АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА, СВЯЗАННОЙ С НАРУШЕНИЕМ СРОКОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА

Ж.Б.Иванова

Своевременность защиты прав и интересов участвующих в исполнительном производстве лиц является одним из важных факторов, определяющих эффективность принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц. Проблема соблюдения сроков — одна из самых важных и актуальных в юриспруденции.

В статье обосновывается необходимость установления дополнительных правовых гарантий, своевременности исполнения принятых решений, наступления ответственности за нарушение сроков исполнения, а также необходимость создания эффективного механизма обеспечения с учетом опыта правоприменительной и правотворческой деятельности Европейского суда по правам человека.

Ключевые слова: исполнение решений суда, Европейский суд по правам человека, судебная практика, нарушение сроков.

 

Одним из принципов исполнительного производства является принцип своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения. Целью принципа является необходимость обеспечения стабильности и определенности правоотношений, возникающих в рамках исполнительного производства. Данный принцип предполагает избежание волокиты со стороны судебного пристава-исполнителя, соблюдение установленных сроков совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения [1].

Наличие федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013 — 2020 годы» [2], в которой обращается внимание на тот факт, что эффективное функционирование судебной системы, приведение сторон в состояние, определенное судебным актом, невозможны без обеспечения их исполнения, свидетельствует об актуальности выбранной нами темы для написания работы. Ведь обеспечение исполнения судебных актов напрямую связано, а можно сказать, регламентируется и регулируется различными сроками, направленными на своевременное и надлежащее обеспечение исполнения судебных решений.

Многие авторы [3] в своих научных работах отмечают, что отсутствие доверия населения к судебной системе связано с длительностью и неэффективностью рассмотрения дел. В качестве главных причин выступают несвоевременность исполнения решений органов государственной власти и затягивание исполнительного производства во времени.

Программа развития судебной системы предполагает комплексное решение проблем обеспечения доступности, открытости и прозрачности правосудия, повышения доверия общества к правосудию и эффективности рассмотрения дел, обеспечения независимости судей и повышения уровня исполнения судебных актов, а также проблемы создания условий для осуществления правосудия.

Считаем правильным и целесообразным принятое решение о создании информационной системы судов и Федеральной службы судебных приставов. На наш взгляд, необходимость в электронных базах продиктована современностью, во-первых, существованием потребности в систематизации большого объема информации, во-вторых, надо признать, что для быстроты получения необходимой информации весьма значима и ее доступность, и своевременность получения интересуемых сведений.

Как известно, выполнение постановлений Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), касающихся России, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры индивидуального характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также, что немаловажно и трудно, принять меры общего характера с тем, чтобы предупредить повторение подобных нарушений (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003 N 5) [4].

Предупреждение в дальнейшем выявленных нарушений общего характера отнюдь не легко. Одно дело — принять меры индивидуального характера в конкретном случае, другое — устранить нарушение, применить меры общего характера, выработав необходимую программу, эффективный механизм по предупреждению повторных ситуаций в целом.

Ни для кого не секрет, что выработка общих мер по предотвращению повторных правонарушений требуется по однотипным жалобам граждан. Таких как неисполнение решений российских судов по искам против государственных органов, несвоевременное исполнение судебных решений, необоснованно длительная задержка в исполнении вступившего в силу решения. К сожалению, таких дел, нарушающих статьи Конвенции и дающих тем самым основания для обращения в ЕСПЧ против России, множество.

Не так давно вступил в силу Федеральный закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» [5]. Подготовка законопроекта была обусловлена необходимостью выполнения требований ЕСПЧ о создании эффективного средства правовой защиты в связи с выявленными системными нарушениями, выражающимися в несоблюдении разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов.

Интересно, что в своем заключении по законопроекту Правительство Российской Федерации, указав, что законопроект подготовлен с учетом Постановления ЕСПЧ от 15.01.2009 по жалобе «Бурдов против России (N 2)», обязывающего Россию создать эффективное, в полной мере отвечающее международным стандартам средство правовой защиты от нарушений, связанных с длительным неисполнением судебных актов, предложило в ч. 2 ст. 2 законопроекта исключить указание на практику Европейского суда по правам человека, имея в виду неопределенность данного понятия [6]. Такое предложение не было учтено, указание на практику Европейского суда, на наш взгляд, справедливо сохранено в тексте Закона. Учет практики данного суда значим, так как на протяжении многих лет по жалобам, касающимся справедливости судебного разбирательства, затрагивался вопрос о разумности сроков судопроизводства и исполнительного производства, в связи с чем ЕСПЧ были даны рекомендации общего характера относительно разумности срока.

Так, например, в Постановлении по делу «Бабурин против Российской Федерации» отмечено, что разумность срока судебного разбирательства должна рассматриваться в свете обстоятельств дела и с учетом критериев, установленных прецедентной практикой ЕСПЧ, в частности сложность дела, поведение заявителя и соответствующих органов власти, а также важность рассматриваемого в рамках дела вопроса для заявителя [7].

С принятием Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» в Гражданский процессуальный кодекс РФ и в Арбитражный процессуальный кодекс РФ включены новые статьи, устанавливающие обстоятельства, которые должны учитываться при определении разумного срока судопроизводства, можно заметить, что они схожи с критериями, которые были предложены ЕСПЧ.

В частности, при определении разумного срока судопроизводства в судах общей юрисдикции должны учитываться такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников гражданского процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу. При этом обстоятельства, связанные с организацией работы суда, в том числе с заменой судьи, а также рассмотрение дела различными инстанциями не могут приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумного срока судопроизводства по делу [8].

По смыслу ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод исполнение судебного решения — это составная часть судебного разбирательства. В этом отношении интересно дело «Гиззатова против Российской Федерации».

17 февраля 1998 г. Бирский районный суд Республики Башкортостан удовлетворил исковые требования заявительницы к муниципальному унитарному предприятию о возмещении вреда, причиненного здоровью увечьем. После вступления решения в законную силу было возбуждено исполнительное производство, которое длилось около пяти лет. Только после того как власти Российской Федерации были уведомлены о жалобе в Страсбург, долг был окончательно выплачен. В своем Постановлении от 13 января 2005 г. ЕСПЧ напомнил известное дело «Бурдов против России» и признал, что заявительница перенесла душевные страдания ввиду неисполнения властями судебного решения, вынесенного в ее пользу.

Принимая во внимание размер и сущность присужденных в настоящем деле сумм, а именно компенсацию вреда, причиненного здоровью трудовым увечьем, которая была основным источником доходов заявительницы, и период бездействия властей, суд взыскал в пользу Гиззатовой 1600 евро в качестве компенсации морального вреда [9]. В данном случае имели место нарушения права на судебное разбирательство в разумный срок, также права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов.

С несоблюдением процессуальных сроков исполнительного производства взаимосвязаны и зачастую обусловлены нарушения других принципов судопроизводства. Так, в деле «Глушакова против России» ЕСПЧ указал, что, не исполняя в течение нескольких лет вступившее в законную силу решение, вынесенное в пользу заявительницы, власти Российской Федерации нарушили сущность ее права на доступ к суду и воспрепятствовали ей в получении денежных средств, которые она разумно ожидала получить [10]. Данный пример указывает на несоблюдение принципа доступности судопроизводства в связи с неисполнением судебных решений.

Рассмотрев практику ЕСПЧ по несоблюдению процессуальных сроков исполнительного производства, мы можем отметить следующую особенность: все постановления Европейского суда содержат отсылочные положения к ранее принятым данным судом решениям, к их отдельным положениям, что наводит на мысль о том, что, скорее всего, существует акт, который прямо указывает о необходимости таких указаний и на причину их, скорее всего, обязательного наличия.

Проблема систематического обращения граждан с однотипными жалобами, в том числе на неисполнение судебных решений, несоблюдение сроков исполнительного производства, явилась основанием для принятия Комитетом министров Совета Европы Резолюции о решениях, раскрывающих системную проблему, лежащую в основе нарушения [11].

В данной Резолюции обращается внимание на заинтересованность в оказании помощи соответствующему государству выявить проблемы, лежащие в основе нарушения, и необходимые меры исполнения, а также, учитывая, что, если бы системная проблема была обозначена в решении суда, это бы облегчило процесс исполнения постановлений. Комитет министров предложил ЕСПЧ насколько возможно указывать в своих постановлениях признание нарушения Конвенции, какая системная проблема лежит в основе нарушения и источник этой проблемы, особенно когда она возникает в многочисленных жалобах, чтобы помочь государствам найти приемлемое решение и Комитету министров контролировать исполнение решений.

На основании изложенного можно утверждать, что ЕСПЧ загружен жалобами по схожим повторяющимся нарушениям прав, свобод и интересов граждан, что, в свою очередь, указывает на проблемы национального права, связанные с неэффективностью норм по защите нарушенных и обжалуемых в ЕСПЧ прав, и на необходимость усовершенствования положений, закрепляющих в первую очередь сроки обеспечения исполнения принятых по делу решений.

В заключение отметим, что установление разумных и целесообразных сроков для исполнения судебных актов способствует эффективному их обеспечению, исполнению необходимых действий, своевременности, оперативности и последовательности в принятии и реализации того или иного решения.

Заметим, что значимость не только установления, но и соблюдения процессуальных сроков исполнительного производства влияет на правовую культуру общества и на практику правоприменения отдельных норм и положений законодательства об исполнительном производстве.

 

Литература

  1. Голубева А.Р., Салькова Н.В., Селионов И.В. Комментарий к Федеральному закону от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (постатейный) / под ред. Ю.А. Дмитриева. М.: Деловой двор, 2008. С. 293.
  2. О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2013 — 2020 годы»: Постановление Правительства Российской Федерации от 27.12.2012 N 1406 // СЗ РФ. 2013. N 1. Ст. 13.
  3. Стрелкова И.И. Модель упрощенного судебного разбирательства в рамках исполнительного производства // Исполнительное право. 2015. N 1. С. 23 — 27; Ярков В.В. Развитие российской судебной системы в ближайшей и отдаленной перспективе (краткие тезисы) // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 8. С. 58 — 64 и др.
  4. О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 // Бюллетень Верховного Суда. 2003. N 12.
  5. О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок: Федеральный закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ // Российская газета. 2010. 4 мая.
  6. О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или исполнение судебного акта в разумный срок: заключение Правительства РФ на проект Федерального закона от 18.02.2010 N 626п-П4.
  7. Дело «Бабурин (Baburin) против Российской Федерации» (жалоба N 55520/00). По делу обжалуется длительность судебного разбирательства по гражданскому делу заявителя. Имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: Постановление ЕСПЧ от 24.03.2005 // URL: http://www.echr.ru/documents/russia.htm.
  8. Новое в российском законодательстве. Обзор с 4 по 7 мая 2010 года // URL: http://base.consultant.ru.
  9. Дело «Гиззатова (Gizzatova) против Российской Федерации» (жалоба N 5124/03). По делу обжалуется длительное неисполнение судебных решений, вынесенных в пользу заявителя, о возмещении вреда, причиненного здоровью: Постановление ЕСПЧ от 13.01.2005 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2005. N 7.
  10. Дело «Глушакова (Glushakova) против Российской Федерации (N 2)» (жалоба N 23287/05). Заявительница жаловалась на неисполнение вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного в ее пользу. По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2007. N 10.
  11. Резолюция Res (2004) 3 Комитета министров о решениях, обнаруживающих основополагающую системную проблему (принята 12.05.2004).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code