УГОЛОВНОЕ НАКАЗАНИЕ В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ

А.П.Исиченко, А.М.Фумм

На основе анализа норм Уголовного кодекса РФ и мнений, высказанных в литературе, авторы приходят к выводу, что восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания в условиях современной России не достигается даже в части возмещения ущерба потерпевшим от преступлений.

Ключевые слова: социальная справедливость, уголовное наказание, цели уголовного наказания, восстановление социальной справедливости, уголовное право, предупреждение преступлений, возмещение ущерба от преступлений, компенсационные фонды, ассоциации помощи жертвам преступлений.

 

Российский законодатель, отказавшись от определения уголовного наказания как возмездия, кары, присутствовавшего в УК РСФСР, заменил его эвфемизмом «восстановление социальной справедливости», которое провозглашено целью уголовного наказания. Наряду с этим в уголовном законе закреплен принцип справедливости (ст. 6 УК РФ).

В современном русском литературном языке справедливость понимается как беспристрастие, следование правде, истине в отношении к кому-, чему-либо <1>. Социологи, исходя из философского представления о том, что справедливость является категорией морально-правового и социально-политического сознания, связанной с исторически меняющимися представлениями о неотъемлемых правах человека, трактуют ее как «понятие о должном, содержащее в себе требование соответствия между практической ролью различных индивидов (социальных слоев, групп) в жизни общества и их социальным положением, между их правами и обязанностями, трудом и вознаграждением, заслугами и их общественным признанием, преступлением и наказанием» (здесь и далее выделено нами. — Авт.) <2>.

———————————

<1> Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М., 2006. С. 1002.

<2> Социологический энциклопедический словарь. М., 2000. С. 338; Философский словарь. М., 1986. С. 454.

 

Социальная справедливость рассматривается как исторически обусловленный социальный идеал, выражающий социальную защищенность личности, социальное равенство ее прав и возможностей в пользовании социальными благами, как реализацию принципа равенства всех перед законом, равной оплаты за равный труд, равенство возможностей при получении общего и профессионального образования, отсутствие национальных ограничений и ограничений по признаку пола, участие в управлении обществом, свободу жизнедеятельности личности <3>.

———————————

<3> Еникеев М.И. Энциклопедия. Общая и социальная психология. М., 2002. С. 435.

 

Раскрывая принцип справедливости, законодатель указывает: «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного» (ч. 1 ст. 6 УК РФ). В этом контексте усматривается общеупотребительное значение рассматриваемого понятия, поскольку справедливый — это беспристрастно следующий правде, истине в своих поступках и мнениях. А одно из значений слова «правда» по смыслу совпадает со справедливостью как жизненным идеалом, как построенным на ней порядком вещей <4>.

———————————

<4> Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М., 2006. С. 1002, 763.

 

Таким образом, не вдаваясь в подробности, можно констатировать, что справедливость при назначении уголовного наказания означает не что иное, как объективную оценку судом содеянного лицом, преступившим уголовно-правовой запрет, и определение ему соответствующей меры государственного воздействия. При этом принцип справедливости наказания, как верно заметил С.И. Курганов, не характеризует социально-превентивную функцию наказания, а определяет требования к конкретно назначаемому наказанию, которое должно быть не слишком строгим и не слишком мягким <5>, в противном случае оно будет несправедливым.

———————————

<5> Курганов С.И. Наказание: уголовно-правовой, уголовно-исполнительный и криминологический аспекты. М., 2008. С. 10 — 11.

 

Иначе обстоит дело с восстановлением справедливости как цели исполнения уголовного наказания. По своей сути, какими бы «одеждами» оно ни прикрывалось, наказание вообще и уголовное в особенности остается карой, возмездием за совершенный поступок. Как точно подметил А.С. Михлин, «удовлетворение социальной справедливости наказанием возможно лишь путем воздаяния виновному, ибо восстановить последствия преступления уголовное право не может: убитого нельзя вернуть к жизни, к восстановлению здоровья раненого уголовное право тоже не имеет отношения. Даже возмещение ущерба осуществляется, как правило, не уголовно-правовыми мерами: штраф взыскивается в доход государства, а потерпевший (в цитируемом тексте досадная описка или опечатка: «виновный». — Авт.) получает возмещение, предъявляя гражданский иск в уголовном процессе (т.е. на основе норм гражданского права)» <6>. Исключением является лишь освобождение от уголовной ответственности в случаях примирения с потерпевшим, которое возможно, если лицо впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести и загладило причиненный потерпевшему вред (ст. 76 УК РФ).

———————————

<6> Михлин А.С. Наказание // Словарь по уголовному праву / Отв. ред. А.В. Наумов. М., 1997. С. 221 — 222.

 

Будучи сущностью наказания, кара, однако, не является его целью. Принцип гуманизма, в частности, означает, что наказание не может иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства (ч. 2 ст. 7 УК РФ). Вместе с тем наказание предполагает нравственные страдания лица, совершившего преступление. И только потому, что наказание объективно обладает свойством причинять такие страдания, перед ним, как верно отмечают исследователи, может ставиться цель предупреждения преступлений, хотя заключенная в наказании кара определяет лишь возможность достижения этой цели.

В свете вышеизложенного трудно согласиться с теми авторами, которые полагают, что восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания означает возмещение ущерба применительно как к отдельному потерпевшему, так и обществу в целом <7>. Как убедительно доказано А.С. Михлиным, восстановление справедливости, во-первых, не сводится к возмещению ущерба, во-вторых, даже цель его возмещения далеко не всегда достижима в принципе. Тем не менее теоретические дискуссии по этому поводу продолжаются. Одни авторы полагают, что наказание способно восстановить попранную справедливость, поскольку оно обладает восстановительными или компенсационными свойствами, т.е. открывает возможность соответственно восстановить нарушенное право или компенсировать причиненный ущерб <8>. Другие, напротив, считают, что уголовное наказание не обладает восстановительной функцией, которая, как уже отмечено, присуща гражданско-правовым отношениям. Компенсировать же физический и моральный вред наказанием невозможно. Максимум, на что способно уголовное наказание, — это удовлетворение чувства социальной справедливости, сходного с чувством мести <9>.

———————————

<7> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 125.

<8> Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996. С. 364; Российское уголовное право: Курс лекций / Под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 1999. Т. 2. С. 42.

<9> Цветинович А.Л. Новый Уголовный кодекс РФ: достижения и просчеты // Преступность и закон. М., 1996. С. 8; Гилинский Я.И. Криминология: Курс лекций. СПб., 2002. С. 315.

 

К сожалению, изложив эти мнения, С.И. Курганов не выражает своей позиции, ограничиваясь ссылкой на Уголовно-исполнительный кодекс РФ, в котором указание на восстановление социальной справедливости как цель наказания отсутствует. Если быть точным, то в УИК РФ вообще нет нормы о целях наказания, а исправление осужденных и предупреждение совершения преступлений как осужденными, так и иными лицами отнесены к целям уголовно-исполнительного законодательства (ч. 1 ст. 1). И это представляется обоснованным: определение целей наказания — сфера уголовно-правового регулирования. Что касается приведенных целей уголовно-исполнительного законодательства, то они скорее являются целями исполнения наказания и в этом отношении, по сути, совпадают с такими же его уголовно-правовыми целями.

Что же осталось, как говорится, в сухом остатке? Нарушение закона, рассуждает С.И. Курганов, есть одновременно отрицание идеи социальной справедливости. Поэтому, назначая наказание виновному лицу, суд от имени государства принимает меры к ее восстановлению. Реализуя свое право наказать преступника и тем самым восстановить нарушенную им социальную справедливость, государство одновременно поддерживает авторитет уголовного закона и воспитывает уважение к нему. Проблема, однако, состоит в том, что, по признанию самого автора, для цели восстановления социальной справедливости в теории пока не разработаны механизмы ее воздействия и показатели эффективности <10>. Таким образом, восстановление социальной справедливости сводится к наказанию преступника, т.е. его каре, и воспитанию уважения к уголовному закону, т.е. к общей превенции преступлений. Объективности ради следует отметить, что С.И. Курганов разделяет критикуемую нами позицию, согласно которой восстановление социальной справедливости отождествляется с возмещением ущерба потерпевшим и обществу в целом.

———————————

<10> Курганов С.И. Наказание: уголовно-правовой, уголовно-исполнительный и криминологический аспекты. М., 2008. С. 10, 15.

 

Разработчики теоретической модели Общей части Уголовного кодекса при определении целей наказания, исходя из многофункциональности уголовного права, различия между функциями, специфичными только для уголовного права (охранительная, социально-превентивная) и функциями, присущими уголовному праву как разновидности социальных норм (оценочная, ценностно-ориентационная), обоснованно полагали, что в уголовном законе должны быть закреплены только те цели и задачи, которые вытекают из специфических функций уголовного права <11>. Возможно, именно поэтому авторским коллективом академического Института государства и права восстановление социальной справедливости в число целей уголовного наказания включено не было. Зато наряду с предупреждением новых преступлений к целям наказания разработчики указанной модели отнесли воспрепятствование осужденному продолжать преступную деятельность. Разъясняя свою позицию, авторы отметили, что, хотя эта цель частично перекрывается целью специального предупреждения преступлений, ее выделение в самостоятельную цель обусловлено необходимостью применения наказания к особо опасным рецидивистам (в современной терминологии — лица, совершившие преступления при особо опасном рецидиве. — Авт.) и тем преступникам, которые своим поведением не дают оснований считать их исправившимися, а также к лицам, которые не нуждаются в исправлении, например совершившим неосторожные преступления. Это, по мысли разработчиков, обусловлено и тем, что некоторые виды наказаний (лишение свободы, арест, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью) своим содержанием направлены именно на лишение преступника фактической возможности совершать преступления <12>. Для современных условий противостояния с беспрецедентно разросшейся преступностью в России рассматриваемая гипотетическая цель наказания представляется не менее актуальной и вместе с тем реально достижимой при условии, что правоохранительные органы готовы к серьезной и длительной борьбе прежде всего с организованным и профессиональным криминалитетом <13>.

———————————

<11> Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, С.Г. Келина. М., 1987. С. 139.

<12> Там же. С. 141 — 142.

<13> Гладких В.И. Парадоксы современного законотворчества: критические заметки на полях Уголовного кодекса // Российский следователь. 2012. N 11. С. 25.

 

При этом цель восстановления социальной справедливости с повестки дня, конечно, не снимается, но должна быть поставлена в практическую плоскость: если она недостижима в целом, то следует направить усилия на то, чтобы обеспечить ее достижение хотя бы в части возмещения ущерба потерпевшим от преступлений. В этой связи нелишне напомнить, что, согласно Конституции РФ (ст. 52), права потерпевших от преступлений охраняются законом, а государство обеспечивает им не только доступ к правосудию, но и компенсацию причиненного ущерба. Это тем более актуально, что «возмещение ущерба, причиненного преступлением, еще не стало стержнем правосудия, основополагающим принципом уголовной политики» <14>.

———————————

<14> Квашис В.Е., Вавилова Л.В. Зарубежное законодательство и практика защиты жертв преступлений. М., 1996. С. 112; Майорова Е.И. Некоторые проблемы современного уголовного законодательства // Российский следователь. 2014. N 1. С. 29.

 

В ряде зарубежных стран системы оказания государственной помощи потерпевшим от преступлений действуют уже десятилетия. Так, федеральное правительство и правительства большинства штатов США в ответ на неадекватность частного страхования от последствий преступности, по данным американских криминологов, в 1960-е гг. начали возрождать древнюю практику государственной помощи жертвам преступлений. При этом сторонники компенсационных фондов, финансируемых и управляемых государством, выдвигают убедительные доводы в пользу существования государственного страхования: необходимость надлежащего финансирования программ социального обеспечения; установление практики оказания благотворительной помощи лицам, безвинно пострадавшим в результате непредвиденных обстоятельств; выполнение социальных обязательств государства по поддержанию правопорядка; стимулирование готовности населения сообщать о совершенных преступлениях, оказывать помощь при проведении их расследования, подавать иски и свидетельствовать в пользу обвинения <15>.

———————————

<15> Криминология / Под ред. Дж. Ф. Шелли; пер. с англ. СПб., 2003. С. 237.

 

В Японии в 1973 г. было организовано Общество за введение института компенсации потерпевшим, а в 1980 г. принят Закон о денежных выплатах жертвам преступлений <16>. Для выплаты материальных компенсаций потерпевшим создан Фонд пособий жертвам преступлений <17>.

———————————

<16> Уэда К. Преступность и криминология в современной Японии / Пер. с яп.; под общ. ред. и со вступ. ст. Н.Ф. Кузнецовой и В.Н. Еремина. М., 1989. С. 68 — 69.

<17> Клейменов И.М. Сравнительная криминология: Монография. М., 2012. С. 286.

 

В Англии в 1981 г. была образована Национальная ассоциация помощи жертвам преступлений, которая финансируется как государством, так и благотворителями. Ассоциация и ее многочисленные отделения работают в тесном контакте с полицией, оказывая материальную, правовую, моральную и иную помощь пострадавшим от преступлений.

В ФРГ с 1972 г. действует ассоциация помощи жертвам преступлений «Белое кольцо», созданная для оказания им финансовой и юридической помощи. Отделения ассоциации функционируют также в Австрии, Швейцарии и Венгрии.

Во всех странах, где действуют подобные институты и приняты соответствующие законы, население стало более доверчиво относиться к полиции и другим правоохранительным органам, растет число обращений за помощью <18>.

———————————

<18> Хохряков Г.Ф. Криминология: Учебник / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М., 1999. С. 504.

 

В 1984 г. Совет Европы принял Европейскую конвенцию «О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений», которая вступила в силу с 1 февраля 1998 г. В ней прямо указано, что государственная компенсация ущерба выплачивается потерпевшему независимо от уголовного преследования или осуждения преступника.

У нас в стране также была создана Российская ассоциация поддержки жертв преступлений и образован Фонд для возмещения ущерба от преступлений. Однако они оказались нежизненно способными, поскольку ни у государства, ни у российских олигархов, приватизировавших общенародную собственность, не нашлось средств для финансирования Фонда. Поэтому трудно оспорить мнение первого и последнего президента названной Ассоциации о том, что предпринятые российскими властями меры по поддержке жертв преступлений были «обусловлены лишь политической конъюнктурой и стремлением как можно скорее предстать перед цивилизованным миром в облике правового государства» <19>.

———————————

<19> Квашис В.Е. Проблема защиты жертв преступлений // Латентная преступность: познание, политика, стратегия: Сб. материалов международного семинара. М., 1993. С. 315.

 

Таким образом, приходится с сожалением констатировать, что восстановление социальной справедливости как провозглашенная российским законодателем цель уголовного наказания на практике сводится в лучшем случае (ведь, как известно, раскрываются далеко не все преступления) к возмездию, каре за нарушение уголовного запрета.

 

Литература

  1. Гилинский Я.И. Криминология: Курс лекций. СПб., 2002.
  2. Гладких В.И. Парадоксы современного законотворчества: критические заметки на полях Уголовного кодекса // Российский следователь. 2012. N 11. С. 23 — 26.
  3. Еникеев М.И. Энциклопедия. Общая и социальная психология. М., 2002.
  4. Квашис В.Е. Проблема защиты жертв преступлений // Латентная преступность: познание, политика, стратегия: Сб. материалов международного семинара. М., 1993.
  5. Квашис В.Е., Вавилова Л.В. Зарубежное законодательство и практика защиты жертв преступлений. М., 1996.
  6. Клейменов И.М. Сравнительная криминология: Монография. М., 2012.
  7. Криминология / Под ред. Дж. Ф. Шелли; пер. с англ. СПб., 2003.
  8. Курганов С.И. Наказание: уголовно-правовой, уголовно-исполнительный и криминологический аспекты. М., 2008.
  9. Майорова Е.И. Некоторые проблемы современного уголовного законодательства // Российский следователь. 2014. N 1. С. 27 — 31.
  10. Михлин А.С. Наказание // Словарь по уголовному праву / Отв. ред. А.В. Наумов. М., 1997.
  11. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996.
  12. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, С.Г. Келина. М., 1987.
  13. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М., 2006.
  14. Уэда К. Преступность и криминология в современной Японии / Под общ. ред. и со вступ. ст. Н.Ф. Кузнецовой и В.Н. Еремина. М., 1989.
  15. Хохряков Г.Ф. Криминология: Учебник / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М., 1999.
  16. Цветинович А.Л. Новый Уголовный кодекс РФ: достижения и просчеты // Преступность и закон. М., 1996.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code