Постановление ЕСПЧ от 20.03.2008 «Дело «Азиевы (Aziyevy) против Российской Федерации» (жалоба N 77626/01)

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «АЗИЕВЫ (AZIYEVY)
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1>
(Жалоба N 77626/01)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>
(Страсбург, 20 марта 2008 года)

———————————
<1> Перевод с английского Берестнев Ю.Ю.
<2> Настоящее Постановление вступило в силу 29 сентября 2008 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

По делу «Азиевы против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Палатой в составе:
Христоса Розакиса, Председателя Палаты,
Нины Ваич,
Анатолия Ковлера,
Элизабет Штейнер,
Ханлара Гаджиева,
Дина Шпильманна,
Сверре-Эрика Йебенса, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 28 февраля 2008 г., вынес в указанный день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

  1. Дело было инициировано жалобой N 77626/01, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданами Российской Федерации Лечи и Зулай Азиевыми (далее — заявитель и заявительница соответственно, вместе — заявители) 16 июля 2001 г.
  2. Заявителям была оказана правовая помощь, и их интересы в Европейском Суде представляли юристы неправительственной организации «Правовая инициатива по России» (Stichting Russia Justice Initiative), с главным офисом в Нидерландах и представительством в Российской Федерации. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.
  3. Заявители утверждали, что их сыновья исчезли после того, как они в сентябре 2000 года были задержаны российскими военнослужащими на территории Чеченской Республики. Заявители жаловались на нарушение статей 2, 3, 5 и 13 Конвенции.
  4. Решением от 21 сентября 2006 г. Европейский Суд признал жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.
  5. В связи с тем, что после консультаций со сторонами Европейский Суд принял решение не проводить слушаний по существу дела (пункт 3 правила 59 Регламента Суда, in fine <3>), стороны представили письменные комментарии на замечания друг друга.

———————————
<3> In fine (лат.) — в конце (примеч. переводчика).

ФАКТЫ

  1. Обстоятельства дела
  1. Заявители родились в 1947 и 1949 годах соответственно. Они женаты, и у них были два сына: Лом-Али Азиев, 1973 года рождения, и Умар-Али Азиев, 1974 года рождения. Все они проживали в квартире, расположенной на втором этаже дома по адресу: г. Грозный, ул. Тухачевского, дом 49.

 

  1. Задержание сыновей заявителей
  1. В ночь на 24 сентября 2000 г. заявители и их сыновья спали у себя дома. Около 1.20 группа из восьми человек с оружием и фонарями в камуфляжной форме и масках проникла в квартиру заявителей, выломав дверь. Никто из них не представился. Заявители утверждали, что все они были военнослужащими Российской Федерации, поскольку говорили по-русски и свободно передвигались по г. Грозному во время комендантского часа.
  2. Лица, ворвавшиеся в квартиру, стали избивать заявителя ногами и прикладами автоматов. Они направили автоматы на обоих заявителей и приказали им молчать.
  3. После этого нападавшие прошли в комнату сыновей заявителей. Не предъявив каких-либо документов в обоснование своих действий, они произвели в комнате обыск и задержали Лом-Али и Умар-Али Азиевых. Поскольку младший сын заявителей оказал сопротивление, его сбили с ног, надели на него наручники и мешок на голову. Затем нападавшие увели братьев Азиевых, не разрешив им одеться, в одном нижнем белье и босиком. Один из мужчин также забрал пару мужских туфель и магнитофон. Попытки заявительницы воспрепятствовать задержанию сыновей были пресечены, поскольку производившие задержание лица угрожали ей оружием. По словам заявителей, эти лица обещали отпустить сыновей сразу же после проверки личности.
  4. Наутро заявители обнаружили паспорта своих сыновей на тумбочке у кровати. По комнате были разбросаны вещи, а диван был сломан.
  5. По утверждениям заявителей, соседи впоследствии рассказали им, что в ту ночь вооруженные люди в масках и с фонарями стояли на всех лестничных площадках дома с первого по девятый этаж. По словам одной из соседок, ее спрашивали о братьях Азиевых, и она ответила, что они «очень хорошие ребята».
  6. В подтверждение своих доводов заявители представили два заявления, одно — подписанное пятерыми соседями из их дома, в том числе Р., и одно — за подписью человека из дома напротив, расположенного на расстоянии около 30 метров от дома заявителей. Они подтвердили показания заявителей, сообщив, что в ночь на 24 сентября двери двух квартир в этом доме были выломаны группой мужчин, обутых в кроссовки и вооруженных автоматами. Они спрашивали соседей о семье Азиевых, с которыми соседи были в дружеских отношениях. Один из соседей позже видел группу вооруженных мужчин, направлявшихся в сторону блокпоста на пересечении улиц Тухачевского и Каспара <1>.

———————————
<1> Так в тексте (Kaspara Street) (примеч. переводчика).

 

  1. С тех пор заявителям ничего неизвестно о судьбе сыновей.
  2. Власти Российской Федерации не оспаривали обстоятельств задержания братьев Азиевых в том виде, в котором они представлены заявителями. Власти Российской Федерации сообщили, что 24 сентября 2000 г., в ночное время, неустановленные лица в камуфляжной форме и масках, вооруженные автоматическим оружием, забрали из квартиры N 79 дома N 49 по ул. Тухачевского и увезли в неизвестном направлении братьев Лом-Али и Умар-Али Азиевых. Эти же лица причинили заявителю телесные повреждения.

 

  1. Телесные повреждения, причиненные заявителю
  1. Утром 24 сентября 2000 г. соседи отвезли заявителя в Городскую больницу N 9, где его осмотрел врач.
  2. В результате медицинского осмотра были выявлены черепно-мозговая травма, рваная рана в височной области, гематома головы наряду с сотрясением мозга, временная потеря зрения, гематома грудной клетки и подкожных тканей живота, гематома мошонки, уремия, переломы ребер, ушибы печени, почек и мочевого пузыря.
  3. По словам заявителя, во время лечения он пролежал в постели около месяца.
  4. Согласно утверждениям властей Российской Федерации заявитель сообщил властям о причинении ему телесных повреждений только в феврале 2001 года. Заявитель возражал, указав, что он сообщил о телесных повреждениях следователям, которые допрашивали его 24 сентября 2000 г., а также упоминал об избиении в письме прокурору Чеченской Республики от 9 декабря 2000 г., копия письма была передана Европейскому Суду.
  5. Постановлением прокуратуры г. Грозного (далее — городская прокуратура) (дата неизвестна) заявитель был направлен на судмедэкспертизу с целью проверить наличие причинно-следственной связи между телесными повреждениями и действиями неустановленных военнослужащих, ворвавшихся в его квартиру 24 сентября 2000 г. и избивших его.
  6. Судмедэкспертиза была проведена 8 февраля 2001 г. В заключении судмедэкспертизы содержалась ссылка на запись в медицинской карте о результатах медосмотра, проведенного 24 сентября 2000 г., и подтверждалось, что телесные повреждения могли быть нанесены в указанный период времени и при обстоятельствах, описанных заявителем.
  7. Как представляется, проверка утверждений заявителя проводилась в рамках уголовного дела, возбужденного по факту похищения двоих его сыновей, и 17 декабря 2003 г. заявитель был признан потерпевшим по данному уголовному делу.
  8. В 2005 году следствием была назначена повторная судмедэкспертиза на том основании, что заключение экспертизы от 8 февраля 2001 г. было неполным. 10 марта 2005 г. эксперты сообщили, что не обнаружили признаков телесных повреждений на голове, лице или теле заявителя и что в результате рентгеноскопии не было выявлено повреждений его сердца, легких и ребер. Со ссылкой на медицинские записи, сделанные 24 сентября 2000 г. в Городской больнице N 9, эксперты пришли к заключению, что телесные повреждения, на которые жаловался заявитель, были получены в тот день и, по-видимому, были причинены заявителю в указанный им период и при описанных им обстоятельствах. В заключении судмедэкспертов также говорилось об отсутствии объективных данных в подтверждение выводов осмотра от 24 сентября 2000 г. о том, что у заявителя имелись переломы ребер, сотрясение мозга, ушибы печени, почек и мочевого пузыря.

 

  1. Поиски Лом-Али и Умар-Али Азиевых и расследование
  1. Начиная с 24 сентября 2000 г. заявители неоднократно обращались лично и письменно в различные государственные органы, в том числе в районный отдел внутренних дел (РОВД), прокуратуры разного уровня, военную комендатуру, Администрацию Чеченской Республики и к Специальному представителю Президента Российской Федерации по обеспечению прав и свобод в Чеченской Республике. В этом им помогали две общественные организации: «Мемориал» и «Правовая инициатива по России». В своих обращениях в органы власти заявители ссылались на обстоятельства задержания сыновей, просили оказать им содействие и сообщить информацию о ходе следствия. Большинство этих запросов остались без ответа или были получены чисто формальные ответы, в которых указывалось, что обращения заявителей переданы на рассмотрение в различные органы прокуратуры.
  2. Заявитель также лично посетил несколько следственных изоляторов и тюрем в Чеченской Республике и в других регионах Северного Кавказа, но не получил информации о местонахождении сыновей.
  3. 29 сентября 2000 г. городская прокуратура возбудила уголовное дело по факту похищения в соответствии с частью второй статьи 126 Уголовного кодекса Российской Федерации (похищение человека группой лиц с применением оружия). Делу был присвоен N 12200.
  4. 11 октября 2000 г. городской прокуратурой заявительница была признана потерпевшей по уголовному делу. Согласно утверждениям властей Российской Федерации ее в тот же день уведомили об этом постановлении прокуратуры. Из предоставленных заявителями данных следует, что они не были проинформированы об этом постановлении до мая 2003 года, когда получили его копию.
  5. Постановлением городской прокуратуры от 29 ноября 2000 г. производство по уголовному делу было приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.
  6. 9 декабря 2000 г. заявитель направил обращение в Прокуратуру Чеченской Республики, в котором изложил обстоятельства задержания сыновей и нанесения телесных повреждений ему самому. Он указал, что его дети никогда не участвовали в деятельности незаконных вооруженных формирований, и просил установить личность тех, кто совершил данное преступление.
  7. Письмом от 19 января 2001 г. из Прокуратуры Чеченской Республики заявителей уведомили об отмене решения от 29 ноября 2000 г.
  8. 1 февраля 2001 г. следствие по делу об исчезновении Лом-Али и Умар-Али Азиевых было возобновлено.
  9. 1 марта 2001 г. производство по уголовному делу N 12200 было приостановлено в связи с неустановлением лиц, причастных к совершению преступления.
  10. 11 сентября 2001 г. заявительница обратилась с письменным заявлением в Прокуратуру Чеченской Республики. В своем обращении она описала обстоятельства задержания сыновей и указала, что в июне 2001 года видела список лиц, которые содержались под стражей на военной базе в Ханкале, и что в этом списке значилось имя Лом-Али Азиева, задержанного 23 сентября 2000 г.
  11. В ответ на обращение от имени заявителей организации «Мемориал» из Прокуратуры Чеченской Республики в письме от 19 июня 2002 г. сообщили, что постановление от 1 марта 2001 г. было отменено, а производство по уголовному делу о похищении братьев Азиевых возобновлено.
  12. Письмом от 30 июля 2002 г. Прокуратура Чеченской Республики уведомила заявителей о возобновлении производства по уголовному делу N 12200.
  13. Согласно письму из городской прокуратуры, датированному 29 октября 2002 г., следствие по делу было вновь приостановлено 6 сентября 2002 г.
  14. Письмом от 17 сентября 2003 г. Прокуратура Чеченской Республики уведомила заявителей о том, что производство по делу о похищении их сыновей было приостановлено 27 июля 2003 г. в связи с неустановлением лиц, причастных к совершению преступления.
  15. По-видимому, через некоторое время следствие опять было возобновлено, поскольку постановлением прокуратуры Ленинского района г. Грозного от 17 декабря 2003 г. заявитель был признан потерпевшим по уголовному делу N 12200.
  16. 22 августа 2005 г. организация «Правовая инициатива по России» от имени заявителей направила запрос в прокуратуру Ленинского района г. Грозного с просьбой сообщить о ходе расследования по факту похищения братьев Азиевых и предоставить возможность заявителям как потерпевшим ознакомиться с материалами уголовного дела. В июле 2005 года из районной прокуратуры пришел ответ о том, что следствие по делу было приостановлено 28 апреля 2005 г. и все необходимые следственные действия были предприняты. Заявительнице предложили ознакомиться с материалами дела в помещении прокуратуры в рабочие часы.
  17. 1 ноября 2005 г. прокуратура Ленинского района г. Грозного уведомила заявителя о возобновлении производства по делу. 1 декабря 2005 г. заявителя информировали о приостановлении производства по делу и о том, что он имеет право обжаловать данное решение.
  18. Заявители сообщили о серьезном ухудшении состояния своего здоровья после событий 24 сентября 2000 г. и исчезновения сыновей. Они предоставили несколько медицинских документов, согласно которым заявитель перенес инсульт, а заявительница страдала хронической гипертензией и ревматологическими заболеваниями.

 

  1. Информация, представленная властями Российской Федерации
  1. Власти Российской Федерации в своих замечаниях не оспаривали информацию о расследовании похищения братьев Азиевых в том виде, в каком ее излагали заявители. Ссылаясь на сведения, полученные из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, власти государства-ответчика упоминали о ряде других процессуальных действий, предпринятых следствием и не названных заявителями. Однако несмотря на конкретные просьбы Европейского Суда и на два напоминания власти Российской Федерации не предоставили в распоряжение Европейского Суда копии большинства документов, на которые ссылались (см. ниже).
  2. Со ссылкой на информацию, полученную из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, власти государства-ответчика сообщили, что уголовное дело по факту похищения Лом-Али и Умар-Али Азиевых и причинения телесных повреждений заявителю «неустановленными лицами в камуфляжной форме и масках, вооруженными автоматическим оружием» было возбуждено 29 сентября 2000 г. Сообщалось также, что следователь городской прокуратуры осмотрел место происшествия 24 сентября 2000 г., но «не обнаружил признаков преступления». Следователь также допросил заявителей.
  3. Заявитель был впоследствии допрошен 22 июня 2002 г., 17 декабря 2003 г., 21 февраля и 5 апреля 2005 г., а заявительница была допрошена в качестве свидетельницы 11 октября и 22 июня 2002 г. Заявители были признаны потерпевшими по уголовному делу 17 декабря 2003 г. и 11 октября 2000 г. соответственно.
  4. В апреле 2005 года по факту похищения теми же неустановленными лицами имущества заявителей было возбуждено еще одно уголовное дело. Власти Российской Федерации сообщили, что в сентябре 2006 года следствием были направлены запросы во все районные отделы внутренних дел в Чеченской Республике с целью установления местонахождения пары туфель и видеоплеера, похищенных у заявителей.
  5. По утверждениям властей Российской Федерации, следствием были допрошены несколько свидетелей. Двое соседей заявителей, дата допроса которых не указана, в том числе Р., рассказали, что в ночь на 24 сентября 2000 г. «неизвестные вооруженные лица в камуфляжной форме ворвались в их квартиру, проверили документы и ушли». Р. был еще раз допрошен в октябре и ноябре 2006 года, когда следователем было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку ущерба свидетелю причинено не было.
  6. В ноябре 2005 года и октябре 2006 года следствием были допрошены 12 человек, некоторые из них являлись родственниками и соседями заявителей. Согласно утверждениям властей Российской Федерации допрошенные лица подтвердили, что братьев Азиевых в сентябре 2000 года задержали неизвестные вооруженные люди. По-видимому, об этом событии свидетелям было известно главным образом понаслышке. По информации властей Российской Федерации, найти других свидетелей по делу не удалось.
  7. Власти Российской Федерации сообщили, что следователями были направлены запросы в различные государственные органы 11 октября 2000 г., 3, 10, 11 и 16 февраля и 23 октября 2001 г., 21 июня 2002 г., 1 декабря 2003 г., 14 февраля и 2 ноября 2005 г., а также предпринимались другие следственные действия, но какие именно, указано не было. Также власти Российской Федерации указали, что в апреле 2005 года следствием были направлены запросы во все районные отделы внутренних дел в Чеченской Республике с целью установления местонахождения братьев Азиевых, но получить интересующую следствие информацию не удалось. Власти Российской Федерации ссылались на ответ начальника Управления уголовного розыска криминальной милиции Министерства внутренних дел по Чеченской Республике, согласно которому указанные лица подчиненными ему подразделениями не задерживались и в правоохранительные органы не доставлялись.
  8. Согласно документам, предоставленным властями Российской Федерации, в период с сентября 2000 года по ноябрь 2006 года следствие приостанавливалось и возобновлялось восемь раз, однако установить виновных так и не удалось. В последнем по времени постановлении о возобновлении расследования по делу, датированном 10 ноября 2006 г., заместитель прокурора Ленинской районной прокуратуры г. Грозного критически отозвался о ходе расследования и указал на необходимость незамедлительно выполнить ряд следующих важных следственных действий:

«- получить у [заявителя] документы, удостоверяющие личность его сыновей;

— получить подробное описание внешности братьев У.-А. и Л.-А. Азиевых;

— дополнительно допросить заявителей для выяснения того, на каком языке разговаривали похитители;

— дать правовую оценку действий лиц, незаконно ворвавшихся в квартиры [заявителей] и [их соседа Р.];

— допросить сестру двух похищенных лиц;

— допросить жителей соседних домов для выяснения, видели ли они в ту ночь военных, идущих в направлении блокпоста…».

Кроме того, власти Российской Федерации сообщили, что результаты следствия взяты под контроль Генеральной прокуратурой Российской Федерации. Согласно утверждениям властей Российской Федерации заявителей уведомляли обо всех принимаемых в ходе расследования решениях.

  1. Несмотря на конкретные запросы Европейского Суда, власти Российской Федерации отказались раскрыть содержание большинства материалов уголовного дела N 12200, предоставив только копии постановлений о приостановлении и возобновлении следствия и признании заявителей потерпевшими, а также нескольких уведомлений родственникам о приостановлении и возобновлении производства по делу. Ссылаясь на Генеральную прокуратуру Российской Федерации, власти заявили, что следствие по делу продолжается и раскрытие материалов дела будет нарушением статьи 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ), поскольку они содержат сведения военного характера, личные данные свидетелей и других участников уголовного процесса.

 

  1. Рассмотрение жалоб на действия сотрудников правоохранительных органов
  1. 30 декабря 2002 г. организация «Правовая инициатива по России» направила от имени заявителей в Ленинский районный суд г. Грозного жалобу на бездействие сотрудников городской прокуратуры в части непроведения эффективного расследования исчезновения Лом-Али и Умар-Али Азиевых.
  2. 19 мая 2003 г. Ленинский районный суд г. Грозного оставил жалобу без удовлетворения, установив, что органами прокуратуры принимаются все предусмотренные законом меры к розыску похищенных братьев Азиевых, а также лиц, совершивших это похищение. Заявители не обжаловали это решение суда. В представленных ими в Европейский Суд материалах они утверждали, что не смогли этого сделать, поскольку их не уведомили о дате проведения судебного слушания по жалобе, и решение было принято в их отсутствие. Из копии судебного постановления, предоставленной властями Российской Федерации, следует, что заявитель присутствовал на судебном слушании.

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство
  1. До 1 июля 2002 г. вопросы уголовного права регулировались Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР, принятым в 1960 году. С 1 июля 2002 г. вместо старого Уголовно-процессуального кодекса РСФСР стал действовать новый УПК РФ.
  2. Статья 161 нового УПК РФ содержит положение, которое запрещает разглашение данных предварительного следствия. В части третьей указанной статьи установлено, что данные предварительного расследования могут быть переданы гласности лишь с разрешения прокурора, следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия не допускается.

 

ПРАВО

  1. Предварительное возражение властей Российской Федерации
  1. Доводы сторон
  1. Власти Российской Федерации утверждали, что жалобу следует признать неприемлемой для рассмотрения по существу в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты. Власти Российской Федерации сообщили, что следствие по делу об исчезновении сыновей заявителей еще не окончено. Кроме того, по мнению властей Российской Федерации, заявители могли обратиться в суд с жалобами на незаконное задержание их сыновей или на действия либо бездействие работников прокуратуры или иных правоохранительных органов, однако заявители данным средством правовой защиты не воспользовались. Власти Российской Федерации указали, что заявители не обжаловали решение Ленинского районного суда г. Грозного от 19 мая 2003 г. Власти государства-ответчика также предоставили ряд писем из различных вышестоящих судебных инстанций Российской Федерации, в которых говорилось, что заявители не обращались в тот или иной суд с жалобой на задержание сыновей или на бездействие органов власти.
  2. Заявители оспорили это возражение властей Российской Федерации. Прежде всего они отмечали, что в 2000 году не могли эффективно воспользоваться каким-либо средством правовой защиты на территории Чеченской Республики, поскольку там не функционировали надлежащим образом суды и правоохранительные органы. Со ссылкой на Постановление Европейского Суда по делу «Исаева против Российской Федерации» (Isayeva v. Russia) заявители утверждали, что не были обязаны обращаться в суды других регионов Российской Федерации для исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты (см. Постановление Европейского Суда по делу «Исаева против Российской Федерации» (Isayeva v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 57950/00 <1>, §§ 151 — 161). Кроме того, заявители считали, что правоприменительная практика, выражающаяся в отказе властей от проведения адекватного расследования преступлений, совершенных представителями федеральных сил в Чеченской Республике, делала в их конкретном случае любые потенциально эффективные средства правовой защиты неадекватными и иллюзорными. В связи с этим они ссылались на жалобы, поданные в Европейский Суд другими лицами, считающими себя жертвами подобных нарушений, а также на документы Совета Европы, доклады неправительственных организаций и средства массовой информации. Заявители указали, что они, тем не менее, неоднократно обращались в правоохранительные органы, в том числе в органы прокуратуры, и активно участвовали в расследовании. Однако это не принесло результата, так как следствие по уголовному делу продолжалось несколько лет, но не привело к установлению личностей виновных в незаконном задержании и исчезновении Лом-Али и Умар-Али Азиевых и в избиении заявителя. Что касается решения Ленинского районного суда г. Грозного от 19 мая 2003 г., заявители указали, что сделанное в нем утверждение об участии заявителя в судебном слушании не соответствовало действительности и что ни заявителей, ни их представителей не уведомили о проведении слушания, не дав тем самым возможности присутствовать на нем. Кроме того, копию этого судебного постановления они получили только в виде приложения к меморандуму властей от 9 марта 2005 г. Исходя из изложенного заявители утверждали, что фактически были лишены возможности обжаловать решение от 19 мая 2003 г.

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 12/2005.

 

  1. Мнение Европейского Суда
  1. В настоящем деле Европейский Суд не принял на стадии приемлемости какого-либо решения относительно исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, сочтя, что данный вопрос тесно связан с существом дела. Далее Европейский Суд рассмотрит доводы сторон в свете положений Конвенции и своей соответствующей прецедентной практики (см. их обобщенное изложение в Постановлении Европейского Суда по делу «Эстамиров и другие против Российской Федерации» (Estamirov and Others v. Russia) от 12 октября 2006 г., жалоба N 60272/00 <1>, §§ 73 — 74).

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 4/2008.

 

  1. Европейский Суд отмечает, что правовая система Российской Федерации в принципе предусматривает два способа обращения за помощью к суду для потерпевших от незаконных и преступных действий государства или его представителей, а именно гражданско-правовые и уголовно-правовые средства защиты.
  2. Что касается гражданского иска о возмещении ущерба, причиненного незаконными действиями или противоправным поведением представителей государства, Европейский Суд уже постановил в ряде аналогичных случаев, что эта процедура сама по себе не может считаться эффективным средством правовой защиты в контексте требований, предъявляемых в рамках статьи 2 Конвенции. Рассмотрение гражданского иска в суде не предполагает проведения независимого расследования и неспособно в отсутствие результатов следствия по уголовному делу привести к установлению виновных в совершении убийств или похищений людей, а тем более привлечь их к ответственности (см. Постановление Европейского Суда по делу «Хашиев и Акаева против Российской Федерации» (Khashiyev and Akayeva v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалобы N 57942/00 и 57945/00 <2>, §§ 119 — 121, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Эстамиров и другие против Российской Федерации», § 77). С учетом вышеуказанного Европейский Суд подтверждает, что заявители не были обязаны прибегать к гражданско-правовым средствам защиты. Таким образом, возражение властей Российской Федерации в этой связи подлежит отклонению.

———————————

<2> Там же. N 12/2005.

 

  1. Что касается уголовно-правовых средств правовой защиты, Европейский Суд отмечает, что заявители обратились с жалобой в правоохранительные органы сразу же после похищения их сыновей и что следствие по делу продолжается с сентября 2000 года. Мнения заявителей и властей Российской Федерации относительно эффективности расследования расходятся.

60. Европейский Суд считает, что возражение властей Российской Федерации затрагивает вопросы эффективности расследования, которые тесно связаны с существом жалоб заявителей. В связи с этим Европейский Суд принимает решение исследовать данное возражение при рассмотрении существа жалобы и находит, что этот вопрос должен быть рассмотрен ниже.

Следующая страница

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code