДС на расчетный счет общества. Выполнив полный комплекс спланированных заранее действий, не имея возможности повлиять на результат камеральной налоговой проверки, Ж. с целью уклонения от ответственности представил в МИФНС уточняющую декларацию ООО «О» по НДС, в которую были включены искаженные показатели в части многократного занижения сумм НДС, подлежащих уплате и вычету.

Несмотря на совершенные Ж. целенаправленные действия обманного характера, налоговый орган принял решения о привлечении ООО «О» к ответственности за совершение налогового правонарушения и об отказе в возмещении полностью суммы НДС, заявленной в налоговой декларации. Налоговым органом установлено, что в действиях руководителя ООО «О» усматривается злоупотребление правом, предусмотренным ст. 176 НК, выразившееся в отсутствии реального намерения осуществлять экономически обоснованную предпринимательскую деятельность, поскольку единственной целью общества было получение необоснованной выгоды в виде возмещения из бюджета суммы НДС при отсутствии налогооблагаемой базы.

Поскольку преступление не было доведено до конца по независящим от Ж. обстоятельствам, его действия обоснованно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК.

Результаты и перспективы расследования по уголовному делу неоднократно обсуждались в прокуратуре города в рамках налаженного взаимодействия с руководством следственного органа.

К основным доказательствам обвинения относятся прежде всего подробные последовательные показания должностных лиц налогового органа. Показания лиц, являвшихся «номинальными» руководителями обществ, включенных в преступную схему, в сочетании с актами судебных почерковедческих экспертиз подтвердили фиктивный характер документов, представленных в налоговый орган. Допрошенный в качестве свидетеля Р., владелец автоприцепа, на котором якобы осуществлена перевозка оборудования, показал, что прицеп предназначен для перевозки катера и что плавильное оборудование на нем не может быть перевезено в принципе. Свидетель Г., являвшийся директором организации-хранителя, показал, что договор хранения был подписан им и передан Ж., однако оборудование никогда на хранение не принималось.

В заключении эксперта, проводившего бухгалтерскую судебную экспертизу, отражено, что включение в состав налоговых вычетов сумм НДС с операций по договорам, заключенным ООО «О» и ООО «Г», при условии, что товар поставлен не был, оказало влияние на исчисление суммы НДС, подлежащей возмещению из бюджета, в сторону многократного увеличения, а также на неисчисление ООО «О» суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет.

Таким образом, полученные по уголовному делу доказательства можно разделить на три группы:

— опровергающие содержание фиктивных договорных, товаросопроводительных, платежных и бухгалтерских документов, представленных в налоговый орган от имени ООО «О»;

— опровергающие показания Ж., данные им в налоговом органе и первоначально в ходе расследования;

— объективно устанавливающие бестоварный, следовательно, мнимый характер сделок и их влияние на суммы заявленного к возмещению и подлежащего уплате налога.

С учетом полученных доказательств обвиняемый полностью признал вину, обвинительный приговор вынесен в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК.

Исходя из изложенных выше обстоятельств по уголовным делам рассматриваемой категории необходимо:

— изучать историю создания и деятельности предприятия и его контрагентов (поставщиков, покупателей, комиссионеров, хранителей, перевозчиков и т.п.), изымая и приобщая к материалам дела документы о создании и постановке на налоговый учет, об открытии всех видов счетов и движении денежных средств по ним, об изменениях в составе участников и руководителей;

— выяснять обстоятельства возникновения, изменения и исполнения договорных обязательств, на основании которых были созданы условия для реализации предприятием предусмотренного действующих налоговым законодательством права на возмещение НДС;

— установить и допросить всех лиц (учредителей, руководителей, бухгалтеров, менеджеров, водителей, работников складов и охраны), согласно документам причастных к заключению сделок, их отражению в товаросопроводительных и бухгалтерских документах, а также к хранению и перевозке товара;

— принять меры к установлению фактического наличия и места нахождения товара, а также к проведению его осмотра с использованием фотосъемки и детальным описанием индивидуальных признаков;

— по документам, отражающим технические характеристики и потребительские свойства товара, назначить товароведческую экспертизу в целях определения рыночной стоимости товара с учетом объема поставки и длительной отсрочки платежа;

— по документам, отражающим движение товара и денежных средств, назначить бухгалтерскую экспертизу в целях подтверждения факта завышения суммы НДС, заявленного к возмещению;

— выявлять иные факты совершения преступлений, связанных с деятельностью предприятия и его контрагентов, и принять по ним процессуальные решения.

Важнейшим источником доказательств должны стать документы и сведения, полученные из налоговых органов и от их компетентных должностных лиц. Допросы специалистов следует строить по принципу «от общего к частному»:

— выяснить объем и содержание соответствующих нормативных и ведомственных актов в области налогового законодательства, касающихся правоотношений, связанных с проверкой налоговых деклараций по НДС и принятием решений о возмещении НДС либо об отказе в таковом;

— по изъятым в налоговых органах, в офисах и в жилищах комплектам договорных, финансовых и товаросопроводительных документов выявлять возможные нарушения нормативных требований, уточняя, какова фактическая цель документального оформления тех или иных операций с товаром (приобретение, хранение, реализация, в том числе путем передачи на комиссию);

— выяснять, есть ли признаки имитации реальной предпринимательской деятельности и движения товара путем создания формального документооборота, в чем они выражаются; усматриваются ли в действиях руководителей предприятия признаки злоупотребления правом, предоставленным ст. 172 НК.

Прокуратурой города по сложным уголовным делам, требующим проведения большого объема следственных действий и экспертиз с длительным сроком выполнения, введена практика направления в адрес начальника ГСУ ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области требований об устранении нарушений федерального законодательства, в том числе положений ст. 6.1 УПК, где указывается на необходимость дачи руководителем следственного органа подробных письменных указаний в порядке ст. 39 УПК.

Основной практический вывод, сделанный прокуратурой города по итогам анализа состояния законности при производстве предварительного следствия по уголовным делам рассматриваемой категории, таков: совершение незаконных действий, направленных на возмещение внутреннего, импортного либо экспортного НДС, невозможно без целенаправленного противоправного использования реквизитов предприятий-однодневок и участия в реализации преступных схем лиц, в том числе бывших сотрудников налоговых и правоохранительных органов, оказывающих консультации по приданию фиктивным товарным и финансовым операциям вида законной предпринимательской деятельности.

Законность», N 12, 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code