СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «КОРЫСТНОГО ПОБУЖДЕНИЯ» И «КОРЫСТНОГО МОТИВА» В УГОЛОВНОМ КОДЕКСЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

И.Г.Тютюнник

В статье предпринята попытка соотношения понятий «корыстного побуждения» и «корыстного мотива» в Уголовном кодексе Российской Федерации.

Ключевые слова: мотив, корысть, корыстные побуждения, корыстный мотив, имущественные отношения.

 

В уголовном законодательстве используются близкие по содержанию термины «мотив» и «побуждения». При этом УК РФ содержит в равной степени и «мотив», и «корыстные побуждения».

Для иллюстрации данного положения обозначим статьи УК РФ, содержащие в своих нормах мотив, — п. «е» ч. 1 ст. 63; п. «л» ч. 2 ст. 105; п. «е» ч. 2 ст. 111; п. «б» ч. 2 ст. 115; п. «б» ч. 2 ст. 116; п. «з» ч. 2 ст. 117; ч. 2 ст. 119; ч. 2 ст. 214 УК РФ; корыстные побуждения — п. «з» ч. 2 ст. 105; п. «з» ч. 2 ст. 126; ст. 153; ст. 154; ст. 155; п. «з» ч. 2 ст. 206, ч. 1 ст. 215.2; ч. 1 ст. 215.3; ч. 2 ст. 228.2; ч. 1 ст. 245 УК РФ. Именно иллюзия отсутствия существенной разницы между данными понятиями, вызванная сходством их побудительной функции, порой принимается за совпадение их содержания. Отсутствие четкого понимания мотивов, их смешение с побуждениями создает трудности в реализации соответствующих правовых норм.

В п. «а» ст. 104.1 УК РФ (конфискация имущества) закреплено положение, согласно которому «конфискации имущества подлежат деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступлений, предусмотренных частью второй статьи 126, статьями 127.1, 127.2 УК РФ», с указанием на корыстную составляющую указанных преступлений: «Если преступление совершено из корыстных побуждений».

Данная позиция законодателя представляется очень спорной по причине того, что в п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ содержится положение о том, что похищение человека совершается из корыстных побуждений; что касается ст. 127.1 (торговля людьми) и 127.2 (использование рабского труда) УК РФ, в диспозиции статьи содержат корыстную составляющую и нет смысла указывать в законе на данный квалификационный признак.

Трактовка корыстных побуждений содержится во многих постановлениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации. Так, в частности, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» <1> под корыстными побуждениями понимается направленность умысла на получение материальной выгоды (денег, имущества или прав на их получение и т.п.) для себя или для других лиц либо избавление от материальных затрат (например, возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств) в результате совершения умышленного нарушения лицом правил, указанных в ч. 1 той же статьи УК РФ.

———————————

<1> О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14 // СПС «КонсультантПлюс»; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. N 8.

 

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве», в п. 11 убийство из корыстных побуждений следует квалифицировать как убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или права на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.) <2>.

———————————

<2> О судебной практике по делам об убийстве: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 янв. 1999 г. N 1 // СПС «КонсультантПлюс»; Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ТК «Велби»; Проспект, 2004. С. 162.

 

Попробуем соотнести понятия «мотив», «корысть», «корыстный мотив» и «корыстные побуждения», используемые законодателем. По мнению ряда авторов, наука уголовного права не вправе использовать психологическое понятие мотива. Так, И.Г. Филановский указывал: «Если в психологии мотив деятельности человека объясняет движущие силы поведения вообще, то в уголовном праве он должен открыть специфические движущие силы преступного поведения. Поэтому механическое перенесение в право того определения, которое дается в психологии, представляется нам неверным, так как психологи открывают истоки побуждений для поведения, отклоняющего от нормы» <3>.

———————————

<3> Филановский И.Г. Субъективная сторона преступления и ее установления. Воронеж, 1974. С. 41.

 

Однако высказывались диаметрально противоположные точки зрения. Так, известный дореволюционной криминалист М.П. Чубинский утверждал, что «при характеристике преступных действий необходимо использовать понятия мотива правомерного поведения в качестве мотива поведения противоправного, не изменяя при этом качественного содержания» <4>. Спустя полстолетия его позицию разделил Б.В. Харазишвили, который настаивал на том, что юридическая наука должна пользоваться психологическим понятием «мотив», а «введение уголовно-правового определения мотива является ненаучным». Он подчеркивал, что «мотив всегда лишь психологическая проблема». В противном случае понятий мотива «может быть столько, сколько отраслей права» <5>.

———————————

<4> Чубинский М.П. Мотив преступной деятельности и его значение в уголовном праве. Ярославль, 1909. С. 23.

<5> Харазишвили Б.В. Вопросы мотива поведения преступника в советском уголовном праве. Тбилиси, 1963. С. 27.

 

По мнению А.П. Музюкина, при решении вопроса о возможности использования определения мотива, данного психологами, в уголовном праве не следует забывать, что мотив это прежде всего категория психологическая и только затем перенесенная в область уголовно-правовых отношений <6>.

———————————

<6> Музюкин А.П. Мотив преступления и его уголовно-правовое значение. Рязань, 2010. С. 16.

 

Следует согласиться с мнением А.Г. Мустафадзе, что между психологическим и уголовно-правовым понятием мотива нет никаких принципиальных различий, поскольку уголовно-правовая доктрина никогда не занималась созданием собственного, отличного от выработанного психологией понятия мотива <7>. «Диалектика взаимоотношений психологического и уголовно-правового понятий мотива, — пишет Б.С. Волков, — очень проста: она выражает соотношение общего и частного, рода и вида» <8>.

———————————

<7> Мустафадзе А.Г. Квалификация убийств по мотиву и цели: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 15.

<8> Волков Б.С. Мотивы преступлений. Казань, 1982. С. 57.

 

Мотивы, с которыми закон связывает квалификацию преступления, — это по своему содержанию всегда разные побуждения, которые в качестве основных мотивов не могут быть соединены в одном преступлении. Человек не может положить в основу своего поведения сразу несколько разных по содержанию и значению мотивов. Намерение совершить преступление обычно связывается с каким-либо одним мотивом, который и является главным, основным мотивом преступной деятельности. Всегда «перевешивает» тот мотив, в пользу которого избран волевой акт и который положен в основу решения. Другие же побуждения хотя и изменяют или усиливают значение общей решимости совершить преступление, но в совершенном деянии играют подчиненную, второстепенную роль. В этой иерархической соподчиненности мотивов и выражается логика любого волевого процесса.

Мотив преступления (мотивация) складывается у лица под влиянием двух групп условий:

1) условия, формирующие интересы, потребности, ценностные ориентации личности, искажения и деформации, которые образуют основу криминогенной мотивации и ее внутреннюю содержательную сторону;

2) условия, непосредственно относящиеся к внешнему процессу совершения преступления, которые создают конкретную криминогенную ситуацию. Взаимодействуя с личностными особенностями, они вызывают намерение и решимость совершить преступление <9>.

———————————

<9> Тютюнник И.Г. Особенности корыстного мотива в преступлениях против свободы личности // Российский следователь. 2014. N 11. С. 22.

 

Перейдем к рассмотрению следующих терминов — «корысть», «корыстный мотив», «корыстные побуждения».

В различных словарях русского языка корысть определяется как выгода, материальная польза. Пусть даже это будет страсть к наживе, как страстно-обличительно определяют корысть юристы. В любом случае это чувство не перестанет быть импульсом, направленным на удовлетворение потребности в счастье.

Отличительной чертой корысти является и то, что она не остается неизменной, а видоизменяется под влиянием различных обстоятельств. Эту особенность корысти нельзя не учитывать при определении уголовно-правового и криминологического значения ее как мотива совершения преступления.

Корысть реализуется посредством захвата и иного завладения не принадлежащим виновному лицу имуществом, а также благодаря незаконному освобождению от имущественных обязанностей.

Корысть вызывается не только стремлением удовлетворить какие-то нужды, материальные потребности, мимолетные побуждения (например, приобретение вещей, денег и т.п.), но и нередко престижными соображениями. Сущность престижных мотивов, в которых может проявляться корысть, наглядно показал К. Маркс. «Как бы ни был мал какой-нибудь дом, но пока окружающие его дома точно так же малы, он удовлетворяет всем предъявленным к жилищу общественным требованиям. Но если рядом с маленьким домом вырастает дворец, то домик съеживается до размеров жалкой хижины. Теперь малые размеры домика свидетельствуют о том, что его обладатель совершенно не требователен или весьма скромен в своих требованиях; и как бы не увеличились размеры домика с прогрессом цивилизации, но если соседский дворец увеличивается в одинаковой или еще большей степени, обитатель сравнительно маленького домика будет чувствовать себя в своих четырех стенах все более неуютно, все более неудовлетворенно, все более приниженно».

Корыстный мотив означает стремление удовлетворить индивидуальную жизненную потребность путем завладения имуществом, имущественными правами, а также посредством освобождения от имущественных обязанностей или сокращения расходов.

Корыстный мотив тесно связан с предметом потребности, которым могут быть: 1) имущество (вещи, обладающие потребительской и товарной стоимостью); 2) имущественные права; 3) освобождение от имущественных обязанностей; 4) природные вещественные (материальные) блага в их естественном состоянии (земля, леса, дикие звери, рыба, полезные ископаемые и др.).

Корысть как мотив совершения преступления в структуре преступности занимает одно из первых мест. Это не только распространенное, но одно из самых сильных побуждений, толкающих людей на совершение преступлений. По силе своего казуального воздействия на личность, по динамической способности вызывать активность он не имеет себе равных.

В основе корысти как мотива совершения преступления может лежать стремление получить материальную выгоду и в иных формах (получение квартиры, занятие более высокооплачиваемой должности и т.д.). Но в каких бы формах корысть не проявлялась, она всегда связана со стремлением к незаконному обогащению, незаконному получению какой-либо материальной выгоды за счет других и т.д.

Поскольку корысть выражает собой стремление к незаконному обогащению, осуществляется за счет чужих интересов, постольку она всегда связана с нарушением имущественных отношений, права собственности других лиц. Однако для признания преступления совершенным из корысти не обязательно, чтобы имущество, за счет которого виновный стремится удовлетворить свои корыстные интересы, принадлежало потерпевшему. Важно, чтобы в основе совершения преступления лежало стремление получить какую-либо материальную выгоду или пользу.

Но не всякие побуждения, возникшие по поводу имущества, и совершенные на их основе преступления являются корыстными побуждениями.

Таким образом, мотив как действие человека совершить определенный поступок представляет собой сложный эмоциональный и волевой процесс, происходящий в психике человека.

Мотивы и побуждения имеют непосредственное отношение к совершаемым преступлениям. Однако в уголовно-правовом отношении первостепенное значение имеют мотивы конкретных волевых преступных актов, контролируемых сознанием индивида, так как вне сознания и воли уголовная ответственность исключена. Именно в этом смысле необходимо рассматривать мотивы, относящиеся к эмоциональной сфере индивида. Для того чтобы эмоции, переживания стали побудителями к конкретному преступлению, они должны быть, во-первых, осознаны и, во-вторых, иметь определенную волевую направленность. Это связано с постановкой цели совершаемых действий, удовлетворяющей испытываемые эмоции субъекта, и с выбором соответствующих средств ее достижения. Как постановка цели, так и выбор средств ее достижения могут оказаться антиобщественными, преступными, но основу совершаемого при этом волевого акта все же составляют осознанные стремления к конкретному действию (бездействию) на их почве. Иными словами, побуждения, эмоции для того, чтобы стать мотивом, должны быть не только осознаны, но и опредмечены в конкретной цели.

Исходя из изложенного законодателю необходимо порекомендовать использовать в УК РФ при обозначении квалифицирующих признаков составов преступления понятия «корыстный мотив», а не «корыстные побуждения», так как уголовный закон наказывает за реальные действия, а не за побуждения.

 

Литература

  1. О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14 // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. N 8.
  3. О судебной практике по делам об убийстве: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1 // СПС «КонсультантПлюс».
  4. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ТК «Велби»; Проспект, 2004. С. 162.
  5. Филановский И.Г. Субъективная сторона преступления и ее установления. Воронеж, 1974. С. 41.
  6. Чубинский М.П. Мотив преступной деятельности и его значение в уголовном праве. Ярославль, 1909. С. 23.
  7. Харазишвили Б.В. Вопросы мотива поведения преступника в советском уголовном праве. Тбилиси, 1963. С. 27.
  8. Музюкин А.П. Мотив преступления и его уголовно-правовое значение. Рязань, 2010. С. 16.
  9. Мустафадзе А.Г. Квалификация убийств по мотиву и цели: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 15.
  10. Волков Б.С. Мотивы преступлений. Казань, 1982. С. 57.
  11. Тютюнник И.Г. Особенности корыстного мотива в преступлениях против свободы личности // Российский следователь. 2014. N 11. С. 22.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code