Постановление ЕСПЧ от 31.10.2013 «Дело «Товбулатова и другие (Tovbulatova and Others) против Российской Федерации» (жалобы N 26960/06, 27926/06, 6371/09 и 6382/09). Часть 2

Предыдущая страница

  1. Судопроизводство, инициированное заявителями
  1. Производство по делу N 26960/06

 

  1. 15 февраля 2006 г. Ачхой-Мартановский районный суд Чеченской Республики (далее — районный суд) удовлетворил иск заявительницы и признал Магомеда Эдилова пропавшим без вести с 10 декабря 2001 г. В своем решении районный суд полагался, inter alia <1>, на свидетельские показания, данные жителями села Валерик З.Х. и А.М., которые подтвердили на слушании, что 9 декабря 2001 г. Магомед Эдилов был похищен группой вооруженных лиц в камуфляжной форме.

———————————

<1> Inter alia (лат.) — в числе прочего, в частности (примеч. переводчика).

 

  1. 16 января 2006 г. заявительница подала иск в районный суд, требуя установить отцовство Магомеда Эдилова в отношении ее дочери, родившейся 13 июня 2002 г. Иск был удовлетворен, и 3 апреля 2006 г. Ачхой-Мартановский районный отдел записи актов гражданского состояния выдал свидетельство о том, что Магомед Эдилов является отцом дочери заявительницы.

 

  1. Производство по делу N 6371/06

 

  1. 6 июня 2006 г. районный суд признал Ахамди Исаева пропавшим без вести с 10 декабря 2001 г. Районный суд основывался, помимо прочего, на показаниях свидетелей о том, что в ночь с 8 на 9 декабря 2001 г. Ахамди Исаев был похищен из своего дома вооруженными людьми в камуфляжной форме и с того времени, несмотря на жалобы родственников в различные органы власти, о его местонахождении ничего не известно.

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство и практика

 

  1. Последние выводы соответствующего внутригосударственного законодательства и практики изложены в Постановлении Европейского Суда по делу «Аслаханова и другие против Российской Федерации» (Aslakhanova and Others v. Russia) от 18 декабря 2012 г. (жалобы N 2944/06, 8300/07, 50184/07, 332/08 и 42509/10 <2>, §§ 43 — 59).

———————————

<2> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 4/2015.

ПРАВО

  1. Объединение жалоб

 

  1. В соответствии с пунктом 1 правила 42 Регламента Суда Европейский Суд решил объединить жалобы в одно производство с учетом схожести обстоятельств дел и правовой основы.

 

  1. Предварительные возражения властей Российской Федерации
  1. Доводы сторон
  1. Власти Российской Федерации утверждали, что жалобы заявителей должны быть признаны неприемлемыми в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты. Они подчеркнули, что в распоряжении заявителей имелись различные средства правовой защиты, к которым они могли прибегнуть в связи с продолжающимся расследованием. Заявители не обжаловали решения следователей в порядке судебного пересмотра. Власти Российской Федерации также утверждали, что расследования еще продолжаются и преждевременно делать выводы о том, что заявители исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты и что эти средства защиты были неэффективными. Наконец, заявители могли потребовать возмещения ущерба в порядке гражданского судопроизводства.
  2. Заявители считали, что расследования велись в течение длительного времени без каких-либо видимых результатов. Данное средство правовой защиты оказалось неэффективным, и их жалобы, как и любые другие потенциальные средства защиты, оказались безрезультатными.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. В своем недавнем Постановлении Европейский Суд сделал вывод о том, что непроведение расследования исчезновений, случившихся в основном в Чеченской Республике в период с 1999 по 2006 год, являлось системной проблемой, и что в этом отношении расследования по уголовным делам были неэффективным средством правовой защиты (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Аслаханова и другие против Российской Федерации», §§ 217 и 219).
  2. С учетом этого, а также отмечая отсутствие видимых результатов в каком-либо из уголовных расследований в течение многих лет, Европейский Суд приходит к выводу о том, что возражение относительно продолжающегося уголовного расследования должно быть отклонено, поскольку при этих обстоятельствах средство правовой защиты, на которое ссылались власти Российской Федерации, было неэффективным.
  3. Что касается гражданского иска о возмещении ущерба, причиненного незаконными действиями или противоправным поведением представителей государства, Европейский Суд уже указывал в ряде аналогичных дел, что подобный иск не может рассматриваться в качестве эффективного средства правовой защиты в контексте требований, предъявляемых статьей 2 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Хашиев и Акаева против Российской Федерации» (Khashiyev and Akayeva v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалобы N 57942/00 и 57945/00 <1>, §§ 119 — 121, и Постановление Европейского Суда по делу «Эстамиров и другие против Российской Федерации» (Estamirov and Others v. Russia) от 12 октября 2006 г., жалоба N 60272/00 <2>, § 77). В свете вышеизложенного Европейский Суд подтверждает, что заявители не были обязаны прибегать к гражданско-правовым средствам правовой защиты. Таким образом, Европейский Суд отклоняет возражение властей Российской Федерации в этом отношении.

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 12/2005.

<2> Там же. N 4/2008.

 

III. Оценка доказательств Европейским Судом и установление фактов

  1. Доводы сторон
  1. Заявители

 

  1. Все заявители утверждали, что лица, похитившие их родственников, вне всяких обоснованных сомнений являлись представителями государства. В поддержку этого утверждения они сослались на доказательства, содержащиеся в направленных ими в Европейский Суд документах, включая материалы уголовных дел. Заявители утверждали, что каждый из них представил доказательства prima facie <3> того, что их родственники были похищены представителями государства и что существенные факты, лежащие в основе их жалоб, не были оспорены властями государства-ответчика. С учетом отсутствия в течение длительного времени каких-либо известий об их пропавших без вести родственниках и угрожающего жизни характера задержания в Чеченской Республике в соответствующее время они просили Европейский Суд признать их родственников погибшими.

———————————

<3> Prima facie (лат.) — явный, очевидный, с первого взгляда (примеч. переводчика).

 

  1. Власти Российской Федерации

 

  1. Власти Российской Федерации не опровергали существенные факты, изложенные в каждой из жалоб. В то же самое время они утверждали, что в ходе следствия не было получено какой-либо информации, доказывающей вне всякого разумного сомнения, что в похищениях участвовали представители государства. Тот факт, что похитители были вооружены и одеты в камуфляжную форму без знаков отличия, не дает оснований для такого предположения. Невозможно было также достоверно установить смерть родственников заявителей.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. Общие принципы

 

  1. Европейским Судом разработан ряд принципов, когда перед ним стояла задача установления фактов, в отношении которых у сторон имелись разногласия (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Эль-Масри против Македонии» (El-Masri v. the former Yugoslav Republic of Macedonia) от 13 декабря 2012 г., жалоба N 39630/09, §§ 151 — 153).
  2. В частности, Европейский Суд вынес решение по ряду дел, касающихся исчезновений людей в регионах Северного Кавказа, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации. Применяя вышеупомянутые принципы, Европейский Суд пришел к выводу, что заявителям будет достаточно предоставить доказательства prima facie похищения пропавших лиц военнослужащими, и, таким образом, находящихся под контролем властей, и затем власти государства-ответчика должны освободиться от своего бремени доказывания, либо раскрыв документы, находящиеся в их исключительном распоряжении, либо представив достаточное и убедительное объяснение в отношении произошедших событий (см. среди прочих примеров Постановление Европейского Суда по делу «Азиевы против Российской Федерации» (Aziyevy v. Russia) от 20 марта 2008 г., жалоба N 7626/01 <4>, § 74, Постановление Европейского Суда по делу «Уцаева и другие против Российской Федерации» (Utsayeva and Others v. Russia) от 29 мая 2008 г., жалоба N 29133/03 <5>, § 160, и Постановление Европейского Суда по делу «Хуцаев и другие против Российской Федерации» (Khutsayev and Others v. Russia) от 27 мая 2010 г., жалоба N 16622/05 <6>, § 104). Если власти государства-ответчика не смогли опровергнуть данное предположение, это подразумевает нарушение материально-правового аспекта статьи 2 Конвенции. С другой стороны, если заявители не могут предоставить доказательства prima facie, бремя доказывания не может быть перенесено на другую сторону (см., например, Постановление Европейского Суда по делу «Товсултанова против Российской Федерации» (Tovsultanova v. Russia) от 17 июня 2010 г., жалоба N 26974/06 <7>, §§ 77 — 81, Постановление Европейского Суда по делу «Мовсаевы против Российской Федерации» (Movsayevy v. Russia) от 14 июня 2011 г., жалоба N 20303/07 <1>, § 76, и Постановление Европейского Суда по делу «Шафиева против Российской Федерации» (Shafiyeva v. Russia) от 3 мая 2012 г., жалоба N 49379/09, § 71).

———————————

<4> В тексте Постановления ошибочно указан номер данной жалобы. Правильный N 77626. Опубликовано в настоящем выпуске на с. 1 — 16 (примеч. переводчика).

<5> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 7/2009.

<6> Там же. N 5/2011.

<7> Опубликовано в специальном выпуске «Российская хроника Европейского Суда» N 2/2011.

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 11/2012.

 

  1. Европейский Суд также счел установленным, что пропавшее без вести лицо следует считать умершим. Учитывая предыдущие дела, касающиеся исчезновения людей в Чеченской Республике и Республике Ингушетия, которые были им рассмотрены, Европейский Суд установил, что в контексте конкретного конфликта задержание лица представителями государства без последующего признания такого задержания может считаться угрожающим жизни (см. в числе прочих примеров Постановление Европейского Суда по делу «Базоркина против Российской Федерации» (Bazorkina v. Russia) от 27 июля 2006 г., жалоба N 69481/01 <2>, Постановление Европейского Суда по делу «Имакаева против Российской Федерации» (Imakayeva v. Russia), жалоба N 7615/02, ECHR 2006-XIII (извлечения) <3>, Постановление Европейского Суда по делу «Ахмадова и Садулаева против Российской Федерации» (Akhmadova and Sadulayeva v. Russia) от 10 мая 2007 г., жалоба N 40464/02 <4>, и Постановление Европейского Суда по делу «Велхиев и другие против Российской Федерации» (Velkhiyev and Others v. Russia) от 5 июля 2011 г., жалоба N 34085/06 <5>).

———————————

<2>, <3> Опубликовано в специальном выпуске «Российская хроника Европейского Суда» N 2/2008.

<4> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 12/2006.

<5> Опубликовано в специальном выпуске «Российская хроника Европейского Суда» N 1/2013.

 

  1. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд установил нижеследующее.

 

  1. «Товбулатова против Российской Федерации», жалоба N 26960/06, «Исаева и другие против Российской Федерации», жалоба N 6371/09, «Вадилова и другие против Российской Федерации», жалоба N 6382/09

 

  1. Стороны не оспаривают тот факт, что в ночь с 8 на 9 декабря 2001 г. большая группа вооруженных людей в камуфляжной форме, говорящих на русском языке без акцента, использовавшая переносные рации и носящая круглые шлемы, проследовала во время комендантского часа через блокпосты в селе Валерик на нескольких автомобилях УАЗ. Группа провела обыски домов заявителей, проверила документы жителей и задержала несколько человек, что позволяет предположить, что проводилась операция по обеспечению безопасности. При этом были задержаны четыре человека, которых вооруженные люди забрали с собой. Глава сельской администрации и милиционер предположили, что операция по обеспечению безопасности проводилась неизвестными органами. Некоторые свидетели, чьи показания были предоставлены Европейскому Суду, но которые не были допрошены следователями, указали, что в ту ночь в селе Валерик находился БТР (см. §§ 9, 12, 15 — 18, 22 — 25, 32, 33 и 35 настоящего Постановления).
  2. С учетом вышеизложенного Европейский Суд удовлетворен наличием prima facie доказательств того, что похищение было совершено представителями государства.
  3. Власти Российской Федерации сослались на незаконченное расследование по уголовному делу и отсутствие доказательства, что родственники заявителей были мертвы. Однако Европейский Суд считает, что такого довода недостаточно для освобождения властей Российской Федерации от бремени доказывания при наличии prima facie доказательств контроля властей над пропавшими заключенными.
  4. Принимая во внимание общие принципы, Европейский Суд считает достаточно установленным, что Магомед Эдилов, Ахамди Исмаилов и Али Вадилов были взяты под стражу представителями государства 9 декабря 2001 г. При отсутствии каких-либо достоверных сведений о них с указанной даты, и учитывая угрожающий жизни характер такого задержания, Европейский Суд полагает, что эти лица должны считаться умершими.

 

  1. «Чилаев и Джабаева против Российской Федерации», жалоба N 27926/06

 

  1. Свидетельства, собранные заявителями и внутренним расследованием, содержат следующие неоспоримые факты: 9 апреля 2006 г. в г. Серноводском и его окрестностях, включая территорию вокруг пересечения трассы Серноводск — Ассиновская и автомагистраль «Кавказ», проводилась спецоперация. Булат Чилаев и Аслан Исраилов были задержаны в этом месте около 13.00, недалеко от постоянного поста милиции. Похитители использовали транспортное средство с номерными знаками, принадлежавшими отделению милиции, на месте их задержания был найден личный военный жетон, принадлежавший военнослужащему батальона «Запад», который принимал участие в этой спецоперации. В течение одного часа после похищения сигнал с мобильного телефона одного из похищенных лиц был отслежен в г. Грозном возле штаба батальона «Запад» и других правоохранительных органов (см. §§ 51, 52, 61, 62, 64 и 71 настоящего Постановления). С учетом этого Европейский Суд удовлетворен наличием достаточно серьезных доказательств того, что похищение было совершено представителями государства.
  2. Власти Российской Федерации ссылались на незавершенное уголовное расследование и отсутствие информации об участии военнослужащих в операции. Они указывали на вероятность того, что преступники могли являться членами незаконных вооруженных формирований.
  3. Европейский Суд отмечает, что похищение произошло в 2006 году, днем, на оживленном пересечении федеральной трассы и вблизи поста милиции. Оно случилось во время проведения в этом районе крупномасштабной операции сил безопасности, и преступники быстро проехали через блокпосты в направлении штаба нескольких правоохранительных органов. Таким образом, версия, выдвинутая властями Российской Федерации, не согласуется с установленными фактами и в силу этого не была тщательно рассмотрена внутренним расследованием. Европейский Суд отклоняет ее как не подтвержденную материалами дела. Следовательно, Европейский Суд считает доводы властей Российской Федерации недостаточными для освобождения их от бремени доказывания при наличии prima facie доказательств контроля властей над пропавшими людьми. Европейский Суд считает установленным тот факт, что Булат Чилаев и Аслан Исраилов были взяты под стражу представителями государства 9 апреля 2006 г. и впоследствии исчезли. При отсутствии каких-либо известий о них с этой даты, и учитывая угрожающий жизни характер такого задержания, они могут считаться умершими.

 

  1. Предполагаемое нарушение статьи 2 Конвенции

 

  1. На основании статьи 2 Конвенции заявители жаловались, что их родственники были лишены жизни представителями государства и что власти государства-ответчика не провели эффективного расследования по данному факту. Статья 2 Конвенции гласит:

«1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

  1. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(a) для защиты любого лица от противоправного насилия;

(b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

(c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа».

 

  1. Доводы сторон

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что в ходе следствия не было получено каких-либо доказательств того, что задержанные лица удерживались под контролем государства или что пропавшие лица были мертвы. Они также отметили, что тот факт, что следственные мероприятия не дали особых результатов или были получены ограниченные результаты, не означал, что со стороны следственных органов были допущены какие-либо упущения. Власти Российской Федерации заявили, что были приняты все надлежащие меры в соответствии с обязательством по проведению эффективного расследования.
  2. Заявители настаивали на своих жалобах.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. Приемлемость жалобы

 

  1. Европейский Суд, учитывая утверждения сторон, полагает, что жалоба касается серьезных спорных вопросов факта и права в свете применения Конвенции, решение которых требует рассмотрения дела по существу. Следовательно, жалоба на нарушение статьи 2 Конвенции должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. Существо жалобы

 

(a) Предполагаемое нарушение права на жизнь родственников заявителей

  1. Европейский Суд признал установленным тот факт, что члены семей заявителей должны считаться умершими после их неподтвержденного задержания представителями власти (см. §§ 94 и 97 настоящего Постановления). Ответственность за их смерть лежит на властях государства-ответчика. Отмечая, что власти Российской Федерации не приводят каких-либо оснований в оправдание их смерти, Европейский Суд считает, что в отношении Магомеда Эдилова, Ахамди Исаева, Али Вадилова, Булата Чилаева и Аслана Исраилова имело место нарушение их права на жизнь.

(b) Предполагаемая неадекватность расследования по факту похищения

  1. Европейский Суд уже установил, что уголовное расследование не является эффективным средством правовой защиты в отношении исчезновений, которые имели место, в частности, в Чеченской Республике в период с 1999 по 2006 год, и что подобная ситуация представляет системную проблему относительно соблюдения положений Конвенции (см. § 82 настоящего Постановления). В настоящем деле, как и в значительном количестве предыдущих дел, рассмотренных Европейским Судом, следствие проводилось в течение многих лет, не дав каких-либо определенных результатов по установлению личностей преступников или судьбы пропавших родственников заявителей. Хотя обязательство по проведению эффективного расследования касается используемых средств, а не результатов, Европейский Суд отмечает, что производство по каждому из уголовных дел отличалось наличием тех же недостатков, которые перечислены в упоминавшемся выше Постановлении по делу «Аслаханова и другие против Российской Федерации» (§§ 123 — 125). В расследовании допускались задержки в результате вынесения неоднократных решений о приостановке следствия без принятия наиболее очевидных мер, после чего следовали периоды бездействия. Эти задержки уменьшали возможность расследования преступления. Не было выполнено каких-либо существенных действий по установлению и допросу военнослужащих, которые могли быть свидетелями или участниками операций.
  2. В свете вышесказанного Европейский Суд полагает, что власти Российской Федерации не провели эффективного уголовного расследования обстоятельств исчезновения родственников заявителей. Соответственно, имело место нарушение статьи 2 Конвенции в ее процессуальном аспекте.

 

  1. Предполагаемые нарушения статей 3, 5 и 13 Конвенции

 

  1. Заявители жаловались на нарушения статей 3 и 5 Конвенции ввиду душевных страданий, причиненных им исчезновением их родственников и незаконностью их задержания. Они также утверждали, что вопреки статье 13 Конвенции они не располагали внутригосударственными средствами правовой защиты против совершенных нарушений, в частности, на основании статей 2 и 3 Конвенции. Эти статьи Конвенции в соответствующих частях гласят:

«Статья 3 Конвенции

Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию…

Статья 5 Конвенции

  1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

…(c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения…

  1. Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение.
  2. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом «c» пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.
  3. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.
  4. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию…

Статья 13 Конвенции

Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

  1. Власти Российской Федерации оспорили эти аргументы.

 

  1. Приемлемость жалобы

 

  1. Европейский Суд отмечает, что данные жалобы не являются явно необоснованными по смыслу подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд также отмечает, что они не являются неприемлемыми по каким-либо другим основаниям. Следовательно, они должны быть объявлены приемлемыми для рассмотрения по существу.

 

  1. Существо жалобы

 

  1. Европейский Суд неоднократно приходил к выводу, что ситуация с насильственным исчезновением приводит к нарушению статьи 3 Конвенции в отношении близких родственников жертв. Суть подобного нарушения заключается не столько в самом факте «исчезновения» члена семьи, сколько в реакции на это государственных органов и их позиции по данному вопросу, когда этот вопрос доносится до их сведения (см. Постановление Европейского Суда по делу «Орхан против Турции» (Orhan v. Turkey) от 18 июня 2002 г., жалоба N 25656/94 <1>, § 358, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Имакаева против Российской Федерации», § 164).

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 8/2015.

 

  1. Равным образом Европейский Суд устанавливал во многих делах, что негласное задержание лица является полным отрицанием гарантий, содержащихся в статье 5 Конвенции, и серьезнейшим нарушением ее положений (см. Постановление Европейского Суда по делу «Чичек против Турции» ( v. Turkey) от 27 февраля 2001 г., жалоба N 25704/94, § 164, Постановление Европейского Суда по делу «Лулуев и другие против Российской Федерации» (Luluyev and Others v. Russia), жалоба N 69480/01 <1>, § 122, ECHR 2006-XIII (извлечения), упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Аслаханова и другие против Российской Федерации», § 132).

———————————

<1> Опубликовано в специальном выпуске «Российская хроника Европейского Суда» N 3/2008.

 

  1. Европейский Суд повторяет свои выводы об ответственности властей государства-ответчика за похищения и непроведение надлежащего расследования о судьбе исчезнувших лиц. Он считает, что заявители, являющиеся близкими родственниками, должны быть признаны потерпевшими в результате нарушения статьи 3 Конвенции в связи с болью и страданиями, которые они испытали и продолжают испытывать в результате их невозможности узнать о судьбе членов их семей и из-за того, каким образом рассматривались их жалобы.
  2. Европейский Суд также подтверждает, что, поскольку задержание родственников заявителей представителями государства было, судя по всему, осуществлено без каких-либо законных оснований или признания такого задержания, это представляет собой особо серьезное нарушение права на свободу и безопасность, гарантированного статьей 5 Конвенции.
  3. Европейский Суд напоминает свои выводы об общей неэффективности уголовного расследования в рассматриваемых делах. При отсутствии результатов в ходе уголовного расследования любые другие возможные средства правовой защиты на практике являются недоступными. Таким образом, Европейский Суд считает, что заявители в настоящих делах не располагали эффективными внутренними средствами правовой защиты в отношении нарушений по статьям 2 и 3 Конвенции, что является нарушением статьи 13 Конвенции.

 

  1. Применение статьи 41 Конвенции

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

  1. Требования заявителей о возмещении ущерба и компенсации расходов и издержек

 

  1. Доводы заявителей

 

(a) «Товбулатова против Российской Федерации», жалоба N 26960/06

  1. Заявительница просила Европейский Суд присудить ей такую сумму в качестве возмещения морального вреда, которую он посчитает обоснованной и соответствующей уровню боли и страданий, испытанных ею в результате похищения.
  2. Что касается судебных расходов и издержек, заявительница, интересы которой представлял Д. Ицлаев, требовала выплаты 5 495 евро, что включало расходы по составлению юридических документов, представленных в Европейский Суд, расходы на оплату услуг по переводу, административные и почтовые расходы. Она предоставила копию договора о судебном представительстве с распределением понесенных расходов.

(b) «Исаева и другие против Российской Федерации», жалоба N 6371/06

  1. Трое заявителей просили Европейский Суд присудить им такую сумму в качестве возмещения морального вреда, которую он посчитает обоснованной и соответствующей уровню боли и страданий, испытанных ими в результате исчезновения их близкого родственника.
  2. Что касается судебных расходов и издержек, заявители требовали выплаты 5 912 евро, что включало расходы по составлению юридических документов, представленных в Европейский Суд, расходы на оплату услуг по переводу, административные и почтовые расходы. Они предоставили копию договора о судебном представительстве с Д. Ицлаевым, а также распределение понесенных расходов.

(c) «Вадилова и другие против Российской Федерации», жалоба N 6381/06

  1. Заявители просили Европейский Суд присудить им такую сумму в качестве возмещения морального вреда, которую он посчитает обоснованной и соответствующей уровню боли и страданий, испытанных ими в результате исчезновения их близкого родственника.
  2. Что касается расходов и издержек, заявители требовали выплаты 600 евро, что включало расходы по составлению юридических документов, предоставленных в Европейский Суд, расходы на оплату услуг по переводу, административные и почтовые расходы. Они предоставили копию договора о судебном представительстве с Д. Ицлаевым, а также распределение понесенных расходов.

(d) «Чилаев и Джабаева против Российской Федерации», жалоба N 27926/06

  1. Аминат Чилаева (дочь исчезнувшего Булата Чилаева и внучка умершего заявителя в данном деле) требовала выплаты 1 032 169 рублей в качестве возмещения материального ущерба ввиду утраты финансовой поддержки со стороны кормильца. Ее расчеты основывались на прожиточном минимуме, установленном законодательством Российской Федерации.
  2. Заявители просили Европейский Суд присудить им такую сумму в качестве возмещения морального вреда, которую он посчитает обоснованной и соответствующей уровню боли и страданий, испытанных ими в результате исчезновения их близких родственников.
  3. Интересы заявителей представляли юристы неправительственных организаций «Европейский центр защиты прав человека» (EHRAC)/правозащитный центр «Мемориал». Общая сумма требований в отношении расходов и издержек, понесенных на судебное представительство, составила 997 фунтов стерлингов, которая включала расходы на составление юридических документов, оплату услуг по переводу, административные и почтовые расходы, понесенные только в Соединенном Королевстве. Заявители предоставили распределение структуры понесенных расходов и счета.

 

  1. Позиция властей Российской Федерации

 

  1. Власти Российской Федерации в каждом случае подвергли сомнению обоснованность требований заявителей. Что касается морального вреда, они считали, что констатация факта нарушения Конвенции сама по себе является достаточной компенсацией.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. Европейский Суд напоминает, что между ущербом, возмещения которого требует заявитель, и нарушением Конвенции должна существовать явная причинно-следственная связь, и что в соответствующих случаях может устанавливаться компенсация за потерю дохода. Европейский Суд также считает, что потеря дохода применяется к близким родственникам исчезнувших лиц, включая супругов, престарелых родителей и несовершеннолетних детей (см. помимо прочих примеров упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Имакаева против Российской Федерации», § 213).
  2. Далее Европейский Суд напоминает, что в случае установления нарушения Конвенции он может признать, что заявителям был причинен моральный вред, который нельзя компенсировать исключительно признанием нарушений, и присудить денежную компенсацию.
  3. Что касается судебных расходов и издержек, Европейскому Суду необходимо установить, во-первых, были ли указанные представителями заявителей расходы и издержки фактически ими понесены, и, во-вторых, были ли они необходимыми (см. Постановление Европейского Суда по делу «Макканн и другие против Соединенного Королевства» (McCann and Others v. United Kingdom) от 27 сентября 1995 г., § 220, Series A, N 324, и Постановление Европейского Суда по делу «Фадеева против Российской Федерации» (Fadeyeva v. Russia), жалоба N 55723/00 <1>, § 147, ECHR 2005-IV).

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 3/2006.

 

  1. Учитывая свои выводы, вышеперечисленные принципы и доводы сторон, а также тот факт, что заявителям по жалобе N 26960/06 было предоставлено 850 евро для юридической помощи, Европейский Суд присуждает заявителям суммы, указанные в Приложении II, плюс любой налог, который может взиматься с этих сумм. Суммы, присужденные в счет расходов и издержек, подлежат уплате на банковские счета представителей, указанные заявителями.

 

  1. Процентная ставка при просрочке платежа

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) решил объединить жалобы в одно производство;

2) объявил жалобы приемлемыми для рассмотрения по существу;

3) постановил, что имело место нарушение материальной составляющей статьи 2 Конвенции в отношении родственников заявителей Магомеда Эдилова, Ахамди Исаева, Али Вадилова, Булата Чилаева и Аслана Исраилова;

4) постановил, что имело место нарушение процессуальной составляющей статьи 2 Конвенции в отношении непроведения эффективного расследования по факту исчезновения родственников заявителей;

5) постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в отношении заявителей в отношении похищения их родственников и реакции властей на их страдания;

6) постановил, что имело место нарушение статьи 5 Конвенции в отношении родственников заявителей в отношении их незаконного задержания;

7) постановил, что было допущено нарушение статьи 13 Конвенции в совокупности со статьями 2 и 3 Конвенции;

8) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителям следующие суммы, подлежащие переводу в российские рубли, по курсу, установленному на день выплаты, плюс сумму налогов, которая может быть начислена на указанные суммы, за исключением сумм в возмещение расходов и издержек заявителей, интересы которых представлял «Европейский центр защиты прав человека» (EHRAC)/правозащитный центр «Мемориал», суммы в счет расходов и издержек подлежат уплате на банковские счета представителей, указанные заявителями;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

9) отклонил оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 31 октября 2013 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда Изабель БЕРРО-ЛЕФЕВР

Секретарь Секции Суда Серен НИЛЬСЕН

ПРИЛОЖЕНИЕ I

СВЕДЕНИЯ О ЖАЛОБАХ

Номер жалобы, даты подачи и направления уведомления

Представитель Имя заявителя, год рождения, степень родства с пропавшим лицом, место жительства Имя пропавшего лица, год рождения, дата и место похищения Сведения о расследовании
26960/06, «Товбулатова против Российской Федерации», подана 21.05.2006, коммуницирована 04.09.2008 Д. Ицлаев Зарема Товбулатова, 1979 года рождения, гражданская жена Магомеда Эдилова, село Валерик, Чеченская Республика Магомед Эдилов, 1979 года рождения, 09.12.2001, село Валерик Расследование по факту похищения трех родственников заявителей и Ризвана С. было начато прокуратурой Ачхой-Мартановского района 21.12.2001 (дело N 27056). Власти предоставили около 100 листов из дела, расследование по которому в настоящее время не завершено
6371/09, «Исаева и другие против Российской Федерации», подана 30.12.2008, коммуницирована 09.03.2009 Д. Ицлаев 1) Асет Исаева, 1958 года рождения, мать Ахамди Исаева;

2) Зарема Гакаева, 1979 года рождения, жена;

3) Руслан Исаев, 1977 года рождения, брат, село Валерик, Чеченская Республика

Ахамди Исаев, 1981 года рождения, 09.12.2001, село Валерик
6382/09, «Вадилова и другие против Российской Федерации», подана 29.12.2008, коммуницирована 09.03.2009 Д. Ицлаев 1) Тумиш Вадилова, 1933 года рождения, мать Али Вадилова;

2) Осман Вадилов, 1959 года рождения, брат;

3) Зурай Вадилова, 1967 года рождения, сестра, село Валерик, Чеченская Республика

Али Вадилов, 1974 года рождения, 09.12.2001, село Валерик
27926/06, «Чилаев и Джабаева против Российской Федерации», подана 11.07.2006, коммуницирована 09.03.2009 EHRAC/»Мемориал» 1) Султан Чилаев, отец Булата Чилаева, 1953 года рождения, умер в сентябре 2007 года; его законные правопреемники Лидия Чилаева (жена), 1954 года рождения, и Аминат Чилаева (дочь Булата Чилаева), 2005 года рождения,

г. Грозный, Чеченская Республика;

2) Минат Джабаева, 1954 года рождения, мать Аслана Исраилова, г. Грозный, Чеченская Республика

1) Булат Чилаев, 1973 года рождения;

2) Аслан Исраилов, 1978 года рождения.

Оба были задержаны 09.04.2006 на дороге между городами Серноводском и Грозным

17.04.2006 прокуратура Грозненского района возбудила уголовное дело по факту исчезновения. Делу был присвоен N 69010. Власти предоставили большую часть документов из материалов уголовного дела (более 330 листов). Уголовное расследование продолжается

ПРИЛОЖЕНИЕ II

СУММЫ, ПРИСУЖДЕННЫЕ СУДОМ СОГЛАСНО СТАТЬЕ 41 КОНВЕНЦИИ

Жалоба Заявители Материальный ущерб Моральный вред Расходы и издержки
N 26960/06,

«Товбулатова против Российской Федерации»

Зарема Товбулатова 60 000 евро (шестьдесят тысяч евро) 1 650 евро (одна тысяча шестьсот пятьдесят евро)
N 6371/09,

«Исаева и другие против Российской Федерации»

1) Асет Исаева;

2) Зарема Гакаева;

3) Руслан Исаев

60 000 евро (шестьдесят тысяч евро) совокупно 2 500 евро (две тысячи пятьсот евро)
N 6382/09

«Вадилова и другие против Российской Федерации»

1) Тумиш Вадилова;

2) Осман Вадилов;

3) Зурай Вадилова

60 000 евро (шестьдесят тысяч евро) совокупно 2 500 евро (две тысячи пятьсот евро)
N 27926/06,

«Чилаев и Джабаева против Российской Федерации»

1) Наследники умершего Султана Чилаева — Лидия Чилаева (жена) и Аминат Чилаева (внучка);

2) Минат Джабаева

10 000 евро (десять тысяч евро) евро Аминат Чилаевой 1) 60 000 евро (шестьдесят тысяч евро) двум наследникам заявителя совокупно;

2) 60 000 евро (шестьдесят тысяч евро) заявительнице

1 168 евро (одна тысяча сто шестьдесят восемь евро)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code