Постановление ЕСПЧ от 28.05.2009 «Дело «Хумайдов и Хумайдов (Khumaydov and Khumaydov) против Российской Федерации» (жалоба N 13862/05)

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «ХУМАЙДОВ И ХУМАЙДОВ (KHUMAYDOV AND KHUMAYDOV)
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1>
(Жалоба N 13862/05)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>
(Страсбург, 28 мая 2009 года)

———————————
<1> Перевод с английского Ю.Ю. Берестнева.
<2> Настоящее Постановление вступило в силу 6 ноября 2009 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

По делу «Хумайдов и Хумайдов против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Палатой в составе:
Христоса Розакиса, Председателя Палаты,
Нины Ваич,
Анатолия Ковлера,
Дина Шпильманна,
Сверре-Эрика Йебенса,
Джиорджио Малинверни,
Георга Николау, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 7 мая 2009 г., вынес в указанный день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

  1. Дело было инициировано жалобой N 13862/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) двумя гражданами Российской Федерации: Алауди Одгиновичем и Джохаром Алаудиевичем Хумайдовыми (далее — первый и второй заявители соответственно, вместе — заявители), — 1 апреля 2005 г.
  2. Интересы заявителей в Европейском Суде представляли адвокаты из неправительственной организации «Правовая инициатива по России» (Stichting Russian Justice Initiative) с главным офисом, расположенным в Нидерландах, и представительством в Российской Федерации. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук.
  3. 1 сентября 2005 г. Европейский Суд принял решение применить правило 41 Регламента Суда.
  4. 13 июня 2007 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение о рассмотрении жалобы по существу одновременно с рассмотрением вопроса о ее приемлемости.
  5. Власти Российской Федерации возражали против рассмотрения жалобы по существу одновременно с рассмотрением вопроса о ее приемлемости. Рассмотрев данное возражение, Европейский Суд отклонил его.
  6. 26 мая 2008 г. Европейский Суд удовлетворил ходатайство властей Российской Федерации и принял решение применить правило 33 Регламента Суда.

 

ФАКТЫ

  1. Обстоятельства дела
  1. Заявители родились в 1961 и 1995 годах соответственно и проживают в станице Червленная Шелковского района Чеченской Республики.
  2. Первый заявитель был женат на Хаве Адуевне Магомадовой, 1956 года рождения. Они оба являются родителями второго заявителя. В период, относящийся к обстоятельствам дела, Хава Магомадова работала руководителем на железнодорожной станции станицы Червленная.

 

  1. Исчезновение Хавы Магомадовой
  1. Версия заявителей
  1. Семья заявителей жила в станице Червленная по адресу: улица Карла Маркса, дом 10. Утром 16 декабря 2002 г. соседи заявителей обратили внимание на белый автомобиль «Газель», припаркованный недалеко от дома заявителей.
  2. В 7.25 коллега Хавы Магомадовой Б. увидела два автомобиля УАЗ-469, припаркованные недалеко от контрольно-пропускного пункта подразделения специального назначения, расположенного у железнодорожной станции, и троих вооруженных мужчин в камуфляжной форме, которые садились в эти автомобили. Затем они уехали в направлении улицы Карла Маркса.
  3. Приблизительно в 7.30 Хава Магомадова пошла на работу. По словам ее соседей, как только она вышла из дома, автомашина «Газель» белого цвета, которая была припаркована недалеко от ее дома, также тронулась. Когда Хава Магомадова свернула с улицы Карла Маркса на Заводскую улицу, автомобиль последовал за ней.
  4. Д., рабочий железнодорожной станции, шел на работу следом за Хавой Магомадовой и видел ее и автомобиль «Газель», поворачивавший на Заводскую улицу. Немного позже, когда он дошел до Заводской улицы, он увидел медленно удалявшуюся «Газель» и отсутствие каких-либо следов Хавы Магомадовой.
  5. Соседка заявителей Б. видела автомобили УАЗ-469 синего цвета и цвета хаки с антеннами на крышах, которые ехали по Заводской улице в направлении улицы Ленина.
  6. С тех пор Хаву Магомадову никто не видел.

 

  1. Информация, предоставленная властями Российской Федерации
  1. 16 декабря 2002 г., примерно в 7.40, Хава Магомадова вышла из своего дома, и с тех пор ее никто не видел.

 

  1. Розыск Хавы Магомадовой и проводившееся в связи с этим расследование
  1. Доводы заявителей
  1. Хава Магомадова не пришла в свой офис к 8.00. Ее коллеги начали беспокоиться и пошли к ней домой. Первый заявитель сказал им, что его жена ушла на работу. Коллеги и первый заявитель пошли по следам Хавы Магомадовой, которые отпечатались на свежем снегу. Следы оборвались на пересечении улиц Фрунзе и Заводской, где Д. видел автомобиль «Газель».
  2. Первый заявитель пошел в отделение милиции, чтобы сообщить об исчезновении своей жены. Сотрудники милиции сказали ему, что не могут оперативно рассмотреть его жалобу, поскольку у них проходит еженедельное совещание. Тем не менее они назначили следователя для рассмотрения данного вопроса.
  3. Позже в тот же день следователь осмотрел место происшествия и сфотографировал отпечатки автомобильных шин.
  4. Первый заявитель обращался с жалобами в связи с исчезновением его жены в различные официальные органы, в том числе к Президенту Российской Федерации, в Государственную Думу Российской Федерации, Администрацию Чеченской Республики и Государственный совет Чеченской Республики. Большинство его жалоб были направлены в прокуратуры различных уровней.
  5. В неустановленную дату власти отказали в возбуждении уголовного дела в связи с исчезновением Хавы Магомадовой.
  6. 12 февраля 2003 г. прокуратура Шелковского района сообщила первому заявителю, что вынесено постановление, согласно которому было возобновлено расследование по факту исчезновения его жены и возбуждено уголовное дело в соответствии с частью первой статьи 126 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) (похищение людей). Делу был присвоен N 52007.
  7. 12 апреля 2003 г. прокуратурой Шелковского района было приостановлено производство по делу N 52007 из-за неустановления лиц, причастных к совершению преступления.
  8. 18 апреля 2003 г. первый заявитель обратился с жалобой в связи с похищением его жены в военную прокуратуру — войсковую часть N 20111.
  9. 25 апреля 2003 г. военная прокуратура Объединенной группировки войск направила жалобу первого заявителя в военную прокуратуру — войсковую часть N 20111.
  10. 30 апреля 2003 г. Прокуратура Чеченской Республики направила жалобу первого заявителя в прокуратуру Шелковского района.
  11. 16 мая 2003 г. военная прокуратура — войсковая часть N 20111 сообщила первому заявителю, что они не располагали информацией ни о местонахождении Хавы Магомадовой, ни о причастности военнослужащих к ее похищению.
  12. 28 мая 2003 г. Прокуратура Чеченской Республики направила жалобу первого заявителя в прокуратуру Шелковского района.
  13. 2 июня 2003 г. прокуратура Шелковского района возобновила производство по делу N 52007. 5 июня 2003 г. сотрудники прокуратуры надлежащим образом уведомили первого заявителя об этом и сообщили, что были предприняты следственные действия для расследования данного преступления. Они также отметили, что правоохранительные органы Чеченской Республики не проводили каких-либо спецопераций по задержанию Хавы Магомадовой и что ее тело не было обнаружено.
  14. 11 июня 2003 г. Главная военная прокуратура направила прокуратуре Объединенной группировки войск жалобу первого заявителя в связи с исчезновением Хавы Магомадовой, которая «была похищена военнослужащими федеральных войск в декабре 2002 года».
  15. 19 июня 2003 г. прокуратура Шелковского района уведомила первого заявителя о том, что расследование по делу N 52007 было приостановлено, а затем было вновь возобновлено.
  16. 20 июня 2003 г. Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чеченской Республике уведомило первого заявителя о том, что они не задерживали Хаву Магомадову, так как для этого отсутствовали правовые основания.
  17. 3 июля 2003 г. Прокуратура Чеченской Республики уведомила первого заявителя о ходе расследования по делу N 52007. Она перечислила выполненные следственные действия, а именно допрос свидетелей, направление запросов о предоставлении информации в правоохранительные органы и пенитенциарные учреждения, и отметила, что эти действия не принесли значимых результатов, но следователи продолжают предпринимать необходимые меры для раскрытия преступления.
  18. 9 июля 2003 г. расследование по делу N 52007 было приостановлено.
  19. 14 июля 2003 г. Временная оперативная группа при Министерстве внутренних дел Российской Федерации сообщила первому заявителю, что в период с 16 по 22 декабря 2002 г. они не проводили каких-либо спецопераций в отношении Хавы Магомадовой.
  20. 14 и 24 июля 2003 г. военная прокуратура — войсковая часть N 20111 уведомила первого заявителя о том, что у нее отсутствует какая-либо информация о причастности военнослужащих Объединенной группировки войск к похищению его жены.
  21. 24 июля 2003 г. Министерство внутренних дел по Чеченской Республике направило жалобу первого заявителя в отдел внутренних дел Шелковского района.
  22. 5 августа 2003 г. прокуратура Объединенной группировки войск уведомила первого заявителя о том, что расследование, проводившееся военной прокуратурой — войсковой частью N 20111, не дало каких-либо результатов, и рекомендовала ему в дальнейшем направлять запросы о предоставлении информации, касавшиеся розыска его жены, в прокуратуру Шелковского района.
  23. 11 августа 2003 г. отдел внутренних дел Шелковского района сообщил первому заявителю, что предпринимаются действия для раскрытия похищения Хавы Магомадовой.
  24. 15 августа 2003 г. Министерство внутренних дел по Чеченской Республике уведомило первого заявителя о действиях, которые были осуществлены для раскрытия похищения его жены, и отметило, что расследование по делу еще продолжалось. 18 сентября 2003 г. Прокуратура Чеченской Республики направила первому заявителю аналогичное письмо.
  25. 6 октября 2003 г. военная прокуратура — войсковая часть N 20111 проинформировала первого заявителя о том, что в ходе расследования по делу об исчезновении его жены причастность военнослужащих не была установлена.
  26. 10 октября 2003 г. Прокуратура Чеченской Республики уведомила первого заявителя о том, что местонахождение Хавы Магомадовой не было установлено и что прокуратуре Шелковского района поручено активнее заниматься ее розыском. В тот же день отдел внутренних дел Шелковского района проинформировал первого заявителя о том, что им были предприняты все необходимые действия для установления местонахождения его жены.
  27. 13 ноября 2003 г. прокуратура Шелковского района уведомила главу Государственного совета Чеченской Республики о том, что постановление от 9 июля 2003 г. отменено и расследование по уголовному делу N 52007 возобновлено.
  28. 26 ноября 2003 г. Министерство внутренних дел Российской Федерации уведомило первого заявителя о том, что розыском его жены активно занимались различные правоохранительные органы.
  29. Отвечая на одну из многочисленных жалоб, поданных первым заявителем, прокуратура Объединенной группировки войск сообщила ему 2 декабря 2003 г., что она не располагала какой-либо новой информацией, касавшейся похищения Хавы Магомадовой.
  30. 15 декабря 2003 г. прокуратура Шелковского района уведомила первого заявителя об отмене постановления от 9 июня 2003 г. и возобновила производство по делу 12 ноября 2003 г.
  31. 16 декабря 2003 г., 23 января и 21 апреля 2004 г. Прокуратура Чеченской Республики направляла жалобы первого заявителя в прокуратуру Шелковского района.
  32. 14 января 2004 г. расследование по уголовному делу N 52007 было приостановлено в связи с неустановлением лиц, причастных к совершению преступления.
  33. 15 апреля 2004 г. суд Шелковского района Чеченской Республики объявил Хаву Магомадову без вести пропавшей с 16 декабря 2002 г.
  34. 26 мая 2004 г. Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чеченской Республике уведомило первого заявителя о том, что оно не располагает какой-либо информацией относительно местонахождения Хавы Магомадовой.
  35. 9 августа 2004 г. прокуратура Объединенной группировки войск направила жалобу первого заявителя в военную прокуратуру — войсковую часть N 20111.
  36. 24 августа 2004 г. прокуратура Шелковского района в ответ на жалобу первого заявителя сообщила о том, что по данной жалобе уже было проведено тщательное расследование. Прокуратура также отметила, что, хотя производство по делу было приостановлено 14 января 2004 г., предпринимались все необходимые действия для раскрытия данного преступления.
  37. 7 октября 2004 г. первый заявитель обратился с ходатайством к Генеральному прокурору Российской Федерации, председателю Государственной общественной комиссии <1> и Полномочному представителю Президента Российской Федерации в Южном федеральном округе об оказании содействия в розыске его жены.

———————————

<1> Так в тексте оригинала (примеч. переводчика).

 

  1. 20 декабря 2004 г. Прокуратура Чеченской Республики уведомила первого заявителя о том, что осуществляются следственные действия с целью установления местонахождения Хавы Магомадовой.
  2. 24 декабря 2004 г. военный комендант Чеченской Республики приказал военной комендатуре Шелковского района провести расследование по факту исчезновения Хавы Магомадовой.
  3. 25 февраля и 22 марта 2005 г. сотрудники организации «Правовая инициатива по России», представлявшие интересы первого заявителя, направили в прокуратуру Шелковского района запрос о предоставлении информации о ходе расследования по делу N 52007.
  4. 6 апреля 2005 г. военная прокуратура — войсковая часть N 20102 направила в ряд государственных органов запросы о предоставлении информации о проведении спецопераций 16 декабря 2002 г.
  5. 9 апреля 2005 г. военный комендант Шелковского района приказал сотрудникам отдела внутренних дел Шелковского района выполнить действия с целью установления местонахождения Хавы Магомадовой.
  6. 12 апреля 2005 г. военная прокуратура — войсковая часть N 20102 уведомила первого заявителя о том, что 16 декабря 2002 г. правоохранительными органами не проводилось каких-либо спецопераций в Шелковском районе и что они не задерживали Хаву Магомадову.
  7. 2 июня 2005 г. отдел внутренних дел Шелковского района проинформировал первого заявителя о том, что предпринимались действия с целью раскрытия похищения его жены.
  8. 21 октября 2005 г. Прокуратура Чеченской Республики в ответ на письмо организации «Правовая инициатива по России» от 4 октября 2005 г. сообщила, что расследование по факту похищения Хавы Магомадовой продолжается и первый заявитель признан потерпевшим по данному делу.

 

  1. Доводы властей Российской Федерации
  1. 16 декабря 2002 г. первый заявитель обратился с заявлением об исчезновении жены в отдел внутренних дел Шелковского района.
  2. В тот же день следователь отдела внутренних дел Шелковского района осмотрел дом Магомадовых и прилегающую территорию, но не обнаружил предметов, представлявших интерес для следствия.
  3. 25 декабря 2002 г. следователь отдела внутренних дел Шелковского района вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту исчезновения Хавы Магомадовой ввиду отсутствия состава преступления.
  4. 12 февраля 2003 г. прокуратура Шелковского района отменила постановление от 25 декабря 2002 г. и возбудила дело по факту похищения Хавы Магомадовой в соответствии с частью первой статьи 126 УК РФ. Делу был присвоен N 52007.
  5. 19 февраля 2003 г. первый заявитель был признан потерпевшим по делу и допрошен. Он сообщил, что 16 декабря 2002 г., примерно в 7.40, его жена ушла на работу. У нее при себе были некоторые служебные документы. В 9.30 к нему домой пришла Б., разыскивавшая Хаву Магомадову, которая не пришла на работу, хотя пешком до ее работы можно было дойти всего за пять минут. Первый заявитель и Б. пошли на железнодорожную станцию, но его жены там не было. Первый заявитель сообщил об исчезновении Хавы Магомадовой в отдел внутренних дел. Позднее его соседи сказали ему, что они видели автомобиль «Газель» белого цвета с перевернутыми передними номерами в том месте, где Хаву Магомадову видели в последний раз. Двое смуглых мужчин находились внутри автомобиля «Газель». Жители станицы также видели автомобиль УАЗ светло-синего цвета с большой антенной на крыше, припаркованный недалеко от железнодорожной станции, который уехал вместе с автомобилем «Газель» и еще двумя автомобилями УАЗ. Первый заявитель сам не видел этих автомобилей.
  6. 19 февраля 2003 г. сотрудники прокуратуры Шелковского района допросили двух соседей заявителей, Л. и Г. Они сообщили, что 16 декабря 2002 г., примерно в 7.30, они заметили автомобиль «Газель» белого цвета, припаркованный недалеко от дома Л., в котором находились двое мужчин. Л. также утверждала, что в какой-то момент она слышала, как «Газель» уехала.
  7. 5 марта 2003 г. сотрудники прокуратуры Шелковского района допросили в качестве свидетеля М., который рассказал, что 16 декабря 2002 г., в 7.40, он видел, как Хава Магомадова свернула на Заводскую улицу. Вскоре он свернул на ту же улицу, но не увидел женщину. Автомобиль УАЗ серого цвета с красным крестом на задней двери стоял рядом с железнодорожной станцией, его окна были настолько покрыты грязью, что М. не видел, кто находился внутри. Автомобиль УАЗ уехал в направлении центра станицы Червленная.
  8. 5 марта 2003 г. в качестве свидетеля был допрошен Д., который показал, что в семь часов 35 минут утра он шел за Хавой Магомадовой, примерно в 100 метрах от нее. Новый автомобиль «Газель» белого цвета был припаркован примерно в 50 метрах от дома заявителей, внутри находились двое мужчин, один из которых был одет в куртку военного образца. В какой-то момент автомобиль поехал и повернул направо в том направлении, куда пошла Хава Магомадова. Д. тоже повернул направо, но никого не увидел на улице. Автомобиль «Газель», находившийся в двух с половиной метрах от него, тронулся с места.
  9. В 2003 году прокуратура Шелковского района допросила Б., Г., Д., М., Т., и А. — соседей заявителей. Они сообщили, что Хава Магомадова ни с кем не конфликтовала и что они узнали о ее исчезновении 16 декабря 2002 г.
  10. 23 июня и 29 ноября 2003 г. первый заявитель был допрошен еще раз. Он рассказал, что узнал от соседей, что автомобили «Газель» и УАЗ прибыли из г. Горячеводска. Некоторые из жителей станицы рассказали ему, что Хаву Магомадову увезли сотрудники правоохранительных органов, которые предъявили свои документы, но эти очевидцы не захотели давать официальные показания, опасаясь за свои жизни, поэтому первый заявитель не мог назвать их имена.
  11. Следователи неоднократно направляли в Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чеченской Республике, в военные комендатуры различных районов Чеченской Республики и районные отделы внутренних дел запросы о проведении следственных действий по факту исчезновения Хавы Магомадовой и предоставлении информации о том, проводились ли 16 декабря 2002 г. какие-либо спецоперации в станице Червленная. Согласно полученным ответам подобные операции не проводились, а также отсутствовала какая-либо информация относительно задержания Хавы Магомадовой.
  12. Следователи направили запрос командиру отряда милиции особого назначения Министерства внутренних дел по Чувашской Республике, который во время службы в Чеченской Республике 16 декабря 2002 г. находился на дежурстве на контрольно-пропускном пункте через реку Терек.
  13. В марте 2003 года в неустановленную дату командир отряда милиции особого назначения Министерства внутренних дел по Чувашской Республике сообщил в прокуратуру Шелковского района, что в журнале учета автотранспорта, следовавшего через КПП-162 через реку Терек, автомобиль «Газель» не был зарегистрирован.
  14. Сотрудники специального отряда милиции Министерства внутренних дел по Чувашской Республике, которые находились на дежурстве 16 декабря 2002 г. на КПП-162, были допрошены в качестве свидетелей и пояснили, что они не располагали информацией относительно исчезновения Хавы Магомадовой или об автомобилях «Газель» или УАЗ.
  15. Расследование по факту похищения Хавы Магомадовой еще не завершено.
  16. Несмотря на специальные запросы Европейского Суда, власти Российской Федерации отказались предоставить все материалы следствия по делу N 52007. Ссылаясь на информацию, полученную из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, власти Российской Федерации утверждали, что производство по делу не завершено и предоставление документов по нему являлось бы нарушением статьи 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ), поскольку материалы дела содержали информацию военного характера и личные данные, касавшиеся свидетелей или иных участников уголовного разбирательства. Власти Российской Федерации предоставили копии следующих документов: постановления о возбуждении уголовного дела от 12 февраля 2003 г., постановления о признании первого заявителя потерпевшим по делу от 19 февраля 2003 г., протоколов допросов первого заявителя от 19 февраля, 23 июня и 19 ноября 2003 г., протоколов допросов Л., Г., М., Д., Б., М., и С.Б., а также рапорта сотрудников специального отряда милиции Министерства внутренних дел по Чувашской Республике, датированного мартом 2003 года. Власти Российской Федерации ходатайствовали перед Европейским Судом о рассмотрении предоставленных документов в качестве конфиденциальных согласно правилу 33 Регламента Суда.

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство
  1. Краткое изложение соответствующего внутригосударственного законодательства приведено в Постановлении Европейского Суда по делу «Ахмадова и Садулаева против Российской Федерации» (Akhmadova and Sadulayeva v. Russia) (от 10 мая 2007 г., жалоба N 40464/02 <1>, §§ 67 — 69).

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 12/2006.

 

ПРАВО

  1. Возражение властей Российской Федерации относительно неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты

 

  1. Доводы сторон
  1. Власти Российской Федерации настаивали на том, что жалоба должна быть объявлена неприемлемой в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты. Они утверждали, что расследование по факту исчезновения Хавы Магомадовой еще не завершено. Они также полагали, что заявители могли обжаловать в суд или вышестоящему прокурору любые действия или бездействие следственных или правоохранительных органов, но не воспользовались этим средством правовой защиты. Власти Российской Федерации также считали, что заявители могли подать гражданские иски о возмещении причиненного вреда, но они не сделали этого.
  2. Заявители оспорили данное возражение и утверждали, что уголовное расследование было неэффективным.

 

  1. Мнение Европейского Суда
  1. Европейский Суд напоминает, что правило исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты согласно пункту 1 статьи 35 Конвенции обязывает заявителей прежде всего использовать средства правовой защиты, которые доступны и достаточны в рамках внутригосударственной правовой системы, чтобы позволить получить компенсацию за обжалованные нарушения. Существование средств правовой защиты должно быть в достаточной степени определенным не только в теории, но и на практике, в противном случае они не являются доступными и эффективными. Пункт 1 статьи 35 Конвенции требует также, чтобы жалобы, которые впоследствии подаются в Европейский Суд, первоначально были рассмотрены внутригосударственным органом, по крайней мере, по существу в соответствии с формальными требованиями и в сроки, установленные внутригосударственным законодательством, и чтобы, кроме того, были бы предприняты все процессуальные меры, которые могут предотвратить нарушение Конвенции. Однако заявитель не обязан прибегать к средствам правовой защиты, которые являются неадекватными или неэффективными (см. Постановление Европейского Суда по делу «Аксой против Турции» (Aksoy v. Turkey) от 18 декабря 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-VI, §§ 51 — 52, и Постановление Европейского Суда по делу «Ченнет Айхан и Мехмет Салих Айхан против Турции» (Cennet Ayhan and Mehmet Salih Ayhan v. Turkey) от 27 июля 2006 г., жалоба N 41964/98, § 64).
  2. Власти государства-ответчика, утверждающие, что заявители не исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты, обязаны достаточно ясно продемонстрировать Европейскому Суду, что средства, которые не использовали заявители, были эффективными и имелись в наличии как в теории, так и на практике в рассматриваемое время, то есть что они были доступны, были способны предоставить возмещение в отношении жалоб заявителя и обеспечивали бы разумные перспективы на успех (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Ченнет Айхан и Мехмет Салих Айхан против Турции», § 65).
  3. Европейский Суд отмечает, что правовая система Российской Федерации в принципе предусматривает для потерпевших два способа обжалования противоправных и уголовно наказуемых действий органов государства или его представителей, а именно гражданско-правовое средство защиты и уголовно-правовое средство защиты.
  4. Европейский Суд уже указывал в нескольких аналогичных делах, что гражданское судопроизводство с целью получения компенсации ущерба, причиненного в результате неправомерных действий или противозаконного поведения представителей государства, не может рассматриваться в качестве эффективного правового средства в контексте жалоб, поданных в соответствии со статьей 2 Конвенции. Рассмотрение гражданского иска в суде не предполагает проведения независимого расследования и неспособно в отсутствие результатов следствия по уголовному делу привести к установлению личностей подозреваемых в убийстве или исчезновениях людей и, тем более, к привлечению их к ответственности (см. Постановление Европейского Суда по делу «Хашиев и Акаева против Российской Федерации» (Khashiyev and Akayeva v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалобы N 57942/00 и 57945/00 <1>, §§ 119 — 121, и Постановление Европейского Суда по делу «Эстамиров и другие против Российской Федерации» (Estamirov and Others v. Russia) от 12 октября 2006 г., жалоба N 60272/00 <2>, § 77). Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд подтверждает, что заявители не были обязаны прибегать к гражданско-правовым средствам защиты, и отклоняет данную часть возражения властей Российской Федерации.

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 12/2005.

<2> Там же. N 4/2008.

 

  1. Что касается уголовно-правовых средств защиты, предоставляемых правовой системой Российской Федерации, Европейский Суд отмечает, что заявители обратились в правоохранительные органы сразу после исчезновения Хавы Магомадовой и что производство по делу ведется с 12 февраля 2003 г. Заявители и власти Российской Федерации разошлись во мнениях относительно эффективности расследования по факту исчезновения.
  2. Европейский Суд считает, что возражение властей Российской Федерации поднимает вопросы, касающиеся эффективности расследования, которые тесно связаны с существом жалоб. Таким образом, Европейский Суд принимает решение объединить рассмотрение данного возражения с рассмотрением дела по существу и полагает, что этот вопрос должен быть рассмотрен ниже.

 

  1. Предполагаемое нарушение статьи 2 Конвенции
  1. Заявители жаловались на то, что Хава Магомадова была задержана военнослужащими Российской Федерации и затем исчезла и что внутригосударственные власти не провели эффективного расследования этого обстоятельства. Статья 2 Конвенции гласит следующее:

«1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

  1. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(a) для защиты любого лица от противоправного насилия;

(b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

(c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа».

 

  1. Доводы сторон
  1. Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба являлась необоснованной. Они настаивали на том, что нет свидетелей похищения Хавы Магомадовой и, таким образом, нельзя утверждать, что она была задержана представителями государства. Власти Российской Федерации также предположили, что Хава Магомадова, служащая железнодорожной станции, могла быть похищена боевиками, которые хотели отомстить ей или заменить ее на этом посту своими сторонниками. Власти Российской Федерации также ссылались на тот факт, что в ходе расследования не было получено доказательств того, что данное лицо мертво или что к ее похищению или предполагаемому убийству были причастны представители федеральных силовых структур.
  2. Власти Российской Федерации также отмечали, что расследование по факту похищения Хавы Магомадовой соответствовало требованию Конвенции об эффективности, поскольку подтверждено допросами свидетелей и запросами, направленными следственными органами в другие государственные структуры.
  3. Заявители настаивали на своей жалобе. Они утверждали, что похитителями были военнослужащие Российской Федерации, и подкрепили свои утверждения следующим: автомобиль «Газель» был припаркован в непосредственной близости от контрольно-пропускного пункта подразделения специального назначения, расположенного в здании железнодорожной станции. Один из свидетелей указывал на то, что пассажир автомобиля «Газель» был одет в куртку военного образца. Регистрационные номера автомобиля «Газель» были неразборчивы, хотя в то время любая машина, у которой номера были в таком состоянии, была бы обязательно остановлена на контрольно-пропускном пункте. Двое свидетелей в день похищения видели два автомобиля УАЗ. Кроме того, заявители настаивали на том, что расследование не соответствовало требованиям эффективности и адекватности, установленным правоприменительной практикой Европейского Суда по статье 2 Конвенции.

 

  1. Мнение Европейского Суда
  1. Приемлемость жалобы

90. Принимая во внимание доводы сторон, Европейский Суд считает, что жалоба затрагивает серьезные вопросы факта и права согласно Конвенции, определение которых требует рассмотрения дела по существу. Кроме того, Европейский Суд уже установил, что возражение властей Российской Федерации, касающееся предполагаемого неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, должно быть рассмотрено одновременно с рассмотрением жалобы по существу (см. § 83 настоящего Постановления). Следовательно, жалоба на нарушение статьи 2 Конвенции должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

Следующая страница

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code