ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПРОФИЛИРОВАНИЕ — ПОМОЩЬ В СОСТАВЛЕНИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ ПРЕСТУПНИКА И ПОИСКЕ МЕСТ СОКРЫТИЯ ТРУПОВ

Д.А.Кирюхин

При раскрытии и расследовании серийных убийств, особенно совершенных по сексуальному мотиву, большую сложность вызывает определение «зоны обитания» убийцы (его места жительства или работы). На помощь следователям приходит разработанная в начале 1990-х годов прошлого века концепция географического профилирования, позволяющая исходя из анализа ряда мест, связанных с совершением серийных убийств, прогнозировать местонахождение преступника. Авторы статьи отмечают, что географическое профилирование и знание закономерностей формирования криминалистической характеристики отдельных видов преступлений существенно дополняют друг друга, повышая точность прогнозов при раскрытии и расследовании серийных убийств.

Ключевые слова: географическое профилирование, сексуально-серийные маньяки, профайлинг, криминалистическая характеристика преступлений.

 

Долгое время полицейские разных стран мира считали, что каждое убийство имеет свой мотив — месть, ревность, корысть и т.д. Серия преступлений, совершенных Джеком-Потрошителем, выявила новый тип убийств — сексуально-серийный. Серийный убийца не останавливается до тех пор, пока его не поймают. От убийства к убийству он набирается опыта, совершенствует свои методы, усложняет сценарий совершаемого преступления. Его действия обуславливаются более сложным комплексом побуждающих факторов, чем при традиционных видах насильственных преступлений.

Поведение серийных убийц сбивает с толку следствие. Поэтому их намного труднее выявить и задержать. Более половины всех серийных убийц ранее не были судимы, многие никогда не состояли на учетах в психоневрологических и наркологических медицинских учреждениях, в быту и на работе зарекомендовали себя как отличные семьянины и сотрудники. Их поиск по медицинским и полицейским учетам, проверка лиц, ранее судимых, иные традиционные меры розыска изначально не могли обеспечить необходимый результат. Необходимо было найти иной подход к решению проблемы. Его подсказали психологи.

Пионерами в деле обеспечения целенаправленного и эффективного розыска серийных сексуальных маньяков стали американцы. В 80-х годах XX века в Федеральном бюро расследований (ФБР) был создан отдел профайлеров, сотрудников, которые анализировали поведение серийного преступника по следам и обстановке на месте происшествия. На основе полученной информации они создавали его психологический профиль — описывали социальные и психологические особенности разыскиваемого (пол, возраст, семейное положение, наличие криминального прошлого и т.п.).

Психологический профиль преступника стал полностью оправдывать себя при раскрытии преступлений, совершаемых маньяками, но лишь тогда, когда у полиции было несколько подозреваемых либо преступления происходили в районе небольшого радиуса действия преступника.

Прорыв в сфере психологического профилирования произошел в 1995 году в США. Это дело получило название «Изнасилования в районе Сауссайд» или «Насильник из Сауссайда». Осенью 1992 г. в американском городе Сент-Луис, штат Миссури, была совершена серия преступлений на сексуальной почве. Национальный центр анализа преступлений, связанных с насилием, при ФБР составил психологический портрет неизвестного преступника. Несмотря на это, задержать его так и не удалось. В 1993 г. подобные преступления не повторились, и в ФБР решили, что преступник остановился. Но в 1995 г. он снова проявил себя. Поэтому следствие было возобновлено по психологическому портрету 1992 года. Тем не менее уже тогда стало ясно, что для поиска «насильника из Сауссайда» необходим новый научный подход.

В связи с этим в ФБР решили использовать метод так называемого географического профилирования. Его автор и разработчик — бывший полицейский детектив Ким Д. Россмо (Kim D. Rossmo) из Канады, доктор права в области криминологии, основатель отдела географического профилирования Департамента полиции Ванкувера. В настоящее время он заведует кафедрой криминологии Университета штата Техас (США) и одновременно является директором Центра геопространственной разведки и расследований.

Опираясь на теоретические положения в области экологической криминологии, разработанные в 1980-х годах сотрудниками Института криминологии при Университете им. С. Фрейзера в Канаде, Россмо создал географическую модель определения пространственного поведения серийного убийцы. В своих изысканиях он опирался на эмпирические знания, полученные в результате изучения реальной практики расследования серийных сексуальных убийств, и научные представления о принципах пространственного поведения преступника (сведения из области криминологии, географии, судебной психологии, статистического анализа и математического моделирования).

Особенность данной концепции заключается в том, что при традиционном нанесении на карту мест совершения преступлений географическое профилирование позволяет делать совершенно иные выводы. Вместо прогнозирования даты и места совершения следующего преступления, географическое профилирование при помощи сложного математического алгоритма позволяет вычислить наиболее вероятное место жительства неизвестного преступника. Область поисков сужается благодаря двум общим особенностям: большинство нападений случается довольно близко к дому преступника, но за пределами т.н. «буферной зоны», которая помогает нарушителю общественного спокойствия оставаться не замеченным соседями.

На ее основе специалистами научно-исследовательской фирмы по криминологии окружающей среды ECRI (Environmental Criminolology Research Incorporation) была разработана компьютерная программа «Ригель» («Rigel)», позволяющая, исходя из анализа ряда мест, связанных с совершением серийных убийств (места встречи с жертвой, нападения, обнаружения тела), построить карту, указывающую местонахождение преступника.

Подключившись к расследованию, Россмо вместе со следователем и агентом ФБР посетили все 20 мест, где были совершены преступления, приписываемые «насильнику из Сауссайда». Изучив специфику мест совершения преступлений и нанеся их на карту, удалось более четко определить особенности личности и склонности преступника. Был составлен географический профиль — трехмерная область, построенная при помощи компьютера. Она демонстрировала сферу наиболее вероятного района поиска преступника. За этой областью установили наблюдение. Кроме того, следователи применили результаты географического профилирования в качестве основы для оценки анализа ДНК более чем 90 подозреваемых.

Осенью 1998 г. «насильник из Сауссайда» вновь совершил несколько преступлений, причем в разных районах Сент-Луиса, а также в соседнем Иллинойсе. К тому времени анализ ДНК показывал, что на его счету уже 11 изнасилований. Однако ни работа 20 следователей, ни горячие телефонные линии, ни публикация в СМИ приблизительного портрета подозреваемого, ни объявление о вознаграждении за информацию по данному делу не приносили результатов.

Лишь 29 октября 1998 г. следствию удалось нащупать «ниточку» благодаря новому методу поиска — один из детективов обнаружил, что автомобиль, который ранее проходил по делу о попытке ограбления, был несколько раз замечен в зоне, определенной географическим профилированием. Когда владелец машины был найден, следователи взяли у него анализ слюны. Пока проводилось исследование, подозреваемый уволился с работы, купил новую машину, зарегистрировал ее на вымышленное имя и скрылся в неизвестном направлении. Результаты анализа ДНК подтвердили причастность этого человека к упомянутым 11 преступлениям, на основании чего полиция объявила о его федеральном розыске.

Весной 1999 г. он был схвачен в Нью-Мексико и ему предъявили обвинение в совершении 50 преступлений, при этом 17 из них были подтверждены результатами анализов ДНК. Им оказался Рэнди Комэ, ветеран полицейского департамента района Лафайет, который находится на юге Луизианы. На службе, будучи в должности сержанта, он возглавлял сектор по преступлениям подростков. В настоящее время он находится в исправительном центре, отбывая три последовательных и три дополнительных пожизненных заключения.

Таким образом, географическое профилирование в совокупности с психологическим портретом стали решающими факторами, которые помогли распутать это сложное дело, а сам метод был признан эффективным инструментом поиска преступников. В деле «насильника из Сауссайда» этот метод помог сузить район поиска до 2/10 квадратной мили!

Практическое применение метода географического профилирования позволяет упростить обработку информационного потока, с которым сталкиваются правоохранительные органы при расследовании серийных преступлений, а также оптимизировать тактику поиска преступника. Например, сузить круг подозреваемых за счет сопоставления перечня подозреваемых и лиц, находящихся в высокопрофильной зоне; организовать в данной зоне интенсивное патрулирование в часы наиболее вероятного совершения преступления; активизировать на указанной территории системы общественного информирования и т.п.

Изучая методики географического профилирования канадских криминологов и профайлеров ФБР, анализируя попытки российских криминалистов адаптировать их под нужды отечественного следствия, авторы статьи приходят к выводу, что географическое профилирование, разработанное Кимом Д. Россмо, имеет много общего с одним из элементов криминалистической характеристики, а именно с анализом времени и места совершения убийства или изнасилования.

На практике после получения сообщения об обнаружении трупа с признаками насильственной смерти следственно-оперативная группа выезжает на место происшествия. Не всегда место обнаружения трупа или его частей совпадает с местом убийства. Согласно статистике, в последние годы в Санкт-Петербурге до 35% убийств сопровождались перемещением трупа, а еще примерно в 7% случаев не представилось возможным установить — перемещался труп или нет. А ведь с местом преступления связан не только сам факт убийства, но и его следовая картина. Без изучения места преступления невозможно смоделировать его механизм (действия жертвы и преступника).

Выбор места убийства при совершении рассматриваемой категории дел нередко обуславливается не случайными факторами и даже не столько соображениями безопасности, сколько сценарными замыслами, сексуальными запросами. Будучи звеном в структуре сложного психологического комплекса, направленного на сексуальное удовлетворение, место преступления само по себе может способствовать снятию сексуального беспокойства. Отсюда — ответ на вопрос, почему серийные убийцы нередко возвращаются на место совершения преступления.

Время совершения преступления также не является чем-то случайным. Оно несет в себе достаточно много информации о преступнике, особенно если удается выявить закономерности в его (времени) выборе преступником. Значение здесь имеет продолжительность совершения преступления. В отличие от корыстного преступника, который действует в ситуации с жестким дефицитом времени, стремясь как можно быстрее скрыться, сексуальный убийца может часами проводить манипуляции с жертвой, ее трупом, а поэтому длительно находится на месте преступления.

Также наряду с местом преступления существует место начала преступления — «место выслеживания жертвы». Таких мест может быть несколько. Они, в отличие от мест совершения преступлений, более стабильны как по своим характеристикам, так и в географическом положении. Чтобы определить места выслеживания жертв, необходимо знать, где в последний раз видели потерпевших, изучить маршрут их передвижения. Сопоставив маршруты передвижения жертв, можно прогнозировать место, где преступник может предпринять попытку войти в контакт с очередной жертвой. В то же время не исключены ситуации, когда преступник устраивается на соответствующую работу (парикмахерская, ателье, бассейн, баня и пр.), где он может беспрепятственно выбирать очередную жертву, то есть он действует «стационарно».

Что касается времени, то практика показала, что преступник удаляется от исходной точки (станции, остановки и т.п.) приблизительно на одно и то же расстояние во всех случаях нападения. Если попытаться понять, почему преступник совершает преступление на одинаковом расстоянии от исходной точки, то оказывается, что одинаковым является не расстояние, а время. Преступник определяет время, которое он намерен выделить для выхода на место. Обычно это 5 — 15 минут ходьбы или езды.

Еще одной важной составляющей в географическом профилировании является возможность поиска не только места обитания серийного убийцы, но и мест захоронения трупов потерпевших. В половине случаев серийные убийцы тщательно маскируют трупы (сжигают, закапывают, сбрасывают в водоемы и т.д.) для того, чтобы затруднить следствие и уничтожить вещественные доказательства.

Показательным является дело «Камчатского Чикатило», серийного убийцы-педофила, обвиненного в 10 убийствах с изнасилованием (производство по делу в настоящее время продолжается). Автор статьи, будучи активным участником расследования, сначала применил метод психологического профилирования. Был составлен подробный психологический профиль преступника, который существенно облегчил его поиск и задержание. Как и было указано в профиле предполагаемого преступника, задержанный имел криминальное прошлое, был женат, воспитывал приемную дочь и сына. Работал недалеко от места похищения одной из жертв и мест захоронения двух других жертв. Владел автомобилем, что существенно облегчало выслеживание жертвы, нападения на нее и последующее сокрытие тела.

Из 10 жертв непосредственно сразу после убийства были обнаружены пять. Остальные числились без вести пропавшими. После ареста преступник стал активно сотрудничать со следствием, но при этом всячески пытался запутать следствие относительно мест захоронения трупов. Он много раз менял свои показания, приводил следователей не в то место, где реально прятал тела жертв.

При детальном изучении образа жизни серийного убийцы выяснилось, что преступник был склонен к различного рода магическим обрядам и шаманизму, довольно распространенному в регионе его проживания. Был проведен психолого-графологический анализ рисунков, изъятых у него в камере. В целях обнаружения мест захоронения трупов провели корректировку психологического профиля преступника, автором статьи был применен метод географического профилирования, составлена карта предполагаемых мест захоронения тел погибших.

После проведения поисковых мероприятий с привлечением спецтехники и добровольцев, были найдены тела всех девушек, числящихся в базах данных в качестве без вести пропавших. Причина, по которой убийца сознательно скрывал места захоронения трупов, была в издевательствах над потерпевшими и последующем расчленении тел для проведения магических обрядов.

На этом примере хорошо видно, что психология индивидуального поведения личности, на основе которой строится психологический профиль преступника, универсальна. Она не зависит от расы преступника, страны проживания, времени совершения преступлений в прошлом или будущем. Однако иные элементы криминалистической характеристики совершаемого преступления подвержены значительным качественным и количественным изменениям. Они зависят от целого ряда факторов территориального свойства, свойства времени. На психологию преступника оказывают влияние культурные, религиозные, национальные и иные особенности региона и его жителей. К сожалению, эти факторы до сих пор не входят в сферу изучения криминалистики, хотя ученые давно обратили на них внимание.

Между тем географическое профилирование и использование закономерностей криминалистической характеристики могут не только дополнять друг друга, но и позволяют значительно расширить сферы их применения, повысить точность прогноза при раскрытии и расследовании серийных убийств, а также поиска трупов лиц, без вести пропавших. Автор статьи имел возможность на практике убедиться, что это новое дополнительное качество наиболее полезно при расследовании серийных преступлений, совершаемых сексуальными маньяками.

 

Список литературы

  1. Александренко Е.В. Ошибки при назначении и проведении судебных экспертиз при расследовании серийных сексуальных убийств // Эксперт-криминалист. 2010. N 4. С. 36 — 39.
  2. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996.
  3. Богомолова С.Н., Образцов В.А. Криминалистическая психология. М., 2000.
  4. Демидов Н.Н. Перспективы развития и использования методики психологического портрета // Материалы научной сессии (Волгоград, 20 — 27 апреля 2003 г.). Волгоград, 2003. Вып. 1. С. 106 — 107.
  5. Дуглас Д., Олшейкер М. Охотники за умами: ФБР против серийных убийств. М., 1998.
  6. Ермолович В.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений. Мн., 2001.
  7. Зинин А.М. Проблемы криминалистического установления личности // Вестник криминалистики. 2003. Вып. 4 (8). С. 29 — 33.
  8. Китаев Н.Н., Андреева Т.А. Первые в России судебно-психологические экспертизы по делам серийных убийц с сексуальной мотивацией // Эксперт-криминалист. 2009. N 2. С. 6 — 9.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code