ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СРЕДСТВ ВИДЕОКОНФЕРЕНЦ-СВЯЗИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Е.В.Селина

В статье проводится анализ актуальных проблем практического использования возможностей по применению видеоконференц-связи на основе УПК РФ. Исследуется проблема оснований (правовых условий) применения видеоконференц-связи для допроса свидетеля, отсутствующего в силу тяжелой болезни, препятствующей явке в суд. Устного заключения специалиста действующий УПК РФ не предусматривает. В ситуации с решением вопроса об оглашении показаний или обращении к видеоконференц-связи может возникнуть оперативная необходимость ограничиться устным сообщением врача. В то же время, строго говоря, характеристика диагноза на предмет возможности давать показания при помощи видеоконференц-связи не является рафинированной справкой («большой посылкой силлогизма»), а требует умозаключения, то есть заключения специалиста или эксперта. Далее анализируется проблема отсутствия в нормах о видеоконференц-связи ссылок на ст. 11 УПК РФ, посвященную мерам безопасности участников уголовного процесса, рассматривается проблема учета волеизъявления участников уголовного судопроизводства на применение видеоконференц-связи.

Ключевые слова: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 2001 г. (УПК РФ), видеоконференц-связь, суд, свидетель, потерпевший, подсудимый, осужденный, безопасность, гласность, непосредственность судебного разбирательства.

 

Видеоконференц-связь, будучи ярким проявлением насущной инновации в технологию уголовного процесса, дополнила собой арсенал средств отечественного уголовного судопроизводства в 2001 г., когда новый УПК РФ закрепил в ч. 3 ст. 376 обеспечение каждому осужденному возможности обосновать перед судом кассационной инстанции свою позицию по рассматриваемым вопросам путем не только непосредственного участия в судебном заседании, но и как вариант — использования систем видеоконференц-связи или иным способом. Впоследствии в УПК РФ вносились изменения (в частности, исключившие ст. 376 и содержавшую ее главу) и дополнения, внедрившие обширные возможности использования видеоконференц-связи для визуального общения суда и участников судебного разбирательства с теми из этих участников и свидетелей, кто не может находиться в зале суда.

Сегодня использование видеоконференц-связи предусмотрено ч. 6 ст. 35, ч. 4 ст. 240, ч. 6.1 ст. 241, ст. 278.1, ч. 1 ст. 293, ч. 2 ст. 389.12, ч. 8 ст. 389.13, ч. 2 и 2.1 ст. 399, ч. 2 ст. 401.13 УПК РФ. Но даже в части полноты правового регулирования привлечения в уголовный процесс видеоконференц-связи остаются проблемы. Поэтому данная проблема активно привлекает к себе внимание правоведов.

Использование видеоконференц-связи возможно для подсудимого (осужденного), потерпевшего, свидетеля, выбор своего места пребывания при этом распространяется на представляющих их адвокатов, иных представителей. При этом видеоконференц-связь обеспечивает не только получение показаний участников судебного заседания, но и изложение ими своей позиции, заявление ходатайств и жалоб.

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 19.05.2009 N 576-О-П положения ст. 125 УПК РФ обязывают суд обеспечить содержащемуся под стражей заявителю жалобы возможность путем непосредственного участия в заседании суда или путем использования систем видеоконференц-связи ознакомиться со всеми материалами рассматриваемого судом дела и довести до сведения суда свою позицию, если принимаемое судом решение связано с применением к заявителю мер, сопряженных с его уголовным преследованием, ограничением его свободы и личной неприкосновенности; в иных случаях лицу, отбывающему наказание в виде лишения свободы, обеспечивается возможность довести до суда свою позицию путем допуска к участию в деле его адвокатов и других представителей, а также иными предусмотренными законом способами.

Помимо необходимости обеспечения связи на расстоянии между судом и осужденным или подсудимым, находящимся в местах изоляции от общества, значительно удаленных от места расположения суда, в качестве цели применения видеоконференц-связи УПК однажды называет обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства. Согласно введенной Федеральным законом от 21.07.2014 N 251-ФЗ ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ в исключительных случаях в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства суд вправе при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 205, 206, 208, ч. 4 ст. 211, ч. 1 ст. 212, ст. 275, 276, 279 и 281 Уголовного кодекса РФ, по ходатайству любой из сторон принять решение об участии в судебном заседании подсудимого, содержащегося под стражей, путем использования систем видеоконференц-связи.

Однако эта новелла, касающаяся видеоконференц-связи, не снабжена ссылкой на ст. 11 УПК РФ («Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве»), в которой перечислены меры безопасности участников уголовного судопроизводства. Отсутствие аналогичной ссылки в ст. 278.1 УПК РФ, не определяющей целей и условий применения видеоконференц-связи, также ставит под сомнение принадлежность данной нормы к мерам безопасности свидетелей.

По мнению Л.В. Брусницына, «необходимость данной новеллы ее инициатор — Пленум Верховного Суда РФ в пояснительной записке к законопроекту обосновал нахождением свидетелей на большом удалении от суда, в местах лишения свободы и прочими обстоятельствами… Авторы законопроекта и не видели в новелле средство защиты от такого (посткриминального) воздействия: предлагая дополнить УПК ст. 278.1, они не предложили дать на нее ссылку в ч. 3 ст. 11 УПК… Следствие этого — содержание части 2 ст. 278.1 УПК РФ, согласно которой помимо суда, рассматривающего уголовное дело, в организации видеоконференц-связи должен участвовать суд «по месту нахождения свидетеля»… при угрозе посткриминального воздействия для свидетеля, находящегося по месту суда, рассматривающего уголовное дело, применение видеоконференц-связи проблематично…» [1]. Постановка данной проблемы представляется совершенно справедливой.

Думается, на практике при применении ст. 278.1 суд не должен быть связан требованием задействования в процессе еще одного суда (причем находящегося на значительном расстоянии).

Обеспечение допроса свидетелей при обстоятельствах, указанных в п. 2 ч. 2 ст. 281 УПК РФ (тяжелой болезни, препятствующей явке в суд), в качестве цели применения видеоконференц-связи также не очевидно во всевозможных аспектах.

Можно предположить, что свидетель или потерпевший не могут участвовать в судебном заседании, находясь в больнице. Но болезнь, препятствующая явке в суд, является и основанием для оглашения показаний свидетеля. Чем должен руководствоваться суд, выбирая одно из двух:

— оглашение показаний,

— допрос находящегося в больнице свидетеля с применением системы видеоконференц-связи?

Существует ли при этом необходимость в получении заключения эксперта либо специалиста, или достаточно устной справки, сделанной специалистом-врачом? Как известно, сведения консультационно-справочного характера, сообщающие о фактах, общеизвестных определенному (часто узкому) кругу специалистов, могут содержаться, помимо других источников, в экспертных заключениях и сообщениях о невозможности дать заключение. В экспертном заключении общеизвестные специалистам факты играют роль большой посылки силлогизма. Для такого рода разъяснений экспертного заключения может быть приглашено другое сведущее лицо — специалист в данной области знаний — не эксперт (например, эксперт в командировке). Это сведущее лицо выступает здесь в роли специалиста.

Результаты же допросов специалистов-консультантов (дающих справку) являются не свидетельскими показаниями, а сообщениями об обстоятельствах, общеизвестных всем таким специалистам. Свидетельские показания — сведения о фактах, исследуемых в ходе судопроизводства. Показания сведущих свидетелей — показания, включающие в себя выводы, сделанные на основе увиденного (услышанного, воспринятого иным образом), на основе специальных познаний [2].

Допрос сведущего лица (в нашем случае — лечащего врача) может быть произведен в отношении участника уголовного судопроизводства, имеющего процессуальный статус:

— сведущего свидетеля;

— судебного эксперта;

— специалиста, давшего письменное заключение.

Устного заключения специалиста действующий УПК не предусматривает. В ситуации с решением вопроса об оглашении показаний или обращении к видеоконференц-связи может возникнуть оперативная необходимость ограничиться устным сообщением лечащего врача. В то же время, строго говоря, характеристика диагноза на предмет возможности давать показания при помощи видеоконференц-связи не является рафинированной справкой («большой посылкой силлогизма»), а требует умозаключения, то есть заключения специалиста или эксперта. Думается, устного заключения специалиста здесь может быть достаточно в случае, если стороны, а также сам свидетель, его законный представитель и представитель не возражают против устной формы заключения.

К слову, ст. 281 УПК РФ изложена законодателем в логически строгом формате (и поэтому основания применения видеоконференц-связи столь не явственны): в первых трех своих частях она содержит гипотезы «с согласия сторон», «по ходатайству стороны или по собственной инициативе (суд)», «по ходатайству стороны». С точки зрения логики «с согласия сторон» — это наиболее сложный вариант, но он предусмотрен как наиболее общий, имеющий исключения (усложнения) [3]. Кроме того, ч. 2 ст. 281 построена по правилу логической конъюнкции: оглашение показаний, а также воспроизведение видеозаписи или киносъемки следственных действий соединены союзом «и». Буквально можно сделать вывод, что требуется видео, а если его нет, то по логике слов необходима видеоконференц-связь. По смыслу закона выбирается практически приемлемый вариант, обеспечивающий установление истины.

К проблемам использования видеоконференц-связи в уголовном судопроизводстве относится значение волеизъявления на это осужденного. Если осужденный сделал заявление о неэффективности его состоявшегося участия в судебном заседании при помощи видеоконференц-связи, то, по мнению Л.Б. Алексеевой, возможна отмена судебного решения [4]. Такой возможности, как представляется, исключить нельзя. В Верховном Суде РФ формирование системы видеоконференц-связи началось с 2000 г. Система видеоконференц-связи продемонстрировала высокое качество и стабильность работы. По состоянию на конец 2012 г. внедрение систем видеоконференц-связи не только завершилось во всех субъектах РФ и охватило 123 суда общей юрисдикции и 168 учреждений уголовно-исправительной системы, но и сопровождалось ежедневным проведением 817 сеансов видеоконференц-связи [5].

 

Литература

  1. Брусницын Л.В. Международно-правовые стандарты обеспечения безопасности участников уголовного процесса: резервы для развития российского законодательства // Библиотека криминалиста. 2012. N 3. С. 173.
  2. Селина Е.В. Доказывание с использованием специальных познаний по уголовным делам / под ред. А.А. Хмырова. М.: Юрлитинформ, 2003.
  3. Селина Е.В. Установление истины в уголовном процессе России и Германии // Актуальные проблемы уголовного права и процесса в условиях реформирования законодательства. М.: РУДН, 2014. С. 245 — 246.
  4. Алексеева Л.Б. Видеоконференц-связь в суде: технические проблемы решены, остались процессуальные // Российская юстиция. 2000. N 6. С. 12.
  5. Сильнов М.А., Герман А.С. Практика применения видеоконференц-связи в уголовном процессе // Юрист онлайн. URL: http://livelawyer.ru/ugolovnyj-protsess/poryadok-protsedur/item/723-praktika-primeneniya-videokonferentssvyazi-v-ugolovnom-protsesse.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code