ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛИГРАФА В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ И ЭКСТРЕМИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

Е.В.Гайдамашева

В статье отражены некоторые хронологические аспекты развития террористической и экстремистской деятельности в Республике Казахстан, особенности вербовки и подготовки террористов-смертников, а также возможности применения полиграфа с целью выявления состояния потенциального террориста.

Ключевые слова: терроризм, экстремизм, подготовка террористов-смертников, вербовка террористов-смертников.

 

Терроризм и экстремизм на сегодняшнем этапе развития государственных отношений представляют собой особые явления общественной жизни, выступающие и как проблема внутригосударственных отношений, и как проблема мировой политики, а следовательно, составляют угрозу глобального уровня.

В настоящее время в обществе сложилось ошибочное мнение, что терроризм в Казахстане — явление относительно новое и совершенные в 2011 — 2012 годах теракты между собой не связаны. Как показал анализ уголовных дел за период с 2004 по 2013 год <1>, временной интервал распространения идей террористической направленности на территории Казахстана берет свое начало еще в 2002 г., а наиболее активный период их распространения пришелся на 2004 — 2008 годы.

———————————
<1> Исследование проводилось с ноября 2013 года по март 2014 года Центром программ безопасности — независимой неправительственной аналитической организацией. Здесь и далее цит. по: Проблемы терроризма в Казахстане. Портрет крупным планом. Астана: Центр программ по вопросам безопасности, 2014.

 

Так, у структурного подразделения Аль-Каиды «Союз Исламский джихад» <2> (далее СИД) были свои последователи в Республике Казахстан.

———————————
<2> (от араб. «усилие») — понятие в исламе, означающее усердие на пути Аллаха. Обычно джихад ассоциируется с вооруженной борьбой, однако понятие значительно шире. В исламе джихадом является борьба со своими духовными или социальными пороками (например, с ложью, обманом, развращенностью общества и т.д.), устранение социальной несправедливости, постоянное усердие в деле распространения ислама, ведение войны с агрессорами, наказание преступников и правонарушителей. Кроме того, в арабском языке слово «джихад» означает любое усилие или усердие, в частности в работе, учебе и т.д.

 

В 2004 г. в Атырауской области было зарегистрировано религиозное объединение «Дарус-Салам», и до 2007 г. сторонники этого объединения проводили проповеди в мечети «Аттакуа» в г. Атырау. В результате возмущения мусульманской общины летом 2007 г. решением суда Атырауской области деятельность «Дарус-Салам» была запрещена.

С июля 2006 г. по январь 2007 г. в Казахстане формируются джамааты <3>, руководство которых базируется в г. Алматы. В январе 2007 г. началось создание террористической группы на территории Алматы и Алматинской области. Все члены группы давали клятву верности главе джамаата на Коране. Цель — сбор денежных средств для финансирования террористической организации «Кавказский Эмират». Всего с 2009 по 2011 год в г. Баку были направлены денежные средства на сумму 47 тысяч долларов США.

———————————
<3> (от араб. «общество», «коллектив», «община») — объединение группы мусульман с целью совместного изучения ислама, совершения религиозных обрядов, взаимопомощи, регулярного общения между собой и т.п. Джамаат может объединять различное количество верующих, посещающих одну и ту же мечеть. Объединение может создаваться как по территориальному принципу, так и основываясь на особенностях толкования религиозных догм представителями различных направлений ислама. Руководит джамаатом имам (знаток обрядовой стороны ислама). Имам может иметь одного или нескольких помощников в зависимости от количества верующих в общине. При отсутствии мечети члены джамаата могут собираться для отправления мусульманских обрядов в любом чистом, неокрашенном помещении.

 

Активисты СИДа создали «Группу Султангазиева» и КИД (Казахский Исламский джихад). От КИД были образованы еще три группировки — «Иттихад аль-Муслимин», «Десятка», «Группа Ли» (группа боевиков-смертников). В целом данные группировки собрали и перечислили членам КИДа, а в последующем «Солдатам Халифата» 22 млн тенге (ориентировочно 118000 долларов США). После задержаний участников этих групп «Группа Султангазиева» решила отомстить за них и провела дерзкие теракты 31 октября 2011 г. в г. Атырау. «Солдаты Халифата», в свою очередь, ставили целью уйти от зависимости от СИДа и получить возможность прямого финансирования от Аль-Каиды.

Один из активных членов джамаата, созданного на территории Жамбыльской области, М. Казиев 12 ноября 2011 г. провел серию терактов в г. Тараз. Указанные теракты вызвали большой общественный резонанс. После ряда кровавых убийств в городе и обстрела из гранатомета областного Департамента Комитета национальной безопасности, М. Казиев осуществил самоподрыв при попытке его задержания.

Летом 2011 г. активные члены вышеуказанных группировок организовали нападение на сотрудников Департамента Комитета национальной безопасности по г. Алматы. Осенью 2011 г. часть участников группы была задержана, другая была ликвидирована 4 декабря 2011 г. в пос. Боролдай Алматинской области.

Таким образом, мы видим, что идеи терроризма начали распространяться в начале 2000-х годов, при этом активизация деятельности террористов пришлась на 2004 — 2008 годы.

Изучение состояния религиозного экстремизма в Республике Казахстан позволяет сделать вывод, что все участники террористических групп, совершивших теракты на территории Казахстана, были так или иначе связаны. Несмотря на то, что группы не имели общей координации, единого центра принятия решений, между ними существовало взаимодействие «по горизонтали». В каждой из указанных группировок системно и поэтапно велась вербовка и подготовка джихадистов.

На начальном этапе община обсуждала общие вопросы религии. Она стремилась привлечь как можно больше сторонников. При этом в нескольких группах чтение намаза было обязательным условием членства. В джамаате наблюдали и выделяли лиц, готовых продолжать углубленное знакомство с религией.

Далее начинали обсуждать идею борьбы за чистоту религии, затем вопросы борьбы с неверными, а потом все оформлялось в концепцию джихада. В этих целях демонстрировали фильмы, видеоролики, записи лекций и т.п. материалы, пропагандирующие терроризм. Ислам позиционировали не только как религию, но и как социально-политическую форму государственного правления.

После того как вербуемый полностью проникался идеями джихада, его призывали к самопожертвованию во имя ислама и спасения братьев-мусульман. Затем начиналась подготовительная работа для свершения акта джихада. Определялись ответственные, цели атак и жертвы, сроки, решались вопросы приобретения оружия, осуществлялись вооруженные акции.

Весь путь радикализации в совокупности занимал период от полугода до одного года. В редких случаях подготовка шахида <4> занимала три месяца.

———————————
<4> Шахид (от араб., буквально «свидетельствование»). В исламе это понятие применяется как в отношении свидетеля на суде, так и в отношении верующих, принявших мученическую смерть на войне против врагов, сражаясь во имя Аллаха, защищая свою веру, родину, честь, семью. Употребляется в смысле «мученик за веру». Мученичество за веру так или иначе характерно для всех монотеистических религий. И ислам, и христианство высоко чтят принявшего смерть за веру. Понятие (термин) «шахид» аналогично определению «мученик» в христианстве. В XXI веке слово «шахид» получило массовое употребление (в основном в журналистской среде) в отношении исламистских террористов, особенно совершающих террористические акты-самоубийства.

 

Как показал анализ материалов уголовных дел, примерный алгоритм вербовки члена террористической группы складывается из ряда ступеней. Постараемся их разделить и определить факторы риска, свидетельствующие о вербовке человека террористическими группами, которые могут и должны быть учтены при проведении проверок на полиграфе.

Первая ступень. Сначала в ходе посещений мечетей из лиц, получивших первичные знания по религии, выделялись лица, готовые продолжить углубленное изучение Корана. Особое внимание уделялось знакомым среди верующих (друзья, однокурсники, сослуживцы, земляки и др.).

Соответственно, полиграфологом фактор риска может быть определен как выраженный интерес к глубокому познанию религиозных вопросов, глубокая религиозность. Человек, желающий пополнить свой багаж знаний в области религии и восполнить имеющиеся пробелы, является потенциальным кандидатом на вербовку террористической организацией. При выявлении данного фактора риска человека следует взять на заметку.

Однако следует иметь в виду, что нельзя нарушать право человека на свободу вероисповедания. Подобный фактор риска может быть выявлен у лиц, не имеющих отношения к террористическим и экстремистским организациям, глубоко увлеченным религией.

Вторая ступень. Вербуемому лицу читаются религиозные даваты <5> (призывы) на изучение канонов ислама и неукоснительное их соблюдение. Одновременно указывается на недопустимость совершения грехов.

———————————
<5> (от араб. «призыв», «приглашение») — проповедь ислама. Мусульманин, который занимается даватом, может быть классифицирован в некоторых случаях как исламский эквивалент миссионера. Дават употребляется в Коране в смысле призыва к мертвым подняться на День Суда. В целом слово «дават» используется в Коране в смысле приглашения жить в соответствии с Божьей волей.

 

Полиграфолога должно насторожить наличие общения с людьми, глубоко разбирающимися в религиозных вопросах, наличие духовного наставника.

На данном этапе также нужно быть осторожным и не нарушать право человека на свободу вероисповедания. В самом факте общения с осведомленными в религиозных вопросах людьми криминала нет, но, к сожалению, такой человек является потенциальным кандидатом на вербовку террористическими и экстремистскими организациями.

Третья ступень. Постепенно в общении вербуемому начинали приводить примеры стран (Израиль, Палестина, Чечня, Афганистан и др.), где мусульмане подвергаются гонениям. Для этого демонстрировали аудио-, видеоролики, материалы интернет-сайтов, пропагандирующих терроризм. Рассказывали истории о якобы имеющем место притеснении мусульман в Казахстане, используя устрашающие образы: «наших братьев избивают менты только из-за того, что они читают намаз», «власти не дают нам возможности работать, заставляют сбривать бороды, не принимают наш образ жизни, специально дают нам харам<6>-еду», «наших сестер менты насилуют в камерах» и т.п. вымыслы.

———————————
<6> В Коране четко различаются три понятия. Халяль (дозволенное, или законное) — то, что разрешено, относительно чего нет ограничений и что Законодатель (Аллах) разрешил делать. Харам (запретное) — то, что запрещено Всевышним; вышедший за пределы этого правового поля будет наказан Творцом после смерти. Макрух (нежелательное или отвратительное) — то, что считается негативным проявлением при отсутствии прямого религиозного запрета. Легкомысленное отношение к макруху — путь к хараму.

 

На данном этапе происходит «зомбирование» за счет воздействия на психику всеми возможными способами. Полиграфолог может их конкретизировать и таким образом выявить очередной фактор риска: изучение материалов экстремистской направленности; обсуждение экстремистских взглядов с людьми, глубоко разбирающимися в вопросах религии.

Четвертая ступень. Формулировка призывов помочь братьям-мусульманам. Упор делается на аяты <7>, подобные известному: «Если ты ешь хурму, помоги нуждающемуся даже половинкой этой хурмы». На этой стадии происходит проверка способности вербуемого к подчинению.

———————————
<7> Аят (от араб. «знак», «знамение») — мельчайшая структурная единица Корана, иногда понимаемая как «стих». По различным подсчетам, в Коране от 6204 до 6236 аятов.

 

На первый взгляд, не таящие угрозы призывы к тому, чтобы каждый мусульманин помог своему соседу, на данном этапе вербовки однозначно являются фактором риска: получение настойчивых призывов о помощи собратьям по религии.

Пятая ступень. После того, как человек начинает соглашаться с вышеуказанными доводами и проявляет готовность помогать мусульманам, ему детально разъясняют сущность и цели «фикиль джихада» — священной войны против неверных, участие в которой — «долг каждого мусульманина». В качестве примера приводится аят: «Почему вы просто так сидите, если угнетают и убивают мусульман!», дополняемый уверениями: «Кто отрицает этот аят, они будут наказаны на этом свете и в загробном мире».

Зомбированный человек, достаточно длительное время слушающий проповеди, смотрящий видеоролики, непрерывно подвергающийся другим воздействиям, не вполне может отдавать отчет своим действиям, а порой бывает неадекватен.

Получение человеком предложения участвовать в священной войне против неверных, с точки зрения полиграфолога, является выраженным фактором риска.

Шестая ступень. Когда вербуемый уже готов к «джихаду» против неверных, он призывается к «шахидству», т.е. самопожертвованию ради ислама. Обычно приводят суры Корана, в которых говорится, что в загробной жизни гарантируется пропуск в рай самому «шахиду» и 70 избранным им людям (в некоторых уголовных делах отмечалось, что «после смерти шахидов ждут 70 молодых женщин, которые будут их окружать вниманием»).

Фактор риска: наличие желания или готовности пожертвовать собой ради религии.

Вышеизложенные сведения могут быть использованы в качестве ориентирующей информации при подготовке к психофизиологическому исследованию с применением полиграфа (ПФИ) на этапе составления вопросов тестов. Грамотное проведение ПФИ по уголовным делам о преступлениях террористической направленности способно не только значительно повысить их раскрываемость, но и предотвратить совершение новых.

Полиграфологи, работающие с персоналом в различных организациях, вне связи с расследованием уголовных дел также могут выявлять потенциальных террористов на ранних стадиях их вербовки. Можно выделить ряд факторов риска, позволяющих полиграфологу диагностировать среди кандидатов, поступающих на работу, и действующих сотрудников лиц, вербуемых террористическими организациями. Необходимо наладить взаимодействие полиграфологов с правоохранительными органами с целью обмена информацией о группах, занимающихся террористической и экстремистской деятельностью, а также лицах, подозреваемых в вербовке подобными организациями.

Противодействие террористической угрозе — задача не только государственных и правоохранительных органов, а каждого человека и гражданина.

Список литературы

  1. Ислам о терроре и акциях террористов-смертников / колл. авт.; сост. Э. Чапан. М.: Новый свет, 2005.
  2. Медов М.У. Проблемы предупреждения терроризма // Российский следователь. 2012. N 18. С. 35 — 37.
  3. Морозов Н.А. Международный терроризм в Азиатско-Тихоокеанском регионе // Международное уголовное право и международная юстиция. 2013. N 2. С. 15 — 18.
  4. Оганян Р. Театр террора. М.: Грифон, 2006.
  5. Рыльская О.А. Социально-политические истоки, формы и признаки терроризма. (По материалам международной научно-практической конференции «Международный терроризм: истоки и противодействие») // Российский следователь. 2003. N 10. С. 39 — 42.

Эксперт-криминалист №4 — 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code