МЕЖДУНАРОДНОЕ СОГЛАШЕНИЕ БАЗЕЛЬ II: ВЛИЯНИЕ НА БАНКОВСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (Часть 3)

М.В.Гончарова

Аннотация. В статье рассматриваются основные положения соглашения о достаточности капитала Базель II («Международная конвергенция измерения капитала и стандартов капитала: новые подходы») и его влияние на банковское регулирование в Европейском союзе и Российской Федерации. Автор исследует усовершенствованные подходы и практические нормы международного банковского регулирования.

Ключевые слова: капитал, достаточность, кредитный риск, текущий контроль, рыночная дисциплина, регулирование, надзор, Центральный банк.

 

Соглашение, известное в российской литературе и банковской практике как Базель I — «Международная конвергенция измерения капитала и стандартов капитала» 1988 г. (International convergence of capital measurement and capital standards — Basel Capital Accord), кратко исследуется в нашей статье [1]. Здесь мы продолжим исследование соглашения, развивающего Базель I, — «Международной конвергенции измерения капитала и стандартов капитала: новые подходы» [4], при этом рекомендуем использовать весь цикл наших статей, обращаясь к означенной проблематике [1-3]. «Международная конвергенция измерена ния капитала и стандартов капитала: новые подходы» — Соглашение Базель II — структурировано таким образом, что в части I излагается область его применения, в части II раскрывается Первый компонент Базеля II — минимальные требования к уровню капитала, в части III представлен Второй компонент — текущий контроль, в части IV — Третий компонент — рыночная дисциплина.

Как было отмечено, в части II в составе Первого компонента Базеля II регламентируются технологии снижения кредитных рисков в рамках стандартизированного подхода. Этот первый подход основывается на внешних оценках авторитетных рейтинговых агентств. Второй подход, также в части II Базеля II, предусматривает возможность использования банками для оценки кредитного риска собственных рейтинговых алгоритмов.
Рассмотрим далее меры по нейтрализации кредитного риска на основе использования банками внутренних рейтингов в рамках упомянутого второго подхода (IRB — Internal ratings-based).

Содержание и элементы механизма IRB

Подход (механизм) IRB (Internal ratings- based) прежде всего предназначен для оценки кредитного риска банка. Банк, который соблюдает ряд условий по раскрытию информации и имеет разрешение от надзорного органа на использование IRB — Internal ratings-based, получает возможность при расчете финансового покрытия своим капиталом риска в конкретной операции опираться на свою собственную оценку компонентов такого риска. В рамках данного подхода предусмотрены четыре компонента — показателя риска: 1) вероятность дефолта — PD; 2) удельный вес убытков в случае дефолта — LGD; 3) стоимость под риском дефолта — EAD; 4) реальный срок погашения долга — М.

Содержательная суть подхода IRB — Internal ratings-based состоит в измерении непредвиденных убытков — UL и ожидаемых убытков — EL. Каждый из определяемых расчетным путем компонентов — показателей риска становится вводной величиной для функции весового коэффициента риска, соответствующего своему классу активов. Например, предусмотрена функция весовых коэффициентов риска для корпоративных требований банка и возобновляемых розничных требований банка и др. Поэтому исследованию актива по принадлежности к определенному классу предшествует рассмотрение соответствующей данному классу функции весовых коэффициентов риска. Затем рассматриваются компоненты- показатели риска, а за ними инструменты снижения риска в конкретной операции.

Подход IRB — Internal ratings-based дифференцирует требования или активы (вложения банком денег) на несколько классов: (a) корпоративные; (b) суверенные; (с) банковские; (d) розничные; (e) вложения в капитал (акции). Корпоративный (a) класс включает пять подклассов специальных форм кредитования — SL. Розничный (d) класс предусматривает три подкласса. Приобретенная дебиторская задолженность рассматривается по особым правилам.

В рамках Базеля II корпоративный риск для банка понимается как вероятность неполучения своевременно и в полном объеме суммы денежного долга от корпорации, товарищества или компании, которые находятся в чьей-то личной или семейной собственности.

В корпоративный (a) класс входят пять подклассов специальных форм кредитования — SL: проектное финансирование; объектное финансирование, товарное финансирование; приносящая доход недвижимость; высокорисковая коммерческая недвижимость.
Суверенный (b) класс рисков охватывает четыре подкласса: государства и их центральные банки; приравненные к государствам предприятия государственного сектора — PSE; международные банки развития — MDB с нулевым коэффициентом риска; Банк международных расчетов, Международный валютный фонд, Европейский центральный банк и Европейский союз.

Банковский (c) класс рисков включает требования банка к другим банкам и финансовым компаниям, но только если эти компании подлежат режиму надзора и регулирования, сопоставимому с правилами Базеля II.

Розничный (d) класс предусматривает три подкласса: требования, обеспеченные залогом жилой недвижимости; возобновляемые (револьверные) розничные кредиты; прочие розничные требования.

Класс (e) требований — вложений в капитал (акции) объединяет и прямое, и косвенное участие в капитале коммерческих организаций и финансовых учреждений, как с правом голоса, так и без такового.

Подход IRB — Internal ratings-based предусматривает три ключевых элемента для каждого класса требований (активов):
— компонент — показатель риска — оценка параметров риска самим банком, при этом ряд оценок даются органами банковского надзора;
— функция взвешивания по риску — прием, с помощью которого компонент — показатель риска трансформируется во взвешенный по риску актив, а следовательно, в требование к размеру капитала самого банка;
— минимальные требования — набор стандартов, которые при их соблюдении позволяют корректно применять подход IRB — Internal ratings-based для данного класса активов.

Для большинства активов, дифференцированных по классам, подход IRB — Internal ratings-based предусматривает два более детальных подхода: фундаментальный и продвинутый. Фундаментальный подход предусматривает, что банк опирается на свою собственную оценку вероятности дефолта — PD, а для прочих компонентов — показателей риска применяет оценку надзорного органа. Продвинутый подход предусматривает, что банк при условии соблюдения минимальных стандартов опирается на свои собственные оценки вероятности дефолта — PD, удельного веса убытков в случае дефолта — LGD, стоимости под риском дефолта — EAD и на собственный расчет реального срока погашения — М.

Регулирование корпоративных, суверенных и банковских требований

Банк, имеющий корпоративное и/или банковское требование, определяет вероятность дефолта — PD как самое большое значение этой вероятности в течение года, установленной по внутреннему рейтингу заемщика. Банк, имеющий суверенное требование, определяет вероятность дефолта — PD как само значение этой вероятности в течение года, тоже измеряемой по внутреннему рейтингу заемщика. Банк, имеющий требование к заемщику, рейтинг которого суть дефолт, определяет вероятность дефолта — PD такого заемщика в 100 %.

В рамках фундаментального подхода удельный вес убытков в случае дефолта — LGD для требований, не обеспеченных признанными залогами, банк принимает за 45 %. По всем субординированным требованиям удельный вес убытков в случае дефолта — LGD банк принимает за 75 %.

В рамках продвинутого подхода (презю- мируется соблюдение банком ряда дополнительных ограничений) удельный вес убытков в случае дефолта — LGD измеряется как сумма убытков вследствие дефолта в процентах от стоимости под риском дефолта — EAD.

Компонент-показатель — стоимость под риском дефолта — EAD и для балансовых, и для внебалансовых позиций должен быть больше (либо равен) суммы: (1) снижения регулятивного капитала банка при полном списании требования; (2) любых специальных резервов и частичного списания. Если при вычитании сумма (1) плюс (2) из самой стоимости под риском дефолта — EAD получается положительное число, такая разница является дисконтом. При этом расчет взвешенных по рискам активов ни от каких дисконтов не зависит.

Компонент-показатель — реальный срок погашения — М для банка, применяющего фундаментальный подход в рамках IRB — Internal ratings-based, установлен в два с половиной года для всех требований, кроме операций типа «репо», по которым М установлен равным шесть месяцев. Продвинутый подход при расчете банком реального срока погашения — М предусматривает измерение фактического срока погашения каждого финансового инструмента, причем во всех случаях М будет не менее одного года и не более пяти лет.

Регулирование розничных требований

IRB — Internal ratings-based предусматривает алгоритм расчета требований к капиталу банка в связи с возможными непредвиденными убытками — UL от операций банка, сопровождающихся розничными рисками. Разработаны три функции взвешивания по риску: операции ипотечного кредитования на приобретение жилья; операции возобновляемых (револьверных) кредитов; прочие операции, создающие розничные требования для банка.

Раздельные оценки вероятности дефолта — PD, а также удельного веса убытков в случае дефолта — LGD трансформируются в весовые коэффициенты риска, затем определяются взвешенные по риску активы: К • 12,5 • EAD.

Банк, имеющий розничное требование, определяет вероятность дефолта — PD и удельный вес убытков в случае дефолта — LGD с соблюдением минимальных требований, установленных IRB — Internal ratings- based. При этом величина вероятности дефолта — PD выбирается как наибольшая из двух значений: как самое большое значение этой вероятности в течение года, определенной по внутреннему рейтингу заемщика, или 0,03 %. Также с соблюдением минимальных требований, установленных IRB — Internal ratings- based, банк вправе отразить снижение своего риска в связи с использованием гарантий и кредитных деривативов. Это отражается путем корректировки величины вероятности дефолта — PD или величины удельного веса убытков в случае дефолта — LGD.

Регулирование долевых инструментов (участия в капитале)

Подход IRB — Internal ratings-based также предусматривает алгоритм расчета требований к капиталу банка в связи с возможными непредвиденными убытками — UL от операций банка, сопровождающихся рисками при участии в капитале других компаний. Данный алгоритм объединяет (а) рыночный подход и (b) подход PD / LGD. В свою очередь рыночный подход условно подразделяется на метод взвешивания по риску и на метод внутренних моделей. Какой именно из двух подходов банку можно применять, решают органы банковского надзора.

Рыночный подход предусматривает, что банк присваивает весовой коэффициент риска — 300 % вложениям в долевые инструменты, торгующиеся на открытом рынке. Вложениям во все другие долевые инструменты банк присваивает весовой коэффициент риска — 400 %.

Если используется метод внутренних моделей измерения рисков для расчета требований к капиталу банка, банк должен иметь капитал не менее возможного убытка от вложений в долевые ценные бумаги.

Подход PD / LGD устанавливает, что к вложениям в долевые ценные бумаги применяются минимальные требования, предусмотренные фундаментальным подходом IRB — Internal ratings-based. Максимальный весовой коэффициент риска для долевых инструментов равен 1 250 %.

Допускаются исключения из подходов IRB — Internal ratings-based к долевым ценным бумагам организаций, обязательства которых получают нулевой весовой коэффициент риска согласно стандартизированному подходу к кредитному риску [3]. Исключение формализуется национальными органами банковского надзора для всех банков данной юрисдикции.

Компоненты-показатели риска для вложений банка в долевые инструменты ложатся в основу требований к размеру капитала данного банка. По существу эти риски по размеру представляют собой суммы соответствующих инвестиций, отражаемые в финансовой отчетности банка.

Регулирование приобретенной дебиторской задолженности

Банк, приобретая розничную дебиторскую задолженность (на рынке), должен иметь капитал, соответствующий тем же стандартам оценки риска, что и для операций розничного кредитования. Банк может использовать как свои внутренние, так и внешние справочные данные для оценки вероятности дефолта — PD и величины удельного веса убытков в случае дефолта — LGD. Такие оценки для розничной дебиторской задолженности банк должен рассчитывать на соло-основе — без учета вариантов регресса и гарантий продавца этой дебиторской задолженности.

Банк, приобретая корпоративную дебиторскую задолженность (в индивидуальном порядке), должен иметь капитал, соответствующий стандартам количественной оценки рисков по методу IRB — Internal ratings-based.

В рамках фундаментального подхода IRB — Internal ratings-based, если банк, приобретающий дебиторскую задолженность, не может разделить ожидаемые убытки — EL на слагаемые: вероятность дефолта — PD и величину удельного веса убытков в случае дефолта — LGD, в таком случае весовой коэффициент риска рассчитывается с помощью корпоративной функции взвешивания по риску.

В рамках продвинутого подхода IRB — Internal ratings-based, если банк, приобретающий дебиторскую задолженность, может оценить указанные выше величины, тогда банк может использовать оценку вероятности дефолта — PD для расчета среднего уровня удельного веса убытков в случае дефолта — LGD, либо наоборот.

Возможно снижение суммы дебиторской задолженности, если должнику будут выданы денежные кредиты и неденежные кредиты (скидки). Такой вариант работы с дебиторской задолженностью в Базеле II называется разводнением. Для банка подход к риску разводнения дебиторской задолженности в рамках IRB — Internal ratings-based следующий. Оценивая весь пул долгов дебиторов (нисходящий подход) либо долги отдельных дебиторов (восходящий подход), банк, приобретающий дебиторскую задолженность, оценивает годичные ожидаемые убытки — EL для риска разводнения в процентах от суммы дебиторской задолженности на соло-основе. Для расчета весовых коэффициентов по риску разводнения корпоративная функция взвешивания по этому риску должна использоваться банком со следующими ограничениями: вероятность дефолта — PD должна равняться оценочной величине ожидаемых убытков — EL, а удельный вес убытков в случае дефолта — LGD устанавливается на уровне 100 %.

Довольно часто на практике покупка дебиторской задолженности происходит с дисконтом (скидка с номинала долга), который суть защита от убытков вследствие дефолта либо разводнения, а также этих же рисков, вместе взятых. Размер такого дисконта будет компенсирован продавцу дебиторской задолженности, сумма этой компенсации может рассматриваться как защита от первичных убытков в рамках секьюритизации IRB — Internal ratings-based.

Регулирование ожидаемых убытков и признание резервов

Чтобы рассчитать общую сумму ожидаемых убытков — EL, банк должен сложить слагаемые EL • EAD (но за вычетом величины ожидаемых убытков — EL по вложениям в долевые ценные бумаги согласно подходу PD / LGD и по рискам при секьюритизации) по всем имеющимся требованиям. Ожидаемые убытки — EL для корпоративных, суверенных, банковских требований и розничных требований, не подвергшихся дефолту, рассчитываются банком как PD • LGD. Сумма ожидаемых убытков — EL для требований, возникающих из специализированных операций кредитования — SL, к которым применяются критерии органа банковского надзора, рассчитывается путем умножения активов (взвешенных по риску и помноженных на EAD) на 8 %. Здесь применяются такие весовые коэффициенты риска для требований из специализированных операций кредитования — SL: надежный — 5 %; хороший — 10 %; удовлетворительный — 35 %; слабый — 100 %; дефолт — 625 %.

При наличии разрешения органа банковского надзора банку присвоить весовые коэффициенты иным требований из специализированных операций кредитования — SL, причем эти коэффициенты попадают в рамки: надежный — 5 % и хороший — 10 %, в таком случае весовые коэффициенты риска для ожидаемых убытков — EL будут равны: 5 % — для надежных и 10 % — для хороших требований.

Суммарные резервы рассчитываются путем сложения, а именно суммируются специальные резервы, частичные списания, портфельные резервы (под страновые риски или общие резервы), то есть все те, которые относятся к требованиям, которые охватываются подходом IRB — Internal ratings-based. При этом суммарные резервы также включают еще и дисконты, применяемые по активам, находящимся в дефолте. Но специальные резервы, сформированные для снижения риска вложений в долевые инструменты, а также для снижения риска секьюритизации, в суммарные резервы не включаются.

Если банк для оценки рисков по части своих требований использует стандартизированный подход [3], суммарные резервы разбиваются на доли, к которым применяются соответственно стандартизированный подход и подход IRB — Internal ratings-based.

Согласно § 386 Базеля II, если расчетная сумма ожидаемых убытков — EL меньше суммы резервов банка, в таком случае орган банковского надзора принимает решение, отражает ли это в полной мере показатель ожидаемых убытков — EL — условия на рынке операций данного банка, затем орган банковского надзора разрешает включить данную положительную разницу в капитал второго уровня. В том случае, если сумма специальных резервов банка больше суммы ожидаемых убытков — EL по активам, находящимся в дефолте, тогда такая оценка проводится без учета указанной разницы, для покрытия суммы ожидаемых убытков — EL по активам, не находящимся в дефолте.

Минимальные требования подхода IRB — Internal ratings-based

Минимальные требования для применения (начального и текущего) банком подхода IRB — Internal ratings-based предназначены для различных классов активов, причем от одного и более класса в рамках каждого из требований, которые в свою очередь сгруппированы ниже в 12 разделов:

1. Основная часть требований представляет собой цели, которые должны быть достижимы системами рейтинга рисков данного банка. Акцент сделан на способности банка ранжировать и оценивать свои риски последовательно, надежно и правильно.

2. Банк получает разрешение на применение подхода IRB — Internal ratings-based в результате доказательства органу банковского надзора своей юрисдикции, что банк соответствует требованиям этого подхода (как части Базеля II), причем соответствует с самого начала и непрерывно.

3. Система рейтингов имеет стабильную структуру, объединяя методы, процедуры, алгоритмы контроля и сбора сведений и информации.
Рейтинговые измерения и рейтинговая структура должны включать стандарты для корпоративных, суверенных и банковских требований, стандарты для розничных требований.

Критерии рейтингов должны быть убедительными, ясными, рационально ранжирующими риски банка. Временной горизонт, используемый банками для оценки вероятности дефолта — PD, должен быть от года и более.
Согласно § 417 Базеля II модели кредитного скоринга и иные механические процедуры оценки риска банком допускаются в качестве главной, а в ряде случаев частичной основы присвоения рейтингов, а также могут играть определенную роль в оценке показателей убытков.

Банк должен иметь письменный документ, фиксирующий структуру и критериальные показатели его рейтинговых систем. Также должны оформляться документы, отражающие причины, по которым выбраны те или иные критерии, а также отражающие анализ, подтверждающий рациональность ранжирования рисков для банка.

4. Рейтинговая система функционирует по следующему алгоритму: присвоение рейтингов; обеспечение объективности рейтингового процесса; порядок отмены присвоенного рейтинга; обеспечение хранения сведений; стресс-тесты для оценки достаточности капитала банка.

5. Корпоративное управление и надзор в банке должны быть надлежащими. Процедуры должны утверждаться советом директоров либо его комитетом и старшим менеджментом. Банк должен иметь независимое подразделение по контролю кредитного риска, в рамках которого функционирует вся система внутренних рейтингов. Как минимум один раз в год внутренние аудиторы банка либо независимые аудиторы должны проверять работу рейтинговой системы банка, кредитного подразделения, проверять оценки вероятностей дефолта — PD, величины удельного веса убытков в случае дефолта — LGD, суммы стоимости под риском дефолта — EAD.

6. Согласно § 444 Базеля II внутренние рейтинги, а также оценки дефолтов и убытков должны иметь существенное значение в процессах одобрения кредитов, управления рисками, перераспределения капитала и корпоративного управления в банке, который рассчитывает достаточность капитала по правилам подхода IRB — Internal ratings-based.

7. Каждый банк, применяющий при расчете достаточности капитала правила подхода IRB — Internal ratings-based, должен оценивать вероятность дефолта заемщика — PD для каждого класса своих корпоративных, суверенных и банковских требований, каждого пула своих розничных требований.

8. Каждый банк должен иметь возможность доказать органу банковского надзора своей юрисдикции, что имеет действенную систему проверки применяемых рейтинговых систем оценки риска для банка.

9. Если банк использует фундаментальный подход в рамках IRB — Internal ratings- based, но не отвечает требованиям по возможности собственных оценок величины удельного веса убытков в случае дефолта — LGD, а также суммы стоимости под риском дефолта — EAD, такой банк по уровню достаточности капитала должен соответствовать требованиям стандартизированного подхода [3].

10. Финансовая аренда (лизинг) влечет для банка риск превышения остаточной стоимости оборудования его рыночной стоимости к концу срока аренды. Остаточная стоимость предмета лизинга должна получить весовой коэффициент риска, равный 100 %.

11. Для расчета требований к капиталу банка под вложения в долевые инструменты применяется рыночно-ориентированный подход, основанный на внутренних моделях, учитываются требования к капиталу, проводится количественная оценка риска, осуществляется контроль, реализуется процесс управления рисками, оформляется соответствующая документация.

12. Согласно § 537 Базеля II для получения разрешения на использование подхода IRB банк должен выполнить требования к раскрытию информации о себе, изложенные в Третьем компоненте Базеля II. Их невыполнение лишает банк права на использование подхода IRB — Internal ratings-based. Далее, исследуя Соглашение Базель II «Международная конвергенция измерения капитала и стандартов капитала: новые подходы», коснемся правил оценки кредитного риска путем рамочного подхода секьюритизации.

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Продолжение следует.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гончарова, М. В. Международное соглашение «Базель I»: влияние на банковское регулирование в Евросоюзе и России / М. В. Гончарова, А. И. Гончаров // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. — 2013. — №> 3 (20). — С. 120-129.
2. Гончарова, М. В. Международное соглашение «Базель II»: влияние на банковское регулирование в Российской Федерации. Часть I / М. В. Гончарова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. — 2015. — №> 1 (26). — С. 189-194.
3. Гончарова, М. В. Международное соглашение «Базель II»: влияние на банковское регулирование в Российской Федерации. Часть II / М. В. Гончарова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция.- 2015. — №> 2 (27). — С. 151-158.
4. International convergence of capital measurement and capital standards : a rev. framework. — Electronic text data. — Mode of access: http://www.bis.org/publ/bcbs118.htm. — TItle from screen.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2015. № 3 (28)

Читайте также:

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОГЛАШЕНИЕ БАЗЕЛЬ II: ВЛИЯНИЕ НА БАНКОВСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОГЛАШЕНИЕ БАЗЕЛЬ II: ВЛИЯНИЕ НА БАНКОВСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (часть 2)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code